.
  

© Арлин Одергон

5. Тактики террора: преследование лидеров

««« К началу

Еще одна тактика террора — преследование лидера с целью обезглавить социальное или политическое движение. Этот метод террора неоднократно использовался по всему миру. Лидеров арестовывают, убивают, похищают и пытают.

История да и современность знают много подобных примеров. Новейшую информацию по этому вопросу можно получить в таких организациях, как Всемирная организация против пыток, «Международная амнистия» и «Human Rights Watch».

В качестве цели выбирают именно лидера, так как это позволяет одним ударом поразить движение или организацию в самое сердце. Правозащитники, которые обращают внимание общественности на нарушения прав человека в своих странах и в мире, часто сами становятся объектом террора.

Изучение динамики лидерства является ключевым моментом для понимания и предотвращения кровопролитных конфликтов и оказывает огромное воздействие на наше личностное и психологическое развитие и развитие человечества в целом. Нужно, чтобы люди больше знали о том, что преследование лидеров — это метод террора и запугивания общества. Нам необходимо разобраться и в вопросах природы лидерства, осознать, что нами руководит. Наши представления о лидерстве, так часто определяемые через понятия власти, силы и господства, являются важным социальным, политическим и духовным фактором.

Планомерное давление начинается с преследования лидеров

Выбрать лидера в качестве мишени — значит дезориентировать и запугать общественность, на которую он имеет влияние. Кроме того, такая тактика служит демонизации вожака и его движения. Убийство лидера может сопровождаться развитием мифа о добре и зле, в котором убийцу объявляют защитником общества от негодяев. Причем это может быть конкретная личность — лидер-негодяй, или группа лидеров, или широкий общественный слой (например, интеллигенция), или граждане, принадлежащие к какой-то религиозной, социальной или политической группе, — но всех их объединяет то, что они рассматриваются как угроза развитию доминирующего или зарождающегося режима. Необходимо уметь распознавать эту тактику, иначе нам будет непросто отличать заявления о том, что террорист должен быть пойман и уничтожен ради защиты граждан, от преследования самих граждан, потенциально угрожающих режиму и, возможно, живущих по соседству.

Планомерное ужесточение режима часто начинается с преследования лидеров, возглавивших сопротивление режиму или выступивших против него. В качестве лидера может выступать оппозиция, интеллигенция или духовные вожди. Нередко их убийство становится началом крупномасштабного геноцида — его легче всего начать именно с лидеров. Если правительство готово убивать альтернативных лидеров или рядовых участников социальных волнений, то оно способно ликвидировать и целую группу людей или даже все население.

Преследование лидеров — пути к геноциду

Первый этап этнической чистки — преследование тех, кто может возглавить мятеж или замедлить процесс.

Босния

В Боснии во время систематических этнических чисток в городах мусульман убивали или отправляли в концлагеря на пытки и голодную смерть. В Прийедоре «сербы первым делом взялись за депортацию элиты... политических лидеров, судей, полицейских, академиков и других представителей интеллигенции, чиновников, артистов» (1).

Геноцид армян

В 1915 году более 2 тысяч городов и деревень лишились армянского населения. Были убиты более 2 миллионов армян, проживавших в Оттоманской империи. Сначала избавлялись от молодых мужчин и общественных деятелей, затем — от женщин, стариков и детей. Одних убивали сразу, другие погибали от болезней и голода в концлагерях. К 1923 году, когда Турция обрела свой нынешний вид, об армянском населении говорить уже не приходилось (2).

Курды

Турецкое правительство приняло долгосрочную программу насильственной ассимиляции курдского населения — программу, запрещающую всякую оппозицию, включая культурные организации, политические партии и СМИ. Она предписывала насильственно подавлять любые протесты курдов. Сотни тысяч курдов были убиты турецкими властями. Государство сажало в тюрьму курдских членов турецкого парламента, правозащитников и ученых, пытавшихся отстоять права курдского населения. По политическим мотивам правительство избавилось от многих журналистов и представителей интеллигенции (3).

Колонизация и преследование лидеров

Во время колонизации тоже использовалась тактика преследования лидеров. Чтобы захватить людей, установить над ними господство и ассимилировать их, сначала надо было изменить их прежний образ жизни, избавиться от их богов и старейшин. Все это называлось миссионерской деятельностью. В Австралии миссионеры выбирали своей мишенью аборигенов-целителей. Дискредитируя их, они разрушали иерархию и систему ценностей общины (4). Целителей почитали как обладателей знания, живущих в двух мирах: мире людей и мире духов, а поселенцы XIX века называли их шарлатанами. Эти «шарлатаны» мешали поселенцам устанавливать свое господство. Именно целителей пытались дискредитировать в первую очередь, чтобы подчинить себе племя. Их высмеивали: ведь если удавалось показать, что они не способны оказать эффективную помощь, то их власть над племенем могла быть ослаблена.

Казни и мученики: Ирландия и пасхальное восстание

В течение долгого времени, когда англичане пытались покорить Ирландию, а ирландцы сопротивлялись, британцы все время предпринимали попытки заставить лидеров ирландской оппозиции замолчать.

Пасхальное восстание 1916 года — важный момент в истории Ирландии и в нашем исследовании тактики уничтожения лидеров. Ирландское республиканское братство и Ирландская гражданская армия впервые объединились под названием Ирландская республиканская армия (IRA). В последний момент запланированное восстание против британского господства чуть не отменили. Организаторы сочли, что попытка опрокинуть власть англичан обречена на провал. Тем не менее восстание началось, но через несколько дней повстанцы вынуждены были сдаться. Был проведен ряд судов над 16 лидерами повстанцев, причем каждый длился всего несколько минут, и в итоге 14 человек были казнены. Первого из них казнили уже через несколько дней после восстания.

Лидеров преследуют для того, чтобы подавить политическое или социальное восстание. Но иногда эффект бывает противоположным: убитые становятся героями и мучениками. Именно это и произошло в Ирландии. Народ поддержал восстание. Изображения мучеников висели на стенах кухонь. Британцы недооценили меру страдания и силу духа ирландцев. К 1918 году партия Шинн Фейн завоевала в британском парламенте 73 ирландских места из 105. Встревоженная Британия направила в Ирландию армию, чтобы усилить контроль над территорией, и на этот раз все закончилось войной. Военные действия велись до 1921 года, когда был подписан договор, по которому Ирландия была разделена на две части: 26 графств из 32 образовали нынешнюю Ирландскую Республику, а шесть остались под британским господством (Северная Ирландия). Пасхальное восстание и его мученики привели к свержению британского господства в Ирландии и продолжению борьбы Северной Ирландии за независимость.

«Особые акты» для поддержания порядка: аресты

Особые акты и указы, выбиваясь за рамки правовых норм, «узаконивают» арест. Мы уже наблюдали, как процессы такого рода начинаются с создания или использования нестабильной ситуации, демонизации и дегуманизации индивида или группы и выработки отношения к насилию как к норме. Лидеров, угрожающих существующему порядку, арестовывают и зачастую пытают.

«Особые акты» легитимируют применение государственных тактик террора — государство получает возможность преследовать лидеров и подавлять мирные выступления и вооруженные восстания, часто создавая и укрепляя веру людей в то, что подавленное движение опасно для общества.

Вскоре после войны в Ирландии и разделения страны 7 апреля 1922 года, в силу вступил Акт о гражданских властях или, как его еще называли, Акт о чрезвычайных полномочиях. Это постановление давало местным властям и полиции право прибегать к использованию любых мер, которые они сочтут оправданными для поддержания порядка в Северной Ирландии, а также в любое время вносить необходимые изменения в законодательство, не согласуя их с парламентом. Можно было наступать на гражданские свободы, без предупреждения арестовывать и сечь плетью, бросать в тюрьму без суда. Такая политика, изначально представленная как временная, проводилась государством в течение 50 лет (5, 6).

Несмотря на то что католики составляли две трети населения, их лишили возможности влиять на социальные и политические события, процветала дискриминация в области жилищных вопросов, здравоохранения и трудоустройства. В 1968 году отчасти под влиянием идей Мартина Лютера Кинга подняло голову движение в защиту гражданских прав. Начался тяжелый период ирландской истории. Ассоциация гражданских прав Северной Ирландии в 1969 году организовала марш, во время которого произошли стычки с полицией. В 1971 году правительство провозгласило политику интернирования: теперь людей могли арестовывать и содержать в тюрьме без предъявления обвинений. На 30 января 1972 года была запланирована широкомасштабная акция протеста против этих действий властей. Марш поддержали все организации, защищавшие права человека, и националистические организации. В нем приняли участие около 20 тысяч человек.

Позже этот день назвали «Кровавым воскресеньем». Солдаты сначала стреляли резиновыми пулями, потом перешли на боевые патроны, в результате 14 человек погибли и 24 были ранены. Британскую армию оправдали, постановив, что военные действовали в целях самообороны. Вместе с тем многие участники утверждали, что митингующие никак не провоцировали такие действия полиции, об этом же свидетельствовали и журналисты (7). Впоследствии многие требовали проведения дополнительного расследования происшедших событий, и даже сейчас, 30 лет спустя, не прекращаются споры по поводу того, что же там действительно произошло.

Акт о гражданских властях отменили в 1972 году, а в 1973 году вступил в действие Акт о чрезвычайных ситуациях. Это постановление было не менее репрессивным, оно не предусматривало презумпции невиновности и позволяло проводить судебное разбирательство в отсутствие присяжных (8).

Акт о чрезвычайных ситуациях давал Королевской ольстерской полиции (RUC) право арестовывать, задерживать и допрашивать подозреваемых в центрах допроса, выбивая из них информацию с помощью пыток (9). Жертв жутких пыток было множество. В 1977 году в Белфаст прибыли представители организации «Международная амнистия» и провели расследование, итогом которого стал отчет об использовании пыток, опубликованный в 1978 году. Позже с заявлениями выступил врач Королевской ольстерской полиции, потрясенный увечьями, которые он видел (10).

Создание специальных законов и временная отмена гражданских свобод — это государственная тактика террора. Как мы видим, всегда находятся люди, которые оправдывают, поддерживают применение суровых мер или даже требуют их применения, которых не волнует утрата гражданских свобод. Обеспокоенные собственной безопасностью, эти люди не задумываются над тем, что гражданские свободы напрямую связаны с правами человека, что беспорядки происходят как раз по причине проведения правительством несправедливой политики или вообще создаются и используются самими властями с целью узаконить наступление на демократию.

Затяжной конфликт в Северной Ирландии был обусловлен применением тактик террора со стороны британского государства и армии, Королевской ольстерской полиции и лоялистов, а также тактиками террора ИРА.

Встреча в тюрьме

Еще одна тактика террора — запрет на встречи и собрания оппозиционных лидеров. Такие собрания прослушивают, на них засылают агентов. В Южной Африке лидеров Африканского национального конгресса (ANC) регулярно арестовывали и пытали, чтобы подавить возглавляемое ими движение против расистского и фашистского режима апартеида. Нельсон Мандела описывает в своих мемуарах забавный парадокс: когда движение только зарождалось, всех лидеров АНК одновременно арестовали и посадили в одну тюрьму. Там и прошла их первая не запрещенная правительством встреча (11).

Убить «лидера» — разрушить старую идеологию

Если хочешь установить новый режим или ввести новую идеологию, сначала избавься от старых. Это — одна из главных целей преследования политических, идейных или духовных лидеров, которые символически или реально поддерживают старый режим или могут оказать сопротивление. Старые власти блокируют прогресс и должны быть уничтожены. Чтобы новая идея укоренилась, оппозицию нужно стереть с лица земли. Это убеждение часто служило предпосылкой для широкомасштабного террора и казней.

Разрушить старую идеологию: «культурная революция» в Китае

«Культурная революция» 1967—1977 годов в Китае была организована для того, чтобы простые люди, в основном молодежь, помогли стране избавиться от старых идей, традиций, образа мышления и культуры. Учителей преследовали, руководствуясь лозунгом: «Чем больше знаешь, тем больше отдаляешься от революции». Нонконформистов помещали в психиатрические больницы. Списки тех, кого нужно преследовать, были расклеены на стенах домов. В седьмой главе я описывала, как демонизировали «контрреволюционеров». Отряды хунвейбинов, состоявшие в основном из молодых людей, подвергали психологическим и физическим нападкам пожилых людей и представителей «интеллигенции», и, как правило, такие нападения кончались их гибелью. Были убиты десятки тысяч человек.

В 1967 году Сэм Марси, марксист и основатель Всемирной рабочей партии (Workers World Party), критиковал Социалистическую рабочую партию и Коммунистическую партию США за их неприятие тактик китайской «культурной революции» (12). Он писал:

«Культурная революция» началась в августе прошлого года по решению Центрального комитета Коммунистической партии... Помимо всего прочего, это решение предлагало искоренить «старые идеи, культуру, традиции и обычаи класса эксплуататоров» и «преобразовать литературу, культуру, искусство и другие составляющие надстройки, не соответствующие экономическому базису социализма...»

Как может истинный коммунист оспаривать это? Неужели та максима, что старый порядок с его старыми идеями, старой культурой и привычками класса эксплуататоров подлежит уничтожению, а новые революционные социалистические обычаи и традиции должны быть введены для создания нового режима, — неужели это еще не устоялось в сознании всех коммунистов?... Что действительно новое во всем этом, так это непоколебимая решимость Коммунистической партии Китая осуществить данную идею на практике. Вот это действительно ново! Августовское постановление провозгласило необходимость: «бороться с теми людьми во власти», которые активно выступают против «культурной революции».

И далее:

И все же, несмотря на вышесказанное, у многих преданных и искренних друзей Китайской Народной Республики по-прежнему остаются серьезные сомнения по поводу форм и методов ведущейся борьбы. С возрастающей тревогой они следят за действиями отрядов красных хунвейбинов, по их мнению, незаконными и выходящими за рамки полномочий правительства.

Затем, представляя эту тактику как норму, он добавляет:

Тем не менее нужно помнить, что «культурная революция» — это именно революция, а значит, она подчиняется революционным законам. Революция, совершенная без каких-либо ограничений существующего политического и социального порядка, является скорее исключением из правил! Здесь, в США, такие вроде бы противоположные издания, как «Боец», выражающий взгляды Социалистической рабочей партии (SWP), и «Рабочий», трибуна Коммунистической партии, объединяются в воинственных нападках на «культурную революцию»... И получается, что в классовой борьбе они по другую сторону баррикад.

Что до нас, то сколько бы ни было обнаружено недостатков и какими бы глубокими и серьезными ни были противоречия относительно проблем, возникших в результате этой всеохватывающей борьбы, мы верим, что ни один прогрессист или социалист, не говоря уже об истинных коммунистах, не откажется оказать поддержку «культурной революции» и ее лидерам.

Эти комментарии Марси интересны тем, что демонстрируют серьезную обеспокоенность лидеров социалистической и коммунистической партий США, выступающих против методов «культурной революции», и в то же время наглядно показывают логику, следуя которой легко узаконить и представить нормой эти методы. Автор считает, что запугивание и насилие необходимы для трансформации общества. Также он использует в своих целях понятие «преданность», предположив, что его коллеги — на самом деле враги и находятся по другую сторону баррикад в классовой борьбе. Чтобы быть «настоящим», «истинным» прогрессистом, социалистом или коммунистом, необходимо безоговорочно поддерживать движение и лидера.

После смерти Мао в 1976 году арестовали членов так называемой Банды четырех, которую Мао поддерживал, а возглавляла его жена. Внезапно их обвинили во всех грехах страны. Суд над этими четырьмя, транслировавшийся по телевидению на всю страну с целью унизить их, превратился в публичную порку, призванную перевернуть эту страницу китайской истории (13). Виновных приговорили к смертной казни, правда, затем ее заменили пожизненным заключением.

В докладе об этом периоде истории на сайте ChinaWN.com написано: «Свалить всю вину на Банду четырех было политически мудрым решением. Это была жертва, которую необходимо было принести, чтобы общество отпустило свое прошлое» (14). Мне кажется интересным, что, с одной стороны, использовались принципы ответственности, что-то вроде процедуры люстрации, или привлечение кого-то к ответу для того, чтобы общество отошло от своих прошлых ошибок, а с другой — вновь повторились та же жуткая теория и практика: нужно избавиться от «старых властей», чтобы забыть о прошлом.

Преследование лидеров: Сталин и Советский Союз; Идеология и злоупотребление властью

В 1930-х годах Сталин начал проводить чистку партии, чтобы избавиться от оппозиционеров и контрреволюционеров в ее рядах. Во время сталинских репрессий миллионы людей были убиты или сосланы в ГУЛАГ. Вся Россия жила в страхе. Точное количество жертв сталинского Великого террора неизвестно, называют числа от 700 тысяч до 2 миллионов, 20 миллионов и даже 40 миллионов в зависимости от того, учитываются ли только политические казни или же и массовая гибель людей в деревнях, а также считается ли эта массовая гибель убийством или просто результатом голода. По словам Роберты Маннинг, возглавлявшей комиссию по изучению советских архивов, принято считать, что сталинский террор распространялся в основном на политических оппонентов режима в городах, но на самом деле половина убийств была совершена в сельской местности. «Иногда у местных властей была и другая цель — например, избавиться от людей, которых в противном случае пришлось бы кормить» (40).

Историк марксизма Роговин, описывая трагедию и ужас 1937 года, говорит, что целью террора было уничтожение серьезной оппозиции сталинскому режиму, а главными его объектами были Лев Троцкий и его сторонники. Но несмотря на годы репрессий, влияние Троцкого оставалось сильным, а значит, сохранялась и возможность революционного переворота (41). Исследователь пишет, что недоверие Сталина ко многим членам партии в то время было обоснованным: он понимал, что существует реальная оппозиция, и если бы у этих людей появился шанс, они сумели бы лишить его власти.

Роговин пишет, что сталинский террор изначально имел целью уничтожить тех лидеров коммунистической партии, которые могли бы уйти в оппозицию Сталину и начать строить коммунизм по-другому. Сотни тысяч людей арестовывали в собственных домах, отправляли в тюрьмы и пытали, затем на показательных судебных процессах заставляли признаваться в преступлениях против Коммунистической партии, после чего либо уничтожали, либо отправляли в концлагеря.

Некоторые социалисты считают, что один из самых глобальных обманов этого столетия заключался в отождествлении сталинизма и социализма. Согласно этой точке зрения, западные историки использовали совершенные сталинским режимом преступления для того, чтобы дискредитировать социализм. Сталина изображали как логическое проявление коммунизма, а не как диктатора, применявшего тактики террора против коммунистических лидеров и мыслителей, которые хотели построить другой коммунизм.

Есть историки, которые резко осуждают существующую, по их мнению, левацкую манеру скрывать и преуменьшать значение событий, происходивших в странах с коммунистическим режимом на протяжении последнего столетия, только ради того, чтобы поддержать философию коммунизма.

В «Черной книге коммунизма» перечисляются преступления коммунистических режимов прошлого столетия. Некоторые утверждают, что эта книга хоронит «миф о добрых отцах-основателях» (42-45). Как пишет Макши, «очень многие до сих пор фанатично верят в сказку о том, что марксизм-ленинизм — невинная, по сути, идеология, а сталинизм — ее искажение, а не естественное развитие... Эти приверженцы левых идей до сих пор верят в (псевдо) науку о человеческой истории и отказываются видеть, какой адской смесью был коктейль марксизма-ленинизма».

Хотя моя работа не предполагает обзор советского наследия, вопрос о том, была ли порочна сама идеология по своей природе или же вина лежит на диктаторах, злоупотреблявших властью во имя идеологии, является фундаментальным. Он может в более глобальном, общем плане помочь нам понять, почему происходит насилие в мире и нашем сообществе и какое участие в этом насилии принимаем мы сами.

К началу

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов