.
  

© Анатолий Шиян
© ТИАРА — технологии информационно-аналитической работы

Терроризм в России, как фактор влияния
на избирательную кампанию

10 июля 2003 г.

Лето... Время отпусков и массовых увеселительных мероприятий, время, когда души неизбалованных теплом россиян открыты новым впечатлениям, когда набирается эмоциональный разбег на целый год... Для кого-то это так...

Но для террористов лето — это особый сезон: пресса ощущает острую нехватку новостей, бдительность населения снижена, массовые скопления людей, органы обеспечения безопасности и охраны правопорядка работают с перегрузкой, а значит, обязательно допускают ошибки. Поэтому для террористов в России лето — это время совершения наиболее эффектных и резонансных терактов, время нанесения общественному сознанию максимального ущерба. Иными словами, лето для террористов — это время сколачивания политического капитала, замешенного на эмоции страха.

И вот, в России вновь гремят взрывы... Уколы точечные, страх и недовольство — глобальные...

Страх и ненависть. Этот политический капитал абсолютно конвертируем, он может быть использован самими террористами, а может быть «переуступлен», «продан» кому угодно, любой политической группировке, рвущейся к власти или пытающейся изменить ситуацию в свою пользу. Политический капитал общественного страха позволяет через эмоциональную аргументацию внедрять в общественное сознание любую, даже слабоаргументированную, позицию. Этот капитал может быть легко активирован — достань из архива нужные кадры, сопроводи нужным текстом — и вот уже готова почва для рассуждений любого толка.

На эту тему можно много говорить... Однако в настоящей статье будет рассмотрен только один важный аспект уже много лет длящейся террористической войны в России. Мы рассмотрим террор с точки зрения его влияния на внутреннюю политическую обстановку в России. А именно: рассмотрим ближайшие события — выборы в Думу, а также кратко остановимся на событиях дальнейших — на том, какое влияние террор окажет на формирование общественного сознания России.

= 1 =

На момент избрания Президентом России В. Путин являлся воплощением общественного стереотипа «разведчик» (в биографических данных основной упор делался именно на слово «разведка» — не конкретно КГБ/СВР, а «разведка вообще»). Такой образ не мог не вызвать доверия у большинства россиян, воспитанных на фильме «Семнадцать мгновений весны» и многих других кино-, теле- и литературных произведений подобного рода. На тот момент В. Путин стал выразителем коллективно-бессознательных желаний большинства избирателей. Ряд факторов целенаправленного формирования Российского коллективного бессознательного описан в статье [1], и поэтому здесь описываться не будет. В настоящей статье мы остановимся только на том, КАК террористические акты формируют предпочтения избирателей. Отметим, что такие социально-политические технологии никогда не используются в явном виде, в отличие от механизмов официальной пропаганды — они всегда ориентированы на управление коллективным бессознательным, на формирование подсознательных паттернов поведения.

= 2 =

Итак, В. Путин получил кредит доверия россиян в обмен на обязательства, из которых главным было в «наведении порядка в России». Доверие было столь высоко, что с 1999 года ему — и, соответственно, «партии власти» — практически не было альтернативы. Даже его неадекватное проблеме поведение во время гибели подлодки «Курск» не повредило его позициям: подводная лодка — это режимный объект, епархия военных, а военная система замкнутая и чужда эмоциям. Таким образом, этот инцидент не связывался с комплексом социальных ожиданий по отношению к вновь избранному Президенту РФ.

Но уже Московский теракт в сентябре 2002 внезапно перевел В. Путина из «несомненных лидеров» в «рядовые» избирательной кампании. Теракт обладал всеми признаками «телегеничности», и был явно ориентирован как PR-акция (об этом написано в статье [2]). В сознании россиян по чьему-то сценарию должно закрепиться «осознание» того факта, что теракт сентября 2002 года в Москве...

Произошел. Следовательно, спецслужбы «плохо сработали». Но ведь В. Путин — именно представитель спецслужб! Это то единственное, что он должен знать и уметь! Экономический блок он курировать не может, но этот-то — сам Бог велел… А поди ж ты — не справился… Опять Чечня. Война-то идет по-прежнему — уже 3-й год… Напоминание серьезное, — для всех, а не только для матерей и ближайших родственников погибших и пострадавших. Значит, В. Путин не справился с прекращением войны. Не сумел? Пообещал и обманул? — это уже темы для размышлений всех россиян.

Теракт произошел в Москве. В Москве? В «самом защищенном» городе России?! А как же другие города?! В сентябре-октябре люди реально боялись во всех крупных городах России! Это серьезно подрывало авторитет В. Путина, а заодно — и всей «партии власти», которая держится только на авторитете В. Путина.

Чрезвычайно долго длились колебания с захватом здания. Власти простилось бы, если бы погибли даже все — но при условии, что штурм произошел бы в течении 2-3-х часов после захвата театра! Но ждать три дня — а потом потерять столько заложников?! Это однозначно рассматривается как признак некомпетентности.

Деятельность СМИ при освещении теракта — это отдельная тема! Во время теракта СМИ делали что хотели и как хотели! Власть показала, что она СМИ не контролирует. Слаба, значит…

= 3 =

Итак, итогом прошлогоднего теракта явилось то, что в общественном сознании личность В. Путина и «партия власти» УТРАТИЛИ свои исключительность и безальтернативность, после чего стали рассматриваться россиянами в ряду других личностей и партий. Впервые после 1999 года перед россиянами снова возникла ПРОБЛЕМА ВЫБОРА.

= 4 =

И вот серия июльских терактов 2003 года. Опять в Москве, опять «чеченский след». Опять напряженная обстановка в крупных городах. И опять там, где охрана должна быть готовой к подобному. Как оказалось — не была готовой. Рассматривать этот теракт необходимо только в рамках будущей избирательной кампании в России.

Этими терактами В. Путин и его «партия власти» опускаются уже в середину списка возможных «претендентов на корону», — как не обеспечившая безопасности россиянам. То, что команда Путина ощутимого экономического роста не обеспечила, это россияне привычно простят: никто от команды В. Путина «экономических чудес» всерьез не ожидал: ВПК начал восстанавливаться — уже хорошо. Но вот безопасность — уж это В. Путин должен был обеспечить, равно, как и войну в Чечне прекратить — войну, длящуюся по сей день.

= 5 =

Кто же в сложившейся ситуации приобретет политическую выгоду? Прежде всего — правые: россияне готовы искать снова «сильную руку», так как В. Путин «не оправдал ожиданий».

Далее — левые: при них такого не было!

Однако ни у правых, ни у левых на сегодня нет ярких, воспринимаемых всерьез личностей, а политика на постсоветском пространстве все еще остается персонифицированной. Несмотря на попытки отдельных политиков-популистов обрести «харизму», их шансы выбиться в разряд реальных, признанных обществом лидеров можно считать ничтожными. Политическая палитра России приелась избирателю, все лидеры политических партий и объединений слишком предсказуемы, а программы невнятны — не помогает даже эпатирующее поведение на манер Шандыбина и Жириновского.

Возросла также роль военных отставников: люди хотят безопасности, и всегда легко отдают свои голоса специалистам. Например, в этой обстановке резко возрастают шансы отставников еще «советского периода»: они не запятнаны чеченскими поражениями, а Афганская война проиграна Советским руководством, а совсем не военными (таково мнение сегодня народа). Таким образом, сегодня открываются новые возможности для этой категории политиков, например, для В. Громова (генерал-полковник, афганец, хорошо сработал при выводе войск из Афганистана, губернатор Московский области — а там терактов не было). Был бы жив генерал В. Лебедь — обязательно вспомнили бы и о нем.

Могут активизироваться также и региональные лидеры — прежде всего Президенты автономий.

= 6 =

Таким образом, можно утверждать, что в итоге ряда политических акций, реализованных с применением террора, Россия, как это ни печально, подготовлена к смене власти, а значит, и очередному изменению экономического и политического курса.

В своем современном состоянии при сохранении стиля политико-административной активности «Партия власти» и В. Путин едва ли смогут удержаться в авангарде политической борьбы.

В сложившихся условиях общество вновь обрело политическую всеядность: оно поддержит усиление правых, оно также готово поддержать (умеренно) левых. Единственные, кто скорее всего не сможет найти отзыва на свои лозунги в сердцах россиян — это демократы: призывы к демократии при активизации террористов выглядят чрезмерно экзотичными!

Сегодня перед разными политическими силами в России открываются самые широкие перспективы. Если применять старые, привычные избирательные технологии — в выигрыше окажутся правые и частично левые.

Характерно, что СМИ по различным причинам остаются инструментом дестабилизации и дезориентации общества — их деятельность по сути раздувает социальную и экономическую напряженность в России. Подробно об этом — см. в [2]. Теракт в сентябре 2002 ничему не научил ни российские СМИ, ни российских чиновников. Чего стоит, например, поэтическая фразеология министра внутренних дел В. Грызлова о «поясах ваххабитов», «ваххабитских камикадзе», и т.п.! Поэтизация террора приводит к а) притоку новых кадров и б) усилению боязни населения... СМИ подхватывают версии о «черных женах» чеченских полевых командиров, постоянно указывают на неспособность силовых органов покончить с терроризмом, их некомпетентность, устраивают дискуссии и непрофессиональные опросы общественного мнения по поводу чеченской проблемы. Особенно опасным приемом является приглашение для обсуждения серьезных общественных проблем так называемых харизматических личностей (деятелей искусств и т.п.). Не менее разрушительно воздействуют на общественное сознание и любимые общенародные ток-шоу, дающие готовые трактовки «как понимать жизнь», «как жить» и «как решать проблемы» — этим грешат практически все телевизионные каналы.

Однако, если в ходе подготовки к выборам будут использованы новые избирательные технологии, (например, из числа рассмотренных в источниках [3,4]), возможности участия существующих политических партий в управлении государством будут уравнены. Тогда это будет честная борьба в форме соревнования жизнеспособных идей и политических платформ, в которой избиратель не бессознательная и бессловесная тварь, а имеющий право действительно свободного и осознанного «арбитра».

= 7 =

Насчет перспектив отдаленных, стратегического для России порядка. Сегодня в Росси реально сложилась ситуация, когда даже сравнительно слабая и стесненная в ресурсах политическая сила вполне способна завоевать сильные позиции в Думе и даже привести своего лидера к Президентскому креслу. Россия сегодня чрезвычайно чувствительна к новым технологиям управления обществом [4], причем эти технологии могут быть использованы как во зло, так и во благо России.

Использование же старых подходов к управлению приведет к возникновению в Российской Федерации предпосылок для глубокого политического кризиса, обусловленного ростом конфликтности политического ядра общества, представленного Государственной Думой и Советом Федерации. Естественным следствием этого станет ослабление России, потеря дееспособности органов власти и государственного управления вследствие усиления оппозиционных группировок на фоне ослабления позиций центристского блока в Думе и Совете Федерации. Одним из возможных последствий этого может стать ситуация, сложившаяся в ходе выборов 1992 и 96 гг., когда Россия получила чрезмерно политизированное, недееспособное политическое ядро общества, раздираемое конфликтами и концептуальными противоречиями. Результатом деятельности такого парламента обычно становится нарастание сепаратистских устремлений на региональном уровне.

Россия, как всегда, имеет шанс. Использует ли его? Прежние возможности использованы не были…

= 8 =

Впрочем и новейшие социальные технологии могут быть востребованы только при условии, что реально управляющие политическими страстями «серые кардиналы» из числа так называемых советников, аналитиков и консультантов политических лидеров наконец прозреют и поймут, что устранить целевые, идеологические и прочие противоречия в системе не только реально, но и крайне необходимо. В противном случае, все и всяческие технологии в принципе утратят свою действенность, что закончится полным развалом политической системы государства.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Шиян А.А. Использование сформированного художественной литературой образа «идеального политика» в избирательных кампаниях // Политический маркетинг. — 2000. — №9. — С.60-64.
  2. Статьи: Конотопов П.Ю., Шиян А.А. Терроризм и современная концепция СМИ; Западная цивилизационная традиция, современная модель СМИ и направления ее совершенствования в интересах повышения устойчивости общества к деструктивным информационным акциям.
  3. Шиян А.А. Формирование иерархических социальных структур как способ проведения избирательных кампаний. Теория и результаты апробации. Анализ одной избирательной кампании по одномандатному избирательному округу на выборах в государственную Думу России в 1999 году // Политический маркетинг (Москва, Россия). — 2000. — №3. — с.9-43.
  4. 4. иян А.А. Оптимальное управление в иерархических социально-экономических системах (теоретические основы социальных технологий).— Винница (Украина): ВИРЕУ, 2002. — 214с.

© Шиян А.А.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов