.
  

© Георгий Почепцов

Эмоции создают новые физическое, информационное и виртуальное пространства

Информационное и виртуальные пространства по сути воспитывают подчиненного человека. По этой причине для государств столь опасны тексты о героях, которые идут наперекор судьбе и правилам. Они хороши во время войны, но не столь приятны во время мира.

пандемия коронавируса

Дж. Даймонд осуждающе смотрит в сторону неолитической революции, которую все хвалят, поскольку она создала типаж именно послушного человека, который пришел в результате развития сложных иерархических структур, на которых покоятся современные общества. Здесь непослушание строго карается.

Даймонд говорит, что все не так просто. Есть и множество отрицательных факторов этого перехода. Рост болезней, дискриминация полов. Даже средний рост людей уменьшился при переходе к аграрной цивилизации. Худший тип растительного питания привел к уменьшению продолжительности жизни: он уменьшился от 26 лет до 19. Количество свободного времени, по его мнению, осталось тем же. Кто выиграл от этого нового типы жизни? Только элита.

Его конечное мнение таково: «Археологи, изучающие развитие фермерства, реконструировали критический этап, на котором мы сделали самую ужасную ошибку в человеческой истории. Делая выбор между ограничением населения или увеличение производства еды, мы избрали последнее, завершившееся голодом, войнами и тиранией» [1].

Однако человечество не победило, голод все равно сопровождает его. И это при том, что сельхозкультуры занимают 40-50% обитаемых земель, потребляет 70% воды, давая 10-12% выбросов за счет парниковых газов [2]. Треть произведенных продуктов пропадает. Голод на сегодня стал политической проблемой.

Послушание, возникшее десять тысяч лет назад, годилось для того общества, принеся ему стабильность, в которой оно нуждалось. Но ситуация становится совсем другой, когда возникает потребность в инновациях, как это происходит сегодня. Взгляд в прошлое перестал быть интересным, его сменил взгляд в будущее.

Как развивать мозги человечества в новом направлении? Какой инструментарий при этом можно использовать? В этом плане оказывается интересной фантастика, которая «разрешает» хотя бы временно получать новую модель мира. Но даже эта временная виртуальность трансформирует мозги по-настоящему. Люди других религий, культур, языков также несут другой взгляд на мир. Именно по этой причине экономику всегда интересуют иммигранты. Тем более, они несут с собой заряд активности, который может уже быть утерянным у местного населения.

Китай сознательно усиливает эту сторону фантастической литературы, собираясь таким образом помочь инновационной экономике. И это начинается с детского возраста, они говорят о детях так: «Их воображение будущего может повлиять на их реальность» [3].

Известный фантаст Н. Гейман передает мнение Китая, приведшее в результате к созданию мощного потока фантастической литературы: «Вы знаете многие годы, что делаем прекрасные вещи. Мы делаем ваши айподы. Мы делаем телефоны. Мы делаем их лучше, чем кто-либо другой, но нам не приходили в головы эти идеи. Поэтому мы отправились в тур по Америке разговаривать с людьми из Microsoft, Google, Apple, где задавали им много вопросов о них, просто о людях, работающих там. И мы обнаружили, что все они читали научную фантастику, поэтому мы и подумали, что, наверное, это хорошо» [4].

И это послужило стимулом запуска китайской фантастики.

Кроме того, развитие фантастики ведет к росту других вариантов виртуальной продукции: фильмы и игры, интернет драмы, телесериалы [5]. Мозги населения погружаются в другой мир, что в результате может помочь создать своих гениев с «другими мозгами».

Существует явная корреляции мира виртуального и физического. Один влияет на другой. Трансформация одного порождает ответ в другом. Можно привести прямые примеры:

— Из-за коронавируса во Франции и в Италии выросли продажи «Чумы» Камю: «По данным итальянской газеты, за месяц «Чума» с 71-го места в рейтинге продаж поднялась на третье место. Во Франции, как пишет francetvinfo со ссылкой на данные сайта Edistat, рост продаж не так высок, но за последнюю неделю января были проданы 1700 экземпляров «Чумы», а за последнюю неделю февраля — 800» [6], — концепция альтернативных фактов команды Д. Трампа привела к росту продаж «1984» Оруэлла [7-8], пошли вверх продажи Хаксли и Брэдбери [9-10], вероятно, потому, что люди хотят осмысления того мира, в который внезапно попали. Кстати, и книга Арендт о тоталитаризме попала на третье почетное место по продажам.

Если эволюция может двигаться без эмоций, то все революции это высокоэмоциональные технологии. Происходит в ряде случае искусственная эксплуатация человеческих эмоций, начиная с известных волнений 1968 года (Париж, Прага). В той модели, которая была взята на вооружение, обязательным элементом стали человеческие жертвы. В пражской весне правительство пало, когда появилась жертва — убитый студент. Но как потом оказалось, убитого в реальности не было. Но он был в медиа и в головах людей. И виртуальность победила реальность.

Виртуальность трансформирует реальность, реальность также влияет на виртуальность. Студия Дисней, например, поменяла сюжетную линию в фильме «Мулан», чтобы соответствовать движению против сексуального насилия #MeToo. Продюсер фильма говорит: «Я думаю, что в эпоху движения #MeToo образ командира, который является объектом сексуального влечения [со стороны своей подчиненной], будет смотреться крайне дискомфортно, и мы подумали, что это неуместно […] Мы разделили образ Ли Шанга на два персонажа: один из них — это командир Тунг, который выполняет роль ее опекуна и наставника; второй — это Чэнь Хунхуэй, который служит в подразделении с Мулан» ([11], см. также отчет о деятельности этого движения за 2019 г. [12]).

Фантастика оказалась важной во всех сферах. Крупный бизнес заказывает фантастам написать их видение будущего. У американцев создано Командование будущего, призванное ускорить перевод армии на новое вооружение и мышление. Чтобы побеждать по-новому, надо и мыслить по-новому. И сделать это надо скорее возможного противника, в числе которых числятся Россия и Китай.

Сегодня можно жить и в мире вчерашнем, и в мире будущем. Это что касается отдельного человека. Но государство не может себе такого позволить. Оно не может заниматься будущим не системно, а случайно. Это же касается и крупного бизнеса, и военных, поскольку успешность их будущего задается работой в сегодняшнем настоящем. Они должны быть готовы к будущему, а не пассивно ждать его прихода. Тот, кто сам не формирует будущего, живет в чужом будущем, что не всегда комфортно.

Советский Союз выстроил сильное виртуальное пространство, но отстал в достижениях в пространстве физическом, если не считать обороны. И он проиграл межстрановую гонку именно из-за этого отставания, поскольку мозги его граждан, в первую очередь эмоционально, оказались развернутыми на Запад. Эмоции легко побеждают любую рациональность. Несоответствие уровней виртуального и физического стало причиной развала СССР.

В. Кондратьев посмотрел современными глазами на фильм «Кубанские казаки» и пришел к такому выводу: «Лучший и самый богатый в районе на цветущей Кубани колхоз только что провел электричество, что у председателя другого колхоза вызывает удивление и скрытую зависть. Вдумайтесь: 1949 год, в середине ХХ века, спустя почти 30 лет с начала реализации ленинского плана ГОЭЛРО — электрификации всей страны! И тогда, если внимательно вглядеться в картину, становится очень даже понятно, почему на ярмарке, которую в так много показывают в фильме, нет ни одного электроприбора и вообще ничего, что было бы связано с электричеством, даже лампочек. Более того, там нет ни мяса, ни рыбы, ни молочных и прочих скоропортящихся продуктов. Просто потому, что их негде хранить в кубанскую жару — холодильников-то тоже ведь не было!» [13].

Сильная виртуальность позволяла удерживать население в ожидании более счастливого будущего. Такой испокон веков была и модель религии, обещавшей, что в загробном мире плохие будут наказаны, а хорошие вознаграждены.

Но это был индустриальный век, где главные решения несла промышленность. Она забирала все ресурсы на оборону, объясняя это необходимостью борьбы с врагами. Сегодняшняя смена правил игры усугубила отставание. Постиндустриальное пространство дало откат и в сфере виртуальной, так как постсоветские страны не в состоянии производить кино на равных с Западом. Зритель массово ушел к западному кино, не говоря о сериалах.

На этой дороге к новой виртуальности мы потеряли чтение. Дети хуже сходятся с чтением, поскольку главным развлечением сегодня стало то, что они видят на экране. Вербальная цивилизация сломалась под натиском цивилизации визуальной. Творцы вербальности отступили на задний план.

Профессор Ф. Дэвис, возглавляющий Центр исследований чтения, литературы и общества Ливерпульского университета, однако говорит, что чтение классики «освобождает эмоции и воображение», позволяя людям чувствовать себя «более живыми», ведя к потенциальному излечиванию от симптомов болезней [14]. Книги по самопомощи не работают так, поскольку они не включают мозги эмоционально. Ф. Дэвис говорит: «Если вы просто ищете информацию, вы движетесь быстро, это очень легко и делается автоматически. Это возбуждает, это влияет эмоционально».

Этот центр проводит отдельные исследования типа чтение при деменции, чтение в тюрьме, чтение при депрессии (см. Некоторые примеры [15-19]). И все это идет под общей темой — чтение и ментальное здоровье. Такова сила эмоционального воздействия (об эмоции и производстве см. [20]).

Опора на эмоции проявилась в мультиках, сделанных разработчиками американских вооружений. Это ответ на мультики Путина с новыми разработками [21]. В американской демонстрации гибнут новейшие российские танки и бронетранспортеры, а также зенитно-ракетный комплекс большой дальности С-400. Война на экране приближает будущую войну 2030 года (см. также [22]). Виртуальности уже воюют за будущее.

С другой стороны, происходит уничтожение старых виртуальностей. Когда они были активными и владели мозгами людей, потом они ушли, оставшись только в науке и образовании. Но сегодня они вытесняются и оттуда. Шоком прозвучал информация, что Оксфордский университет при обучении классической филологии убирает из программы Гомера и Виргилия [23]. Это результат реформирования в сторону того, чтобы сделать образование более доступным. Вспомним при этом, что дореволюционная гимназия в России давала гимназистам эти тексты. То есть гимназия до 1917 года давала больше, чем оксфордский университет через сто лет после. Прошлая виртуальность оказывается в этом случае мертвой для современности.

Трансформация прошлого рода может быть и иной. Д. Антонов, специалист по демонологии средних веков, констатирует уход конкретных фигур демонического поля, но зато сохранение оперирования демоническими моделями в наше время: «традиция демонизировать оппонентов никуда не исчезла. В современной масскультуре, в том числе той, которую транслируют российские СМИ, все эти демонические модели работают, как и прежде — активно, алогично, агрессивно, эмоционально и вполне эффективно. Разница только в том, что христианская демонология сегодня малоактуальна и заменяется на другую — политическую, мистическую, конспирологическую, в зависимости от среды и аудитории» [24].

Мир виртуальных врагов никуда не уходит, так как власти не выгодно его терять. В период политических «обострений» возникает клеймение «врагов народа» или «врагов государства». Это в свою очередь дает право власти применять против тех, кто так обозначен, любые меры.

Эмоции также заполонили сферу потребления, вводя управление нами через обладание предметами. Сегодня человек покупает не кроссовки, а самоощущение. А. Реквиц говорит, рисуя модель всеобъемлющего входа эмоций в современную жизнь: «сфера потребления вся пронизана стремлением к позитивному, привлекательному, аутентичному переживанию. Аутентичность и привлекательность — это главные ценности всей этой позитивной эмоциональности. И экономика — транспортный канал. Затем — дигитализация. Репрезентация эмоций — того, что происходит внутри и вообще-то не может быть показано. И все же эмоции, причем позитивные эмоции, демонстрируются. Пример тому — Инстаграм, и тут всегда главное — привлекательность и аутентичность. Субъект позднего модерна теперь занят не только самореализацией, но и тем, чтобы продемонстрировать вовне свою подлинную и привлекательную жизнь. Все должны ее увидеть» [25].

Мир строится параллельно в физическом, информационном и виртуальном пространствах. Где-то они совпадают, а где-то одно из пространств, в первую очередь — фантастическое, уходит вперед. Там заранее проигрывается то, к чему мы можем быть еще не готовы. Но это в первую очередь пространство, влияющее на наши эмоции, поэтому сила его воздействия достаточно велика.

  1. Diamond J. The Worst Mistake in the History of the Human Race
  2. Doshi V. The small Dutch town that wants to shape the future of your food
  3. Lu Yifan a.o. China Focus: Sci-fi entrusted to fuel imagination of Chinese children
  4. Shenoy G. Telling the China Story: The Rise and Rise of Chinese Science Fiction
  5. Blair D. The business of fantasy
  6. Из-за коронавируса во Франции и в Италии выросли продажи «Чумы» Камю
  7. England C. George Orwell’s 1984 sells out on Amazon as Trump adviser Kellyanne Conway refers to ‘alternative facts’
  8. Freytas-Tamura de K. George Orwell’s ‘1984’ Is Suddenly a Best-Seller
  9. Tuttle B. Sales of Dystopian Novels Have Been Spiking on Amazon Since the Election
  10. Gilbert S. 1984 Isn’t the Only Book Enjoying a Revival
  11. Из римейка «Мулан» убрали возлюбленного главной героини. Он не подходил под требования #MeToo
  12. Impact report 2019
  13. Антиреальность сталинизма: 70 лет назад вышел фильм «Кубанские казаки»
  14. Reading classic novels instead of self-help books can boost brain power and improve your quality of life, new research suggests
  15. What literature can do
  16. New study finds reading can help with chronic pain
  17. Meet the keynotes: Professor Philip Davis
  18. Reading Between the Lines: the Benefits of Reading for Pleasure
  19. Проценко Н. Кто управляет нашими сердцами?
  20. Обратка от Пентагона: чем ответила Америка на российские военные мультики
  21. Peck M. Watch This American Helicopter (Virtually) Destroy Russia’s T-14 Armata Tank
  22. Pearce T. ‘Fatal mistake’: Oxford classics department considers removing Homer and Virgil from syllabus
  23. Демоны русской Смуты. Интервью с историком Дмитрием Антоновым
  24. Реквиц А. «Одна из особенностей «Я» позднего модерна — крайнее обострение чувствительности». Интервью

© , 2020 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2020.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов