.
 

© Рамиль Гарифуллин

Они ли к нам приходят во сне?

Когда нам снятся разные люди, неужели они, как некие сущности, не зависящие от нас, приходят к нам во сне? Либо мы должны принять, что эти люди из сна, продукт неких бессознательных процессов, не зависящие от сознания и нашего Я. Либо эти люди — наши чувства или наши чувства к этим людям или к другим вещам, и поэтому они сущностями, независимыми от нас, быть не могут. То есть, их поведение продиктовано нашими психическими процессами, а не самими этими сущностями, независимо от наших психических процессов.

Если образный живой текст сна развивается сам по себе, по своим самодостаточным законам, и мы не можем с помощью сознания изменять монтаж этого текста, то этот текст претендует на некую сущность, независимую от нас, но эта сущность ничего общего не имеет с конкретными людьми из реальности, которые нам приснились, или конкретными вещами из реальности, которые мы видим во сне.

Во сне мы можем мыслить о людях и о вещах, которые приходят к нам во сне. Во сне мы можем рассматривать людей и объекты сна и анализировать это восприятие во сне. Мы способны видеть сновидческий виртуальный объект и думать о нем, подключая наше сознание. Мы можем с помощью нашего сознания прекратить развитие сна или продолжить его. Во сне мы можем даже совершить волевой акт в отношении виртуальных персонажей или объектов сна. Поэтому зададимся вопросом о том, чем существенно отличается работа сознания во сне от работы сознания в реальности? Чем, например, отличается мышление ученого или музыканта над своей проблемой во сне, от мышления над этой же проблемой в реальности? Тем более, есть случаи, когда во сне эта проблема решалась быстрее и лучше.

Вспомним о том, как музыка к одной из известных песен Пола Маккартни пришла утром во сне. Видимо она не просто свалилась, а родилась процессе каких-то психических процессов сознания, сходных с теми, которые бывают в реальности. Тем более, ранее нами было доказано, что надсознательные процессы, в частности, процессы интуиции, представляют собой бессознательный процесс мгновенного вещего сна. То есть, во время интуитивного процесса, мы входим в некий транс, в некий сон, в котором находим правильное решение. Ранее мною было показано, что наше Я, в конце концов, не имеет свободы выбора и нам даётся лишь иллюзия этого. Работа нашего Я это работа психической программы, которая развивается под диктатом психических текстов, сформированных эволюцией человечества, индивидуальной историей человека и ситуации. Мысли неизвестно кто к нам пригоняет? Оценку этих мыслей ( рефлексия) мы даём на основании контента нашего Я, который мы не сами заполняли. Поэтому, в конце концов, нашего полного авторства в работе нашего сознания нет. В сновидениях то же самое. Разница только в том, что в сновидении мы имеем дело с виртуальными объектами. Более того, в сновидении, мы избавляемся от иллюзий, с помощью которых нас обманывает наше потребительское, плоское или проективное сознание.

В сновидениях мы часто, отбрасывая диктат иллюзий сознания, глубже проникаемся к Сущности вещей, ощущая их истину, в частности, ужас. Этот ужас сильный настолько, что мы начинаем кричать и страдать значительно сильнее, чем в реальности. В реальности, наше сознание со своим принципом реальности и логикой, нас защищает. Например, с помощью защиты интеллектуализацией. Во сне эти защитные схемы отсутствуют и мы выходим напрямую к сущности вещей. Так, например, девушка, которая планировала выйти замуж за парня, после некоего сна, отменяет свои планы и позднее понимает, что правильно сделала, так как купалась в диктате собственных эгоистических иллюзий. Сновидения, часто снимают иллюзии, как некие очки. Именно поэтому психоанализ сновидений помогает. Благодаря такому анализу сновидения, личность открывает для себя сущности и истины о своих чувствах и механизмах этих чувств, снимает иллюзии и заблуждения. Таким образом, сновидения, несмотря на то, что виртуальны, являются полигоном или сценой, на которой избирательно идёт отработка и обработка актуальных для психики человека процессов. Сновидение — это специальный психический фильтр, выхватывающий только главные и сущностные процессы в душе или психике человека.

Итак, возвращаемся к людям и вещам, которые приходят к нам во сне. Конечно, это не они к нам приходят. А приходят к нам некие оформленные виртуальные психические фантомы наших чувств, переживаний, размышлений и отношений. Сон это наши психические процессы, то есть в них мы видим свои психические внутренности, оформленные под персонажей и вещей сна. Поэтому когда мы говорим кому-либо, что он пришел к нам во сне, то этот человек никогда не подтвердит, дескать, да, сегодня я решил заглянуть к тебе в сон. Даже если вы очень захотите и договоритесь встретиться с ним во сне, то этого не получится.

Доцент института психологии и образования КФУ, кандидат психологических наук Рамиль Гарифуллин

© , 2018 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

 
.
   

Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов
Политика публикации | Пользовательское соглашение

© 2001–2021 Psyfactor.org. 16+
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org.
 Посещая сайт, вы даете согласие на использование файлов cookie на вашем устройстве.
 Размещенная на сайте информация не заменяет консультации специалистов.