.
 

Тотальное упрощение массового сознания происходит в России

По мнению социологов, «крымская мобилизация» почти закончилась, оставив у людей чувство дезориентированности и сопроводив резкой примитивизацией массового сознания. У россиян наблюдаются искаженные представления о реальности, социальных институтах и возможностях защищать свои интересы. К такому выводу пришли участники ежегодной итоговой конференции «Левада-центра», посвященной «Событиям и тенденциям 2016 года в общественном мнении».

пропаганда и социальные медиа

Российское общество возвращается к консервативным ценностям, напоминающим «позднесоветский вариант существования». Это «рецидив тоталитаризма», считает директор «Левада-центра» Лев Гудков.

По его мнению, налицо все признаки такой системы: доминирование силовиков как кадрового ресурса и ресурса принуждения, преобладание политических целей над экономическими, госконтроль над экономикой и СМИ — все это обеспечивает единомыслие, а давление на гражданское общество приводит к тому, что политическое поле съеживается до минимума. В России снова появляется госидеология — государственный патриотизм, что негативно скажется не только на экономической активности населения, но и на общем укреплении настроений, которые позволяют стране развиваться, говорит социолог.

Сейчас чувство тревоги у россиян снижается, что связано с избранием нового президента США, — до этого рост патриотической гордости сопровождался усилением тревоги и ощущением, что страна вползает в канун большой войны, напоминает Гудков. При этом рост позитивных настроений не меняет антизападные настроения и установки, массовое сознание оказывается в ситуации неопределенности, что, например, отражается в общем негативном тоне оценок событий прошлого года. Владимир Путин по-прежнему вне критики и его поддержка остается на высоком уровне, раздражение и недовольство переносится на другие уровни власти — премьера, правительство, губернаторов и особенно на деятельность Госдумы.

«Дискредитируя все последние годы западную политику, подрывая смысл демократии, независимых СМИ, власти породили эффект общего цинизма в отношении политики: все политики коррумпированы, продажны. Это перенеслось и на российскую политсистему — не то, что наши политики такие же, просто сама идея справедливой политической деятельности оказалась разрушена. Люди оказались отчуждены от политики и не хотят в ней участвовать», — говорит Гудков. Таким образом, те структуры, которые должны артикулировать интересы людей, оказываются в зоне негативных оценок доверия, добавляет он.

Профессор НИУ ВШЭ Марк Урнов привел в пример результаты исследования студентов российских вузов и Принстонского университета в США. Выяснилось, что российские студенты значительно больше хотят видеть свою страну великой державой, отличаются куда меньшим либерализмом, оказываются авторитарнее других категорией населения и больше выступают за «самодержавность» страны, говорит Урнов: «Например, когда мы спрашиваем о необходимости смертной казни за коррупцию, то студенты высказываются гораздо жестче, чем другие категории населения. <...> Студенты из привилегированных российских вузов (в исследовании участвовали студенты МГИМО, МГУ, ВШЭ) не чувствуют, как по ним бьет общество, и оказываются настроены жестче».

При этом историческое сознание наших студентов — милитаристское, они больше гордятся военными победами и почти не вспоминают о событиях гражданской жизни, подчеркивает эксперт: «Таким образом, сегодня высшее образование не выполняет функцию привнесения гуманитарных либеральных ценностей, студенты, напротив, оказываются более авторитарно настроены. И это устойчивая тенденция».

Социологи Денис Волков и Степан Гончаров в своем исследовании независимых и патриотических СМИ пришли к выводу, что более информированная аудитория не всегда более оппозиционна. Например, деятельность министра иностранных дел Сергея Лаврова одобряет 80% тех, кто использует три и более независимых СМИ, и 66% тех, кто не использует независимые СМИ, а деятельность лидера ЛДПР Владимира Жириновского — 51% респондентов из первой группы и 46% — из второй. К тому же, как добавляет Гудков, за последние три года почти стерлись различия в оценках происходящего между москвичами и жителями других регионов.

По словам социолога Алексея Левинсона, на фокус-группах часто звучит мнение, что «мы не живем, а выживаем» и что «страна богатая, народ бедный»: «Это не жалоба на то, что мы живем не так, как хотелось бы — тут более серьезный смысл. Это оказывается не жизнь в полном виде, а существование». Претензия о богатой стране и бедном народе адресована не к себе, а к власти в целом, добавляет Левинсон: «При этом благодарности президенту за годы благополучия тоже нет.

Скорее господствует представление, что народ ограбили с реформами 1991 г., а в 2000-е жить стали лучше — но просто потому, что стали возвращать награбленное, что и так полагалось по закону». Россияне до сих пор недовольны тем, что в 1990-е гг. произошло разрушение промышленности, но сознания того, что сейчас уже постиндустриальная сервисно-информационная экономика, у них нет, отмечает социолог: «По-прежнему сохраняется ощущение бедного общества, которому нужно вернуть прошлое». Даже у богатых людей ощущение, что их богатство не является легитимным и настоящим — нет правовых средств, закрепляющих за ними это богатство, то есть сами богатые чувствуют, что «они богаты по-другому, временно».

«Крымская мобилизация» действительно исчерпывается, поскольку она не могла долго сплачивать людей — сейчас это уже фрагмент политической истории, согласен политолог Дмитрий Орлов: «Абсурдно идти по пути эскалации этой темы, тестируя граждан по «крымскому критерию», — это уже неактуально. Крымская мобилизация упростила аргументы полемизирующих сторон и усилила в обществе агрессивность, но власти это осознают, и с лета прошлого года происходит уход от этой агрессии». Поэтому некорректно говорить о насаждении идеологии госпатриотизма — напротив, Кремль транслирует новую повестку, полагает эксперт: «Опять же летом произошел откат от госпатриотизма как массированного, но не слишком содержательного курса, к теме эффективности власти, развития институтов — Кремль показывает это путем назначения первого замглавы администрации президента Сергея Кириенко, смены губернаторов, заявленного повышения имиджа Госдумы, попытки отказа от агрессивных заявлений и высказываний, засоряющих повестку. Сейчас нужны новые смыслы, которые бы контрастировали с агрессией 2014-2015 гг., которая была неизбежна из-за присоединения Крыма, — и они уже начали ее вытеснять».

Источник: «Ведомости»

20.02.2017

Предложить интересную новость, объявление, пресс-релиз для публикации »»»

 
.
   

Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов
Политика публикации | Пользовательское соглашение

© 2001–2021 Psyfactor.org. 16+
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org.
 Посещая сайт, вы даете согласие на использование файлов cookie на вашем устройстве.
 Размещенная на сайте информация не заменяет консультации специалистов.