.
 

© Ольга Маховская

Идеальная русская женщина

Фрагмент книги «Ироническая психология или
Психологи тоже женщины» (М., Вильямс, 2006)

Разговор о своеобразном пути современной россиянки состоялся очень скоро после выхода моей книги и с известным американским исследователем, профессором Калифорнийского университета (США), психоаналитиком, автором книги «Рабская душа России», переведенной на русский язык. Даниэлем Ранкуром-Лаферьером и наделавшей много шума.

Ольга Маховская - Ироническая психология или психологи тоже женщины Красота — это форма зависимости

О.М. : Есть устойчивое мнение в России, что идеальная женщина должна быть предметом обожания, восхищения, почти поклонения. Ее нужно баловать, дарить подарки, беспокоиться о ней, украшать и помогать каждую минуту. Идеал заимствован из дворянской культуры. Образ богемной кокотки — предмет мещанской зависти и подражания. В гипертрофированном виде — это Эллочка Людоедка. Внешние признаки — одета в пух и прах, манерна, игрива, как шампанское, недоступна, но непоследовательна, взбалмошна, готова к тому, чтобы бежать с возлюбленным на край света вопреки родительскому благословению. С начала 20 века курит, носит укороченные юбки, стрижется, потом делает перманент, и снова стрижется. Обожает дорогие украшения, интуитивно тянется ко всему дорогому и блестящему. По мнению известного историка моды, моего друга Саши Васильева, у русских дворянок до революции была особая порода (белая кость — голубая кровь), непревзойденные манеры, прекрасное знание иностранных языков, что способствовало их успеху на международных подиумах. Он считает, что теперь от этого не осталось и следа. Но русские женщины по-прежнему ценятся в модельном бизнесе и на международном брачном рынке. Требование красоты, внешнего лоска остается актуальным для России. Татьяна Доронина и Рената Литвинова — красивые и сумасшедшие — олицетворение русской женственности.

Д.Р.-Л.: Русские женщины, для меня — это женщины, которые посвящают себя целиком своим мужчинам — отцам, сыновьям, а больше всего, своим мужьям и любовникам. В этом смысле им нет равных. Иногда я даже завидую русским мужчинам. Но если серьезно, я бы не хотел жениться на русской. Эта жертвенность отдает мазохизмом. Мне все-таки нужна ровня, по меньшей мере, равноправный интеллектуальный партнер. Я был потрясен, когда во время своего первого визита в Ленинград в семидесятых, стал свидетелем того, как молодой мужчина заехал кулаком в лицо своей подруге, и никто не пикнул, да и у нее это не вызвало возмущения. Я сразу должен предупредить, что все мои многочисленные публикации, в которых так или иначе освещаются разные стороны ментальности русских женщин, точнее русских славянок — это только обобщения того фактического материала, который был в моих руках. Многие, я бы даже сказал, подавляющее большинство женщин из России, с которыми я профессионально сотрудничаю, вовсе не страдают мазохизмом, и не испытывают радость от унижения, не считают насилие нормой. Но вся русская классическая литература, русский фольклор, а также социологические исследования указывают на печальную зависимость русской женщины, ее подчиненное, униженное, попранное положение. Как писала социолог Лариса Кузнецова о русских женщинах в восьмидесятых, «привычка гнуть спину обросла в веках своей психологией».

О.М.: Вы говорите о старой традиции, которая не могла не поменяться. Например, американский социолог Ада Баскина, считает, что эмансипированности советских женщин могли бы позавидовать американки. Но тяжесть, которая выпала на долю наших женщин в постперестроечное время вместе с открытием границ и многочисленными международными конкурсами красоты сыграли с россиянкой злую шутку. Видя, какую тяжелую жизнь прожили их матери, наши девочки (часть из них) стали искать счастья в замужестве, идеальными мужчинами им казались богатые русские (русский мужчина прежде отличался своей непритязательностью) и практически любые иностранцы. Выбор строится от противного:  «Хуже не будет». Красота может обернуться большим несчастьем: она окружена мужскими притязаниями и женским презрением и завистью. В советские времена сложилась ситуация относительной авторитетности женщины, хотя цена этой внешней паритетности с мужчинами — колоссальные перенагрузки — когда нужно было поспевать и дома и на работе. Скрытая конкурентность между женщиной и мужчиной в результате приватизации разрешилась в пользу мужчин. Это одно из социальных последствий экономических реформ. Мужчины получили дополнительный аргумент в виде большого количества денег. Как известно, женщины были практически отстранены от собственности. Они стали брать всем остальным, тем, что оказалось востребованным на рынке.

Американки не выдержали бы

Д.Р.-Л.: После нескольких поколений борьбы за равенство, современная американка строит свои взаимоотношения с мужчинами с учетом своих прав, доступа к экономическим ресурсам, и не боится предъявлять требования мужчине. Она была бы оскорблена откровенно сексистской поговоркой:  «Курица — не птица, баба — не человек». Или: «Волос долог — ум короток». Говоря языком психоаналитика, такая поговорка не только указывает на небрежение к взрослой женщине, но и знаменует собой фазу так называемого пре-Эдипова комплекса, когда отношения ребенка с миром строятся исключительно ключе — «мать-ребенок». Если на этой стадии развития у матери нет мужа, или он в отъезде, или он просто равнодушен или жесток по отношении к своей жене, отношения с матерью становятся просто губительными для ребенка. Все женские эмоции и чувства канализируются через отношение с ребенком и приводят к парадоксальному результату. Если ребенок — мальчик, в дальнейшем он может отвернуться от матери, поносить ее на словах, ругаться матом, пить по-черному, бить свою жену или подругу. Словом, если отец психологически или физически отсутствует, результатом чрезмерной любви матери может стать сын-женоненавистник. Антропологи называют такую семью матриархатом. Мы следим за таким же феноменом в черных гетто. Традиционную Россию описывают как патриархат, но это только полправды. Обратная его сторона — русский матриархат. Патриархат, доминирование мужчин в России подстрекается матриархатом и влиянием женщин в личной жизни.

О.М.: Вы верно говорите о сопоставимости мужского и женского авторитета в Росси, но насчет черных гетто — это слишком. В негритянских общинах мужчины ценились только как физическая сила, рабы на плантациях, носители породы. В этом смысле они «отсутствовали» в семье. Несмотря на то, что статистика показывает, что наши мужчины после развода почти никогда (90-96%) не участвуют в воспитании детей, как и афро-американцы, драматургия отношений мужчин и женщин в России исторически другая. В результате систематических войн, мы постоянно теряем мужчин физически. Самой чудовищной в этом смысле была Великая Отечественная война. Полагаться на мужчин не приходится, нужно растить детей. Мальчики и более желанны, и более опекаемы. О трагедии советских женщин, которые выстояли войну, но вырастили на свою голову деспотов и тунеядцев писала Ирина Грекова в хорошо известной и у нас, и на западе повести «Корабль вдов». Но настоящее эхо войны пришло через поколение, когда жить стали легче, и уже усилия и матерей, и школ, и пионерских лагерей были направлены на поддержку мальчиков. Инфантильные мужчины, мужья-подкаблучники появились рядом с традиционными мужчинами-деспотами. Нормальные в социальном и психологическом смысле слова мужчины пока не составляют большинство в России. Выбор у быстро развивающейся и успешной россиянки невелик, и я бы сказала, сегодня трагический. Нужно или откатывать назад, в идеалы женской покорности, или воспитывать мужчин и предъявлять свои требования, и таким образом … пугать изрядную часть мужчин, с детства настроенных на поклонение и поддержку.

Три ипостаси русской женщины

Д.Р.-Л.: Причины несчастья русской женщины гораздо глубже. И православие, и русская классическая литература, и постоянная бедность способствовали формированию морального мазохизма русской женщины. Русская православная церковь — это патриархальный институт, который поддерживает мазохисткую покорность русской женщины. Но опять-таки, это только полправды. Рядом, на протяжении всей истории Русской Православной Церкви, процветает культ Богоматери. Иконы Богоматери с ребенком почитаются в России больше, чем иконы взрослого Христа. Они как раз и соответсвуют пре-Эдиповому (до-Эдипову) комплексу. Я провел много времени в русских церквях и видел, как почитаются иконы Богоматери. Кто помнит, почему на российском государственном гербе Святой Георгий, но все знают Владимирскую Божью Матерь, Казанскую Божью Матерь. Святой Георгий не защищает русских, а Богоматерь хранит. Владимирская Богоматерь — официальная покровительница России. Точно так двухлетние дети воспринимают свою мать — как единственную защитницу.

О.М.: Известный в мире культуролог Юрий Лотман выделял три типа традиционного поведения русских женщин. Первый тип — женщина-героиня, защитница, покровительница, именно та, которая «в горящую избу войдет». Культ Богородицы, который занимает непропорциально значимое место в православии, призывает женщину-мать к жертвенности и мобилизации ради других, более слабых, детей своих. Такие женщины были и среди наших бабушек, и мам, но их мало среди молодежи. Второй тип, по Лотману, — женщина-стерва, демоническая женщина, та, которая разрушает общепринятые нормы и сценарии поведения, опрокидывает все ожидания мужчин, и мало заботится о детях. Наша богема и псевдобогема вполне соответствует такому типу. Девочки, воспитанные на гламурных журналах, стремятся манипулировать окружением в свою пользу. И третий тип — это несчастная женщина. Ее участь — терпеть и покоряться. Что бы не происходило в жизни такой женщины, она всегда жалуется, не ждет от жизни ничего хорошего, хотя и считает, что достойна награды за свое терпение. Этим совсем плохо сегодня, они не борются ни за себя, ни за своих детей, и готовы признать, что им просто не повезло в жизни.

Женщина-героиня и несчастная женщины — это производные православия, крестьянской, патриархальной культуры. Эти типы женщин отличаются друг от друга только по силе психологичекой конституции, но по сути они женщины-жертвы. В отличие от женщины-стервы, они ориентированы на семью, на воспитание детей. Традиционная мораль, ни в России, ни на западе, не дает ответов на вопрос, как нужно жить современной женщине. Вы критикуете и оцениваете женские православные идеалы с точки зрения протестантской этики, сложившегося представления о равенстве полов, феминистских подходов. Православная семья, как показал отечественный психолог Владимир Дружинин, представляет собой гремучую смесь языческих и православных установок, и напоминает психологическую или физическую схватку мужчины и женщины. Мужу, отцу принадлежит власть, формальный авторитет. Жене, матери делегируется ответственность. Женщины обладают колоссальным неформальным авторитетом, не только в семье, но и в коллективах, являясь серыми кардиналами, профсоюзными деятелями, незаменимыми специалистами. Как бы я не относилась к отечественной модели семьи, я никак не могу принять в качестве идеальной протестантскую модель. Семья, построенная на принципах паритетности, очень неустойчива: в ней все подвергается обсуждению, партнеры пытаются вести себя симметричным образом, заменять друг друга, и в результате не очень друг в друге нуждаются. Не будете же вы отрицать, что уровень разводов в Америке очень высок, а сам развод не рассматривается как трагедия.

Есть известная правда в тайном желании россиянки «спрятаться за крепкой спиной». В этом нет никакого мазохизма. В нормальной семье, как напомнила нам гениальный этнограф Маргарет Мид, власть и ответственность распределены пропорционально физической силе и социальному признанию супругов. То есть основную ответственность за семью должен нести отец, мужчина. Женщина и мужчина объединены в усилиях по воспитанию детей, в этом смысл семейных союзов, но его успех и неудачи приписываются мужчине, а не женщине, как это принято в православной традиции, и не всем поровну, то есть не пойми кому, как предлагает протестантская традиция. Россиянка никогда не знала нормы, она пытается жить сегодня в условиях воображаемой нормы, примеряя то образы богемной красавицы, то традиционной женщины-матери, то внимательно вчитываясь в феминистские лозунги.

Судьба феминизма

Д. Р.-Л.: Я не думаю, что феминизм в России — это только способ психологической защиты или социальная мода. Это реальная и чуткая реакция умных женщин в России на подавляющих их мужчин. Александра Коллонтай не была «подстилкой», как некоторые сексистски настроенные русские мужчины называли ее. Она боролась за права женщин в стране известной женским бесправием. К сожалению, она потерпела неудачу, Сталин выслал ее в Стокгольм. И сегодня в России очень мало женщин во власти, мало шелтеров (укрытий) для женщин-жертв насилия, а русские мужчины ругаются матом. Я уверен, что русские женщины стремятся к равноправию, и в этом я их поддерживаю. В этом смысле я — феминист. Но им очень легко скатиться в старые привычки, и снова считать: «Бьет — значит любит!» Настоящий феминизм — это антимазохизм. И Александра Коллонтай, и Ирина Хакамада — антимазохистки. Я был в России совсем недавно. Каждый год я провожу у вас по нескольку недель. На этот раз я был в Санкт-Петербурге, Москве, Туле и моей любимой Ясной Поляне, где жил и писал известный женоненавистник Лев Толстой. Это он сказал:  «Женщина — это люди с половыми органами над сердцем». Честно говоря, я заметил мало изменений в поведении русских женщин. Конечно, женщины на улицах сегодня выглядят гораздо привлекательней тех, кого можно было встретить в семидесятых-восьмидесятых. Но нарочитое подчеркивание в одежде своей сексуальной привлекательности как раз и свидетельствует об их зависимости от внешних, мужских оценок своих достоинств. Это нормально для девочек-подростков во всем мире, когда они обнаруживают, что их тело привлекает мальчишек, и часто путают мужской сексуальный интерес с любовью к личности женщины. Женщина, чья самооценка зависит от ее способности вызывать сексуальный интерес у мужчин, — инфантильная, психологически незрелая женщина. Иногда мне кажется, что Россия заселена подростками среднего возраста.

О.М.: Мы ищем. Мы хотим быть счастливыми и чувствовать себя полноценно и востребовано. Это требование быть внешне привлекательной является старой нормой и зафиксировано если не в генах, то в социальной перцепции. Глаз человека из России болезненно реагирует на внешний вид женщин из Англии или из Америки. Эти женщины кажутся русским мужчинам некрасивыми, сухими, слишком строгими и напористыми. Привлекательность не осчастливила россиянку, а сделала ее своей заложницей. В советские времена наряду с женщинами-героинями, передовиками, труженицами, началась романтизация образа женщины-ученого, но по сценариям, она была беззаветно предана науке и не имела детей. Образы женщин-ученых, впрочем, играли самые сексапильные советские актрисы — Любовь Орлова, Татьяна Доронина, Татьяна Лаврова.

Д.-Р.-Л.: Образование поддерживает высокую самооценку, которая может не соответствовать ожиданиям окружения. «Не родись красивой, а родись счастливой». Критерием женского успеха в России до сих пор служит факт замужества. Быть одинокой до сих пор стыдно, и, я бы сказал, гораздо хуже, чем быть малограмотной. Отсутствие мозгов великодушно прощается женщине.

О.М.: Но образование не заменяет личностное развитие. Оно ему только не противоречит, но не гарантирует. У американцев есть поговорка:  «Самый лучший «Педигри» не улучшит породу собаки».

Д. Р.-Л.: Есть много путей к счастью у русской женщины. Она его достойна. В некоторых случаях помог бы и психоанализ. Но девушка, которую любят такой, как она есть, которую не обижают, а берегут, была бы счастливей со своим возлюбленным, если бы у них было отдельное жилье. Нет никакой своей территории. Молодые вынуждены жить в так называемой расширенной семье, вместе с родителями, свояками, братьями и сестрами. Нет возможности побыть вместе с мужем. Ничего не остается, как посвятить себя ребенку, да еще под пристальным взглядом родни. Вы будете удивлены, но перспектива счастья россиянок зависит в большей мере от решения жилищного вопроса, а не от количества психоаналитических служб.

О.М.: Психоанализ не работает в сообществах с традиционным укладом, члены которых ориентируются на некоторые групповые ценности. Не удастся помочь женщине, которая после сеанса психоаналитика бежит на посиделки к подруге, и не хочет решать свои проблемы самостоятельно, без постороннего участия.

Д.Р.-Л.: Да ко мне никто и не обращается за помощью, и сам я не стремлюсь обсуждать дела знакомых мне женщин из России. Однажды психолог из Санкт-Петербурга сказала мне, что американские феминистки и феминисты, подобные мне, отказывают русским женщинам в их сексуальной привлекательности, стремятся выхолостить их эмоциональность. Но сексуальность не является единственным основанием для поддержания чувства собственного достоинства женщины.

О.М.: Но и американский вариант взаимоотношений мужчины и женщины тоже не единственный. Эмоциональная близость и привязанность не всегда носит негативный характер тяжелой зависимости. Отношение мужчины к женщине тоже может быть теплым, эмоционально насыщенным и вместе с тем преисполненным чувства достоинства, которое вытекает не из внешней грубой маскулинности, а из способности мужчины реально прикрыть и поддержать женщину в ее стремлении быть и отличным профессионалом и заботливой матерью и женой. Идеальная россиянка пристально и критически ознакомится с нашими рассуждениями. Самостоятельные, независимые люди не склонны абсолютно полагаться на мнения других, даже если они психологи. Жизнь эмансипированной женщины — не мармелад, она куда более напряженна и деятельна, чем обещают ей гламурные журналы. Но ясно одно — русская женщина обладает уникальным, богатейшим опытом самостояния и развития. Она чрезвычайно инициативна и изобретательна. Исторически могущественна и генетически красива. Идеальная женщина, как считает подавляющее большинство российских мужчин.

См. также:
Идеальная русская семья
Кто такая запасная женщина?

© 2006
© Публикуется с любезного разрешения автора

 
.
   

Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов
Политика публикации | Пользовательское соглашение

© 2001–2021 Psyfactor.org. 16+
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org.
 Посещая сайт, вы даете согласие на использование файлов cookie на вашем устройстве.
 Размещенная на сайте информация не заменяет консультации специалистов.