.
  

© Георгий Почепцов

Зеленский как человек пришедший из мира свободного времени в мир рабочего времени

Теперь мы можем перенести противопоставление мира досуга и мира работы в еще один контекст — политический. Как тексты из мира досуга оказывают свое влияние в политике. Мы сделаем это на примере избрания Владимира Зеленского президентом Украины.

Зеленский как продукт мира досуга

Напомним, что мы в свободном времени другие, чем во времени рабочем. На работе над нами есть начальники, наше поведение контролируется, мы даже не можем есть и пить, когда хотим. Даже одеваться не можем так, как хочется. Зато в свободном полете в мире досуга мы ведем себя как хотим, поскольку над нами никого нет.

Поэт А. Парщиков как-то сказал фразу, что «Мы люди Рая». И пояснил это так: «Рай — это когда интересно, а интересно — все» [1]. Хотя для него это было описание бытования поэта, для нас это скорее описание жизни в сфере досуга, где человеку кажется, что именно здесь он наконец живет настоящей жизнью.

Зеленский в этом плане — герой из этого свободного времени. Как кинозвезда, как эстрадная певица, как любой другой гламурный персонаж. И даже разрешенные шорты в администрации — тоже из свободного времени. С мороженым и в шортах — что может быть важнее для государственного управления?

Все это объясняет в сильной степени феномен его избрания. Людей всегда тянет поглазеть на гламур. В далекое довоенное время был создан феномен кинозвезд. Они шли по гламурной красной дорожке, а все с замиранием сердца лицезрели на это сошествие «ангелов» на землю. И мало кому удавалось прикоснуться к ним, поскольку они были недосягаемыми. Блондинка всех времен и народов Мэрилин Монро была любовницей самого Джона Кеннеди. Тут два типа героев сошлись в едином поцелуе.

Люди свободного времени источают улыбки сами и порождают улыбки у публики. Это их самый ходовой товар, их валюта — чем больше улыбок, тем сильнее любовь. Человек в веселье — другой, чем человек в горе или раздумьях. Скульптура «Мыслитель» Родена в принципе не может вызвать улыбки. Она может вызвать только жалость на лице у человека из свободного времени.

Мы все люди, сформированные рабочим временем. Нам всегда рассказывали, как труд создал из обезьяны человека. Правда, дальше история затуманивается, потому что мы не знаем, что потом делают из человека с помощью труда.

Ле Карре написал детективный роман «Шпион, пришедший с холода». Зеленский в этом плане является президентом, пришедшим из нашего свободного времени. Но пришел он в мир рабочего времени, в котором его реальное поведение оставалось для нас неизвестным.

Зеленский ест шаурму, бегает между фонтанами — ему все это можно, поскольку он герой из свободного времени. Трудно представить в этой роли, например, Л.Кучму. Хотя от него тоже в головах остались кадры с игрой на гитаре или поздравлений с Новым годом с внуком на коленях.

Кстати, Трамп тоже ведет себя как герой из свободного времени, поскольку общается с населением в Твиттере, так что даже его президентство обозначили как Твиттер-президентство. Трамп окружен многочисленной семьей, которых мы знаем поименно, что тоже ближе к свободному, чем рабочему времени.

А теперь положа руку на сердце, скажите, где вам лучше живется в свободном времени или рабочем? Наверняка, в свободном, где хорошо и уютно, где все смеются, когда смешно, да и когда не смешно. И никто не укажет нам, что нам делать. Если в свободном времени кругом улыбки, то в рабочем — угрюмые лица.

Но есть еще одна составляющая свободного времени — это всепобеждающая сила такого героя. Мы встречаемся с ним в книге, на телеэкране, в мультике. Он все умеет и все может. Прыгнуть со скалы и не разбиться, остановить толпу злодеев, оставшись невредимым, заставив полюбить себя самую красивую девушку в мире, просто спев ей прекрасную песню.

И поскольку герой из свободного времени — это герой комикса, это герой телесериала, его поведение иное. Его задача — борьба с силами зла. Когда сил зла нет, не надо и бороться, поскольку не с кем. Герой комикса принципиально не может заниматься мусором летом или снегом зимой. Он может скомандовать громовым голосом, чтобы все сосульки в городе попадали. Но для этого надо для начала все же иметь громовой голос.

Герой свободного времени никогда не занят унизительным трудом — он ничего не делает трудоемкого, не строит мостов, домов, заводов и пароходов. Герой свободного времени — спасатель, а не строитель. Это две разные функции. При этом несомненно зрелищнее и привлекательнее роль спасателя, чем строителя. Спасатель делает одно решительное действие, в момент которого наше сердце замирает, и решает все проблемы. Строитель возится бесконечно, не имея в своем арсенале ни одного красивого жеста, кроме перерезания ленточки, когда все построено. Это единственное гламурное действо, которое любимо телерепортерами. Спасатель — человек из комикса, у него есть сверхъестественные способности совершать прорывы. Но в жизни этого нет. Никто не закончит войну за месяц. Но спасатель, а не строитель скажет именно это, потому что в свободном времени все решается сейчас и сразу.

В конце совершенно детский вопрос: за кого легче проголосовать — за героя из свободного или из рабочего времени? Всем понятно за кого. Поэтому профессионалы свободного времени всегда пользовались популярностью у политтехнологов, в первую очередь это были спортсмены или актеры, узнаваемость которых всегда была сильной. Самым главным из них является, конечно, Р. Рейган, который, правда, обладал опытом губернаторства. И политики, всегда заимствуют отовсюду наиболее эффективные технологии воздействия на массовое сознание. Так у актеров они взяли способность, например, рассмешить аудиторию, продемонстрировать искренность или заинтересованность. Кстати, Рейган умел качественно аргументировать свою речь разными историями из жизни. Это было особенностью его выступлений и как президента.

Все будущие кандидаты в политики характеризуются узнаваемостью, поэтому политики не могут пройти мимо телевидение, поскольку для них это самый легкий способ создания своей узнаваемости. И здесь расположен тот переход, который мы все упускаем. Узнаваемость — это характеристика не из рабочего времени, она практически ничего не говорит о человеке или его возможностях. Исследуя фейки, психологи обнаружили такой феномен: чем быстрее в мозгу обрабатывается информация, тем скорее мы склонны признать ее достоверной. Именно по этой причине распространяются хорошо фейки, которые более-менее соответствуют нашим представлениям. Вероятно, и пропаганда, бесконечно раскручивая одни и те же истины типа «Слава КПСС», тоже создавала быстро понимаемые сообщения, которые по этой причине даже не надо проверять на достоверность, поскольку понимание их было моментальным, следовательно, уровень достоверности был высоким. Конечно, разные социальные группы могли относиться по-разному, но сумма правильных пониманий должна была быть высокой.

Сейчас все мы столкнулись с тем, как новый тип процесса распространения трансформировал старый контент. Мы имеем в виду стриминговые структуры типа Нетфликса, которые стали порождать телесериалы со множеством сезонов и серий. В результате мир старого кино умирает на глазах, зато две-три ежедневные серии смотрит человек, не отходя от экрана. Это, кстати, существенно изменило и его тип жизни вне работы. Идет уничтожение кабельного кино и пиратства. Теперь стриминговые сервисы берут в оборот работу с музыкой, готовясь к захвату видеоигр [2].

Тут следует подчеркнуть, что с Нетфликсом пришел очень сильный тип игрока в свободном времени, у которого полсотни человек разрабатывают алгоритмы удержания вас у экрана. Они уже по трем вашим любимым сериалам могут составить ваш достоверный зрительский портрет, который с каждым следующим просмотренным сериалом будет только улучшаться.

Зеленский пришел не из довоенного времени кинозвезд, а из этого нашего времени, организованного алгоритмами. И это говорит о неотвратимости нашего голосования, поскольку наш выбор был предопределен алгоритмами.

Человек свободного времени живет в некой казацкой вольнице. Каждому нравится тут жить, поскольку здесь его действия не продиктованы ни правилами, ни начальством. Жизнь в виртуальной действительности позволяет на время забыть о неурядицах в реальности. Люди уходят в телесериалы, видеоигры, книги, чтобы там спрятаться от жизни. Но виртуальная жизнь в свою очередь тоже влияет на нас.

При этом интересно, что идея более сильного воздействия именно виртуальной действительности, чем реальной была проверена экспериментально еще в 2000 г. [3]. В этой книге сопоставлялось влияние литературы fiction с non-fiction. И первая была метафорически названа «моральной лабораторией», поскольку перенос опыта был сильным только в этом случае. Автор вслед за В. Шкловским видит силу литературы в том, что она позволяет смотреть на мир глазами другого человека.

После этого анализировалось и киновоздействие в сравнении с влиянием литературного произведения, на базе которых снимался фильм [4]. Здесь воздействие оказалось еще сильнее

Точно так обнаружено, в том числе на анализе действий Д. Трампа, роль соцмедиа в президентской избирательной кампании. Были сделаны три интересных вывода:

  • это позволяет кандидатам реагировать моментально,
  • кандидаты могут прятаться за своими собственными обвинениями,
  • кандидаты могут давать нечеткие обещания [5].

Все это в сопоставлении с действиями в традиционных медиа. Как видим, движение скорее приведет кандидата к победе, если он пойдет по соцмедийной дорожке. Это как тот камень перед богатырем на коне, где написано: налево пойдешь — проиграешь, направо — выиграешь.

Свободное время — это время счастья, поскольку во время досуга человек может заниматься своим любимым делом. Каждый хочет, чтобы досуга было больше. Поэтому и возникает желание переноса счастья из виртуальности в реальность. Мы хотим избавиться от рабочих контекстов в пользу контекстов виртуальных, которые всегда будут нам приятнее, так как обусловлены нашим личным выбором. Часть японской молодежи, к примеру, вообще не выходят из дому или из Интернет-кафе, так как не хотят прерывать свои видеоигру. Главным врагом такого поколения является скука.

В ответ на этот запрос собралась целая очередь таких людей, собравшихся перейти из свободного времени в рабочее, то есть стать депутатами Верховной Рады списочно, не затрачивая на это особых усилий. Первым из них идет Вакарчук.

Все они просто узнаваемы, иногда и нет, тогда за них узнаваемым будет первое лицо в списке. Возможно, они прекрасно поют, танцуют, пишут книги, снимают фильмы. Но какое все это имеет отношение к юридической работе депутата? Просто сегодня случайно открылась такая возможность, и мы сразу увидели вереницы людей, которые хотят этим воспользоваться.

У Зеленского много плюсов, как и много недостатков. Но он пришел к нам именно тогда, когда в нем возникла потребность. Ошеломительное голосование не может отражать только нежелание видеть еще раз на этом посту Порошенко. Это нечто более глубинное, которое еще не получило нужного объяснения.

Что же этом? Зеленский не имеет явного опыта в рабочем времени, будучи человеком из времени свободного. Именно по этой причине ему нужен А. Богдан, поскольку ни один из его ближайших сотрудников никогда в жизни не прикасался к правительственному телефону, и всем вместе им было бы трудно было бы написать хоть одну бумагу, поскольку они не знают, ни каким шрифтом это пишется, ни буквами какого размера набирается. Они никогда не то, что не писали, они никогда не видели подобных текстов.

Лейтенант, севший в генеральское кресло, потратит много времени, чтобы стать хотя бы майором, не говоря уже о генерал-майоре. Соответственно, при таких шагах возникает определенная потеря устойчивости такой организации и даже страны. Учатся люди в университетах и институтах, а тут надо работать.

СССР в свое время пытался совершить процесс идеологизации быта, то есть сделать потоки информации в быту подобными официальным. Это делали газеты, книги, телевизор, призванные удерживать ключевые точки идеологической картины мира советского человека. Хоть герои литературы и кино носили разные имена, но их поведение соответствовало принятому партией канону. Система «что такое хорошо и что такое плохо» здесь не нарушалась и в виртуальной действительности.

Ее нарушали тексты, которые нельзя было бы высказать публично, например, антисоветский анекдот или какая-то новость о диссидентах, пришедшая из зарубежных радиоголосов. То есть удерживалось «единомыслие», а не «двоемыслие». Последнее вообще является сложной конструкцией для человеческого разума

М. Гессен, кстати, высказала «крамольную» мысль, что нейроразнообразие оказалось неучтенным фактором при исследовании диссидентов советского времени: «Диссидентское движение имело прямую связь с точными науками. Моя теория состоит в том, что много людей в точных науках были, как мы сейчас говорим, «на пределе». По этой причине им было сложно удерживать одновременно противоположные мнения или представления […] Советский Союз требовал двоемыслия от всех своих граждан. Если вы просто не могли перенести двоемыслия, если ваш мозг взрывался, вам менее неприятно было стать диссидентом, чем существовать в обществе. Для большинства людей более комфортно делать то, что от них требуется. Если требуется двоемыслие, будет двоемыслие. Но если ты не можешь вынести двоемыслия, тогда ты становишься диссидентом» (цит. по [6]).

И еще один аналог этого же типа. Выше мы говорили о том, что литература дает возможность взглянуть на мир другими глазами. Но вот исследования показывают, что психопаты, например, не могут автоматически становиться на чужую точку зрения [7].

Еще одним примером освоение сферы досуга для политических целей является поднятие из забытья фигур политических деятелей типа Гитлера или Сталина [8]. Они входят в настоящее с помощью появления в массовой культуре, что в результате начинает смещать их оценки с негативных на позитивные.

Д. Дондурей посвятил много своих работ анализу конструированию Сталина в современном массовом сознании, включая и то, как на это работает даже и негатив: «Миф о Сталине, на мой взгляд, находится в центре российского мировоззренческого космоса, массовой системы подобных картин, и все, что его дискредитирует, по технологии современного пиара и развития медиа, на самом деле активно используется в строительстве этих самых картин» [9].

Л. Гудков увидел в процессе поднятия Сталина несколько этапов: «В конце 80-х — начале 90-х годов большинство оценивало Сталина абсолютно негативно — диктатор, людоед, садист, виновник массового террора. Под 60% считали, что через 20-30 лет уже никто не будет помнить о Сталине. Дальше началось медленное вытеснение, нарастающий ресентимент по поводу реформ, со стороны коммунистов — идея, что все реформы привнесены Западом с целью разрушить великую державу. И был запрос не просто на нового вождя, но и на основания для коллективного уважения, компенсации. Пропаганда начала это использовать и, прежде всего, в единственном основании для гордости — это победа. Моральный капитал победы в войне — это безусловная вещь. А уже за этим потянулась и тень Сталина как генералиссимуса, гениального полководца.

И потом за этим пошла очень важная вещь — оправдание всех преступлений Советской власти как условие подготовки к войне. Оправдывались и террор, и коллективизация, и голод: в такой стране без жесткой руки невозможно, зато Сталин обеспечил быструю форсированную модернизацию в подготовке к войне. Одновременно стирается весь негатив. Это последовательно делается именно пропагандой» [10].

Все это разные примеры «прорывов» виртуальности в реальность с принципиальным ее изменением. Виртуальность сильна своей гибкостью, она принимает любые формы, необходимые для реализации влияния на массовое сознание в нужном направлении.

Мир свободы и мир работы — два антипода. Лишь только будущее покажет, насколько удачно они могут пересекаться. К сожалению, время не остановишь, эксперимент будет проходить на наших глазах, нам остается только одно — пожелать ему успеха.

Литература

  1. Левкин А. Операционная среда, в которой можно действовать
  2. Marx P. Streaming forever changed the music business. Are video games next?
  3. Hakemulder J. The moral laboratory. Experiments examining the effects of reading literature on social perception and moral self-concept. — Amsterdam etc., 2000
  4. Hakemulder J. Tracing foregrounding in responses to film // Language and literature. — 2007. — Vol.16. — I. 2
  5. Halbrooks G. Why Presidential Hopefuls Use Social Media and Not Traditional Media
  6. Friedersdorf C. Can Neurodiversity Defeat Doublethink?
  7. Draytona L.A. a.o. Psychopaths fail to automatically take the perspective of others
  8. Почепцов Г.Пропаганда 2.0.— Харьков, 2018
  9. Дондурей Д. Миф о Сталине: технология воспроизводства
  10. Медведев С. Сталиномания

© , 2019 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2019.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов