.
  

© Александр Марков

Размер мозга коррелирует с общительностью

Быстрое увеличение мозга в эволюции гоминид предположительно было связано с развитием «социального интеллекта», то есть умственных способностей, направленных на понимание поступков и мотивов соплеменников и эффективное взаимодействие с ними. Венгерские нейробиологи показали, что эта теория приложима и к индивидуальным различиям в размере мозга у современных людей. Оказалось, что социабельность человека положительно коррелирует с размером лобных и височных долей, неокортекса и всего конечного мозга.

увеличение мозга в антропогенезе
В ходе антропогенеза происходило стремительное, по эволюционным меркам, увеличение мозга. Важным стимулом этого процесса было усложнение общественной жизни и необходимость понимать мотивы соплеменников. Изображение с сайта readingevolution.com

Согласно гипотезе «социального интеллекта» (Social Intelligence Hypothesis), или «макиавеллиевского интеллекта» (R. W. Byrne. Machiavellian Intelligence, PDF, 1,2 Мб), увеличение мозга в эволюции приматов вообще и гоминид в частности было неразрывно связано с общественным образом жизни. У приматов между особями в группе формируются сложные взаимоотношения и «личные связи», которые у других животных, как правило, бывают только между матерью и детенышами, реже (у моногамных видов) — между брачными партнерами. Для поддержания этих отношений общественному примату необходимо понимать поступки и мотивы соплеменников, а это крайне сложная и «ресурсоемкая» вычислительная задача. Ведь соплеменники, чье поведение нужно научиться моделировать у себя в голове, сами являются высокоорганизованными приматами со сложным поведением, предки которых тоже находились под действием отбора на «социальный интеллект».

Если статус и репродуктивный успех особей в группе начинает зависеть от их социального интеллекта, это может породить положительную обратную связь («эволюционную гонку вооружений»), что ведет к ускоренному увеличению мозга в череде поколений. Теория социального интеллекта подтверждается положительными корреляциями между размером мозга (или неокортекса) у приматов (а в ряде случаев также у хищных и копытных) с различными показателями сложности общественных отношений (размер группы, частота образования «коалиций» внутри группы, частота случаев социального обучения, наличие устойчивых семейных пар и т. д.).

неокорекс и гоминиды
Положительная корреляция между размером группы (вертикальная ось) и объемом неокортекса (отнесенным к объему всего мозга) у нечеловекообразных (monkeys) и человекообразных обезьян (apes) (R. I. M. Dunbar, 1992. Neocortex size as a constraint on group size in primates // Journal of Human Evolution. V. 22(6). P. 469–493). Рисунок с сайта dericbownds.net

Исходя из этого, логично предположить, что у современных людей размер мозга тоже может коррелировать с социально-ориентированными умственными способностями. Это не обязательно должно быть так — в частности потому, что рост среднего объема мозга у Homo sapiens давно прекратился, и даже, по некоторым данным, в последние 10–40 тысяч лет наметилась тенденция к его уменьшению. Это значит, что если на наших предков раньше и действовал «макиавеллиевский» фактор, сейчас его действие то ли прекратилось, то ли уравновесилось другими факторами, направленными в обратную сторону. Тем не менее обнаружение подобной корреляции стало бы весомым аргументом в пользу гипотезы макиавеллиевского интеллекта.

Для проверки этого предположения венгерские психологи и нейробиологи решили сопоставить размеры разных отделов мозга с такой психологической чертой, как социабельность (общительность). Для этой характеристики существуют стандартные, многократно испытанные тесты, а ее осмысленность и информативность подтверждена факторным анализом и другими сложными математическими методами. Здесь необходимо пояснить, что дискуссия о выборе универсальной системы координат для анализа индивидуальных психических различий давно уже ведется психологами не на уровне общих рассуждений, а на основе весьма изощренной математики. По итогам многолетних исследований наибольшую поддержку получила пятифакторная модель — так называемая «большая пятерка» (Big Five). В неё входят следующие пять базовых психологических характеристик или «измерений»: экстраверсия, доброжелательность, добросовестность, невротизм и открытость опыту. Следует помнить, что это не более чем условные названия достаточно строго определенных комплексных характеристик. Общеупотребительные значения этих слов лишь приблизительно отражают смысл пяти измерений «большой пятерки». Параллельно существует ряд альтернативных моделей, тоже достаточно хорошо обоснованных, но, по-видимому, приложимых к менее широкому кругу исследовательских задач.

Ранее уже были предприняты безуспешные попытки найти корреляцию между размером мозга и экстраверсией — характеристикой, которая, с одной стороны, входит в состав большой пятерки, с другой — отчасти отражает «социальный интеллект». Однако в состав экстраверсии входят и параметры, не имеющие к социальному интеллекту никакого отношения.

Поэтому авторы решили использовать другую комплексную психологическую характеристику — социабельность, которая не входит в большую пятерку, но зато входит в другую, тоже вполне респектабельную модель — «альтернативную пятерку Цукермана» (Zuckerman, 2002). Считается, что модель Цукермана более «биологична» и в большей степени ориентирована на задачи психогенетики и эволюционной психологии. Забегая вперед, заметим, что результаты обсуждаемой работы подтверждают это мнение. В состав «социабельности» входят такие показатели, как количество друзей, время, проводимое с ними, частота «выходов в свет», участие в коллективных затеях, непереносимость социальной изоляции.

В исследовании приняли участие 25 добровольцев (7 женщин, 18 мужчин). Социабельность оценивали при помощи стандартного опросника, размеры отделов мозга — при помощи магнитно-резонансной томографии и стандартного программного обеспечения, разработанного для этой задачи. По отдельности оценивался объем конечного мозга, неокортекса, левой и правой лобной и височной долей (потому что именно в них находятся основные центры, связанные с социальным интеллектом). В ходе статистической обработки данных использовались поправки на рост и возраст, а также другие, более сложные, процедуры, предназначенные для оценки достоверности результатов.

Оказалось, что социабельность положительно коррелирует с объемом всех перечисленных отделов мозга. Корреляция с объемом лобных долей оказалась несколько менее четкой, чем с объемом височных долей, неокортекса и всего конечного мозга. При раздельном рассмотрении мужчин и женщин положительные корреляции сохраняются, но перестают быть статистически значимыми — скорее всего, из-за маленького размера выборки.

общительность и социальный интеллект
Корреляция социабельности (горизонтальная шкала) с объемом левой (вверху) и правой височной доли, с поправками на рост и возраст. Рисунок из обсуждаемой статьи в Evolutionary psychology

Полученные результаты можно рассматривать как дополнительное подтверждение гипотезы социального интеллекта, согласно которой сложные социальные отношения были важным стимулом увеличения мозга в эволюции наших предков.

Сами авторы рассматривают свое исследование как «пилотное». Основная его слабость — в малом числе участников. Полученные результаты необходимо перепроверить на других выборках. Кроме того, исследование не дает ответа на вопрос о причинах и следствиях. Теоретически, здесь возможны три варианта: 1) большой мозг является причиной повышенной общительности; 2) общительные люди активнее тренируют социально-ориентированные мозговые центры, что ведет к увеличению мозга; 3) какой-то третий фактор схожим образом влияет и на социабельность, и на объем мозга. Эти варианты не являются взаимоисключающими: возможны любые переходы и комбинации. Будем надеяться, что новые исследования прояснят этот вопрос.

Главная ценность работы венгерских ученых состоит в том, что она дает эволюционным психологам, разрабатывающим теорию социального интеллекта, ценную «наводку»: они могут теперь оставить тщетные попытки увязать анатомию мозга (и отдельных его частей) с экстраверсией и заняться социабельностью — показателем, который, по-видимому, лучше подходит для решения этой задачи.

Klára Horváth, János Martos, Béla Mihalik, Róbert Bódizs. Is the social brain theory applicable to human individual differences? Relationship between sociability personality dimension and brain size (PDF, 352 Кб) // Evolutionary psychology. 2011. V. 9. P. 244–256.

Источник публикации: Элементы

08.07.2011

Предложить интересную новость, объявление, пресс-релиз для публикации »»»

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов