.
  

© О.А. Костерева

Образ врага в отечественной политической культуре периода Холодной войны
Опыт анализа визуального источника

Образ врага в контексте «холодной войны» представляется довольно перспективной темой для изучения. Вся историография холодной войны сосредоточена, главным образом, на изучении событий политической истории. Но нельзя забывать, что любое политическое событие, тем более такое значительное явление, как «холодная война», находит свое место в политической культуре.

КукрыниксыПосредством пропаганды образ того или иного явления входит в общественное сознание и формирует соответствующее отношение общества. В этом смысле очень мощным потенциалом воздействия на общество является визуальная пропаганда. В советском государстве это был в первую очередь плакат, в котором воплотились все символы советской эпохи. Теме «холодной войны» в плакате уделено значительное место на протяжении всего периода противостояния. Выходили целые альбомы с плакатами, посвященными событиям внешней политики, представленными в жанре политической карикатуры. В первую очередь нужно выделить таких мастеров этого вида творчества, как блестящая триада Кукрыниксы: Куприянов М.В., Крылов П.Н. и Соколов Н.А. Их карикатуры печатались также в журнале «Крокодил», пользовавшемся огромной популярностью. Этот источник дает богатый материал для исторического анализа: на нем можно выделить механизмы формирования образа врага и увидеть сам этот образ.

Под образом врага в данном случае мы подразумеваем: кто для нас является врагом, какими качествами он обладает и что значит для государства и общества в определенный период времени. Образ существует, во-первых, в пропаганде, а, во-вторых, как результат этой пропаганды, — в общественном сознании. Анализировать общественное сознание чрезвычайно сложно, но пропаганда, даже в условиях тоталитарного государства, создается представителями общества, поэтому по образу, представленному в прессе, можно судить об отношении власти и, частично, общества к какой-либо проблеме.

Историографический прецедент подобного анализа создан: это работа С. Кина «Лица врага. Размышления над образом», вышедшая в 1986 г. в Нью-Йорке. Книга посвящена образу врага в политической карикатуре ХХ в. Исследование выполнено в рамках историко-психологического подхода. Автор, опираясь на работы К.Г. Юнга, подробно прописывает свою методологию, выделяя архетипы образа врага. Архетип врага имеет много ипостасей: чужака, агрессора, иноверца, варвара, захватчика, преступника, насильника. Этот подход действует, когда речь идет о собирательном образе врага, перед которым сплачивается общество в условиях опасности. Очень часто изображают реальных политических противников, и тогда нужно изобразить их так, чтобы подчеркнуть превосходство собственного политического руководства. Для этого очень часто практикуется изображение исторических лиц в виде животных или мифологических персонажей. Таким образом, автор дает нам инструмент анализа. К сожалению, эта работа пока единственная в своем роде.

Предметом моего исследования является образ врага в альбоме Кукрыниксы «Бредовые англо-американизаторы», вышедшем в 1951 г. Целью моего исследования является анализ сборника как элемента воздействия на общественное сознание в период позднего сталинизма. В рамках этой цели можно выделить следующие задачи: установить характерные признаки образа врага (понять, кто для нас враг, и чем он для нас опасен) и выявить степень взаимосвязи образа врага с реальным политическим содержанием.

Единая концептообразующая идея сборника: «Во всем виновата Америка». Америка покушается на ООН: карикатура «В поте лица» изображает дерево (ООН), которое подпиливают Даллес и Маршалл путем создания Временного комитета. Америке приписывается связь с фашистами: долларовые знаки и свастика присутствуют на всех врагах советского союза. Очень показательна карикатура «Новогоднее гаданье», где Трумен, глядя в зеркало, видит Гитлера. Идея очевидна: Трумен — это сегодняшний Гитлер. В роли фашиста представлен и де Голль (карикатура «Очередной кандидат в фюреры»). Эта мысль продолжена в теме войны. Америка готовит войну: многочисленные изображения ядерного оружия с долларовыми знаками. А все остальные ей помогают: Черчилль вместе с Даллесом в форме ядерной ракеты несутся по морю к Европе от берегов Америки («Оборона по-американски»). Черчилль изображается, как правило, со лбом в виде кирпичей — это воплощение настойчивости и упрямства, характеризующих английского премьер-министра.

В сборнике нашла отражение и девальвация фунта стерлинга («Поединок», «У постели больного», «Наступление фунта на доллар»). Фунт стерлинга в известной карикатуре «Уолл-стрижка» изображен в виде льва, которого стригут американцы. Англию и англичан очень часто изображали в виде царя зверей — ведь это животное является символом Великобритании.

После разрыва с Югославией Тито оказался в стане «империалистов» («Гадючье гнездо»). В Испании в конце 40-х гг., по мнению США, наметились тенденции к демократизации — сборник иллюстрирует позицию СССР в этом вопросе: в карикатуре «Демократия» палача Франко» диктатор в виде змеи обвивает испанского рабочего, что может означать «Каким ты был [фашистом], таким ты и остался».

«План Маршалла» также нашел отражение в сборнике. В карикатурах «Всадник со спутником», изображающей въезд Кризиса в виде смерти вместе с «Планом Маршалла» в Европу, и «Распределение кредита по «плану Маршалла» проводилась идея об угрозе экономикам Западной Европы со стороны этого проекта. Подобная трактовка должна была объяснить отказ СССР от участия в этой акции.

Расстановку сил в мире, как ее представляли в СССР, лучше всего характеризует карикатура «Новогоднее гаданье». В центре композиции находится гадалка — Ачесон (сыгравший значительную роль в создании НАТО), в очередь к гадалке стоят: Бевин и Эттли (Англия), Жорж Бидо (Франция), де Гаспери (Италия) и Спаак (Бельгия). Другая «скульптурная группа»: Трумен, восседая в кресле, сделанном из Аденауэра и Франко, гадает на зеркале и вместо своего отражения видит Гитлера (Тито — в качестве скамеечки для ног). В углу разместились те, кто готовит войну: Эйзенхауэр, Риджуэй, Маккартур, Черчилль, Монтгомери и Чан Кайши. Над ними летает призрак Форрестола, сошедшего с ума и выбросившегося из окна. Наконец, отдельно изображен Тодзио, держащий свою голову в руках, — напоминание о приговоре военного трибунала. Рядом с ним Иосида — его антисоветски настроенный наследник. Эта карикатура продолжает мысль о США как силе, направляющей развязывание новой войны.

СССР же выступает яростным борцом за мир: плакат «Остановить подготовку новой войны» изображает советского рабочего, который останавливает руку американского империализма с атомной бомбой, предъявляя подписи миллионов борцов за мир. Эта единственный пример, когда в сборнике фигурирует Советский Союз. Очень показательно, что СССР выступает в обобщенном образе, — формировать положительный образ легче на деперсонифицированном материале.

Проведенный анализ позволяет констатировать, что есть определенная степень корелляции между содержанием карикатур и реальной политической ситуацией, но всем событиям придается мощный образный акцент, что формирует определенную эмоциональную заданность, которая и рождает ощущение уверенности в способности противостоять врагу. Таким образом, создается система мифологем, которая успешно функционирует в политической культуре, и карикатура является одним из наиболее сильных механизмов формирования тех или иных образов.

В системе постоянно транслируемых советской пропагандой мифов особую роль играл миф о том, что в случае войны мы сможем нанести врагу ответный удар. В конце 40-х — начале 50-х гг. у большей части общества было весьма смутное представление о гибельном потенциале ядерного оружия. И этот факт активно использовался властями. На примере карикатуры данного сборника видно, что атрибутами советского человека, призванного бороться за мир, являются, во-первых, «подписи миллионов борцов за мир», а, во-вторых, — его трудовые руки. Как правило, подобный подход рождает настроения шапкозакидательства, которые в ситуации реального столкновения с врагом быстро сходят «на нет» и уступают место другому чувству — полнейшего отчаяния, который приводит к неспособности что-либо предпринять. Поэтому очень важно учитывать образ, в котором то или иное политическое событие входит в культуру.

О.А. Костерева, Российский Государственный Гуманитарный Университет, Факультет истории, политологии и права.

Источник: Гуманитарный портал Earthburg.ru

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов