.
  

© А.В. Манойло

Объекты и субъекты
информационного противоборства

Аннотация. Представлена классификация и краткая характеристика объектов и субъектов информационного противоборства, а также система критериев, позволяющая их выделять из многообразия субъектов информационно-психологической деятельности.

Базовые положения

Объектом информационного противоборства является любой объект, в отношении которого возможно осуществление информационного воздействия (в том числе — применение информационного оружия) либо иного воздействия (силового, политического, экономического и т. д.), результатом которого будет модификация его свойств как информационной системы [1, 2].

Общим признаком объекта, который можно рассматривать как объект информационного противоборства, является любая форма использования информации в его функционировании.

Родовые объекты информационного противоборства:

  • система социальных отношений информационного общества;
  • система политических отношений информационного общества;
  • система психологических отношений информационного общества.

Объектом информационного противоборства может стать любой компонент или сегмент информационно-психологического пространства, в том числе — следующие виды:

  • массовое и индивидуальное сознание граждан;
  • социально-политические системы и процессы;
  • информационная инфраструктура;
  • информационные и психологические ресурсы.

Под психологическими ресурсами понимаются следующие компоненты информационного пространства [1]:

  • система ценностей общества;
  • психологическая толерантность системы ценностей (устойчивость системы ценностей по отношению к внешним или внутренним деструктивным воздействиям);
  • индивидуальное и массовое сознание граждан;
  • психологическая толерантность сознания граждан (устойчивость сознания граждан к манипулятивному воздействию и вовлечению в противоправную деятельность манипулятивными методами тайного принуждения личности);
  • психическое здоровье граждан;
  • толерантность психического здоровья граждан (устойчивость психического здоровья по отношению к внешним или внутренним деструктивным воздействиям).
  • Субъекты информационного противоборства:
  • государства, их союзы и коалиции;
  • международные организации;
  • негосударственные незаконные (в том числе — незаконные международные) вооруженные формирования и организации террористической, экстремистской, радикальной политической, радикальной религиозной направленности;
  • транснациональные корпорации;
  • виртуальные социальные сообщества;
  • медиа-корпорации (контролирующие средства массовой информации и массовой коммуникации — СМИ и МК);
  • виртуальные коалиции.
  • Признаки субъекта информационного противоборства:
  • наличие у субъекта в информационно-психологическом пространстве собственных интересов;
  • наличие в составе субъекта специальных сил (структур), функционально предназначенных для ведения информационного противоборства или уполномоченных на ведение информационного противоборства;
  • обладание и/или разработка информационного оружия, средств его доставки и маскировки;
  • под контролем субъекта находится сегмент информационного пространства, в пределах которого он обладает преимущественным правом устанавливать нормы регулирования информационно-психологических отношений (на правах собственности, закрепленных нормами национального и международного законодательства) или государственным суверенитетом (национальный сегмент информационного пространства как часть государственной территории);
  • существование в официальной идеологии положений, допускающих участие субъекта в информационном противоборстве.

Остановимся более подробно на характеристике каждого из указанных субъектов информационного противоборства.

Государства, их союзы и коалиции

Этот вид субъектов информационного противоборства:

  • имеет, как правило, стабильные (постоянные) интересы в информационном пространстве;
  • формирует и контролирует национальное (союзное) информационное пространство, которое, как правило, так или иначе интегрировано в глобальное информационное пространство и является его сегментом;
  • создает как в силовом блоке, так и в гражданских государственных учреждениях специальные силы и структурные подразделения, в функции и задачи которых входит ведение информационного противоборства;
  • при наличии необходимого научно-технического потенциала разрабатывает и испытывает образцы и системы информационного оружия, средств его доставки и маскировки, а также принципы боевого применения; в случае, когда собственный научно-технический потенциал не позволяет осуществлять подобные разработки, приобретает (легально или тайно) данные средства за рубежом;
  • разрабатывает и закрепляет на официальном уровне, в том числе в виде нормативных актов, концептуальные и идеологические положения, обосновывающие необходимость участия в информационном противоборстве, определяющие основные принципы и формы участия в нем для данного субъекта.
Международные организации

Этот вид субъектов информационного противоборства:

  • имеет, как правило, стабильные (постоянные) интересы в информационном пространстве;
  • участвует в формировании глобального информационного пространства и частично контролирует национальные сегменты информационного пространства;
  • создает в рамках своих структур или использует национальные структуры, интегрированные в международные организации, в функции и задачи которых входит ведение информационного противоборства;
  • создает и использует собственный научно-технический потенциал и/или использует (стимулирует создание) потенциал стран, так или иначе интегрированных в данную международную организацию или ее деятельность для разработки и испытаний образцов и систем информационного оружия, средств его доставки и маскировки, а также принципов применения, а также приобретает при необходимости (легально или тайно) данные средства у третьей стороны;
  • разрабатывает и закрепляет на официальном уровне, в том числе в виде нормативных актов, концептуальные и идеологические положения, обосновывающие необходимость участия в информационном противоборстве, определяющие основные принципы и формы участия в нем для данного субъекта.

Негосударственные незаконные вооруженные формирования и организации террористической, экстремистской, радикальной политической, радикальной религиозной направленности

Этот вид субъектов информационного противоборства:

  • имеет интересы в информационном пространстве;
  • создает собственный (часто — закрытый) сегмент информационного пространства, стремится к захвату или контролю (а также к разрушению и замещению на собственный) сегментов национального и/или глобального информационного пространства;
  • создает в рамках своих или союзных структур силы, в функции и задачи которых входит ведение информационного противоборства;
  • создает и использует собственный научно-технический потенциал (редко, как правило, только для крупных организаций) и/или использует потенциал союзников, а также поддерживающих их стран, так или иначе связанных с деятельностью этого субъекта или (гласно или тайно) поддерживающих ее, для разработки и испытаний образцов и систем информационного оружия, средств его доставки и маскировки, принципов применения, а также приобретает при необходимости (чаще всего тайно) данные средства у союзников или третьей стороны;
  • разрабатывает и закрепляет на уровне своей официальной идеологии, концептуальные и идеологические положения, обосновывающие необходимость участия в информационном противоборстве, определяющие основные принципы и формы участия в нем для данного субъекта.
Транснациональные корпорации

Этот вид субъектов информационного противоборства обладает теми же характеристиками (признаками) субъектности, что и международные организации:

  • имеет, как правило, стабильные (постоянные) интересы в информационно-телекоммуникационном пространстве;
  • участвует в формировании глобального информационного пространства и частично контролирует национальные сегменты информационного пространства;
  • создает в рамках своих структур или использует национальные структуры государств, интегрированных в контролируемое данным субъектом информационное и телекоммуникационное пространство, в функции и задачи которых входит ведение информационного противоборства;
  • создает и использует собственный научно-технический потенциал и/или использует (стимулирует создание) потенциал стран, так или иначе интегрированных в сегмент информационного пространства, принадлежащего и/или контролируемого корпорацией, или принимающих участие в ее деятельности, для разработки и испытаний образцов и систем информационного оружия, средств его доставки и маскировки, принципов применения, а также приобретает при необходимости (тайно) данные средства у третьей стороны;
  • разрабатывает и закрепляет на официальном уровне, в том числе в виде ведомственных нормативных актов, концептуальные и идеологические положения, обосновывающие необходимость участия в информационном противоборстве, определяющие основные принципы и формы участия в нем для данного субъекта.

Особую роль в информационной борьбе владельцев открытых информационно-телекоммуникационных сетей (ОТКС) и разработчиков сетевых технологий — сетевых информационных корпораций и корпораций-провайдеров, обеспечивающих циркуляцию жизненно важных потоков информации, можно охарактеризовать следующим образом.

В информационном обществе условия диктует тот, в чьих руках находятся информационные сети, ресурсы и технологии. Контроль за сетевыми ресурсами сосредоточен в руках провайдеров, обеспечивающих доступ в открытые телекоммуникационные сети для других компаний, организаций и частных лиц и гарантирующих стабильность работы с информационными потоками и сетевыми ресурсами. Деятельность провайдеров может подвергаться контролю и давлению как со стороны частных фирм и корпораций, так и органов власти тех государств, на территории которых находятся их сервера, представительства и иные активы. Однако в тех случаях, когда сетевые ресурсы компании-провайдера находятся на территориях нескольких государств, обеспечивая стабильную работу государственных органов власти и других организаций с различной формой собственности, вмешательство органов власти одного государства в работу такой компании может нанести ущерб политическим и экономическим интересам других государств, что, с одной стороны, может привести к нежелательным осложнениям во внешнеполитических отношениях, с другой, — становится хорошей гарантией безопасности и стабильности для таких компаний, так как в случае нарушения их деятельности на защиту компании, обеспечивающей циркуляцию потоков информации, обязательно придут правительственные структуры и законы тех стран, которые заинтересованы в надежной работе этого канала обмена информацией и информационного воздействия. Такие условия существования крупных информационных компаний, контролирующих сети и потоки циркулирующей в них информации, во многом сходны с условиями деятельности банковской системы Швейцарии, которые обеспечили безопасность и неприкосновенность границ этой небольшой альпийской страны в течение двух мировых войн. Таким образом, компании, контролирующие открытые информационные сети и информационные потоки в них, все больше приобретают черты транснациональных государств-корпораций, интересы которых лежат на территориях различных стран с различными законами, традициями, геополитическим положением и государственным устройством.

Также можно прийти к выводу о том, что в ближайшем будущем в любом вооруженном конфликте будут задействованы силы и средства как минимум трех сторон — агрессора, жертвы агрессии и (одной или нескольких) корпораций, обеспечивающих бесперебойное функционирование ОТКС (являющихся полем деятельности сил специальных информационно-психологических операций государства-агрессора и государства-жертвы агрессии) и контролирующих циркулирующую в них информацию. Следует отметить, что, несмотря на то, что все три стороны, очевидно, являются активными участниками конфликта и имеют самое непосредственное к нему отношение, только две из них (агрессор и жертва) находятся в юридически оформленном и закрепленном состоянии войны, третья же сторона (компания-провайдер) придерживается нейтралитета. Учитывая, что без содействия (или хотя бы при невмешательстве) провайдера, контролирующего ОТКС, силы специальных информационно-психологических операций обеих сторон вряд ли добьются желаемых результатов, активная же позиция структур, контролирующих информационные сети, может стать решающей для обеспечения успешных действий наступающей или обороняющейся стороны.

Появление надгосударственных международных информационно-сетевых корпораций, располагающих сетевыми ресурсами, расположенными на территориях различных стран мира, может привести в случае проведения силами специальных информационно-психологических операций враждующих сторон активных боевых действий на каналах ОТКС и СМИ к нанесению по вооруженным силам, населению и коммуникациям противника ударов с территорий государств, не только являющихся нейтральными по отношению к этому конфликту (не имеющих в этом регионе своих интересов) и непосредственно не примыкающих территорией к театру военных действий, но и связанных с государствами-участниками конфликта дипломатическими соглашениями различного характера (внешнеполитическими и внешнеэкономическими, торговыми, социальными, культурными и др.). Нет сомнений, что внезапность таких ударов будет новым и достаточно важным фактором, способным повлиять на характер боевых действий в целом и, при определенной трактовке таких действий враждующими сторонами, может привести к расширению очага конфликта и вовлечению в конфликт новых участников.

При этом особую роль сетевых корпораций в информационно-психологической борьбе государств можно охарактеризовать следующим образом.

1. Транснациональные корпорации в информационном обществе обладают всеми признаками суверенного государства — территорией, определяемой ареалом распространения их сетевой инфраструктуры, стратегическими ресурсами (информацией и информационными потоками, циркулирующими в принадлежащих или подконтрольных им информационно-телекоммуникационных сетях), аналогом населения (штатом лояльных сотрудников и агентов влияния) и относительно полным суверенитетом, выражающимся в реальной возможности не только отстаивать собственные интересы на международном уровне с вовлечением в решение собственных политических вопросов субъектов международной политики, но и оказывать давление на субъекты международной политики, деятельность и состояние безопасности которых зависит от стабильного функционирования сетевой инфраструктуры, притока информационных и сетевых ресурсов и новых информационно-телекоммуникационных технологий).

2. Транснациональные сетевые корпорации в информационном обществе, разрабатывая новые информационные технологии, развивая принадлежащие им глобальные информационно-телекоммуникационные сети и контролируя циркулирующие по ним потоки, вообще говоря, не принадлежащей им информации, создают тот театр военных действий, на котором затем будут разворачиваться боевые действия между участниками информационно-психологического противоборства. Новые информационные и телекоммуникационные технологии дают враждующим сторонам тот арсенал сил и средств нападения и обороны, который затем и будет использован в информационно-психологическом конфликте. Таким образом, можно считать, что информационная война ведется субъектами информационного противоборства в сфере, искусственно создаваемой человеком в результате разработки новых средств воздействия (информационных технологий) и средств доступа к уязвимым объектам нападения (сетевой инфраструктуры), т. е., фактически, в условиях и по законам, определяемым разработчиками и владельцами сетей и технологий.

На фоне прогрессирующих процессов информационной, психологической, экономической, культурной глобализации развивается процесс вытеснения традиционных государств информационными сверхкорпорациями. Следует ожидать появления в ближайшие 10-15 лет частных компаний, обладающих признаками суверенных государств: экстерриториальность; наличие собственных легитимных вооруженных сил; участие в международных организациях, предусматривающих членство только для суверенных субъектов. Параллельно с этим будут развиваться и государственные образования традиционного типа.

Одновременное развитие как государств традиционного типа, так и экстерриториальных сверхкорпораций будет протекать какое-то время без силовых конфликтов между ними. Традиционная государственность получит свое дальнейшее развитие в тех регионах, где частный бизнес недостаточно развит, чтобы сформировать внутри себя экстерриториальный субъект негосударственного типа (сверхкорпорацию) — в Латинской Америке, Юго-Восточной и Центральной Азии, Африке. В постиндустриальных регионах (Северная Америка и Европа), процессы взаимодействия государства и сверхкорпораций будут происходить на базе имеющихся правовых механизмов.

В этих условиях национальные ОТКС (и степень их развитости на территории государства) можно рассматривать как один из важнейших факторов информационной геополитики, определяющих геополитический ландшафт в информационно-психологическом пространстве современного общества. В информационной сфере информационно-телекоммуникационные сети и сетевая инфраструктура, в которых циркулируют потоки важнейшего стратегического ресурса информационного общества — информации, определяют масштабы информационного пространства государства и при оценке мощи государства и его геополитического потенциала вытесняют по своей значимости на второй план размеры и географические особенности территории, акватории и воздушного пространства государства, степень развитости и эффективности его наземных, воздушных и морских коммуникаций.

Виртуальные социальные сообщества

Этот вид субъектов информационного противоборства обладает теми же характеристиками (признаками) субъектности, что и международные организации и транснациональные корпорации.

Виртуальные социальные сообщества — социальные системы, включающие в себя совокупность социальных систем различных типов и их отдельных элементов, сегментов информационного пространства, источников интеллектуальных и материальных ресурсов, распределенных по земному шару и объединенных в рамках достижения общей цели единой для всех элементов виртуальной системы идеологией, являющейся наряду с ОТКС, обеспечивающих для элементов системы взаимодействие между собой, главным системообразующим фактором.

Информатизация всех сфер деятельности современного человека и бурное развитие ОТКС создают все условия для реализации программ оперативного доступа к удаленным материальным и интеллектуальным ресурсам, распределенным по всему земному шару. Сегодня основная цель таких программ — создание универсального механизма решения особо сложных вопросов в науке, экономике, государственном управлении и иных сферах деятельности общества, требующих привлечения для решения этих задач групп, коллективов, сообществ высококвалифицированных специалистов в различных областях деятельности и широкого спектра материальных ресурсов и технологий, поставку которых в нужные (как правило, предельно сжатые) сроки ни одна коммерческая компания или группа компаний не может обеспечить в полном объеме — т. е. цель таких программ заключается в создании необходимых условий для объединения усилий большого количества творческих и производительных сил общества, деятельность которых непрерывно обеспечивается поступлением необходимых материальных ресурсов из любой точки мира.

В индустриальном обществе такое объединение в единую работающую структуру столь разнородных элементов, разделенных географическими расстояниями, границами, различиями в национальном законодательстве, языковыми барьерами, различиями в культуре, обычаях, традициях, а также в направлениях политики национальных правительств, потребовало бы значительных затрат времени и усилий, что ограничивало эффективность совместного участия различных сил общества в решении сложных задач в режиме цейтнота. Такая фактическая неповоротливость социальных систем индустриального общества делало его беззащитным перед любыми быстрыми изменениями структуры социальной организации и характера общественных отношений.

В информационном обществе, для которого характерны высокие скорости протекания социальных процессов, нередко приводящих к кардинальным изменениям структуры отдельных частей информационного пространства и неожиданным изменениям в системе информационно-психологических отношений социальных систем, ОТКС позволяют устранить основные разделяющие барьеры, мешающие установлению деловых отношений и взаимодействию различных субъектов информационного общества, и объединить их усилия для совместного достижения выбранной цели. ОТКС в этом процессе не только являются прекрасным средством установления отношений между различными субъектами информационной (информационно-психологической) деятельности, объединения их интеллектуального и материально-технического потенциала в единую управляемую структуру, быстрого подбора необходимых сил и средств, их оперативной переброске (концентрации) на основных направлениях деятельности, но и как эффективное средство организации непрерывного процесса управления и координации этой деятельностью (которая может одновременно протекать в различных регионах земного шара, удаленных друг от друга на гигантские расстояния и разделенные морями и океанами, горными хребтами и пустынями) в режиме реального времени. В такой форме взаимодействия социальные структуры могут объединяться как временно (для решения конкретного вопроса или группы вопросов), так и на постоянной основе.

Один из примеров такой программы является создание новой открытой телекоммуникационной сети Internet-2, принципиально отличающейся от сети Internet использованием в ее работе новых революционных решений по структурной организации перемещения информационных потоков, новыми информационными технологиями и скоростью передачи информации, превышающей лучшие показатели сети Internet на несколько порядков. Internet-2 объединит ведущие научные центры, университеты, библиотеки и информационные системы США и Канады, Западной Европы и для создания условий объединения совместных усилий для решения особо важных и сложных вопросов, имеющих значение как для отдельных пользователей сети, так и для всего сетевого сообщества. Цель создания такой системы — обеспечение США оперативным доступом к распределенным по всему миру национальным интеллектуальным и материальным ресурсам и использование их в интересах развития собственной экономической и политической мощи. Сетевое сообщество создает все предпосылки для этого — социальные системы, объединенные сетевыми ресурсами, принадлежащими другим системам, при реализации своих интересов с использованием этих средств становятся доступными и досягаемыми для внешней информационной, психологической, экономической экспансии, вынуждены подчиняться чужим правилам игры, принимать положения и установки чужой идеологии, что создает хорошие условия для скрытого управления их деятельностью извне и манипулирования в чужих национальных интересах.

Однако важнейшим результатом концепции обеспечения удаленного доступа к распределенным интеллектуальным и материальным ресурсам других субъектов и частей информационного пространства — появление особых социальных формаций — сетевых или виртуальных сообществ, являющихся объектом информационно-психологического пространства, не вписывающимся в традиционные представления о формах ведения хозяйственной деятельности и реализации социальной активности индустриального общества. Следует отметить, что такая виртуальная корпорация (виртуальное сообщество) как реальный объект существует только в представлениях ее членов — групп, коллективов, отдельных граждан и различных социальных структур, а все отношения, связывающие членов этого сообщества централизованным управляющим воздействием в единое целое и направляющие их силы и ресурсы для достижения одной общей цели, осуществляются в основном через информационную сферу (виртуально, без установления обязательного личного контакта) и являются формой отношений, присущих только информационному обществу. Исключите из системы отношений такого виртуального сообщества объединяющие отдельные разрозненные, качественно и количественно разнородные его части в единую структуру открытые телекоммуникационные сети и такое сообщество мгновенно перестанет существовать.

В связи с тем, что ВСС создаются ее организаторами для достижения определенных целей на территории выбранного ими государства (или группы государств) из элементов социальной структуры этих государств и других субъектов информационно-психологической деятельности, главной уязвимостью ВСС является идеология, объединяющая разрозненные элементы, принадлежащие, к тому же, к разным социальным формациям, в единый организм (систему) и создающая мотивацию участия каждого из этих элементов в совместной деятельности по достижению задекларированных в официальной идеологии виртуального сообщества целей под общим централизованным виртуальным управляющим воздействием, исходящим из ядра ВСС. Нанесение психологического удара по главному связующему звену системы виртуального сообщества — идеологии — способно разрушить виртуальную корпорацию практически сразу.

Таким образом, в современном информационном обществе происходит зарождение и становление новых социальных формаций, обладающих принципиально иными (по сравнению с традиционными формами оказания воздействия на социальные структуры в индустриальном обществе) возможностями по оказанию влияния на традиционные общественные и государственные структуры, появление которых связано с программами создания оперативного доступа по каналам ОТКС к распределенным интеллектуальным и материальным ресурсам в любой точке земного шара. Во многом появление таких виртуальных сообществ связано с происходящими в мире процессами информационно-телекоммуникационной глобализации.

Виртуальные социальные сообщества в информационно-психологическом пространстве являются принципиально новой устойчивой формой существования социальных отношений, превосходя сетевые социумы по степени организованности и влиянию.

Виртуальные социальные сообщества (ВСС) отличают следующие черты.

1. Виртуальные социальные сообщества обладают теми же качествами, что и наднациональные информационные сверхкорпорации, что делает их опасным субъектом конкурентной борьбы и естественным противником информационных сверхкорпораций в борьбе за сферы влияния. Единственная разница, отличающая два этих типа социальных структур информационного общества, заключается в том, что в конкурентной борьбе сверхкорпорации в основном используют собственный информационный потенциал и интеллектуальные ресурсы, а виртуальные сообщества включают в свою структуру, объединяют идеологией и привлекают к собственной конкурентной борьбе чужие, не принадлежащие им материальные и интеллектуальные ресурсы, целиком заимствуя структурные элементы других социальных систем.

2. Крупнейшие, глобальные по масштабам своей деятельности и влиянию на общественные процессы ВСС обладают признаками суверенного государства — суверенитет; экстерриториальность; наличие собственных легитимных вооруженных сил (которые могут состоять как из подразделений силового воздействия служб безопасности, так и из специальных сил информационно-психологических операций); участие в международных организациях, предусматривающих членство только для суверенных субъектов, что сближает их стратегические интересы с национальными интересами традиционных государств, вовлекая в геополитическую конкуренцию за сферы влияния.

3. Так же, как традиционные государства и транснациональные информационные сверхкорпорации, ВСС являются геополитическими субъектами и принимают участие в геополитической конкуренции.

4. Способность ВСС мгновенно извлекать из структур социального общества и концентрировать распределенные интеллектуальные и материальные ресурсы в любой точке пространства, в том числе — вблизи или внутри очагов международной напряженности или локальных информационно-психологических конфликтов, определяет:

  • высокую мобилизационную способность сил и средств таких социальных систем к ведению и отражению информационно-психологической агрессии и войны;
  • высокую способность восполнять недостаток сил и средств и потери в интеллектуальных и материальных ресурсах, черпая их прямо из общества (государств с развитой информационно-телекоммуникационной инфраструктурой), не участвующего официально в конфликте на стороне данного ВСС.

5. Виртуальные социальные сообщества, благодаря заложенным в их деятельности принципам объединения пространственно распределенных интеллектуальных и материальных ресурсов для достижения собственных целей, в информационном обществе обладают исключительной проникающей способностью в любые социальные структуры и, в случае вовлечения этих ВСС в информационный конфликт (информационно-психологическую войну), способны нанести своему противнику удар изнутри, используя для проникновения в его тылы и для создания в его коммуникационных сетях и социальных формациях собственных (входящих в данное ВСС) структур ведения агрессивных действий и информационной войны в качестве «строительного материала» элементы и составляющие социальной структуры государства, ставшего объектом их нападения.

6. Виртуальные социальные сообщества в результате любых изменений объединяющих их структурные элементы целей (так как ВСС всегда создается на для деятельности в определенном направлении, а для достижения определенной, конкретной цели) способны в кратчайшие сроки полностью изменить свой вид, форму существования в информационно-психологическом пространстве, свою структуру и методы деятельности, изменить внутреннюю иерархию составляющих виртуальное сообщество элементов и систему взаимодействия и взаимоотношений отдельных элементов внутри сообщества до неузнаваемости и в результате этих изменений вообще стать другим субъектом деятельности, что создает трудности в определении мер юридической ответственности такого виртуального сообщества за совершенные этим субъектом права деяния в информационно-психологическом пространстве (в том числе — за деятельность, подпадающую под определение информационно-психологической агрессии или войны) и для наложения соответствующих санкций.

7. Виртуальные социальное сообщество создается ее организаторами для достижения определенных целей на территории выбранного ими государства (или группы государств) из элементов социальной структуры этих государств и других субъектов информационно-психологической деятельности. При распаде (роспуске) такого сообщества (например, в результате достижения поставленных перед ВСС целей или изменения целевых приоритетов) оно прекращает свое существование в качестве самостоятельного субъекта международной деятельности (или геополитической конкуренции), а ее структурные элементы возвращаются на свое прежнее место в те социальные системы, из которых они были изъяты. Таким образом, при необходимости ВСС может просто исчезнуть, раствориться в пространстве социальных структур информационного общества, для того, чтобы избежать заслуженного наказания (ответственности) или для того, чтобы, перегруппировав силы и средства, возникнуть уже в другом месте в другой момент времени.

Юридически трудно установить виртуальную связь отдельных структурных элементов виртуального сообщества между собой и управление их деятельностью из виртуального центра, являющегося ядром ВСС, так как виртуальные отношения не оставляют материальных улик и следов, которые затем можно было бы представить в суде в качестве доказательств преступной деятельности ВСС (если таковая имеет место, например, при подготовке и реализации ими акций и мероприятий информационно-психологической агрессии и войны). Таким образом, обладая способностью временно прекращать свое существование (устранив источник из системы социальных отношений виртуального сообщества центрального управляющего воздействия), растворяться в пространстве социальных систем, а также быстро видоизменять свою форму, виртуальные социальные сообщества, участвующие в информационно-психологической войне, могут внезапно наносить противнику удары и избегать ответных ударов, благодаря, в том числе, способности мгновенно (в предельно сжатые сроки) концентрировать (перемещать в информационно-психологическом пространстве) силы и средства на территории объекта агрессии (например, государства или группы государств) и иных геополитических субъектов, в том числе — занимающих нейтральную позицию в данном информационно-психологическом конфликте или в войне.

8. В связи с тем, что виртуальные социальные сообщества создаются ее организаторами для достижения определенных целей на территории выбранного ими государства (или группы государств) из элементов социальной структуры этих государств и других субъектов информационно-психологической деятельности, главной уязвимостью ВСС является идеология, объединяющая разрозненные элементы, принадлежащие, к тому же, к разным социальным формациям, в единый организм (систему) и создающая мотивацию участия каждого из этих элементов в совместной деятельности по достижению задекларированных в официальной идеологии виртуального сообщества целей под общим централизованным виртуальным управляющим воздействием, исходящим из ядра ВСС. Нанесение психологического удара по главному связующему звену системы виртуального сообщества — идеологии — способно разрушить виртуальную корпорацию практически сразу.

9. Использование силами специальных операций ВС, спецслужб и иных участников информационного противоборства (информационной войны) принципов создания и использования в собственных целях виртуальных социальных сообществ создает благоприятные условия для ведения широкомасштабной разведывательной, диверсионной и партизанской войны в информационно-психологическом пространстве государств-конкурентов.

По мере развития методов ведения информационно-психологической войны происходит постепенное разделение боевых действий в информационном пространстве на тайные операции, осуществляемые силами специальных операций вооруженных сил, спецслужб, иных субъектов информационного противоборства, и разведывательно-диверсионные («партизанские») формы информационно-психологической борьбы, осуществляемые временно вовлекаемыми в информационно-психологическую войну структурными элементами пространства социальных систем нейтральных или враждебных государств, объединенных достижением конкретных целей и задач, деятельность которых организуется и управляется виртуальным информационно-психологическим воздействием из центра (ядра) этой системы. В этих условиях виртуальные социальные сообщества и корпорации являются идеальной формой организации сил и средств диверсионно-разведывательных формирований для ведения «партизанской войны» в информационном пространстве.

Средства массовой информации и массовой коммуникации

Этот вид субъектов информационного противоборства:

  • имеет постоянные интересы в информационном пространстве;
  • участвует в формировании глобального информационного пространства, частично контролирует национальные сегменты информационного пространства и стремится к установлению полного контроля над ними;
  • создает в рамках своих структур специальные подразделения или использует национальные структуры, интегрированные в деятельность медиа-корпораций, в функции и задачи которых входит ведение информационного противоборства;
  • создает и использует собственный интеллектуальный потенциал и/или использует потенциал национальных структур, интегрированных в деятельность медиа-корпораций, для разработки и испытаний образцов и систем информационного оружия, средств его доставки и маскировки, принципов применения, а также приобретает при необходимости данные средства у третьей стороны;
  • разрабатывает и закрепляет на официальном уровне, в том числе в виде нормативных актов, концептуальные и идеологические положения, обосновывающие необходимость участия в информационном противоборстве, определяющие основные принципы и формы участия в нем для данного субъекта.

Появление принципиально новых форм существования традиционных ветвей и структур государственной власти, отвечающих требованиям современного информационного общества, имеет значение не только для пока еще достаточно ограниченной части общественных отношений, лежащих в информационно-психологической плоскости. «Электронное правительство» является проекцией (или отображением) существующей системы органов государственной власти на информационно-психологическую сферу общества и остается основным фактором, регулирующим общественные отношения в информационно-психологической сфере в соответствии с нормами права, пока еще затрагивающего лишь часть таких отношений. Однако появление в информационно-психологической сфере общества таких заметных факторов, регулирующих общественные отношения, как государственная власть в форме «электронного правительства», приводит к изменениям не только в характере общественных отношений, но и в других сферах общественной жизни, в первую очередь — в сфере политических отношений, а также к изменению роли средств массовой информации (СМИ) и к особой роли в государстве владельцев информационно-телекоммуникационных сетей и разработчиков сетевых технологий — сетевых корпораций и корпораций-провайдеров, обеспечивающих циркуляцию жизненно важных потоков информации.

В свете этих положений особую роль СМИ в информационном обществе можно определить следующим образом. Согласно действующему законодательству Российской Федерации, на СМИ возлагается обязанность информирования граждан о деятельности ветвей и структур государственной власти, при этом предполагается монопольное право СМИ в отношении доведения до населения решений правительства — не случайно законы, указы, постановления государственных органов власти вступают в силу только после их опубликования. Таким образом, СМИ являются посредником в установлении общественных связей между государственной властью и населением, а также обладают монопольным правом на получение и распределение информации о деятельности органов государственной власти (сами органы государственной власти, в общем-то, не обладают законодательно закрепленным правом прямого информирования населения о своей деятельности). В сущности, СМИ является неким промежуточным звеном при прохождении информации от органов и структур государственной власти к гражданам. Также предполагается, что роль СМИ в этом процессе должна ограничиваться непосредственной трансляцией той информации, которую они получают из органов государственной власти, к отдельным гражданам, что подразумевает полное исключение сознательного искажения, редактирования (цензуры) данной информации, ее тенденциозного освещения и подтасовки фактов. Теоретически это, конечно, возможно, однако, на практике наблюдается совершенно иная картина.

Негосударственные СМИ, принадлежащие различным финансово-промышленным группам, тесно связанным с политической элитой страны, проводят собственную политику оказания воздействия на индивидуальное и массовое сознание гражданского общества в экономических и политических интересах собственных владельцев, являясь структурами, обеспечивающими успешную практическую реализацию их политических, экономических и иных целей. Роль СМИ в экономической конкуренции настолько велика, что не случайно практически каждая крупная финансово-промышленная группа в России стремится контролировать (в том числе — на правах полной или частичной собственности) либо телеканал, либо радиостанцию, либо газету, либо и то, и другое, и третье одновременно. Коммерческие СМИ, являясь инструментом достижения собственных целей финансово-промышленной элиты (небольшой группы лиц, стоящих во главе финансово-промышленной группы, контролирующей данное СМИ или обладающей на него полным или частичным правом собственности), в этих условиях в принципе не могут быть абсолютно независимыми и абсолютно объективными.

Не секрет, что большая часть информации о деятельности органов и структур государственной власти, поступающая в СМИ, при вещании используется в неполном или искаженном варианте с целью манипулирования общественным мнением (или иного оказания воздействия), проходит редактирование, компонуется и тенденциозно комментируется (освещается) в интересах владельцев СМИ, интересы которых не имеют ничего общего с государственными интересами. Таким образом, информация о деятельности органов государственной власти, проходя через посредника — СМИ, нередко сознательно фильтруется и искажается, что может стать серьезным источником угроз безопасности государства.

В этом свете особый интерес вызывает известный тезис «СМИ — четвертая власть», отражающий стремление некоторых СМИ (точнее, некоторой части сегодняшней элиты журналистики) стать в один ряд с ветвями государственной власти и на равных ролях с государством регулировать общественные отношения. Невооруженным взглядом видно, что главная цель этой идеологической установки — приобретение (или захват) реальной власти в государстве, способной оказывать государственное принуждение в отношении любых структур гражданского общества — разумеется, в рамках, определенных законодательством Российской Федерации и в тех случаях, когда применение насильственного воздействия связано с защитой государственных интересов и вызвано угрозами безопасности личности, общества и государства. Единственным средством достижения этой цели является, во-первых, контроль за потоками информации о деятельности органов государственной власти, поступающих из органов власти в СМИ для информирования ими граждан Российской Федерации (т. е. сохранение роли единственного посредника в отношениях органов госвласти с населением), во-вторых, — целенаправленное использование уникальных и самых, пожалуй, эффективных средств, методов и возможностей оказания воздействия на население.

В современной России СМИ во многом добились того положения, при котором с термина «четвертая ветвь власти» можно снять все признаки условности. Действительно, в современном российском обществе СМИ, пользуясь своим положением, с одной стороны, диктуют гражданскому обществу (особенно — молодому поколению российских граждан) собственные нравственные ценности (используя методы информационно-психологического воздействия), с другой — оказывают давление на органы и структуры государственной власти, стремясь направить их деятельность в определенное русло в соответствии с собственными целями. Таким образом, СМИ в том виде, в котором они сейчас существуют в российском информационном и политическом пространстве, занимают господствующее положение как над гражданским обществом, так и над его политической надстройкой — системой органов государственной власти, что открывает широкие возможности для ведения собственных политических игр.

Внедрение в деятельность органов государственной власти принципов «электронного правительства» существенно изменяет роль СМИ в качестве посредника в информационном обмене между властью и населением. «Электронное правительство» в условиях информационного общества, всеобщей компьютерной грамотности населения и развитой сетевой информационно-телекоммуникационной инфраструктуры обеспечивает достаточно высокую степень информационной прозрачности деятельности органов государственной власти (конечно, в той мере, в которой органы государственной власти считают необходимым информировать население о своей деятельности) и открытости государственных информационных ресурсов для гражданского общества, что исключает монопольное право СМИ на доведение до граждан сведений о функционировании системы органов государственной власти и сокращает возможности сознательного искажения (сокрытия, неполного освещения положения, внесения в исходную информацию элементов дезинформации и иной обработки исходных сведений) исходной информации в соответствии с политикой, которой придерживается данный канал или орган массовой информации, а также в соответствии с политическими и финансово-промышленными интересами владельцев этого органа, которые он защищает.

Не вызывает сомнений, что в информационном обществе, даже в условиях интеграции системы органов государственной власти в информационно-психологическую сферу, СМИ обладают широкими возможностями по манипулированию информацией о деятельности государственной власти, что делает их одним из самых опасных противников в информационно-психологической войне. Однако в условиях работы «электронного правительства» эти возможности заметно скромнее, а прямой канал связи государственной власти с гражданами с использованием возможностей открытых информационно-телекоммуникационных сетей дает гражданскому обществу альтернативный источник получения достоверной информации.

Виртуальные коалиции

Этот вид субъектов информационного противоборства может включать в свой состав любые субъекты информационного противоборства и обладает теми же характеристиками (признаками) субъектности, что и элементы, в него входящие.

Виртуальные коалиции — это субъекты геополитической конкуренции, характерные для информационного общества и глобального информационного пространства. Кроме традиционных субъектов геополитической конкуренции, действующих на глобальном и региональном уровне, — государств и различного рода межгосударственных коалиций — в информационном пространстве возникают принципиально новые образования, включающиеся в геополитическую борьбу — «виртуальные» союзы и коалиции, в которые на равных правах могут входить государства, транснациональные корпорации, медиа-холдинги и т. д., масштабы деятельности которых имеют глобальный характер, а результаты деятельности могут приводить к последствиям, влияющим на политику государств и их коалиций на международном уровне. При этом обладание государственным суверенитетом, собственной территорией и населением вовсе не является обязательным условием участия субъекта в геополитической конкуренции, что существенно отличает информационное общество от индустриального.

Относительная простота условий, при которых в информационном пространстве происходит объединение субъектов геополитической конкуренции в виртуальные коалиции, объясняется как высокой интенсивностью зарождения и развития информационных и информационно-психологических процессов, так и высокой способностью виртуальной коалиции, состоящей из любого количества разнородных субъектов геополитической конкуренции, приспосабливаться к изменениям внутренней и внешней геополитической ситуации, маневрировать силами и средствами, быстро восстанавливать свой потенциал после временных неудач и подбирать для каждого из субъектов подходящие формы совместного участия в геополитической борьбе в соответствии с ее быстро и малопредсказуемо изменяющимися условиями в современном динамичном мире.

Литература

  1. Манойло А. В. Государственная информационная политика в особых условиях, монография. — М.: Изд. МИФИ, 2003, 388 с., ил.
  2. Манойло А. В., Петренко А. И., Фролов Д. Б. Государственная информационная политика в условиях информационно-психологической войны, монография. — М.: Горячая линия — Телеком, 2003, 541 с., ил.
  3. Грачев Г. В. Информационно-психологическая безопасность личности: состояние и возможности психологической защиты. М.: Изд-во РАГС, 1998.
  4. Грачев Г. В., Мельник И. К. Манипулирование личностью: организация, способы и технологии информационно-психологического воздействия. М.: ИФ РАН, 1999.
  5. Манойло А. В., Петренко А. И., Фролов Д. Б. Государственная информационная политика в условиях информационно-психологических конфликтов высокой интенсивности и социальной опасности, курс лекций. — М.: Изд. МИФИ, 2003, 390 с., ил.
  6. Фролов Д. Б., Воронцова Л. В. Информационное противоборство: история и современное состояние. — М.: Горячая линия — Телеком, 2003 (в печати).
  7. Прохожев А. А., Турко Н. И. Основы информационной войны // Анализ систем на пороге XXI века: теория и практика. М., 1996, с. 252-253.
  8. Вепринцев В. Б., Манойло А. В., Петренко А. И., Фролов Д. Б. Операции информационно-психологической войны. Краткий энциклопедический словарь. — М.: Горячая линия — Телеком, 450 с.: ил.
  9. Манойло А. В., Фролов Д. Б. Информационно-психологические операции как организационная форма реализации концепции информационно-психологической войны, СПб.: Проблемы информационной безопасности. Компьютерные системы. 2003, N 2, с. 7-14.
  10. Манойло А. В., Фролов Д. Б. Информационно-психологическая война в системе политических отношений информационного общества. Государственная информационная политика: проблемы и технологии. Сборник статей / Отв. редактор и составитель Е. П. Тавокин — М.: Изд-во РАГС, 2003, с. 85-95.

А.В. Манойло, докторант кафедры информационной политики Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации, кандидат физико-математических наук, доцент

© , 2003 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов