.
 

© Ольга Маховская

Сериал «Школа» — манифест поколения юных хищников

сериал школаАгрессия — это крайняя форма выражения потребности в любви, когда нет самой любви, и нет даже жалости. Юные хищники-одиночки бредут витиеватыми тропами, слоняются от одного пристанища к другому в поисках наживы. Выросшие рядом с озверевшими или ослабевшими в битвах перестройки родителями, они примеряют роль вожаков. Стать вожаком стаи — это круто. В награду и подчинение ты получаешь жизни других людей. Власть над другими — замена любви. Жалость равносильна смерти.

«Все умрут, а я останусь» — манифест поколения вожаков, среди которых авторы и одноименного фильма, и сериала «Школа». Было бы корректней назвать сериал «Школа юных волков и волкодавов». Сценаристы, актеры во главе с режиссером Гай Германикой оказались сами из них, и ничего другого показать не смогли бы. «Первый канал» цинично воспользовался «новыми хищниками» для того, чтобы раззадорить свою консервативную возрастную аудиторию. Молодые, школьники и студенты, ни канал, ни сериал не смотрят. Сериал для ностальгирующей по школе аудитории, которой за 30, за 40, за 50, за 60… Успех сайта «Одноклассники» апробировал тему.

В этом есть сшибка. Они нам хотят сказать про себя, а мы смотрим на них, чтобы услышать что-то важное о нас же.

Персонажи сериала выросли в условиях эмоционального голода. Они привыкли экономить на эмоциях. Все, что требует эмоционального напряжения, вызывает у них скепсис — как провокация, или раздражение — «Не на того напали!» Отношения со сверстниками и родителями становятся предметом торга и манипуляций. Они не знают, что такое поддерживать, строить отношения, тем более их беречь, потому что мир, в котором они взрослели, не был стабильным и радостным.

Сиротская психология делает их непобедимыми и неуловимыми в полевых условиях. Они не боятся нарушить социальную норму, потому что знают, что она — слабое препятствие, зыбкая реальность, а чаще — треп. Его можно игнорировать. Они не боятся смерти, потому что молоды. Они не верят в старость, потому что у них еще сил с избытком. Они не хотят слушать, как нужно жить, они хотят жить.

Говорят, это первое свободное поколение. По-моему, это первое дикое поколение. Да и не первое. В своем стремлении ставить на кон свою жизнь по любому поводу, они напоминают воспитанников колоний Макаренко. Послевоенное сиротское поколение отличалось коллективизмом, группировалось вокруг тех, кто пел и говорил о любви, о небе, о прекрасном будущем. Эти дети отомстят за своих прекраснодушных дедушек и бабушек, идеалы которых не вписались в перестроечную конъюнктуру. Если нет любви, значит все умрут. Собственно, уже умерли. И нет никого, кроме меня. Племя одиноких волков подает свой голос и собирается в стаи.

© , 2010 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

 
.
   

Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов
Политика публикации | Пользовательское соглашение

© 2001–2021 Psyfactor.org. 16+
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org.
 Посещая сайт, вы даете согласие на использование файлов cookie на вашем устройстве.
 Размещенная на сайте информация не заменяет консультации специалистов.