.
  

© Ф. Зимбардо, Р. Сворд

Буллинг: агрессоры и их жертвы

Почему люди ведут себя агрессивно? И какую выгоду из травли выносят жертвы? Как агрессоры выбирают жертв? Почему люди позволяют другим плохо с собой обращаться? Как защититься от буллинга? Можно ли перестать быть агрессором? А жертвой?

буллинг и коллективная травля

Для начала обратимся к нашей клинической практике. Нам довелось поработать с самыми разнообразными клиентами — жертвами буллинга — одни из которых пережили травлю на работе, а другие — в буквальном смысле на детской площадке. Их ощущения были сходны независимо от возраста: страх, подавленность и тревога. В последнее время мы не могли не заметить тревожный рост количества жалоб на травлю на работе — особенно в женских коллективах! Хотя некоторые называют ее «естественной» составляющей общественной эволюции, проявлением неофициальной иерархии или «выживанием сильнейшего» — жертве это никак не помогает.

Что не так с агрессорами?

Агрессивное поведение и травлю подробно изучают и тщательно отслеживают из-за трагического роста массовых расстрелов — особенно в школах, а также убийств и суицидов среди учащихся, которые были жертвами и в какой-то момент решили добиться возмездия. Это крайнее проявление обратной стороны феномена травли — когда жертва в конечном итоге превращается в агрессора.

Исследования показывают, что некоторые агрессоры страдают от нарциссического расстройства личности (см. «Нарциссическая личность»). Или же у агрессоров возникают сложности в интерпретации, понимании социальных ситуаций и действий других людей. Например, ученик может случайно врезаться в такого агрессора в коридоре — и тот расценит столкновение как нападение, воспримет это как триггер и развернет травлю, начав «мстить».

Зачастую вести себя агрессивно дети учатся дома: у родителей или старших братьев и сестер, склонных к запугиванию. Иногда взрослые намеренно или ненамеренно поощряют такое поведение. Например, иногда ребенок обнаруживает, что агрессия по отношению к родителю позволяет избежать выполнения домашних дел (негативное подкрепление) или что запугиванием можно добиться какого-либо удовольствия (неверное использование позитивного поощрения со стороны родителей). Каждый (ведь все мы когда-то были детьми) читатель, в особенности те из вас, кто сейчас сам стал родителем, наверняка участвовал в реализации подобного поведенческого паттерна или как минимум за ним наблюдал. Вот как работает этот механизм. Сначала ребенок бесконечно жалуется на то, что ему нужно убирать игрушки, — в конце концов родителю надоедает, и он(а) убирает все сам(а).

Без сомнения, аналогичные случаи вы не раз замечали, стоя в очереди в магазине. Ребенок бьется в истерике до тех пор, пока папа или мама не купит ему конфету. Эффект подобного негативного и позитивного подкрепления со временем только усиливается, потому что оно постоянно повторяется, — и через какое-то время сломать схему становится очень сложно.

Обычно запугивающее поведение вызвано напряжением в жизни самого агрессора. Зачастую агрессоры и сами становились жертвами запугивания, ими движет неуверенность. Им хочется контролировать других людей, манипулировать ими, чтобы чувствовать свое превосходство. Они злятся на собственную боль и перенаправляют злость на других людей — тех, кого считают более слабыми и/или непохожими на себя. Действуют они преднамеренно: наносят эмоциональные или физические травмы одному или нескольким людям многократно. Эффект травли — как для жертв, так и для агрессоров — может длиться долгие годы, а то и всю жизнь. Нет ничего удивительного в том, что люди, которые в детстве были агрессорами, нередко попадают в жернова судебной системы в довольно раннем возрасте. У них также значительно выше риск возникновения наркотической зависимости и асоциального поведения.

Типы буллинга

Физическая агрессия

Самая очевидная форма. Она возникает, когда дети или взрослые используют физическое насилие для получения власти и контроля. Обычно они крупнее, сильнее и намного агрессивнее сверстников. К физическому буллингу можно отнести пинки, удары, пощечины, толчки и другие способы причинить вред.

В отличие от других форм, физический буллинг легко выявить. Поэтому именно его обычно представляют люди, когда речь заходит о травле. Кроме того, исторически школы и представители власти уделяют ему намного больше внимания, чем другим, более скрытым формам.

Вербальное запугивание

Для получения власти и контроля агрессоры используют слова, утверждения и публичные оскорбления. Обычно этот вид травли характеризуется безжалостными обидными выпадами, направленными на унижение, причинение боли другому человеку. Агрессоры выбирают жертву, основываясь на внешних качествах и поведении. Такие агрессоры нередко издеваются над детьми с особенностями развития.

Вербальное запугивание и травлю в детском коллективе зачастую сложно выявить, потому что большая часть столкновений происходит в отсутствие взрослых. В результате сложно понять, кто прав, а кто виноват. Кроме того, многие взрослые считают, что слова детей не имеют особенного значения. В итоге жертве травли обычно говорят: «Просто не обращай внимания».

Целые поколения родителей преуменьшали травматические последствия вербального буллинга для детей, следуя старой поговорке: «Палкой и камнем меня можно покалечить, но слова ранить не могут». Однако жертвам травли подобная «мудрость» не помогает, потому что на самом деле она лжива. Исследования доказывают: вербальное запугивание и публичные оскорбления приводят к серьезным последствиям и оставляют глубокие эмоциональные шрамы.

Социальная травля

Эта коварная и незаметная форма буллинга зачастую ускользает от внимания родителей и учителей. Некоторые называют ее эмоциональной травлей. Социальный буллинг — это тип социальной манипуляции, встречающийся в младшем подростковом возрасте, когда дети пытаются причинить боль своим сверстниками или подорвать их социальный статус. Жертва изолируется от группы, о ней распространяют слухи, ей манипулируют, нарушают данные ей обещания. Цель социальной травли — улучшить собственное положение в сообществе за счет контроля и унижения другого человека. В возрасте, когда принятие сверстников является критически важным фактором эмоционального роста и ощущения внутренней стабильности, подобная жестокость может оказаться разрушительной и повлиять на все аспекты развития личности жертвы.

В целом этот тип агрессии чаще используют девочки, особенно в пятых-восьмых классах. Девочек, выступающих в роли агрессоров, обычно называют «дрянными девчонками» и «подружками, которые хуже врага». Жертву, скорее всего, будут дразнить, обижать, игнорировать, исключать из группы и запугивать. Хотя социальный буллинг часто встречается в средней школе, этой возрастной группой он не ограничивается. На самом деле некоторые агрессивные менеджеры нередко прибегают к использованию аналогичных методов.

Кибербуллинг

Когда подросток использует Интернет, мобильный телефон или другие технологии, чтобы преследовать, угрожать или ставить другого человека в неловкое положение, мы называем это кибербуллингом. Если в процесс вовлечен взрослый, это называется киберсталкингом (От англ. stalking — «преследование»). К кибертравле относится размещение неприятных изображений, публикация онлайн-угроз, отправка оскорбительных писем и комментариев. Подростки постоянно «подключены к Сети», и потому кибертравля становится все более популярной. Эта форма запугивания более безопасна для агрессоров — их просто-напросто сложнее выследить.

Киберагрессоры часто пишут то, что сказать человеку в лицо просто не осмелились бы. Технологии анонимизируют процесс, отдаляют человека от ситуации. В результате онлайн-травля может принимать особенно жестокие формы. К ней присоединяются люди, которые в реальности вряд ли участвовали бы в травле, — виртуальность способствует запуску механизмов воздействия толпы. Жертвам кибербуллинга кажется, что она касается всех аспектов их жизни и никогда не закончится. Агрессоры могут достать их в любое время, в любом месте: злое сообщение можно получить, даже лежа в собственной кровати. Захлестывающее с головой ощущение беззащитности приводит к тому, что жертвы кибербуллинга становятся крайне уязвимыми. Учитывая широкие возможности, которые открываются агрессорам благодаря развитию технологий, нужно признать, что последствия кибертравли могут быть очень серьезными.

Сексуальное преследование характеризуется повторяющимися, вредными и унижающими действиями, направленными на сексуальность человека. В качестве примеров можно привести унижение, грубые комментарии, вульгарные жесты, нежелательные прикосновения, сексуальные предложения и порнографические материалы. Например, агрессор может грубо озвучить свое мнение о внешности девушки, ее привлекательности, сексуальном развитии или сексуальной активности. В крайних случаях сексуальное преследование приводит к сексуальному насилию.

Девочки зачастую подвергаются сексуальному преследованию со стороны мальчиков и даже других девочек. Мальчики позволяют себе неуместные прикосновения, грубые комментарии, относящиеся к их телам, или предложения переспать. Девочки могут обзываться («шлюха», «проститутка»), делать болезненные замечания о внешности или физической форме, участвовать в коллективном «опозоривании» за сексуальное поведение (В английском это поведение обозначается специальным термином «slut-shaming» — «посрамление проститутки»). Аналогичным образом некоторых мальчиков называют «геями» (вне зависимости от их истинной сексуальной ориентации) и используют это как средство остракизма, проявления агрессии в отношениях. Безусловно, такое поведение вредит и разрушает общее ощущение благополучия.

Сексуальная переписка также может окончиться сексуальным преследованием. Вам наверняка не раз попадались видеосюжеты и печатные статьи с примерами подобных ситуаций с участием знаменитостей. Вот как это работает: девушка высылает свою фотографию в сообщении молодому человеку. Когда они разрывают отношения, он показывает снимки всем одноклассникам. В результате девушка становится объектом сексуального преследования: окружающие смеются над ее телом, обзываются, позволяют себе вульгарные комментарии в ее отношении. Некоторые парни даже рассматривают подобные ситуации как открытое приглашение к действиям сексуального характера. В итоге жертва не только подвергается травле, но и переживает предательство в близких отношениях, вторжение в личное пространство; такие формы кибербуллинга оказываются особенно болезненными. Если, оказавшись в подобной ситуации, девушка не обратится за помощью, скорее всего, в будущем у нее возникнут проблемы с доверием, она будет испытывать проблемы в отношениях, особенно с мужчинами.

Травля, основанная на предвзятости

Этот вид запугивания основывается на предрассудках, которые существуют как у подростков, так и у взрослых в отношении представителей других рас, религий или сексуальных ориентаций. Такое запугивание нередко соседствует с кибербуллингом, вербальными оскорблениями и запугиванием, социальной и физической агрессией, а иногда даже и с сексуальным преследованием. В подобной ситуации «выделяющихся» по каким-либо критериям людей пытаются изолировать от остальных.

Зачастую этот вид травли принимает очень жестокие формы, иногда приводя к преступлениям на почве ненависти. Если ребенка преследуют на почве расовых, религиозных или сексуальных различий, нужно сообщать об этом представителям власти.

А что насчет жертв?

Жертвы травли зачастую перенаправляют эмоциональное напряжение внутрь. Их личность может серьезно измениться в результате давления: например, появятся симптомы депрессии (изоляция и отказ от социального взаимодействия), низкая успеваемость или плохие рабочие показатели, грусть, незаинтересованность в других и в вещах, которые раньше были небезразличны. В некоторых случаях жертвы начинают тайно причинять себе боль: например, резать или жечь кожу. При наихудшем развитии событий они прибегают к попытке самоубийства.

Как у школьников, так и у взрослых людей можно выделить три основные особенности, характерные для всех жертв травли (проявляться может одно или несколько качеств).

Слабо развитые социальные навыки

Зачастую недостаток социальных навыков у жертв связан с трудностями в обучении: например, причиной могут быть синдром дефицита внимания и гиперактивность, дислексия. У них могут быть и определенные психологические отклонения: тревожность, расстройства поведения, чрезмерная застенчивость.

Потенциальными жертвами становятся новички (в школе или на рабочем месте), люди, не соответствующие местным представлениям о «норме».

В эту группу входят представители других культур (если человек говорит с акцентом, носит необычную одежду, предпочитает необычную еду или придерживается другой религии); люди с проблемами с весом, носящие очки или ортодонтические брекеты. Суть отличий не важна — они просто должны быть «другими».

Малое количество друзей

К сожалению, по перечисленным выше причинам у жертв может быть мало или вообще не иметься друзей. У них нет сети поддержки, а потому, когда начинается травля, агрессорам никто не мешает.

Избегание конфликтов

Жертвы не могут или не хотят отстаивать себя вербально или физически, что только стимулирует и распаляет агрессоров.

Типы жертв

Можно выделить два основных типа жертв травли:

Пассивные

Чтобы пассивной жертве спровоцировать агрессора, ей достаточно просто существовать. Пассивным людям трудно выражать мысли, чувства и желания. А когда они пытаются это сделать, то используют всегда непрямую самоуничижительную форму. Они не борцы (ни на словах, ни на кулаках), а потому позволяют другим себя унижать. Агрессоры в восторге.

Проактивные

Проактивным жертвам обычно недостает социальных навыков: это раздражает других и привлекает агрессоров. Как и пассивные жертвы, эти люди не любят бороться, а если вступают в противодействие, то чаще безуспешно. К сожалению, они обычно сами провоцируют столкновения, вследствие чего направленная на них агрессия кажется обоснованной.

Проактивные жертвы нередко испытывают трудности в обучении — из-за дефицита внимания или гиперактивности, которые раздражают других.

Выявление потенциальных жертв травли

Если человек подвергается буллингу во взрослом возрасте, скорее всего, его травили и в детстве. Если вы знаете ребенка, которого, как вам кажется, могут травить, обратите внимание на следующие особенности.

Личные особенности

  • Недостаточно развитые социальные навыки.
  • Стеснительность или недостаток умения за себя постоять.
  • Мало или совсем нет друзей.
  • Редко или никогда не получает приглашений на вечеринки/встречи других детей.
  • Небольшой рост.

Физические свидетельства травли

  • Пропадают вещи.
  • Пропадают деньги или то, что было на них куплено.
  • Синяки, порезы и ссадины непонятного происхождения.
  • Порванная, окровавленная или грязная одежда.

Поведение

  • Притворяется больным, чтобы избежать нахождения рядом с обидчиком.
  • Боязнь идти в школу
  • Пропуски занятий в школе.
  • Избегание неконтролируемой обстановки (обеденного перерыва, перемен, посадки и высадки из школьного автобуса).
  • Грусть/депрессия.
  • Ночные кошмары.
  • Снижение успеваемости.
  • Желание носить с собой оружие.

Неважно, к какой возрастной группе относится жертва, ей следует обратиться за помощью в разрешении ситуации, а также осваивать стратегии преодоления, в частности — связанные с развитием навыков общения. Обращение к психологу на ранних стадиях может помочь пережить опыт травли с минимальными последствиями и предотвратить ее долгосрочный эффект (в том числе формирование склонности в будущем вступать в токсичные отношения).

Литература

  1. Philip G. Zimbardo, Rosemary K.M. Sword. “Living and Loving Better with Time Perspective Therapy. Healing from the Past, Embracing the Present, Creating an Ideal Future”. McFarland & Company, Inc., Publishers, Jefferson, North Carolina, USA. 2017
  2. Behson, Scott. “Five Things You Should Know About Working Dads.” Time, March 5, 2014.
  3. National Association of Child Care Resources and Referral Agencies. “Mothers in the Work Force.” 2012.
  4. Norwegian Institute of Public Health. “How Are Children Affected by Maternal Anxiety and Depression.” Science Daily, October 24, 2013.
  5. O’Connor, Thomas, et al. “Maternal Antenatal Anxiety and Children’s Behavioural/Emotional Problems at 4 Years: Report from the Avon Longitudinal Study of Parents and Children.” The British Journal of Psychiatry, June 2002.
  6. Taborelli, E., et al. “Maternal Anxiety, Overprotection, and Anxious Personality as Risk Factors for Eating Disorder: A Sister Pair Study.” Cognitive Therapy and Research, Vol. 37, Iss. 4 (August 2013).
  7. “Why Working Dads Don’t Talk About Balance.” BBC Capital, June 26, 2015.

См также:

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2019.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов