.
 

© Рамиль Гарифуллин

Психология игроманов современных финансовых пирамид

Необходимо признать, что субъекты, которых сейчас называют «игроки» (по сути своей часто являющиеся игроманами) — это люди, которые имеют свободу выбора и выбирают игру.

психология игроков финансовой пирамиды Финико

Для них вторичным является то, что они в этой игре могут проиграть. Разве мы можем надеяться на то, что человек, который проиграл в казино, будет судиться и разбираться в том, в чей карман ушли финансовые средства? Казино организовало условия — произошел проигрыш одних и выигрыш других. Поэтому в обществе и вообще в мире образовалась очень большая социальная группа игроков. Мир играет в кость, ставит ставки и играет. Феномен игры, делание ставок стало частью культуры постмодернизма, и с этим ничего не поделаешь.

С другой стороны, есть так называемые классические, традиционные установки, связанные с тем, что появляются некие жертвы различных финансовых структур, в частности финансовых пирамид. Так обстояло дело с МММ. Тогда гигантская часть россиян надеялась на то, что МММ — это официальный банк, который показывают по телевизору (а у нас есть установка, что раз показывают по телевизору, то это правда). У людей не было выбора, это была первая финансовая пирамида. Люди поверили, потому что на федеральных каналах была мощная реклама МММ. Уже потом они обалдели — когда узнали, что это, оказывается, пирамида, что они проиграли. Начались жертвы, недовольства и т.д.

И то: немалая часть жертв МММ продолжила играть по мере того, как пирамида открывалась. Они всё время верили в Мавроди, и даже в последний его заход вкладывались, играли. С некоторыми из них я общался, и они говорят, что не жалеют — они покупали азарт, и главной ценностью для них являются не деньги, а адреналин и надежда на победу. Необходимо признать, что у нас в обществе есть немалая часть граждан (и в России, и в мире), которые готовы проигрывать и даже не судиться с финансовыми структурами. Это факт!

В пирамиде «Финико» такая же ситуация — никто не подает заявления, и правоохранители не могут возбудить уголовное дело по статье «Мошенничество». И нет установок сверху, согласно которой финансовая пирамида могла быть идентифицирована как преступно-мошенническая. Сейчас вкладчики «Финико» — зрители, они заняли выжидательную позицию и наблюдают за тем, что будет происходить. Естественно, сам Кирилл Доронин показал эффективную модель поведения: если мы будем писать заявления, то пирамида разрушится, плюс к этому власть нас закроет. А если мы будем себя вести иначе (вкладываться и поддерживать компанию), то пойдем на второй заход — сделаем новый проект и будем циклировать.

Полицикличность финансовых пирамид — это нонсенс. Обычно, если в пирамиде начинаются сомнения и паника, то она «уходит» и второй цикл «родить» бывает трудно. Значительная часть вкладчиков «Финико» знала, на что идет и в глубине своей понимала, что кто-то выиграет, кто-то проиграет.

Всегда были и есть такие финансовые структуры, которые организуют финансовые условия для россиян, благодаря которым одна часть россиян грабит другую часть. И данные структуры за организацию таких условий берут определённую комиссию. В любом случае, малая часть вкладчиков «Финико» обогатилась и шикует, купила квартиры и вышла на определенный уровень счастья и радости. Большинство — просто облизываются, верят и надеются. Естественно, новички пирамиды понимают, что вероятность того, что ничего не получится, высокая, и тоже заняли выжидательную позицию с надеждой на второй цикл.

В финансовых пирамидах очень хитро создаются договора. По ним нельзя забирать тот вклад, который внесен, а можно забирать только прибыль. Там очень много пунктов, всё грамотно сделано. Часть пунктов была взята из договоров, которые оформлял Мавроди. Он тоже их создавал так, что сами вкладчики должны осознавать риски и ответственность за всё происходящее несут сами.

Сама по себе пирамидность — это что? (Детище?) финансовых пирамид или же феномен пирамидальности вообще в экономике существует и их просто пирамидами не называют? Если проанализировать государственную экономику и взглянуть на экономические кризисы, то можно понять, что экономика развивается за счёт них. Экономика развивается потому, что всегда часть экономических субъектов выигрывает, а часть — проигрывает. Особенно народ. Это всегда было исторически.

Если изучить причину, по которой происходят экономические кризисы, то оказывается, что феномен пирамидности есть и в государственной экономике, и во власти — только здесь пирамида не такая крутая и разрушается реже. Но когда она всё же разрушается, её культурно называют экономическим кризисом. И все это принимают. А когда схлопывается финансовая пирамида, это тот же экономический кризис, только мелкий. Мы должны понимать, почему ЦБ сейчас занимает взвешенную, умеренную позицию. Потому что они — рядоположенные. То есть Центробанк, финансовые структуры России и финансовые пирамиды — рядоположенные, у них есть общие механизмы, схожесть. Но у госструктур и ЦБ масштабы другие. Поэтому говорить о том, что наши субъекты государственной экономики, наши госкорпорации не играют, не делают ставок, не приходится. В этой системе — профессионалы. С этой точки зрения, нельзя говорить, что они противопоставлены друг другу и качественно отличаются.

Сейчас в «Финико» происходит уникальный момент: может сложиться так, что они этот нонсенс, когда невозможна полицикличность финансовой пирамиды, преодолеют. И вдруг эти игроки, договорившись, начнут вкладываться во второй проект. И дело будет закрыто. Заявлений не будет, начнется второй заход, потому что игроки сядут, как картёжники, за новый раунд, опять начнут нагнетать адреналин, опять появятся новые новички, а те, которые сейчас трясутся, почувствуют, что спасены. Психология последних сейчас выстроена на защите: они не хотят принимать тот факт, что они лохи, что их кинули. В то же время, они понимают, как будет развиваться судьба финансовой пирамиды, если власть резко обозначит «Финико» преступниками. Тем более, это субъект международный, зарегистрированный не в России.

Вкладчики, которые поддержат второй заход, будут чувствовать себя не просто спасателями (финансовой пирамиды), но и самоспасателями. Речь идет о том, появятся ли новички. А они могут появиться, потому что сработает психология: на «Финико» наехали, а они живут! Значит, сильна пирамида! Когда МММ пошел на второй заход, там такие толпы были.

Возникает вопрос. Когда это «Финико» развивалось, в игру вступило очень много публичных и представительных людей, и власть всё это знала и за этим наблюдала. Почему она наблюдала и дала развиваться «Финико»? Говорить о том, что они не видели, что развивается гигантская, успешная фирма, не приходится. Они наблюдали.

История с «Финико» сильно отличилась по специфике, здесь есть новизна. Эта финансовая пирамида работает в интернете, а МММ — нет, там не было таких инструментов. И сейчас у власти нет правильного и корректного понимания того, что такое интернет-инструменты бизнеса. Они глубоко не понимают, на что способен интернет с помощью современных информационных технологий. По сути своей, «Финико» явилась тем самым полигоном, где отрабатываются новые технологии по финансовым пирамидам.

У меня возникло подозрение, что (а вдруг) эта финансовая пирамида, будет развиваться так же, как и государственная экономика, которая тоже развивается кризисами — она падает и поднимается, падает — поднимается. Почему бы этой маленькой фирме точно так же не падать и подниматься? Да, она поменьше. Но тут гигантская армия игроков, которая готова проигрывать. И они знают, что когда-то они и выигрывали. У них сформирована психология игрока: все игроки знают, что такое выигрыш и одновременно знают, что такое проигрыш. Знают глубоко. Более того, они знают выигрыш первый, который запечатлевается в сознании, знают проигрыш и знают выигрыш вторичный, который иногда позволяет забывать о горе и проигрыше, который был до этого. Игроки всегда циклируют, мучаются и мечутся из депрессии — в радость. Такими циклами они качают адреналин — и они готовы, они сделали этот выбор.

Финансовая пирамида учитывает эту психологию. «Финико» — это люди, которые выбрали играть не только ради прибыли, но и ради ставок и куража. Немалая часть людей афиширует успех, вызывает чувство зависти, им многие хотят подражать, вкладывать. Это классика.

Наступило время, когда людям необходимо осмысление того, во что превращается мир, когда игроки становятся гигантской частью, социальным слоем. Мировая игромания выросла. Раньше считалось, что игры осуществляются небольшой частью населения, и это никак не влияло на экономику. А сейчас, в силу того, что изменилось качество жизни и благодаря информационным технологиям из жизни многих ушел труд, изменился и homo sapiens. Сегодня человек имеет низкий уровень эмоционально-волевого развития и желает волшебства. Когда шандарахнет, будет уже поздно.

«Финико» — это не какая-то локальная, самобытная история, затрагивающая лишь экономику России. Это продукт общемирового экономического процесса в области игры. Российская власть, экономика и политика впервые столкнулись в такой историей, это прецедент. И сейчас всё будет зависеть от поведения самих вкладчиков, этих игроков.

Игроки говорят — «а что вы нас трогаете? Мы хотим играть, а вы нам запрещаете, называете организаторов игры мошенниками». Возникла новая ситуация. Государство им объясняет, что их обманули, а они — «и что?». Сейчас у вкладчиков стоит мощная психологическая защита «не быть жертвой», методом исключения у них нет второго выхода, кроме как спасать фирму. Если второй заход пойдет, то это лишь отсрочит их страдания, фиаско. Когда человек находится на грани гибели (не только физической, но и экономической), он находит разные способы защиты, чтобы отодвинуть эту черту.

Это отдельный мир, живущий какими-то самодостаточными механизмами. Они даже не хотят прислушиваться к реалиям в лице прокуратуры, общества, в лице экспертов. Как любой маниакальный игроман, он всегда живет в своем мире и чихать хотел на реальность, пока она не долбанет с затылка. И будет бить не кризисом, а катастрофой.

Вкладчики «Финико» понимали и осознавали, что творят. Они мало похожи на вкладчиков МММ. Те, кто вкладывались в МММ, по сути, не понимали и думали, что это — успешный банк. Хотя многие осознавали, что происходит перераспределение денег из кармана одной части россиян в карман другой под руководством Мавроди — а он за это «берет комиссию».

В целом, это беда. Финансовые пирамиды не развивают экономику, не развивают мир. Экономика не расширяется, услуги не растут. Это одни и те же деньги, количество которых не увеличивается — они просто перераспределяются и всё. А настоящая экономика — это когда идет увеличение капиталов, идет рост. И там нет жертв. Как и нет успеха. Просто один забрал у другого.

Настоящие проекты — это когда капитал приумножается и увеличивается, тогда туда можно инвестировать. А когда появляются финансовые проекты, где идет перераспределение средств, это не значит, что экономика поднялась. Это значит, что у кого-то забрали, а кто-то обеднел, а в сумме ничего не меняется. Поэтому сейчас много таких проектов, которые не развивают мир. Это мнимый успех.

Идея о том, что они «держатся» на криптовалюте и называют её авторитетной, то криптовалюта — это та же самая пирамида. Просто более международная и сильная. Одна мелкая российская пирамида опирается на мировую. Как у Гоголя — мошенник на мошеннике сидит и мошенником погоняет.

Доцент института психологии и образования КФУ, кандидат психологических наук Рамиль Гармфуллин

См. также:

© , 2021 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

 
.
   

Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов
Политика публикации | Пользовательское соглашение

© 2001–2021 Psyfactor.org. 16+
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org.
 Посещая сайт, вы даете согласие на использование файлов cookie на вашем устройстве.
 Размещенная на сайте информация не заменяет консультации специалистов.