.
  

© Рамиль Гарифуллин

1. Защита от деструктивной зависимости, манипуляции и иллюзионизма как главные составляющие психологической безопасности личности

Продолжение. Начало см. Скрытая профилактика наркомании и алкоголизма

1.1. Психология деструктивной зависимости

Жизнь человека, как и всего живого на планете, находится в зависимости от окружающего мира. Мы, в той или иной мере, приспосабливаемся к нему. Это нам удается благодаря тому, что мир открыт для нас и в определенной мере предсказуем. Но эта зависимость может быть как позитивной, так и негативной, как открытой, так и скрытой. Так например, все мы зависим от потребления пищи, но эта зависимость позитивная, так как она способствует нашему выживанию в этом мире. Хотя и она может при определенных условиях войти в деструктивное русло. Так например, существует группа риска, которая страдает патологическим перееданием и обжорством. Поэтому в случае потребления еды, существует норма потребления, за пределами которой у некоторых индивидов возникает риск приобретения патологической зависимости от переедания и, как следствие, ожирения. Таким образом, феномен деструктивности какой-либо зависимости определяется нормой потребления, за пределами которой феномен зависимости переходит в феномен мании.

Зависимость от потребления наркотических средств является деструктивной уже изначально, так как в этом случае такой нормы не существует. Нельзя потреблять наркотики в норме, так как в результате всегда будет иметь место ускоренная психическая и физическая деградация. Хотя очевидно, что какая-то микроскопическая доля наркотических веществ поступает к нам из полезных напитков: чая, кофе и т. д. Но не надо путать чистое потребление наркотических веществ, с потреблением микродоз, растворенных в напитках и еде.

Жизнь личности, зависимой от всяких патологических и непатологических зависимостей и маний (величия, влюбленности, религии, сексуальных, книжных, наркотических и других), является жизнью с активным и в активном образе (звезды, любимой, Бога, гениталий, героев, пены шампанского и т.д.), который как бы стоит перед глазами личности, а все другие образы пассивные и блеклые. Можно предположить, что если у зависимой от чего-либо личности сформируется какая-либо новая зависимость или мания, то она сможет более длительное время обходится без старой зависимости. И действительно есть множество примеров когда алкоголики, начиная страдать «звездными болезнями», посещая религиозные организации, влюбляясь и т.д., теряли влечение к наркотическим средствам на долгие годы. Длительность этих периодов во многом зависит от интенсивности и частоты этого активного образа, т.е. от того формируется ли в сознании личности виртуальная реальность или нет.

Приведем наиболее яркие примеры различных виртуальных реальностей, обусловленных зависимостями и маниями, в которые может попадать личность:

Пример 1. Студенты «обмывали» свои дипломы. Те из них, кто выпили всю дорогу, радовались тому, что закончили институт. В голову постоянно в течении всего вечера многократно приходила образ-мысль об окончании института, диплома и т. д. А те, кто не выпили, уже через час переключились на другие мысли и были увлечены настолько, что казалось забыли о том для чего собрались. Лишь некоторые из низ, будучи трезвыми, были способными зациклиться на радости окончания института, каждые десять минут разглядывая свой диплом и поглаживая его в кармане.

Пример 2. Молодой человек мечтал о карьере известного артиста. Он просыпался с мыслью-образом, что он уже звезда и ложился с этим же. Как-то выпив, он не заметил, как оказался на центральной улице города и начал выступать как великий артист. На экзамене учительница, объясняя ему нечто, обратила внимание на то, что он думает о чем-то ином и глубоко погружен в эту думу. Он как всегда находился в виртуальных образах своей «звездности».Эти образы были нечто большим, чем просто мечты.

Пример 3. Молодая артистка, став популярной была зациклена на мысли «узнают меня на улице или нет». Главным конструктом при восприятии ею новых людей был: звезда — не звезда, известный — не известный.

Пример 4. Пожилой человек не мог избавиться от невроза ожидания бессонницы. Поэтому не спал уже неделю, хотя очень хотел спать. Основная циклическая установка — конструкт: засну — не засну. В молодости аналогичным образом страдал от невроза неудачного секса. В этом случае главной циклической установкой-конструктом были: встанет — не встанет (о фаллосе).

Пример 5. Молодой человек был влюблен настолько, что образ любимой не покидал его в течении года каждую секунду. Он рассказывал, что все это время он жил в другом мире т. е. в состоянии полета. И действительно он ходил легко. Похудел и истощился, но был счастлив. Главный конструкт циклической установки при восприятия окружающего мира: она — не она (любимая).

Пример 6. После того, как человек попал в авиационную аварию, но ничего с ним не случилось, он ходил счастливым, находясь в другом мире в течении трех месяцев. Главный конструкт при восприятии окружающего мира после аварии: жизнь-смерть.

Пример 7. Одна молодая женщина страдала обжорством, видя перед глазами только мясные блюда. Сама она при потреблении мяса, судя по ее словам, куда то проваливалась, испытывая чувство эйфории от потребления.

Необходимо отметить, что в целом любая зависимость (от еды, секса, телевидения, спорта, общения, книг, виртуальных реальностей и компьютеров и т.д.) имеет стадии своего развития:

Первая стадия зависимости. В этом случае у личности есть дополнительные зависимости как привлекательные, так и непривлекательные. Если он даже откроет для себя новую зависимость, то привлекательные зависимости (творческие, развлекательные, познавательные, спортивные и т.п.) могут перекрывать новую зависимость. Так, что до каких-то пор эта зависимость не вредит личности, т.к. она имеет кратковременный характер и после нее человек возвращается в реальность без последствий. Деструктивная зависимость наступает в тот момент, когда переживание от новой зависимости становится самоценностью и человек продлевает взаимодействие с этой зависимостью. Если у здоровой личности зависимость носит кратковременный характер, то в случае деструктивной зависимости, она уже не может терпеть отсутствия объекта обожания.

На первой стадии зависимости все события воспринимаются еще адекватно: что значит ответственность на работе, рождение ребенка, зарплата и т.д. Зависимая личность на первой стадии просто увлекается и начинает испытывать радость при мысли о приближении объекта обожания. Есть интерес, но есть интерес и к другим вещам.

Вторая стадия зависимости. На этой стадии зависимости иллюзорная реальность начинает существовать как самостоятельная реальность. Мир, вызванный этой зависимостью становится более значимым в жизни человека. Без этого мира жизнь — не жизнь. Этот мир все больше расширяется, а «старый мир» — сужается. К концу второй стадии личность переходит к существованию в мире иллюзий. «Старый мир» становится условием для погружения в «мир новый». Личность хорошо понимает все отрицательные последствия этой зависимости, но все равно взаимодействует с объектом обожания. Она ведет двойную жизнь и переживает эту двойственность. Она как бы живет в двух мирах.

Третья стадия зависимости. На третьей стадии зависимости периоды без наличия «нового мира» крайне тяжело переживаются больным. «Новый мир» в этом случае уже не состоит из привлекательных или непривлекательных иллюзий. У личности нет сил на восприятие привлекательных и непривлекательных иллюзий. Личность так часто находится в этом «новом мире», что начинает деградировать как личность. У нее остаются лишь примитивные действия и переживания.

Вообще, стадии зависимости можно рассмотреть на примере различных зависимостей (от еды, секса, телевидения, спорта, общения, книг, виртуальных реальностей и компьютеров, патологических привычек, курения, алкоголя, наркотиков и т.д.) Рассмотрим их вначале на примере мании величия, обусловленной телевидением.

Телевидение и мания величия. Среди работников телевидения есть группа психического риска. В нее преимущественно входят некоторые тележурналисты и телеведущие, страдающие телеманией. Выходить в эфир — это специфическая профессия, вызывающая особые переживания. Плоды ее видит многомиллионная аудитория. Поэтому и последствия после прекращения этой работы тоже специфические. Многие тележурналисты региональных и центральных телекомпаний признавались, что телевидение — это в прямом смысле наркотик. Стоило им только один раз выйти в эфир как появлялась патологическая тяга к эфиру, которую вычеркнуть из сознания уже было невозможно. Мы показали, что наркотическим средством является такое средство, с помощью которого личность не заслуженно, искусственно, без преодолений достигает состояния эйфории, кайфа, иллюзии величия и признания и т. д. Поэтому не обязательно этим средством может быть наркотическое вещество. Благодаря выходу в телеэфир личность без особых усилий и порой незаслуженно может представлять себя всему обществу и ощущать иллюзию величия и ума, хотя и говорит глядя в телесуфлер и порой ничего как личность не представляет и все это, по сути своей, чисто мордальный синдром и известность. Символы, которые излучает такая личность через телеэкран, часто никакого отношения к ней не имеют. Они живут своей жизнью. Личность паразитирует на них. Более того, она может погреться в лучах славы личностей действительно имеющих славу. Во всем этом и лежит основа теленаркотизма.

Как избавиться от этого теленаркотизма? Для начала надо глубоко, до смеха и слез, осознать это явление. Увы, сознание большинства из телеличностей устроено так, что они не могут принять факт, что все их «выдающиеся достижения» — это всего лишь иллюзия и зацикливаются на этом настолько, что начинают страдать телеманией, как особой формой мании величия. Не в этом ли заключена причина частой журналистской холодности и стервятничества? (Кстати, благодаря этому НТВ спокойно съела ТВ-6, как едят голодные волки друг друга, хотя и под руководством главного вожака стаи).

Согласно нашим наблюдениям, в некоторых случаях мания телеведущих по своим психофизиологическим характеристикам ничем не отличается от наркомании. Тот же выброс в мозг соответствующих нейромедиаторов, те же переживания, та же неадекватность, те же стеклянные глаза при восприятии живого простого человека, те же ломки, депрессии и абстиненции после отстранения от эфира, и наконец, те же капельницы. Именно поэтому после увольнения многие из них начинают компенсировать телевидение родственным средством — алкоголем и т.п. Как не обидно это говорить, история многих региональных телекомпаний — это история спившихся дикторов и тележурналистов. К сожалению, в течении оставшейся жизни они часто не могут найти достойную замену эйфории, которую давало телевидение. Очевидно, что эта участь не только героев теле-, но и киноэкрана. А бывало и наоборот, когда благодаря появлению телемании личность избавлялась от уже имевшейся алкогольной мании.

Тележурналисты с нами могут не согласится. Неужели это так?

Алкоголик и наркоман также не сразу понимают, что имеют зависимость. Они уверены, что могут бросить потреблять и ничего не произойдет, но стоит им только попасть в ситуацию долгого воздержания, как у них начинаются беспокойства и возникает желание потребить. В случае теленаркотизма, все аналогично. Стоит только лишить телеэфира личность привыкшую к нему, как она, через определенное время, начинает чувствовать беспокойство. При сильной степени теленаркотизма, эфир уже не дает той радости, как это было вначале, но без эфира личность уже жить не может. Это своего рода телевизионная психологическая ловушка. Поэтому некоторые главные редактора и руководители телевидения часто выступают либо в роли «теленаркодельцов», либо в роли «теленаркологов».

Но у нас есть «теленаркодельцы», которые сами выходят в эфир. Сколько хотят, столько его и «потребляют».

Именно поэтому, некоторые из них страдают запущенной формой телемании или мании величия. Кстати об этом недавно отмечал и сам Сванидзе, когда говорил об НТВ, но это касается и других телекомпаний.

Существует ли разница этих явлений между региональными и центральными телекомпаниями? Особой разницы нет. Самые сильные ломки, на мой взгляд, возникают у тележурналистов, сидящих на «телеостанкинской игле». Я консультировал детей, страдающих этим недугом благодаря детским передачам центрального телевидения. Приходилось заниматься ломками региональных тележурналистов. Благодаря телеэфиру многие из них долгое время находятся в неестественной позе «идеального человека-кумира». После отстранения от эфира все это разваливается как карточный домик. Личность будто подменяют.  

И что ей делать? Об этих психологических особенностях должны знать руководители телевидения. К сожалению, они часто калечат своих «детей», бросая их на произвол. А их необходимо «снимать с  телеиглы», уменьшая дозу телеэфира постепенно или давать эфирное время настолько, чтобы не развивалась телемания. К сожалению, эти правила обычно нарушаются и доза эфирного времени растет по возрастающей в силу того, что малая доза уже не устраивает. Более того, необходимо «сажать» личность на более слабый теленаркотик или занимать ее деятельностью, которая достойно замещала бы теленаркотизм. Но самое главное, сами телеведущие должны воспитывать в себе гармонию, которая бы позволила после отстранения от эфира без потерь перейти на заранее отведенные достойные позиции. К сожалению, с достоинством здесь не получается, вот и появляются уважаемые нами теле и кинозвезды в унизительных рекламных роликах. Очевидно, что это делается не только из финансовых побуждений, но и в силу страдания от телемании. Наши психоаналитические иисследования визуальной и текстовой информации показали, что практически все телеведущие страдают изощренной и замаскированной формой мании величия. Поэтому внешне этого не видно и мы любим своих кумиров-оборотней. Я бы даже посоветовал открыть на телевидении кабинеты теленаркопсихологов, как не смешно это звучит, так как главные редактора с этой проблемой не справляются.

Мудр был великий конструктор Королев, когда выбрал именно Гагарина. Уже сейчас известно, что феномен Гагарина — это прежде всего феномен личности не поддавшейся мании величия. Королев был уверен в этом. А так, в принципе, первыми космонавтами могли бы стать и другие кандидаты. Великая Гагаринская улыбка открыта для нас и она никоим образом не сравнима с улыбкой телезвезды, которая улыбается больше внутрь себя, радуясь за себя и купаясь в иллюзии величия.

Но ведь телевидение — это не только телеведущие и тот кто на экране? Это нечто большее... Вообще, по оценкам многих, телевидение — неблагодарное место для рядовых его работников и в моральном, и в материальном плане. Часто бывает так, что тысячи сотрудников работают на нескольких личностей, ублажая их теленаркотизм. Хотя и говорят о сплоченной команде, но только без ведущего. У настоящих наркоманов все аналогично: близкие и родственники работают на выживание ребенка наркомана, но ребенок вне этой команды родственников. Конечно, работа в телеэфире требует больших сил и энергии, как и любая другая работа. Но заметим, алкоголик тоже вкалывает, чтобы в конце недели как следует напиться.

Что бы мы посоветовали тележурналистам НТВ, которые сейчас лишены возможности выхода в эфир?

В том -то и дело, что некоторые из них лишились возможности выходить в эфир, а некоторые всего лишь возможности общаться с телезрителями? Последним легче — им необходимо это общение продолжить другими способами: через иное творчество, публицистику, искусство и т. п. Конечно необходимо попробовать перейти на более слабый теленаркотик — местные каналы. Некоторым полезно оставаться на телевидении, лишь бы чувствовать его дух, а некоторых это наоборот может раздражать. А вот тем у кого сейчас началась ломка и они находятся в затяжной депрессии срочно обратиться к хорошему психологу, который представляет эту проблему так как я ее вам изложил. Но самое главное необходимо глубоко осознать феномен теленаркотизма!

Теперь рассмотрим психологию зависимости на примере наркотической зависимости.

Первая стадия наркозависимости. У здоровой личности есть иллюзии как привлекательные, так и непривлекательные. Если он даже и употребит наркотическое средство, то другие средства и зависимости могут перекрывать наркоиллюзии. Так, что это до каких-то пор не вредит личности, т.к. эти наркоиллюзии имеют кратковременный характер и после них человек возвращается в реальность без последствий. Болезнь наступает в тот момент, когда переживание наркоиллюзий становится самоценностью и человек продлевает эту иллюзию принятием дополнительных доз наркосредства. Если у здоровой личности опьянение носит кратковременный характер, то наркозависимый человек, почувствовав понижение своего уровня опьянения, принимает еще наркосредство, восстанавливая потерянные иллюзии. В мире иллюзий личность находится по собственному желанию, так что в нем она может проигрывать одну и ту же привлекательную (или наоборот) сцену, т.е. она может «включать ее как пластинку на проигрывателе» тысячу раз. В то время как в реальности он этого сделать не может. Он может смеяться подозрительно много и также плакать и т.д. и т.п. Таким образом, в иллюзорной реальности нет привыкания. Эту «шарманку» наркоиллюзий трудно остановить. Поэтому личность еще принимает дополнительную дозу. Так в алкоголизме это обычно является началом запоя. Запой — это продление алкоиллюзий, в которых личность решает и проигрывает те или иные приятности или неприятности.

Когда трезвенник создает себе творческие иллюзии, он активно участвует в них благодаря своим внешним действиям. В то время как наркозависимая личность участвует только в своих воображениях. По мере увеличения стажа потребления наркосредства личность начинает все свои жизненные цели рассматривать через призму наркоиллюзий, подгоняться под них. Идет подмена всех целей под одну — потребить наркотик и окунуться в мир иллюзий, им порожденных.

На первой стадии заболевания все ненаркотические события воспринимаются еще адекватно: что значит ответственность на работе, рождение ребенка, зарплата и т.д. Наркозависимая личность на первой стадии просто увлекается и начинает испытывать радость при мысли о потреблении. Есть интерес, но есть интерес и к другим вещам. Человек пока не существует в наркоиллюзиях, а просто их редко видит.

Вторая стадия наркозависимости. На этой стадии заболевания наркозависимости иллюзорная реальность начинает существовать как самостоятельная реальность. Мир наркоиллюзий становится значимой и составляющей жизни человека. Без этого мира для наркозависимой личности жизнь — не жизнь. Мир наркоиллюзий все больше расширяется, а ненаркотический мир — сужается. К концу второй стадии личность переходит к существованию в мире наркоиллюзий. Ненаркотический мир становится условием для погружения в мир наркоиллюзий. Личность хорошо понимает все отрицательные стороны, но все равно потребляет наркотик. Он ведет двойную жизнь и переживает эту двойственность. Она как бы живет в двух мирах. Для того, чтобы понять личность в этой «реальности», необходимо погрузиться в нее. Именно поэтому пьяный пьяного всегда понимает, а пьяный трезвого (или наоборот) не понимает. Трезвый человек в пьяной компании становится лишним. Наркоиллюзии во 2-й стадии алкоголизма становятся нормой, именно поэтому в определенном смысле они являются реальностью.

Третья стадия наркозависимости. На третьей стадии наркозависимости периоды без наличия наркоиллюзий крайне тяжело переживаются больным. Мир наркоиллюзий в этом случае уже не состоит из привлекательных или непривлекательных иллюзий. У личности нет сил на восприятие привлекательных и непривлекательных иллюзий. Личность потребляет часто, но понемногу и в этой стадии деградирует как личность. У нее остаются лишь примитивные действия и переживания.

««« Назад  Оглавление  

© , 2000 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов