.
 

© А.Г. Караяни

Информационно-психологическое противоборство в современной войне

Сущность информационно-психологического противоборства
Психологические операции как элемент информационно-психологического противоборства
Силы и средства психологических операций
Пути противодействия психологическим операциям противника

История войн и военного искусства наглядно свидетельствуют о том, что исход вооруженных событий в конечном счете зависит от двух факторов: материального и морального. Еще в древности наиболее талантливые полководцы отчетливо понимали, что бороться с неприятелем необходимо не только вооруженными средствами, но и путем целенаправленного воздействия на сознание, волю, чувства и настроения людей и пытались использовать средства психологического влияния для ослабления морального духа и боевой мощи противника. При этом учитывался тот простой факт, что никому и никогда не удавалось добиться активного и самоотверженного участия абсолютно всех военнослужащих в выполнении поставленных перед ними боевых задач. В ряде исследований показывается, что лишь 15-25% из них ведут прицельный огонь по противнику, перемещаются по полю боя, выполняют распоряжения командиров. Значительная же часть из них, находясь во власти инстинкта самосохранения и негативных переживаний, нередко стремится к тому, чтобы уклониться от участия в боевых действиях. Для этого широко используются такие способы, как симуляция недомогания, членовредительство, вывод из строя боевой техники, самовольное оставление поля боя под различными предлогами (в том числе и для эвакуации в тыл раненых сослуживцев), дезертирство и т.п. Некоторые воины расходуют имеющиеся у них боеприпасы в течении первых минут боя, другие завершают участие в бою не использовав ни одного патрона.

На искусственное побуждение личного состава противника к подобным действиям в настоящее время направляются усилия командиров, штабов, специальных органов, обладающих необходимыми средствами и владеющих методами ведения информационно-психологического противоборства. Такое противоборство в армиях многих стран рассматривается как самостоятельный вид (способ) боевых действий, позволяющий достигать военных целей без применения смертоносных средств.

В связи с этим нельзя не отметить появления нового феномена содержания войны: стирания граней между военными и невоенными средствами борьбы, когда высокая эффективность средств «ин-формационной войны», в сочетании с использованием высокоточного оружия и «невоенных средств воздействия» позволяет дезорганизовать систему государственного управления, поразить стратегически важные объекты и группировки войск, воздействовать на психику, подавлять моральный дух населения. То есть эффект применения этих средств сопоставим с ущербом от воздействия оружия массового поражения».

Боевые события последнего времени убедительно свидетельствуют о том, что технология ведения войны, нацеленная на достижение победы, должна, наряду со средствами поражения и физического уничтожения неприятеля, обязательно включать специальные средства его дезинформации, снижения морально-психологической устойчивости, паралича воли к сопротивлению, создания благоприятной социально-политической обстановки в зоне ведения боевых действий.

В связи с этим, готовность командиров, штабов, органов воспитательной работы квалифицированно организовывать противодействие и защиту войск от психологических операций (ПсО) противника и информационно-психологическое воздействие на личный состав его частей и соединений является необходимым условием успешного решения частями и соединениями поставленных им боевых задач в современном бою.

Сущность информационно-психологического противоборства

Революционные изменения в сфере наук о закономерностях функционирования человеческой психики, массовых информационных процессов, широкое распространение систем массовой коммуникации (сетей спутникового и кабельного телевидения, оптико-волоконных линий связи и компьютерных сетей, УКВ- и СВ-радиостанций), технологический прорыв в полиграфической технике, достижения в области «несмертоносного» оружия обусловливают резкое усиление интереса военных руководителей многих армий мира к информационно-психологическому противоборству как составной части вооруженной борьбы.

Однако, несмотря на высокую актуальность данной проблемы, ее теоретическое обоснование оставляет желать лучшего. В настоящее время в литературных источниках, научных трудах и руководящих документах у нас в стране и за рубежом широко применяются такие термины, как «психологическая война», «информационная война», «психологические операции», «психологическая борьба», «информационно-психологическое противоборство», «информационно-психологическое противодействие и защита войск от психологических операций противника», «психологическое прикрытие войск», «психологическая защита», информационно-психологическое обеспечение боевых действий» и др. Так, например, в США в настоящее время действуют полевые уставы FM 100-6 «Информационные операции», FM 33-1 «Психологические операции», FM 31-20 «Операционная техника специальной борьбы», одновременно осуществляется подготовка специалистов в области информационного противоборства. Все это не способствует прогрессу в понимании объективно существующего явления — противоборства в информационно-психологической сфере между конфликтующими силами.

В данной работе предпринимается попытка преодолеть понятийные противоречия и предложить непротиворечивую классификацию обозначенных выше феноменов. При этом основное внимание уделяется рассмотрению и анализу их психологических аспектов.

Наиболее широким из перечисленных понятий, по нашему мнению, является «информационно-психологическое противоборство», отражающее различные уровни противодействия конфликтующих сторон, осуществляемого информационными и психологическими средствами для достижения политических и военных целей. Такая широкая трактовка рассматриваемого феномена позволяет охватить информационно-психологические акции, осуществляемые: а) на разных уровнях (межгосударственном или стратегическом, оперативном и тактическом); б) как в мирное, так и в военное время; в) как в информационной, так и в духовной сфере; г) как среди своих военнослужащих, так и среди войск противника. В системе информационно-психологического противоборства, осуществляемого в военных целях, можно выделить феномены, квалифицируемые как «информационная война» и «психологическая война».

Под информационной войной можно понимать борьбу сторон за достижение превосходства над противником в своевременности, достоверности, полноте получения информации, скорости и качестве ее переработки и доведения до исполнителей. Такая война включает следующие направления деятельности: добывание необходимой информации; переработка полученной информации; защита информационных каналов от проникновения противника; своевременное и качественное доведение информации до потребителей; дезинформация противника; вывод из строя или нарушение функционирования систем добывания, переработки и распространения информации противника; уничтожение, искажение, хищение информации у противника; разработка более эффективных, чем у противника, средств работы с информацией.

Средствами ведения информационной войны могут быть:

а) компьютерные вирусы, отличающиеся высокой способностью проникновения по различным каналам в программы, закрепления и размножения в них, подавления и вывода их из строя;

б) «логические бомбы», «программы-оборотни», «программы-убийцы информации» заранее внедряемые в информационно-управляющие центры военной и гражданской инфраструктуры, и по сигналу или в установленное время искажающие, уничтожающие информацию или дезорганизующие работу программно-технических средств;

в) программы несанкционированного доступа к информационным ресурсам противника с целью хищения разведывательной информации;

г) средства подавления информационных систем противника, вхождения в них в целях подмены информации или открытого пропагандистского вмешательства;

д) биотехнологические средства, созданные на основе клеточной инженерии, выводящие из строя компьютерные платы;

е) средства внедрения вирусов, логических бомб, программ-оборотней, программ-убийц информации, программ воздействия на персонал («зомбирование») и др. в информационные системы (вирусные пушки, закладки в микропроцессоры, международные компьютерные сети и др.);

Психологическая война может быть рассмотрена как борьба между государствами и их вооруженными силами за достижение превосходства в духовной сфере и превращение полученного преимущества в решающий фактор достижения победы над противником. При таком подходе информационные возможности, наряду с чисто психологическими акциями, выступают средством решения психологических задач. В рамках психологической войны следует выделить следующие направления: мобилизация и оптимизация моральных и психологических сил нации и вооруженных сил в интересах решения военных задач; защита населения своей страны и ее вооруженных сил от разлагающего информационно-психологического влияния противника (психологическое противодействие; психологическое прикрытие; контрпропаганда; психологическая защита); психологическое воздействие на войска и население противника в целях их дезориентации, деморализации и дезорганизации (психологическая борьба); влияние на взгляды, настроения, поведение дружественных и нейтральных аудиторий (стран, социальных групп, вооруженных формирований) в направлении, благоприятном для достижения победы над противником.

Кратковременные или узконаправленные информационно-психологические акции, осуществляемые как в мирное, так и в военное время, во многих странах мира обозначаются устоявшимся термином психологические операции (ПсО).

В настоящее время в нашей военной науке по критерию направленности информационно-психологического воздействия выделяются: а) противодействие и защита войск от психологических операций противника; б) психологическая борьба (воздействие на войска противника и население враждебных, дружественных и нейтральных государств, т.е. то, что зарубежными специалистами квалифицируется как психологические операции). И, хотя такое деление терминологически не совсем корректно, оно в целом отражает необходимые направления сосредоточения усилий командиров, штабов, органов воспитательной работы в рамках информационно-психологического противоборства с противником.

Опыт осуществления успешных информационных и психологических акций в военных событиях последнего времени (при проведении военной операции США в Гренаде (1983 г.), во время войны в Персидском заливе (1990-1991гг.), при вторжении на Гаити (1994 г.), в ходе выполнения миротворческих задач в Боснии и Герцеговине (1996 г.) и др.) свидетельствует о том, что их эффективность высока лишь тогда, когда они увязываются в целостную систему информационно-психологического воздействия, осуществляются по единому плану, на уровнях, объективно востребуемых обстановкой. Поэтому, по данным специалистов, армии наиболее развитых в экономическом и военном отношении государств готовятся к ведению войны одновременно по нескольким направлениям: радиоэлектронная борьба, активная разведка, дезорганизация систем управления войсками и оружием, психологические операции, специальное программно-техническое воздействие на информационный ресурс противника. Вот как описывают возможные события такой войны американские аналитики: «2005 год. Иран скрытно разворачивает свои войска и внезапно нападает на Саудовскую Аравию. США для защиты своего стратегического союзника начинают информационную войну против агрессора. Прежде всего, оживают компьютерные вирусы и логические бомбы, заранее тайно заложенные в память ЭВМ, используемых во всех иранских структурах государственного, военного и экономического управления. Это оружие пускается в ход специальной командой, например, со спутника или через международные компьютерные сети. После начала конфликта агенты спецслужб, действующие на территории Ирана, с помощью портативных мощных генераторов электромагнитных импульсов разрушают программное обеспечение и уничтожают базы данных в системах гражданского и военного управления, защищенных от компьютерных вирусов и логических бомб. Одновременно по международным телекоммуникационным сетям обнуляются счета агрессора в зарубежных банках. Эти действия влекут для Ирана катастрофические последствия, поскольку полностью дезорганизуют работу всех жизненно важных для страны систем ( гражданского и военного управления, связи, энергетики, транспорта и др.). Одновременно подавляются теле- и радиопередачи всех станций и ретрансляторов на территории страны, пунктов связи и управления в войсках агрессора. По электронным средствам массовой информации начинают передаваться материалы, направленные на дестабилизацию политической обстановки, дезориентацию населения и возбуждение паники. В результате такой комбинированной атаки с помощью различных видов информационного оружия в Иране воцаряется хаос, происходит коллапс экономики и резко изменяется социально-политическая ситуация. В этих условиях агрессор вынужден отказаться от своих планов и подчиняется требованиям США и их союзников». Естественно, такой взгляд на войну несколько эйфористичен, ведь в нем не учтены возможности противника по организации информационной защиты и противодействия. Однако современные достижения в области информационных технологий позволяют многое из описанного выше сценария ведения войны в той или иной степени реализовать на практике.

Таким образом, информационно-психологическое противоборство представляет собой борьбу между государствами и их вооруженными силами за достижение превосходства в области получения, обработки, сохранения и доведения до пользователей необходимой военной, политической, технической и иной информации, а также в сфере моральных и психологических возможностей нации, ее армии и флота в интересах достижения политических и военных целей.

 К началу  Вперед »»»

 
.
   

Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов
Политика публикации | Пользовательское соглашение

© 2001–2021 Psyfactor.org. 16+
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org.
 Посещая сайт, вы даете согласие на использование файлов cookie на вашем устройстве.
 Размещенная на сайте информация не заменяет консультации специалистов.