.
 

© М.Б. Владимирова

3. Манипуляция сознанием как социально-философская проблема. Определение исходных понятий

Владимирова. Трансформация массового сознанияВладимирова М.Б. Трансформация массового сознания под воздействием СМИ (на примере российского телевидения): монография. — М. : ФЛИНТА : Наука, 2011.

К оглавлению »»»

Исследование процессов манипулирования массовым сознанием невозможно без характеристики базовых понятий, применяемых в данной области. Прежде всего таких, как «влияние», «воздействие», «убеждение», «внушение (суггестия)». Мы начнем данный параграф с того, что рассмотрим эти, а также близкие к ним понятия и попытаемся разобраться в их сходстве и отличиях.

Влияние — это процесс и результат изменения индивидом поведения другого человека, его установок, намерений, представлений, оценок в ходе взаимодействия с ним. Различают направленное и ненаправленное влияния. В первом случае индивид ставит перед собой задачу добиться определенных результатов от другого человека. При ненаправленном влиянии такой конкретной задачи индивид перед собой не ставит, хотя эффект воздействия все равно возникает. Он проявляется, например, в механизме подражания манере речи собеседника1. (До сих пор, оговоримся, мы имели в виду влияние личностное.)

Тесно связаны между собой понятия «воздействие», убеждение», «внушение» (суггестия). Убеждение и внушение являются двумя основными формами воздействия одного лица на другое.

Убеждение — это воздействие на сознание через обращение к критическому суждению, в его основе — логическое упорядочивание фактов и выводов. Словесное убеждение обыкновенно действует на другое лицо силой своей логики и непреложными доказательствами. Этот процесс в основном направлен на аттракцию2, истинная цель не скрывается от адресата и осознается им. Однако это не исключает использования отдельных элементов скрытого убеждения3.

1 См.: Куликов В. Психология внушения. Иваново: Пед. ин-т, 1978.

2 «Аттракция (лат. attrahere — привлекать, притягивать) — понятие, обозначающее возникновение при восприятии человека человеком привлекательности одного из них для другого. Формирование привязанности возникает у субъекта как результат его специфического эмоционального отношения, оценка которого порождает разнообразную гамму чувств (от неприязни до симпатии и даже любви) и проявляется в виде особой социальной установки на другого человека». (Социальная психология: словарь / под. ред. М.Ю. Кондратьева // Психологический лексикон. Энциклопедический словарь в шести томах / ред.-сост. Л.А. Карпенко; под общ. ред. А.В. Петровского. М.: ПЕР СЭ, 2006.)

3 Брайант Д., Томпсон С. Основы воздействия СМИ. М.: Вильямс, 2004. С. 139.

Итак, есть путь воздействия на нашу психическую сферу, который можно назвать путем «логического убеждения». Результатом переработки в нас информации является конечное убеждение. Например, мы убедились в истине, в пользе, в неизбежности того или другого.

Независимо от этого, однако, в нашу психическую сферу, например в состоянии рассеянности, когда волевое внимание поглощено какой-либо работой, могут входить разнородные впечатления без нашего внимания к ним и, следовательно, помимо нашего «я». Это и есть то, что называют внушением.

Известный русский ученый-психолог В.М. Бехтерев в своей книге «Внушение и его роль в общественной жизни», опубликованной в 1903 г., различал «внушение» и «убеждение». Он писал, что «убеждать — значит более или менее непосредственно прививать к психической сфере другого лица идеи, чувства, эмоции и другие психофизические состояния; под внушением же следует понимать непосредственное прививание к психической сфере данного лица идей, чувств, эмоций и других психофизических состояний, помимо его «я», т.е. в обход его сознающей и критикующей личности»1.

Оба определения — убеждения и внушения — на первый взгляд похожи. Главное расхождение заключается в том, что процесс внушения, в отличие от убеждения, происходит «помимо «Я» субъекта», минуя его логику и зачастую здравый смысл.

Но что же препятствует «я» с его волевым вниманием включить внушение в поле сознания? Отчего оно не вводит его при указанных условиях в сферу личного сознания? Оттого, что зачастую воля человека парализуется его верой в силу внушения.

В.М. Бехтерев рассматривает внушение как эффективный способ (лечебной) терапии, но не только. «Термин «внушение», — пишет он, — заимствованный из обыденной жизни и введенный первоначально в круг врачебной специальности под видом гипнотического или послегипнотического внушения, в настоящее время вместе с более близким изучением предмета получил более широкое значение. Дело в том, что действие внушения ничуть не связывается обязательным образом с особым состоянием душевной деятельности, известным под названием гипноза, как то доказывают случаи осуществления внушения, производимого в бодрственном состоянии. Более того — внушение, понимаемое в широком смысле слова, является одним из способов воздействия одного лица на другое даже при обыденных условиях жизни»2.

Словарь «Психология» определяет внушение как «процесс воздействия на психическую сферу человека, связанный со снижением сознательности и критичности при восприятии и реализации внушаемого содержания, с отсутствием целенаправленного активного его понимания, развернутого логического анализа и оценки в соответствии с прошлым опытом и данным состоянием субъекта»3. На наш взгляд, данное определение достаточно точно отражает суть процесса внушения.

1 Бехтерев В.М. Внушение и его роль в общественной жизни. СПб.: Питер, 2001. С. 24.

2 Там же. С. 20.

3 Психология. Словарь / под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. 2-е изд. М.: Политиздат, 1990. С. 57.

Суггестию изучают психологи (общее понимание суггестии и ее применение в различных явлениях, например, в рекламе), педагоги (возможность применения суггестии в воспитании и обучении), политологи (в процессе политической пропаганды, особенно предвыборной), филологи (создавшие суггестивную лингвистику, науку о суггестивном воздействии посредством речи), медики (суггестия в рамках гипноза и гипносуггестивной терапии).

Внушение осуществляется в форме гетеросуггестии (воздействия со стороны) и аутосуггестии, или самовнушения. Психологи различают сторону, осуществляющую суггестию — суггестор, и ее объект — суггерент (суггестант). По методам реализации внушение подразделяется на прямое (императивное) и косвенное, а также на преднамеренное и непреднамеренное. Прямое преднамеренное внушение заключается в использовании суггестором специальных «словесных формул», которые внедряются в психическую сферу суггеренда и становятся активными элементами его сознания и поведения. Содержание косвенного внушения включено в сообщаемую информацию в скрытом, замаскированном виде и характеризуется неосознанностью, незаметностью, непроизвольностью его усвоения. Косвенное внушение может быть как преднамеренным, так и непреднамеренным.

Весьма часто суггестия (внушение) используется как способ именно целенаправленного стимулирования сферы подсознания индивида, приводящий к изменению его поведения по заранее заданной программе.

Повторим еще раз: если словесное убеждение обыкновенно действует на другое лицо силой своей логики и непреложными доказательствами, то внушение — путем непосредственного прививания психических состояний, т.е. идей, чувствований и ощущений, не требуя вообще никаких доказательств и не нуждаясь в логике. Оно влияет прямо и непосредственно на психическую сферу другого лица. Внушение может быть вводимо в психическую сферу или мало-помалу, путем постоянных заявлений одного и того же рода и уговора, или же сразу, наподобие повелительного приказа.

Как известно, внушить человеку что-либо легче всего в состоянии гипноза. Чем это объясняется?

Можно подумать, что гипноз как состояние, близкое или родственное нормальному сну, сам по себе уже составляет благоприятное условие для внушения. Но опыт показывает, что не всегда степень внушаемости зависит от глубины сна. Сущность гипнотических внушений заключается в том, что у загипнотизированного наступает особое состояние пассивности. Вмешательство личного сознания устраняется, что очень важно. Вот почему внушения и действуют на него столь подавляющим образом.

Всякий знает, что, будучи рассеянными и невнимательными, мы можем давать на задаваемые вопросы совершенно не подходящие для нас ответы; можем признавать то, что мы, несомненно, отвергнули бы, если бы отнеслись к вопросу со вниманием. С другой стороны, при отвлечении внимания мы не замечаем нередко своих ощущений, можем даже заглушить резкие болезненные ощущения. В подобном состоянии нам незаметно для нас самих может быть навязан тот или другой мотив, привита та или иная идея и т.п.

Опыт показывает также, что есть лица, на которых внушения в бодрствующем состоянии оказывают такое же воздействие, как на других в состоянии гипноза. От внушаемого требуется только, чтобы он слушал и не противодействовал.

В числе способов психического воздействия различают, кроме убеждения и внушения, еще и приказания, команды, советы, пожелания и т.д. Приказание действует как осознавание необходимости выполнения какого-то действия. Команда воздействует не только силой страха перед санкцией за непослушание, но и путем внушения или прививания известной идеи. Равным образом советы и пожелания и иные формы психического воздействия одних лиц на других также могут влиять на психику.

Для понимания процессов убеждения и внушения следует привлечь понятие «установка». Открыл это понятие и дал ему определение советский психолог Д.Н. Узнадзе1.

Установка может быть определена как «абстрактная оценка индивидом определенного объекта». Или как «общая предрасположенность человека к положительной или отрицательной оценке других людей, объектов и вопросов»2. Понятие это не только индивидуально-психологическое, но и социально-психологическое. По Узнадзе, установка бессознательна. Установка рассматривается как важный посредствующий фактор, занимающий промежуточную позицию между получением убеждающей информации и последующим изменением поведения.

1 Узнадзе Д.Н. Общее учение об установке // URL: (дата обращения: 17.01.2009).

2 Черепанова И.Ю. Дом колдуньи. Суггестивная лингвистика. СПб.: Лань, 1996. С. 8.

Если новая информация изменяет установки индивида, поведенческие изменения более вероятны.

Создатель теории установки Д.Н. Узнадзе изучал роль внушения. Он писал, что внушенные установки обладают навязчивым характером, с трудом поддаются осмыслению.

И.Ю. Черепанова также связывает суггестию с установкой. «Если определить установку как неосознаваемую способность психики к определенному восприятию, решению, действию, тогда суггестию можно представить как арсенал средств и приемов направленного воздействия на установки личности (установку на излечение, на улучшение самочувствия)»1.

Формированием, закреплением или изменением установок в человеческой психике занимается пропаганда (от лат. propaganda — подлежащее распространению) — деятельность, устная или с помощью средств массовой информации, осуществляющая популяризацию и распространение идей в общественном сознании. Понятие «пропаганда» было введено в 1662 г. Папой Бенедиктом XV, образовавшим особую группу, задачей которой было распространение веры с помощью миссионерской деятельности. Пропаганду можно считать предвестником манипулирования массовым сознанием. Но, в отличие от манипуляции, пропаганда всегда носит открытый характер. В зависимости от того, что пропагандируется, мы можем утверждать, что если пропаганда носит позитивный, а не негативный характер, она менее опасна, чем манипуляция.

С понятием пропаганды тесно связано понятие «агитация». Агитация (от. лат. agitatio — приведение в движение) — устная, печатная и наглядная (визуальная) деятельность, побуждающая к активности отдельные группы или широкие массы населения. Отличается разнообразием устных, печатных и аудиовизуальных средств.

1 Черепанова И.Ю. Дом колдуньи. Суггестивная лингвистика. СПб.: Лань, 1996. С. 8.

Необходимо различать, с одной стороны, общественно необходимые формы публичного оглашения информации (конструктивная пропаганда) о важных и социально значимых проблемах, идеях, взглядах, товарах и т.п. (например, пропаганда здорового образа жизни, реклама новых технологий и технических новинок и т.д.) и недобросовестную рекламу и деструктивную пропаганду — с другой.

Не забывая об указанной принципиальной двойственности, обратимся, однако, к феномену пропаганды в его негативных проявлениях. Такая пропаганда подпадает под понятие «иррациональной» или «нерациональной» пропаганды, описанной английским писателем Олдосом Хаксли в его книге «О дивный новый мир» — 27 лет спустя»1. «Согласно Хаксли в человеческом разуме присутствуют бессознательные, аффективные компоненты, искажающие реальный интерес субъекта (инстинкты, страсти, иногда возвышенного, но чаще низменного свойства). В общем, писатель располагает их ниже уровня «личного интереса». Такая пропаганда становится односторонней и, как правило, ложной, она служит корыстным интересам самого пропагандиста и его работодателей. Иррациональная (нерациональная) пропаганда апеллирует не к разуму воспринимающего, а к его подсознанию, населенному слепыми импульсами, страхами и т.д. Иррациональная пропаганда осуществляет манипуляцию сознанием отдельных личностей и населения в целом. Такую пропаганду нужно отвергать в принципе, говорит Хаксли»2.

Следует выделить ряд понятий, связанных со скрытым принуждением людей, отражающих способы, общие механизмы и обобщенные схемы такого процесса. К ним можно отнести «манипулирование» (или синонимичный ему термин «скрытое воздействие на массовое сознание») и «дезинформирование».

Понятие «манипулирование» для несведущего человека, особенно при первом столкновении с ним, представляется сомнительным, не соответствующим действительности (за исключением разве что действительности тоталитарных обществ). С научной же точки зрения оно вполне оправданно. Данный феномен является предметом исследований российских и зарубежных ученых уже в течение длительного времени. Скрытое воздействие на массовое сознание мы рассматриваем как сложно структурированную работу определенной социальной группы людей (политических партий, общественных/государственных структур, религиозных сект и т.д.) или отдельных личностей (олигархов, лидеров политических движений, чиновников). Данное воздействие осуществляется осознанно, скрыто, целенаправленно и выполняется с определенными целями и намерениями.

1 См.: Хаксли О. О дивный новый мир — 27 лет спустя. М.: Серебряные нити, 2000.

2 Крутоус В.П. Самоидентификация западного человека под угрозой манипулирования сознанием (Олдос Хаксли и современность). Границы современной эстетики и новые стратегии интерпретации искусства // Материалы IV Овсянниковской международной эстетической конференции. МГУ им. М.В. Ломоносова.

Отечественные исследователи видят в манипулировании форму духовного воздействия, скрытого господства, осуществляемую насильственным путем1, господство над духовным состоянием личности, управление изменением внутреннего мира2. Е.Л. Доценко определяет манипуляцию сознанием как «вид психологического воздействия, при котором мастерство манипулятора используется для скрытого внедрения в психику адресата целей, желаний, намерений, отношений или установок, не совпадающих с теми, которые имеются у адресата в данный момент», как «психологическое воздействие, нацеленное на изменение направления активности другого человека, выполненное настолько искусно, что остается незамеченным им»3. Иногда, по мнению Е.Л. Доценко, при определении данного понятия в практических целях удобнее пользоваться метафорой: «Манипуляция — это действия, направленные на «прибирание к рукам» другого человека, помыкание им, производимые настолько искусно, что у того создается впечатление, будто он самостоятельно управляет своим поведением»4, это своего рода махинация, мошенническая ловкая проделка; система психологического воздействия, ориентированная на внедрение иллюзорных представлений.

Определенные индивидуальные качества делают личность наиболее восприимчивой к манипулированию, внушению. Это плохо развитое логическое мышление, впечатлительность, медленный темп психической деятельности, повышенная эмоциональность, неуверенность в себе, низкая самооценка, чувство собственной неполноценности, робость, стеснительность, тревожность, доверчивость5. Напротив, воздействовать на уверенного в себе индивида, способного постоять за себя, имеющего сформированные взгляды, значительно сложнее.

1 Бессонов Б.Н. Идеология духовного подавления. М.: Мысль, 1978.

2 Волкогонов Д.А. Психологическая война. Подрывные действия империализма в области общественного сознания. М.: Прогресс, 1989.

3 См.: Доценко Е.Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и защита. СПб.: Речь, 2003. С. 52.

4 Там же. С. 53.

5 Гончаров Г.А. Суггестия: теория и практика. М.: КСП, 1995. С. 77–78.

Манипуляции как форма межличностного общения, а также скрытое воздействие на массовое сознание, осуществляющееся на более высоких уровнях, могут быть классифицированы как нарушение свободной воли индивидов, связанной с принятием ими решений, а также правом на свободное волеизъявление.

Характерными чертами данного явления нам представляются скрытость самого процесса, а также конечных целей манипулятора; его стремление получить односторонний выигрыш; специфическое отношение к объекту как к средству для достижения собственных целей; скрытое воздействие может вводить адресата в заблуждение относительно характера подаваемой ему информации, а также быть связано с искажением данных; отношением объекта манипуляции к действительности возможно управлять в нужном для манипулятора ключе.

Скрытое воздействие на массовое сознание чаще всего происходит с помощью речевого влияния. Известно, что текст, произнесенный вслух, воздействует на человека значительно лучше, чем в случае, если бы индивид читал его на бумаге. Такой эффект достигается за счет использования просодических средств воздействия: интонации, ритма и пауз, а также акцентирования внимания аудитории на определенных фразах. Под языковым манипулированием понимают языковое воздействие, которое используется для скрытого введения в психику адресата желаний, целей и намерений, не совпадающих с теми, которые есть у адресата на самом деле1. То есть данное влияние, как и любое другое скрытое воздействие на сознание масс, носит намеренный характер.

Дезинформирование — «мероприятие, рассчитанное на введение в заблуждение лиц или организаций путем подтасовки и подделки документальных доказательств с тем, чтобы вызвать ответное действие со стороны лиц или организаций, компрометирующее ее. Сообщение неверных сведений, введение в заблуждение ложной информацией»2.

Как прием манипулирования массовым сознанием дезинформация может осуществляться несколькими способами. Информация может искажаться, утаиваться (сокрытие, умалчивание, избирательная подача материала) и т.д. Для успешного действия на своих жертв ложь должна быть определенным образом дозирована и должна сохранять видимость правдоподобия. Дезинформаторы обычно четко представляют себе ожидания аудитории. Это позволяет им создавать иллюзии, применимые именно для данной аудитории.

1 Андрющенко О.К. Манипулирование в рекламе // Русский язык в СМИ, М., 2004.

2 Теренер Дж. Социальное влияние. СПб.: Питер, 2003. С. 23.

Грани между дезинформированием и обманом трудноразличимы. Следует сказать об общей негативной моральной оценке лиц, применяющих такие действия. Степень неодобрения и порицания различна — от слабо выраженной, как в «хитрости» и «плутовстве», до наиболее высокой, превращающей ее в уголовно наказуемое общественно опасное деяние, как, например, мошенничество, имеющее квалификацию преступления с соответствующим составом и санкцией пресечения.

Определив исходные понятия, переходим к главному — обрисовке процесса манипулирования массовым сознанием как социально-философской проблемы.

Манипулирование — это общесоциологический феномен, имеющий место на различных этапах развития общества. Так, в Древнем Китае манипулятивный подход был включен в искусство тайного управления противником. Это искусство передавалось из поколения в поколение и тщательно ото всех скрывалось. Смысл советов древнекитайского полководца и стратега Сунь-цзы (основоположника «школы военной философии»), обращенных к представителям власти, заключается в том, что противника нужно вводить в заблуждение с помощью различных приемов, а после этого нападать на него 1.

1 Сунь Цзы. Искусство войны / пер. с англ. Н. Рыбальченко; под ред. Томаса Клири. София, 2008.

Существует, однако, прямо противоположная точка зрения; она гласит, что манипулирование — явление, присущее только нашему времени. Исследователи, которые придерживаются этой точки зрения, исходят из того, что современное общество очень сложно; человек для того, чтобы приспособиться к окружающей действительности, должен «влиться» в общество и играть по его правилам. Все эти процессы, по мнению таких авторов, невозможны без манипулирования.

Мы придерживаемся той позиции, что манипулировать сознанием масс правители начали еще в глубокой древности. Зачатки манипулирования появились уже в древних государствах — в Древней Греции и Древнем Риме.

В эпоху Возрождения манипуляция нашла своего теоретического выразителя и обоснователя. Обратимся к трудам итальянца Никколо Макиавелли (1469–1527). В те годы Италия была раздроблена на маленькие, враждовавшие друг с другом государства. Папа римский фактически был местным итальянским королем. Наблюдая за тем, что происходит, Макиавелли создал свою концепцию «реальной политики». Ее основной целью было создание сильного и стабильного государства.

«Реальной политикой» он назвал политику, которая использует силу и пренебрегает морально-нравственными аспектами, ее цель — достижение политического влияния и могущества.

В своих работах «Государь»1 (II principe) и «Рассуждения о первой декаде Тита Ливия»2 (Discorsi sopra la prima decade de Tito Livio) Макиавелли рассматривает причины успехов и неудач в политике. В «Государе» он защищает абсолютную монархию, а в «Рассуждениях» — республиканскую форму правления. Однако главная идея Макиавелли заключается в следующем: важны только полученные политические результаты. При этом не важно, какая форма правления господствует в стране. Задача правителя — суметь прийти к власти, а затем эту власть удержать. Удержание власти, по Макиавелли, является основной целью политики.

1 Cм.: Макиавелли Н. Государь. М.: Харвест, 2004.

2 Cм.: Макиавелли Н. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. СПб.: Азбука, 2007.

Макиавелли разработал учение о «механике правления». Он считал, что народу нужен сильный правитель, который должен быть жестоким и циничным, если хочет сохранить государство. Макиавелли полагает, что государство, так же как и граждане, может быть хорошим и плохим. Его интересуют условия, при которых возможны хорошее государство и хорошие граждане. Он приходит к выводу, что государство будет хорошим, если оно сумеет поддержать баланс между эгоистическими интересами его граждан. В плохом государстве этого баланса нет.

По мнению Макиавелли, Италии нужен сильный и безжалостный правитель с «твердой рукой», который держал бы всех людей в подчинении. Государь должен быть силен, как царь зверей, и в то же время хитер и изворотлив, как лиса. Макиавелли советует государю никогда не навлекать на себя гнев или ненависть народа. Он считает, что мудрый государь всегда сможет сделать так, чтобы народ был на его стороне.

Политика, по Макиавелли, должна быть манипулятивной. Однако Макиавелли впоследствии пользовался дурной славой именно из-за провозглашения этого тезиса. Общественность считала его политически внеморальным.

Заслуга Макиавелли и практическая ценность его трудов заключается в том, что все его рассуждения основаны на реальных наблюдениях над жизнью простого люда и правителей в итальянских городах. Его наблюдения и обобщения, за исключением крайних (ультрарадикальных) указаний по обращению правителя со своим народом, составили основу позднейшей политологии как научной дисциплины.

Искусство манипулирования за века прошло множество этапов. Изменялись люди — они развивались, становились более грамотными и образованными, воздействовать на них простыми уловками стало все сложнее. Соответственно, приемы и методы манипулирования все время совершенствовались, оттачивались и усложнялись. В современной России даже появились центры изучения манипулятивных технологий. В Киеве аналогичные задачи выполняет «Bohush Communication», возглавляемый Денисом Богушем1.

Возможно ли существование общества без манипулирования сознанием масс или массам необходимо иметь лидера — манипулятора? Попробуем найти ответ на этот вопрос.

Большая часть философов считает, что манипулирование необходимо, что без него не может существовать ни одно государство и общество. Иначе говоря, их отношение к манипулированию положительное. Так, X. Ортега-и-Гассет уверен в том, что духовная диктатура была во все исторические эпохи. Общество, по его мнению, делится на массы и избранные меньшинства. Так вот большинство людей (массы) не умеют мыслить и не имеют собственного мнения. «Масса — это посредственность…Сегодня весь мир стал массой»2.

1 Центр Bohush Communication // URL: (дата обращения: 5.01.2008).

2 Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс. М.: Ермак, 2005. С. 16.

Поскольку народ, по мнению философа, не умеет теоретически мыслить, это не позволяет ему воспринимать действительность адекватно. То есть восприятие народа искажено. Именно поэтому задача формирования общественного мнения должна возлагаться на лидеров общества. Без манипулирования мнением и поведением масс в государстве началась бы анархия.

Такое государство, по мнению философа, скорее всего, распалось бы. Манипуляция просто необходима в современную эпоху, потому что именно сейчас масса претендует на руководство обществом, не имея к тому ни способностей, ни навыков.

Немецкий социолог XX в. Г. Франке исходит из того, что подражание очень благотворно воздействует на человека. С его помощью человек учится, перенимает чужой опыт. Но у подражания есть свои минусы: подражая, человек отказывается от собственных убеждений и становится неспособным мыслить критически, а также рационально действовать. В результате он превращается в объект, которым очень легко манипулировать. Подражание двойственно; оно может быть как благом, так и злом (если оно манипулятивно). По мнению Г. Франке, психологические и биологические особенности индивида являются хорошей почвой для манипулирования. Исследователь также приходит к выводу, что некультурными людьми управлять проще, чем интеллигентными и образованными, поскольку первые не способны воспринимать рациональные суждения1.

Необходимость манипуляции вытекает, согласно Г. Франке, также из самой структуры современного общества. Он считает, что индустриальное общество можно рассматривать как замкнутую систему, нормальным состоянием которой является стационарное равновесие. Все элементы системы действуют таким образом, чтобы поддержать это состояние. Ученый считает, что биологическое развитие человека существенно отстает от технического прогресса. В итоге биологическое начало становится недостаточным для того, чтобы справиться с приспособлением человека к техническому миру. Выход из этой ситуации один — манипулирование, т.е. воздействие на индивида, которое поможет ему лучше адаптироваться к новым условиям, приспособиться к окружающей среде.

К. Шмидт (1888–1985), немецкий теоретик права, считает, что манипулирование массовым сознанием сегодня необходимо потому, что в обществе «имеются различные сферы интересов и различные мнения, основанные на гипотезах и предрассудках»2. Для того чтобы в мыслях людей было единообразие и ими легко было управлять, и необходимо манипулирование.

1 Франке Г. Манипулируемый человек. М., 1976.

2 Цит. по: Бессонов Б.Н. Идеология духовного подавления. М.: Мысль, 1978.

Гамбургский психолог Г. Домицлаф убежден в том, что народ воспринимает лишь простые идеи, которые не нужно анализировать с помощью разума. Его суждения очень резки и категоричны. Он утверждает, что массы нужно дрессировать для того, чтобы управлять ими, либо их нужно уничтожать1.

1 Domizlaff H. Die Gewinnung des öffentlichen Vertrauens. Hamburg, 2005.

Итак, многие философы и ученые полагают, что человек массы не может мыслить рационально. Из этого ими делается вывод о том, что формированием его мыслей, суждений и в итоге поведения должна заниматься элита общества. По мнению всех вышеперечисленных авторов, манипуляция сознанием масс не только неизбежна, но попросту необходима, так как в противном случае пришлось бы прибегнуть к прямому насилию.

Тем не менее даже те, кто считает манипуляцию необходимой, обнаруживают ее двойственный характер: наряду с позитивными, с их точки зрения, чертами у этого феномена есть масса негативных составляющих.

На основе предшествующих констатаций и размышлений мы пришли к выводу, что одной из основных черт манипулятора (в отличие от, например, пропагандиста и агитатора) является какое-то скрытое намерение, умысел, т.е. преследование своей личной или же общественной цели. Пропагандист действует прямо и открыто. По этому признаку можно отличить первого от второго.

Манипулирование и дезинформирование — понятия, отражающие определенные способы, механизмы и обобщенные схемы процесса скрытого принуждения людей.

Манипулирование сознанием масс возможно посредством контроля над информацией и коммуникацией, которые определяют установки, представления, правила и образцы человеческой деятельности. Манипулирование нацелено на формирование «недомыслия», понижение уровня осознанности происходящего путем активизации чувственноэмоциональных реакций, в ущерб рационально-осознанным. Манипуляция массовым сознанием в любом случае нацелена на формирование пассивной безответственности масс. Манипуляция — это всегда сокрытие воздействия, когда скрывается как оно само, так и его результаты, а также намерения манипулятора. В этом одно из ее отличий от пропаганды и агитации, которые действуют прямо и открыто.

Процесс манипулирования может быть либо относительно простым, включающим «одноактный» период общения с использованием одного или нескольких приемов манипулятивного воздействия, либо же структурно достаточно сложным, т.е. включать комплекс (систему) разнообразных манипулятивных приемов, действие которых направлено на различные психологические структуры личности. Сложная манипуляция имеет свои временную, пространственную и организационно-социальную структуры. Процесс манипулирования может быть растянут во времени и представлять собой многошаговую поэтапную процедуру оказания манипулятивного воздействия на человека.

Сложные и устойчивые организационные формы тайного принуждения человека могут обозначаться самостоятельными терминами и понятиями, как-то: политические игры, психологические операции, информационно-пропагандистские и информационно-рекламные кампании и т.д. В подобных случаях добавление определения «манипулятивный» позволяет подчеркнуть их негативный, недобросовестный характер.

В результате проведенного анализа можно сделать вывод, что понятие «манипулирование» («манипуляция») употребляется в следующих основных значениях.

Как обозначение общего подхода к социальному взаимодействию и управлению, которое предполагает активное использование разнообразных способов и средств скрытого принуждения людей. В этом значении манипулирование (манипуляцию, манипулятивный подход) часто заменяет термин «макиавеллизм» — как образ — символ политической деятельности, не пренебрегающей любыми средствами для достижения поставленной цели. Его использование применительно к средствам массовой коммуникации и политическим мероприятиям означает действия, направленные на предопределение мнений, устремлений, целей масс и психических состояний населения. Конечная цель таких акций — контроль над населением, недемократическое управление им.

Понятие манипуляции используется для обозначения определенных организационных форм применения тайного принуждения человека и отдельных способов или устойчивых сочетаний приемов скрытого психологического воздействия на личность и массы. В этом значении используются также термины «манипулятивное воздействие», «психологические манипуляции», «манипулирование общественным мнением» и «манипулирование общественным сознанием», «межличностные манипуляции», «социально-политические манипуляции личностью» и т.п.

Известный отечественный исследователь манипуляции в социально-политическом аспекте С.Г. Кара-Мурза определяет ее как способ господства путем духовного воздействия на людей через программирование их поведения. «Это воздействие направлено на психические структуры человека, осуществляется скрытно и ставит своей задачей изменение мнений, побуждений и целей людей в нужном власти направлении»1.

1 Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием. М.: Эксмо, 2009.

Данный автор делает акцент на возможностях и реализации манипулятивного воздействия не в тоталитарном государстве, а в рамках демократического общества, или декларирующего себя таковым. Он представляет социально-экономические преобразования в России конца 1980-х и последующего десятилетия как торжество манипулятивного воздействия на общественное сознание и поведение большинства граждан страны, противопоставляя ему как менее манипулятивное предыдущее общественное развитие в рамках СССР.

Одним из основных условий успешного манипулирования российским общественным сознанием в последнее десятилетие XX в. С.Г. Кара-Мурза считает контролируемое резкое материальное обнищание населения. Действительно, с помощью резкого обеднения больших масс населения достигается длительный эмоциональный стресс, разрушающий защитные механизмы сознания. Бедность в таком случае — мощное средство контроля над поведением. Добавим от себя, что достаточно большую долю пострадавших от разрушительных, «шоковых» реформ составляют пенсионеры, потерявшие последние сбережения.

Современный российский исследователь Е.Л. Доценко утверждает, что демократическое государство лишь де-юре строится на принципах уважения прав человека; де-факто же эти права систематически и закономерно нарушаются. Причина, по мнению автора, заключается в том, что главной пружиной в большинстве видов общественной практики и повседневной жизни является конкурентная борьба — стремление получить односторонний выигрыш, как правило, в ущерб противоположной стороне. Данное противоречие успешно затушевывается применением скрытых методов борьбы. Происходит нарушение прав человека — такое, как вмешательство в процесс личного развития, в процессы принятия решений. Демократическое государство в том виде, как оно сложилось в большинстве развитых стран, больше тяготеет к манипуляции как к ведущему типу отношений между людьми1.

1 Доценко Е.Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы, защита. СПб.: Речь, 2003. С. 292.

Если политические пристрастия цитированных авторов можно посчитать дискуссионными, то определение «мишеней» воздействия (того, на что оно направлено), предложенное, в частности, в работах С.Г. Кара-Мурзы, представляется неоспоримым и точным. Это прежде всего знаковые системы — язык слов, язык зрительных образов, язык чисел, мир звуковых форм; воздействие на ассоциативное мышление с помощью метафор; использование устоявшихся или формирование новых стереотипов, активация страха и др.

Человек — существо социальное. Жить «анонимом» в отлаженном системном целом для индивида проще и безопаснее. Удобно жить без груза ответственности, который теперь почти целиком лежит на сообществе (государстве), чьим «микроэлементом» он является. Не нужно ломать голову и принимать сложные решения — есть специальные люди, которые все решат за тебя («сильные мира сего» и чиновники). Государству такие люди крайне удобны. Оно, в свою очередь, сокращает степени свободы, находящейся в распоряжении у граждан, ограничивает доступ к разным видам ресурсов; посягает на ответственность, которой теперь стало возможным манипулировать (снять, возложить, перенести, распределить); эксплуатирует граждан — использует их в инструментальной функции, как средства достижения не ими поставленных задач. Для того, чтобы управлять массами, они (массы) должны быть готовы к этому и не сопротивляться.

Наиболее опасным, на наш взгляд, является отношение самих масс к феномену манипулирования их сознанием. Большая часть людей убеждена в том, что манипулировать ими без их желания невозможно. Специалисты же утверждают обратное — манипулированию подвержено практически все население, за исключением тех, кто обладает критическим взглядом на происходящее и умеет анализировать события. Одна из особенностей данного явления состоит в том, что описываемый процесс носит скрытый характер. В итоге мастерство манипуляторов растет, а распознать их деятельность становится все сложнее и сложнее.

Итак, в данном параграфе мы выявили социально-философскую проблему манипулирования сознанием масс, ее междисциплинарный статус, предысторию и актуальность в современных условиях; рассмотрели понятие «манипуляция сознанием масс» в сопоставлении с обширным кругом смежных понятий — в чем-то сходных, родственных, в чем-то существенно различающихся.

В следующем параграфе мы осветим процесс массовизации общества.

««« Назад  Оглавление  

 
.
   

Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов
Политика публикации | Пользовательское соглашение

© 2001–2021 Psyfactor.org. 16+
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org.
Размещенная на сайте информация не заменяет консультации специалистов.