.
 

© М.Б. Владимирова

Глава II. Манипулятивный и защитный («контрсуггестивный») аспекты телевизионной коммуникации

Владимирова. Трансформация массового сознанияВладимирова М.Б. Трансформация массового сознания под воздействием СМИ (на примере российского телевидения): монография. — М. : ФЛИНТА : Наука, 2011.

К оглавлению »»»

1. Нарастание манипуляции сознанием в условиях современного информационного общества

В этом параграфе мы обратимся к понятию информационного общества. Такое общество существует, и оно очень специфично по своей сути. Почему оно возникло и по каким признакам его можно отличить? Какой становятся масса и аудитория в нем? Наконец, какова специфика манипулирования сознанием масс в таком обществе? Попытаемся найти ответы на эти вопросы.

Для начала рассмотрим понятия «информация» и «массовая коммуникация».

Один из подходов заключается в следующем: «Словом информация обозначается все то, что может быть закодировано для передачи по каналам связи от источника к получателю»1. В теории информации2 используется определение, согласно которому под информацией понимается количество, измеряемое в «битах». Как видим, данная теория дает определение информации, не делая акцент на ее содержательной части. Более того, смысл здесь не имеет значения.

1 См.: Roszak Th. The Cult of Information: The Folklore of Computers and the True Art of Thinking. Cambridge: Lutterworth, 1986.

2 См.: Shannon K., Weaver W. The Mathematical Theory of Communication. Urbana: University of Illinois Press, 1949.

Нам ближе семантический подход к понятию «информация», базирующийся на следующих постулатах: в информации всегда заложен какой-то смысл; у нее есть предмет; это сведения о ком-то/о чем-то или руководство к действию. Информация может быть рассмотрена как в положительном, так и в отрицательном аспекте (она может нести в себе противоположные эмоциональные заряды). В Толковом словаре русского языка дается следующее определение информации: «Это сведения об окружающем мире и протекающих в нем процессах, воспринимаемых человеком или специальным устройством. Сообщения, осведомляющие о положении дел, о состоянии чего-то»1.

В информационном обществе данные являются ценным «предметом» (товаром, источником влияния, который имеет денежную стоимость), которым различные общественные силы и особенно властные структуры стремятся обладать, а также использовать в своих целях.

Почти вся информация сегодня производится для массового общества и непосредственно для масс, все чаще стало употребляться понятие «массовая информация», под которым понимают сведения, легкие для восприятия аудиторией. Такие «новости» не подразумевают активной умственной деятельности, обдумывания, анализа, критического осмысления.

Информация — форма, предполагающая наличие определенной структуры, сама она при этом структурой не является2. События рассматриваются как элементы, фиксированные во времени (они наступают в определенный отрезок времени). Прошедшее событие как информация не исчезает, оно лишь меняет состояние системы. «Время само вынуждает различать смысл и информацию, хотя всякое воспроизводство смысла осуществляется посредством информации»3.

Понятие информации рассматривали и советские философы, выделяя три формы ее существования: внутриличностную, межличностную и внеличностную4. Первый вид данных представляет для нас наибольший интерес. Внутриличностная информация может быть представлена психикой человека в виде открытой (осознаваемой) либо закрытой (неосознаваемой) им самим формы. В последнем случае данные могут находиться в пассивном состоянии (храниться в памяти индивида), оказывая влияние на его мировоззрение и принимаемые им решения.

1 Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: Азъ, 1993. С. 255.

2 Луман Н. Социальные системы. Очерк общей теории. СПб.: Наука, 2007. С. 107.

3 Там же.

4 Дубровский Д.И. Информация, сознание, мозг. М.: Высшая школа, 1980. С. 165.

Можно отметить ряд свойств, характерных для информации:

  1. Она есть результат отражения объекта определенной материальной системой.
  2. Может служить фактором управления.
  3. Информация не существует вне ее материального кода.
  4. Любой носитель информации является ее кодом; данные не могут существовать вне материального носителя.
  5. Одна и та же информация может существовать в разных кодах.
  6. Она обладает не только синтаксическими, но содержательными и ценностными характеристиками1.

1 Дубровский Д.И. Проблема идеального. М.: Мысль, 1983. С. 129.

Информация является понятием сложным (его можно рассматривать с разных научных позиций) и многогранным. От наличия и достоверности таковой зависит качество жизни каждой конкретной личности в информационном (постиндустриальном) обществе.

Следующее понятие это «массовая коммуникация» процесс передачи или распределения информации для обширной, разнородной и географически рассеянной аудитории. Массмедиа означают совокупность институциональных средств передачи этого материала. Несмотря на некоторую смысловую разницу, эти понятия (массовая коммуникация и массмедиа) часто употребляют как синонимы.

История массовой коммуникации богата и разнообразна. После книг, газет и журналов пришли радио, эфирное ТВ, кабельное ТВ и спутниковое вещание, а теперь и Интернет. И вот уже более полувека массовая коммуникация является предметом самостоятельных исследований. А в составе других дисциплин ее изучают уже около ста лет. По мере изобретения и распространения новых способов передачи информации проблематика исследований расширялась.

История российских исследований в области массовых коммуникаций распадается на два периода — советский и постсоветский. Для первого характерен уклон в сторону изучения массмедиа как средств пропаганды и агитации, для второго — пересмотр традиционных понятий и дефиниций и поиск новых подходов к изучению «старых» медиа. За последние несколько десятилетий возникли новые коммуникационные технологии. Одну из областей можно назвать трансактной медийной коммуникацией. Трансактная означает смену ролей — переход к таким межличностным коммуникационным отношениям, в которых каждая сторона по очереди выступает в роли отправителя, получателя или передатчика информации. Медийная означает, что технологии по-прежнему включают в себя медиа.

Все коммуникативные ситуации, в которых на человека оказывается информационно-психологическое воздействие, можно разделить на три основные группы. В первую группу входят коммуникативные ситуации, в которых происходит как непосредственное общение и обмен информацией между людьми, так и опосредованное, которое осуществляется с помощью телефона, почты, телеграфа, факсимильной связи, Интернета.

Ко второй группе можно отнести коммуникативные ситуации, в которых индивид подвергается информационно-психологическому воздействию со стороны одного коммуникатора или группы коммуникаторов. В таких публичных ситуациях (митинги, зрелищные мероприятия) происходит односторонняя коммуникация по принципу: «коммуникатор — общность людей».

В третью группу входят коммуникативные ситуации, в которых на человека осуществляется информационно-психологическое воздействие средствами массовой коммуникации. Это происходит в моменты просмотра зрителем телепередач, прослушивания радиопрограмм, чтения газет, журналов, различных печатных изданий, взаимодействия с разнообразными информационными системами.

В рассмотренных трех группах воздействие на личность происходит по принципу от простого (первая группа) — к сложному (третья группа). Межличностная коммуникация является наиболее простой моделью, а воздействие на личность с помощью средств массовой информации представляется наиболее сложной формой, поскольку человек не ощущает явного влияния на собственную личность.

Рассмотрим, наконец, понятие информационного (или постиндустриального) общества.

Информационное общество — это общество, в котором информация — самый ценный ресурс, ведущее средство производства, а также главный продукт. Ее главенство в социальном и экономическом плане неоспоримо.

Информационная составляющая такого общества подразумевает следующую модель донесения данных до реципиента. Информационная составляющая, представляющая рациональное начало, должна непременно дополняться эмоциональной частью. Такой состав сообщения обеспечивает оптимальное восприятие сведений индивидом, а также максимально эффективное воздействие на массовое сознание.

Мы можем выделить пять типов определений информационного общества, вот они: технологическое определение; экономическое; связанное со сферой занятости; пространственное и культурное. При этом они не обязательно взаимоисключающие, хотя теоретики выводят на первый план то или иное определение в соответствии со своими представлениями.

Все эти определения информационного общества объединяет, в сущности, одно: количественные изменения в сфере информации, т.е. увеличение информационного объема, привели к возникновению качественно нового типа социального устройства — информационного общества.

Сам процесс информатизации общества продолжается, возможно, уже несколько столетий. Хотя после индустриализации в XIX в. он ускорился. А в XX в. (в связи с глобализацией и появлением международных организаций) он вообще идет стремительными темпами. Точный период, в который было создано информационное общество, установить довольно сложно. Мы можем предположить, что этот процесс в полной мере начался в начале XX в.

Значительную часть рабочей силы в таком обществе составляют информационные работники. В самом общем смысле к категории информационных работников можно отнести тех, кто занимается производством информационной технологии. Во всех развитых странах этот сектор экономики растет наиболее быстрыми темпами. Начиная с середины 1980-х годов в рабочей силе США преобладают (более 50%) информационные работники.

Впрочем, для того чтобы отнести определенный социум к этому новому типу общества, даже не требуется, чтобы большая часть рабочей силы была занята в информационной сфере или чтобы экономика получала определенные прибыли от информационной деятельности. Теоретически можно представить себе информационное общество, где лишь небольшое число «информационных экспертов» имеют реальную власть. Так, в научно-фантастической модели общества Герберта Уэллса, описанной в романе «Современная утопия» (1909), доминирует элита, обладающая знанием, а большинство, экономически невостребованное, обречено на безработицу и безделье. С точки зрения количественных параметров (в концепции, связанной со сферой занятости) это не будет «информационным обществом», но нам, возможно, придется признать его таковым, поскольку информация играет здесь решающую роль во властных структурах и в выборе направления социальных процессов.

Перемены в информационную эпоху происходят постоянно. Одним из проявлений этих стремительных изменений, совершающихся на наших глазах, стала всеохватность и вездесущность современных медиа и компьютера. В конце концов образовался не просто зритель, а массовый зритель и массовый человек.

Массовый человек — это некий идеальный антропологический тип (равно как и противоположный ему тип человека элиты).

Человек элиты и человек массовый представляют собой две стороны одного и того же существа под названием Человек, с его двойственной природой.

Массовый человек прошлого был призван создать материальные и иные условия, необходимые для развития дарований человека элиты. Современный человек массы, будучи генетически связанным с массовым человеком традиционного общества, отличается от него по ряду социокультурных характеристик.

Современный массовый человек — это в интерпретации Герберта Маркузе «одномерный человек»1. Концепция одномерного человека связана с исследованием социально-психологических типов и характеров, которые искажаются современными общественными системами. В обосновании этой концепции Г. Маркузе существенную роль сыграли идеи Фрейда, Райха, Корни, Хоркхаймера, Адорно, Фромма, Рисмена.

1 Маркузе Г. Одномерный человек // Американская социологическая мысль: тексты / под ред. В.И. Добренькова. М.: Изд-во МГУ, 1994. С. 121–146.

Одномерному человеку свойственны: некритическое отношение к реальной действительности, отсутствие индивидуальности, высокая внушаемость и консерватизм. Ему присуще также искаженное видение мира. Нормы индустриального общества кажутся одномерному человеку выражением свободы и социальной справедливости; на самом же деле они, считает Маркузе, отвечают лишь интересам правящей элиты. Одномерный человек не способен к радикальной оппозиции существующему режиму, он полностью погружен в «систему». Выход из этой ситуации, по Маркузе, возможен только, если произойдет прорыв одномерности современного общества, т.е. если у человека, а также у всей массы в целом, будут сформированы другие потребности; что в ближайшее время маловероятно.

Итак, информационное общество и новые медиа создали «массовых людей». Кстати, у них появилась возможность более активно участвовать в коммуникационном процессе (интерактивность).

Известный американский социолог-публицист Элвин Тоффлер одним из первых подметил коренные изменения в культуре общества, которые произошли за последнее время1. Увеличивающееся количество информации породило новый тип культуры. Вместо полной и систематизированной информации человека снабжают короткими модульными вспышками — рекламой, обрывками новостей и т.д. Люди Третьей волны оказываются под бомбардировкой блицев: полутораминутный клип с новостями, фрагмент песни или стихотворения, коллаж, кусочек новостей, компьютерная графика.

Вслед за возникновением массового человека возникла и посткультура.

Пост-культура — это лишь оболочка культуры. Если сравнивать культуру и пост-культуру, то о последней можно сказать, что у нее пустая сердцевина, открытая для заполнения чем-то. Но на данном этапе это пространство пока ничем не заполнено. «Используя язык новейшей науки синергетики, можно сказать, — пишет В.В. Бычков, — что посткультура — это та «нелинейная среда» культуры, возникшая в момент глобальной цивилизационной бифуркации, в которой «варится» бесчисленное множество возможных структур будущего становления и которая с позиции любой уже ставшей структуры представляется неким уплотненным потенциальным хаосом или полем бесконечных возможностей»2.

1 Тоффлер Э. Третья волна: пер. с англ. М., 1999. С. 226.

2 Бычков В.В. Эстетика. М.: Гардарики, 2005. С. 301.

Пост-культура говорит о двух вариантах развития цивилизации:

  1. Переход человечества на новый уровень развития.
  2. Глобальная катастрофа человечества в целом.

Полагаем, что для того, чтобы реализовался первый вариант развития цивилизации, человечеству придется приложить массу усилий. Если этого не произойдет, последствия будут плачевными и будет воплощен в жизнь второй вариант. Сегодня остатки уходящей Культуры смешались с феноменами пост-культуры. Мы сталкиваемся с некой смесью из одного и другого. Процесс смешивания начался не сейчас, а еще в первой трети XX в. Художественно-эстетическая сфера посткультуры является неклассической (так называемая нонклассика). В прошлое уходит «культура Книги» и печатного слова. Если раньше люди много читали и черпали информацию из книг, то сейчас все необходимые данные можно найти во Всемирной сети Интернет, а также смотря телевизор и слушая радио. То есть теперь информацию можно получать в невербализованном виде.

В европейской культуре ранее преобладало формально-логическое мышление; сегодня оно уступает место иным, дезинтегрированным формам сознания.

В середине XX в. появились такие направления в искусстве, как концептуализм и поп-арт; они стали постепенно вытеснять традиционную художественную Культуру (которая тем не менее еще совсем не умерла). Для посткультуры свойственен отказ от эстетических, религиозных, гносеологических и этических ценностей, которые являются традиционными. У посткультуры ценности другие, а именно: вещь и вещизм, потребление, тело, телесность, политика, коммерция, бизнес и рынок, опыт и практика, монтаж и конструирование.

Видные представители западной социально-философской мысли весьма критично и глубоко анализируют феномен информационного общества и его противоречивые следствия. Согласно взгляду американского социолога и социального философа Г. Шиллера1, общество, в котором происходит столь важный процесс информатизации, находится в стадии корпоративного капитализма — той стадии, когда крупные корпорации начинают диктовать свою волю государству. Г. Шиллер приходит к неутешительному выводу: в информационной сфере доминируют интересы корпоративного капитализма. Стало быть, развитие процессов информации подчинено интересам частного бизнеса, а не государства в целом.

1 См.: Уэбстер Ф. Теории информационного общества. М.: Аспект-пресс, 2004. С. 207.

Г. Шиллер полагает, что информационное общество наилучшим образом отвечает потребностям развитого капитализма. Информация является средством, с помощью которого людей приучают к потреблению (рыночная категория, по Шиллеру) как к единственно возможному способу существования.

Однако огромное количество информации, которая в наше время превратилась в товар, не обогащает жизнь человека, а только усложняет ее, полагает Г. Шиллер. Он считает, что человеку нужно давать информацию в дозированном количестве — ее избыток запутывает потребителя, сбивает его с толку.

Шиллер также полагает, что в «информационную эпоху» неравенство классов не исчезает, а наоборот, усиливается. По его мнению, классовая принадлежность определяет, какую информацию человек получает, а какую нет. Шиллер уверен в том, что чем ниже стоит человек на социальной лестнице, тем ниже качество информации, которую он может получить, так как он не имеет доступа, например, к наиболее полным новейшим базам данных. Массы, по Шиллеру, это «информационные бедняки», владеющие «информационным мусором», который отвлекает, развлекает, удовлетворяет низшие потребности аудитории (например, потребность быть в курсе последних сплетен из жизни «звезд»), но при этом не содержит в себе никакой серьезной информации. Но все эти псевдосведения подаются людям так, как будто это действительно важная информация.

Жан Бодрийар 1, один из известных философов-постмодернистов, изучавших проблемы информационной сферы, считал, что современная культура — это культура знаков. Но знаки, вместо того чтобы отражать действительность, симулируют ее. Современное общество, по Бодрийару, тонет в знаках. Ежедневно средства массовой коммуникации обрушивают на потребителя огромное количество фактов и их интерпретаций. Сознание человека оказывается расколотым из-за того, что он не может разобраться во всем этом и отличить свои собственные желания от чужих. (Отсюда главная проблема современности — самоопределение личности.)

1 См.: Бодрийар Ж. В тени молчаливого большинства, или Конец социального / пер. с фр. Н. Суслова. Екатеринбург, 2000.

Когда знаков слишком много, люди перестают разбираться в них и в их смыслах. В итоге им становится трудно искать истину. Информация перестает восприниматься и начинает просто потребляться. Личности и индивидуальности становятся обезличенными массами.

Массы, по Бодрийару, это молчаливое большинство, безликая толпа, за которую все решают «сильные мира сего». Они сочетают в себе, с одной стороны, сверхуправляемость и, с другой стороны, абсолютную неуправляемость. Это идеальная среда для манипулирования.

Сознание индивида в таком обществе оказывается расколотым. Возможность целостного восприятия реальности для личности сильно осложняется, поскольку в условиях огромного количества информации между мышлением и действиями человека встают технологии, которые разделяют одно от другого. Человек оказывается раздвоенным.

Г.М. Маклюэн1 констатировал, что раскол между сердцем и умом приводит человека к состоянию надломленности его психики. Когда человек находится в таком состоянии, на него легко воздействовать. Это дает возможность произвольно, по своему усмотрению влиять на нравственное сознание личности.

Ранее уже упоминавшийся американский социолог М. Чукас пишет, что социальная почва, на которой возникает и ведется манипуляция — это борьба между разными влиятельными группами, которые преследуют свои собственные интересы и добиваются укрепления своих позиций. Лидеры этих групп стремятся преподнести общественности свои личные «узкие» интересы как интересы, якобы отвечающие интересам масс. Те силы, которые управляют процессом манипулирования сознанием масс, определяются экономическими интересами союзов, в которых к тому же являются весьма влиятельными партийно-политические интересы. Так что аппарат «управляемого омассовления» в конечном счете служит не пропаганде действительно гуманистических идей, вдохновляющих идей и целеустановок, а скрытым за ними материальным интересам.

Итак, информационное общество характеризуется тем, что информация стала играть основную роль во всех сферах жизни. Ему также свойственно потребительство и засилье развлекательной информации. Все это является питательной почвой для манипулирования массовым сознанием.

Новые медиатехнологии вынуждают нас пересмотреть понятие аудитории массмедиа. То, что раньше называлось «аудиторией», теперь называется словом «пользователь». Пользователи новых средств массовой коммуникации — активные участники процесса, а не просто пассивные получатели информации.

Дж. Уэбстер2 предложил три модели описания аудитории медиа: аудитория-как-масса, аудитория-как-объект и аудитория-как-агент.

Согласно первой модели (аудитория-как-масса) массе («телеаудитории») уделяется большое внимание. Поэтому очень важно определение ее численности.

Для второй модели (аудитория-как-объект) значимую роль играют медиаэффекты. К ним относится феномен насилия. Здесь важны исследования изменения отношений и позиций медиапотребителей.

Третья модель (аудитория-как-агент) отличается от первых двух моделей. Она изучает возможности, которые предлагают сегодняшней аудитории новые медиатехнологии. Согласно этой модели у аудитории есть возможность выбора. Более того, члены такой аудитории более активны и глубже вовлечены в коммуникационные процессы, чем ктолибо до них.

1 См.: Маклюэн Г.М. Галактика Гутенберга: становление человека печатающего. М.: Академический Проект: Фонд Мир, 2005.

2 Webster J.G. The audience // Journal of Broadcasting and Electronic Media. 1998.

Телевидение — эффективный способ манипулирования сознанием масс. В телеарсенале существует немалое количество средств для этого: реклама, а также показ материальных благ, «дорогой жизни» в разных программах.

Более четверти века назад американский исследователь Даллас Смит вывел новую формулу успеха СМИ: «аудитория как товар». Суть ее заключается в том, что «издатель привлекает своей информацией внимание аудитории и продает ее рекламодателю. Иными словами, информация в экономическом обороте — не товар, а упаковка. Ныне без соблюдения этой формулы не только успех, но и само существование СМИ невозможно» 1.

1 Смит Д. Интернет и общественное достояние. Доклад на VII Международной конференции «Право и Интернет» 27–28.07. М., 2005 // URL: (дата обращения: 16.07.2008).

На телевидении эта схема работает следующим образом. Современных топ-менеджеров далеко не всегда волнует содержание тех или иных телевизионных программ, за исключением идеологически ориентированных проектов. Для них показателем успеха неизменно является лишь рейтинг, то есть количество людей, смотрящих данную передачу в данный момент.

Подведем итоги рассмотрения данного вопроса.

Общество, в котором мы живем, без сомнения, является информационным. Информация нам необходима, но с ее помощью также осуществляется огромное количество манипуляций. В результате все сложнее и сложнее становится отличить беспристрастную информацию от кем-то проплаченной, а значит, субъективной или явно рекламной.

Массами гораздо проще управлять, чем отдельно взятыми личностями. Массовый человек очень сильно подвержен влиянию извне и внушению. Поэтому нередко сами власти заинтересованы в массовизации общества и его индивидов.

Некоторые исследователи высказывают мнение, что манипулирование сознанием необходимо для самих же масс. Так утверждает, например, Х. Тумбер. «Управление с помощью информации… совершенно необходимо для того, чтобы обеспечить согласованную работу современного правительства. Манипулируя общественным мнением и осуществляя социальный контроль, государство всецело полагается при этом на коммуникацию и информацию»1.

Более обоснованным и верным представляется, однако, другое, противоположное суждение: манипулирование сознанием масс не является нормой. Наоборот, оно свидетельствует о том, что общество «отходит от идеи информированного и рационального общества в сторону подтасовок и технологий пиара»2. Смысл манипулирования в информационном обществе заключается в том, чтобы навязать телезрителям мысли и поведение, выгодные тем, кто платит за информацию. О том, каким образом это делается, мы попробуем разобраться в следующей главе.

1 Цит. по: Уэбстер Ф. Теории информационного общества. М.: Аспект-пресс, 2004. С. 258.

2 Там же. С. 259.

««« Назад  Оглавление  

 
.
   

Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов
Политика публикации | Пользовательское соглашение

© 2001–2021 Psyfactor.org. 16+
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org.
Размещенная на сайте информация не заменяет консультации специалистов.