.
  

© С. А. Зелинский

Управление психикой посредством манипулятивного воздействия

««« К началу

8. Информация, методы постижения (продолжение)

Возвращаясь к методам постижения информации, возможностям программирования психики посредством введения необходимой информации в подсознание (увеличение объемов такой информации) необходимо помнить, что не следует, на наш взгляд, ограничивать подобные методы только увеличением способности к непосредственному восприятию информации, а следует понимать вопрос несравненно шире. Например, важным аспектом в этом случае является воспитание способности к анализу информации, получаемой из внешнего мира, и последующей трансформации подобной информации в психике индивида, синтезу новой информации, и информации, уже имеющейся в памяти.

Остановимся на памяти, и рассмотрим память, как видели ее проф. Д.В.Кандыба, акад. Р.С.Немов, акад. А.Р.Лурия и акад. А.Н.Леонтьев.

Рассмотрим действие памяти по профессору, доктору медицинских и доктору психологических наук Д.В. Кандыбе[215].

Способность мозга фиксировать поступающую информацию, а после и воспроизводить вызываемый такой информацией физиологический сдвиг относят к биологической памяти. Одним из видов биологической памяти является генетическая память. В результате деятельности генетической памяти происходит стабилизация биоинформационных систем и их структуры самовоспроизведения. Носителями генетической информации являются нуклеиновые кислоты, которые обеспечивают стабильность хранения информации. В филогенезе этот вид информации изменяется через мутагенез и с участием белков-ферментов происходит дальнейшее воспроизведение этих же измененных форм.

Еще одной формой биологической памяти является иммуно­логическая память, тесно связанная с генетической. Действие данного вида памяти заключается в следующем: при попадании в организм чужеродных тел и веществ (антигенов) проявляется способность узнавать их в случае их повторного попадания, связывать и включать неспецифические механизмы их уничтожения. Иммунные белки, способные разрушать антигены, называются антителами и располагаются на поверхностной мембране лимфоцитов (иммунокомпетентные лимфоциты). Антитела на лимфоцитах являются рецепторами для антигенов. Каждый лимфоцит имеет рецепторы только к одному или к нескольким сходным антигенам. Все лимфоциты, несущие одинаковый рецептор, принадлежат к одному клону и являются потомками одной материнской клетки с таким же рецептором. При первой встрече с антигеном происходит формирование клона (увеличение числа соответствующих лимфоцитов) и их дифференцировка на эффекторные клетки и клетки памяти. Эффекторные клетки живут несколько дней, а клетки памяти остаются в организме на всю жизнь и при повторной встрече с антигеном способны вновь преобразовываться в клетки обоих типов. Антигены становятся селективными агентами, обеспе­чивающими материал для отбора, они как бы «узнают» рецепторы антител, связываются с ними и стимулируют их размножение. Таким образом из огромного набора вариаций антител антиген отбирает единственную и стимулирует ее количественный рост. Процесс селекции клонов и обуславливает иммунологическую память, представляя эволюционно более гибкий вариант генетической памяти.

Теперь рассмотрим более сложную, нервную память. Нервной, или нейрологической памятью называют «комплекс структурно-функциональных изменений, выражающийся в способности нервной системы фиксировать и хранить информацию, хранить, реакции организма на эту информацию, а также использовать эту информацию для построения текущего поведения»[216]. Подобный процесс носит название процесс образования энграммы.

Ознакомимся с действием подобного процесса и рассмотрим последовательность фиксации организмом информационных раздражений. Итак, информационный сигнал поступил на рецептор, преобразовался в электрический нервный импульс и временно повысил проводимость в определенных синапсах, на что ушло некоторое время. Сам же след от информационного воздействия сохраняется до 500 мс (явление сенсорной памяти), но обычно стирается за 150 мс. У некоторых людей-эйдетиков сенсорная память (например, сохранение зрительного образа при чтении) обладает неограниченной длительностью. Дальнейшее движение информации, преобразованной в нервные импульсы, приводит к их многократной циркуляции (ревербации) по замкнутой системе нейронов, что лежит в основе так называемой — кратковременной памяти, объем которой у человека измеряется в 7 (плюс-минус) 2 единицы, а длительность — в несколько секунд. Установлено, что информация о пространст­венном расположении условного сигнала кодируется в импульсной активности нейронов прежде всего лобной и теменной ассоциатив­ных полей коры больших полушарий. Кодирование осуществляется либо рисунком разрядов нейронов, либо частотой импульсации нейронов (пространственно-селективных), подразделяемых на несколько групп.

Действие информации одновременно приводит к изменениям структурных и ферментных белков, изменению концентрации и перемещению нейромедиаторов. Этот синапто-сомальный уровень информационной реакции организма длится от нескольких минут до нескольких часов и называется промежуточная память. Промежуточная память способна увеличивать объем кратковременной памяти и увеличивать ее длительность.

Параллельно с предыдущими информационными процес­сами идет образование новой устойчивой внутримозговой функциональной структуры, базирующейся на изменениях в мембранах нейронов и на межнейронных связях, приводящих к феномену долговременной памяти, то есть  — к постоянной фиксации информации. Механизм долговременной фиксации информации проявляется в результате синтеза нуклеиновых кислот и белков, приводящий к образованию макромолекул, активизирующих генетический аппарат клетки. Большое влияние на метаболизм макромолекул, а значит и  на регуляцию памяти, оказывают нейропептиды.

Кроме условно-рефлекторной долговременной фиксации информации выделяют образную, эмоциональную и словесно-логическую. Существуют также три основных вида памяти: краткосрочная, долгосрочная и постоянная. Механизм образования всех трех идет параллельно.

Продолжим рассмотрение памяти (рассмотрим по академику, доктору психологических наук Р.С. Немову)[217].

Память сохраняет впечатления человека о внешнем мире, является условием научения, приобретения знаний, формирования уме­ний и навыков. Память можно определить как способность к получению, хранению и воспроизведению жизненного опыта. Память необходима, чтобы человек запоминал пройденный жизненный путь, учился на совершенных деяниях.

Память совершенствуется в течении жизни индивида. Наиболее распространены три основных вида памяти человека: произвольная, логическая и опосредствованная. Произвольная память связана с процессом запоминания. Логическая — с использованием логики Опосредствованная — с использованием раз­нообразных средств запоминания, представ­ленных в виде предметов материальной и духовной культуры. Данные функции различаются по струк­туре, исходным данным, результатам, т.е. в соответствии с индивидуальными особенностями каждого человека. Есть те, кто с трудом запоминают, но хорошо воспроизводят и долго хранят в памяти запомненный ими материал. У таких индивидов развита долговременная память. Есть люди, которые быстро запоминают, и быст­ро забывают то, что когда-то запомнили. У таких индивидов более развиты такие виды памяти, как кратковременная и оперативная.

Разработаны несколько классификаций видов памяти. Например, деление памяти по времени сохранения материала (мгновенная, кратковременная, оперативная, долговременная и генетическая память), или по сохранению и воспроизведению материала (двигательная, зрительная, слуховая, обонятельная, осязательная, эмоциональная и др.) Остановимся на вышеперечисленных видах памяти подробней.

Мгновенная память является непосредственным отражением информации органами чувств, и связана с удержанием точной и полной картины только что воспринятой информации органами чувств, без какой-либо переработки полученной информации. Длительность мгновенной памяти от 0,1 до 0,5 с. Это — память-образ. Она представляет собой полное остаточное впечатление, которое возникает от непосредственного восприятия сти­мулов.

Кратковременная память представляет собой способ хранения информации в течение короткого промежутка времени. Длительность кратковременной памяти в среднем 20 секунд (без повторения). В кратковременной памяти сохраняется некий обобщенный образ воспринятого, его наиболее значимые элементы. Кратковременная память работает без предварительной сознательной установки на запоминание, но зато с установкой на последующее воспроизведение материала. Кратковременную память характеризует такой показатель, как объем, который равен в среднем от 5 до 9 единиц информации и определяется по числу единиц информации, которое человек в состоянии точно воспроизвести спустя нескольких десятков секунд после однократного предъявления ему этой информации. Из мгновенной памяти в кратковременную память попадает только та информация, которая привлекает повышенное внимание сознания.

Оперативная память рассчитана на хранение информации в течение заранее заданного срока, в диапазоне от нескольких секунд до нескольких дней. Срок хранения такой информации определяется задачей, которую поставил индивид перед собой, и по осуществлении задачи (или потери важности конкретной задачи для человека) информация из оперативной памяти исчезает.

Долговременная память способна хранить информацию в течение неограниченного срока. Такая информация может не только воспроиз­водиться человеком любое количество раз, но и систематическое и многократное воспроизведение такой инфор­мации идет только на пользу, и еще дольше задерживает такую информацию в памяти.

Генетическая память является следствием хранения информации в генотипе. Такая информация передается и воспроиз­водится по наследству. Это единственный вид памяти, на который невозможно влиять условиями воспитания и социальной адаптации человека. При этом стоит обратить важную деталь: по мнению профессора Л.С. Нагавкиной, у каждого человека задан свой генетический максимум. У кого-то такой предел наступает в 18 лет, у кого-то в 30 лет, у кого-то в 45, а у кого-то генетический максимум практически не установлен. На наш взгляд на данное обстоятельство следует обратить особое внимание, потому как он позволит разрешить многие вопросы в воспитании. Нельзя, как говорится, требовать невозможного у тех, у кого наступил генетический максимум. Поэтому иной раз несмотря даже на юный (18-20 лет) возраст индивида, все попытки чего-то требовать от него наталкиваются на «глухую степень» непонимания относительно того, что от него хотят. На такого человека, как отмечает академик Р.С. Немов, «мы не можем оказывать влияние через обучение и воспитание»[218]. Тут вступает в действие генетика.

Однако продолжим рассмотрение видов памяти.

Зрительная память. Зрительная память связана с сохранением и воспроизведе­нием зрительных образов. Такой памятью часто обладают люди развитым эйдетиче­ским восприятием, которые способны длительное время видеть в своем воображении единожды увиденную картину того, что им необходимо запомнить.

Слуховая память характеризуется запоминанием и точным вос­произведением разнообразных звуков (музыкальных, речевых). Разновидностью такой памяти является словесно-логическая память, которая связана со словом, мыслью и логикой. Данный вид памяти характерен тем, что человек, обладающий ею, быстро и точно запоминает смысл событий или читаемого текста, логику рас­суждений или какого-либо доказательства, и т.п. Подобный смысл он может передать собственными словами, но достаточно точно.

Двигательная память представляет собой запоминание и воспроизведение с достаточной точностью многообразных сложно координированных движений. Двигательная память участвует в формировании двигательных, трудовых, спортивных, и проч. умений и навыков.

Эмоциональная память — память на переживания. Эмоциональная память участвует в работе всех видов памяти. На эмоциональной памяти основана прочность запоминания событий, фактов, материалы, и т.п., потому что то, что у человека вызывает эмоции — запомина­ется всегда на длительный срок.

Мы должны немного не согласиться с академиком Р.С. Немовым, который пишет что «осязательная, обонятельная, вкусовая и другие виды памяти особой роли в жизни человека не играют»[219]. На самом деле подобные виды памяти относятся к семантическим системам, на которые всегда обращают внимание опытные манипуляторы психическим сознанием (мошенники и проч.) Здесь необходимо помнить, что в течение жизни в бессознательное психики индивида периодически закладываются паттерны будущего отреагирования на ту или иную ситуацию. В данном случае обоняние какого-нибудь вкуса, который понравился однажды человеку, уже автоматически (бессознательно) заложило в мозг такого индивида кодирующую информацию. Поэтому если нам необходимо в будущем воздействовать на такого человека, то чтобы ослабить цензуру его психики (цензура — критический барьер на пути информации из внешнего мира) следует воздействовать на обонятельную память, представив такому человеку когда-то полюбившийся ему запах. Обычно это запах из прошлого, который будит в человеке сладостные воспоминания о чем-то приятном. В такой ситуации человек становится расслаблен, психика уже не так критически воспринимает информацию, поданную в этот момент, поэтому подобный человек легко становится объектом манипуляций, объектов управления его психикой, осуществленной через первоначальную кодировку (если мы в прошлом заложили в его бессознательное запах намеренно), или подбор ключа от кода, который может осуществиться или опытным путем, или интуитивным. В любом случае воздействием именно на обонятельную память, как наиболее устойчивую по времени (запах может вызвать воспоминания и 40-летней давности), мы можем ослабить на какое-то время «оборону» психики, и вложить в память объекта необходимую нам информацию, или же воздействием на его сознание (предсознание, бессознательное)[220] добиться совершения таким индивидом необходимых нам действий. (схожий эффект наблюдается и с задействованием вкусовой и др. видов памяти обозначенной нами направленности).

Память также делится на произвольную и непроизвольную. В первом случае необходимо приложение определенных волевых усилий со стороны индивида, во втором, в случае непроизвольной памяти, действия по запоминанию осуществляются как бы автоматически, бессознательно, без каких-либо усилий человека. И при этом следует обратить внимание, что это совсем не значит что непроизвольное запоминание менее эффективно. И мы должны согласиться с академиком Р.С. Немовым, что по качеству запоминания связи между такими видами памяти нет. При этом вполне объяснимо, что лучше запоминается материал, который более интересен индивиду, вызывает в его душе эмоции, чувства. Хотя заметим, что и тот материал, который не вызывает заинтересованности индивида, все равно откладывается в памяти. И может быть вызван в необходимый момент из под сознания например обстоятельством повторения (т.е.когда в мозг поступает материал схожей направленности). В этом случае мы наблюдаем появление ассоциативной цепочки между новым и прежним материалом. При этом может выйти так, что для появления чего-то «родного» в психике (в памяти, в бессознательном) необходимо чтобы такой материал появился в течении не двух а нескольких раз. На этом свойстве психики, кстати, основан и один из принципов рекламы, когда нам сначала демонстрируют нечто, что может вызвать и отторжение у нас, но позже, когда через определенные промежутки времени это «нечто» вновь появляется перед нами, наша психика уже не реагирует так на это, словно мы смирившись с подобным ходом вещей. А проходит еще какое-то время, и некогда вызвавший в нашей психике протест материал может показаться нам чрезвычайно важным и родным. Психика, законы психики, позволяют запрограммировать на выполнение каких-либо действий, нужным манипуляторам, любого человека, независимо от собственного мнения такого человека по склонности к манипуляциям. В одной из своих книг великий специалист по гипнозу, доктор психологических наук, академик В.М.Кандыба признался, что его как-то обманул один из его соавторов (дело о продаже книг). И даже после обнаружения этого обмана что-то заставляло В.М.Кандыбу еще год продолжать сотрудничать с этим мошенником. При этом заметим, что если кто-то смог обмануть такого специалиста в области управления психикой индивида и масс как президент всемирной ассоциации гипнотизеров при ЮНЕСКО академик В.М.Кандыба, то что уж говорить о тех, кто менее знаком или вовсе не знаком с секретами информационно-психологического воздействия.н221С. 222ого не согласиться с академиком Р.С.Немовым, который пишет что о, что им необходимо запомнить.

Рассмотрим особенности двух видов памяти: кратковременной и долговременной.

Объем кратковременной памяти индивидуален, и характеризует природную память человека. С особенно­стями кратковременной памяти связано такое свойство психики индивида, как замещение (замещение означает, что при переполнении объема кратковременной памяти человека вновь по­ступающая информация частично вытесняет имеющуюся в памяти информацию, и та исчезает навсегда; т.е. — не переходит в долговременную память). (Например, имена, фамилии, лица, даты, т.е. все то, что периодически поставляется в память вновь, зачастую, как случается, взамен уже имеющихся имен, фамилий, лиц, дат и проч.)

Благодаря кратковременной памяти перерабатывается большой объем информации, отсеивается информация ненужная, а остается важная, полезная, и необходимая. (При этом если такую информацию не повторять, она тоже забудется.) Кратковременная память играет важную роль, потому что, согласно акад. Р.С.Немову, в долговременную память откладывается то, что уже было в кратковременной (или, например, в близкой ей по характеристикам) оперативной памяти[221].

«Переход информации из кратковременной в долговремен­ную память связан с рядом особенностей,— пишет академик Р.С.Немов[222].— В кратковременную память попадают последние 5 или 6 единиц информации, по­ступившие через органы чувств, они-то и проникают в первую очередь в долговременную память. Сделав сознательное уси­лие, повторяя материал, можно удерживать его в кратковре­менной памяти и на более длительный срок, чем несколько де­сятков секунд. Тем самым можно обеспечить перевод из крат­ковременной в долговременную память такого количества ин­формации, которое превышает индивидуальный объем кратко­временной памяти. Этот механизм лежит в основе запоминания путем повторения.

Обычно же без повторения в долговременной памяти оказы­вается лишь то, что находится в сфере внимания человека. Дан­ную особенность кратковременной памяти иллюстрирует сле­дующий опыт. В нем испытуемых просят запомнить всего лишь 3 буквы и спустя примерно 18 с воспроизвести их. Но в интер­вале между первичным восприятием этих букв и их припоми­нанием испытуемым не дают возможности повторять эти бук­вы про себя. Сразу же после предъявления трех разных букв им предлагается в быстром темпе начать вести обратный счет трой­ками, начиная с какого-нибудь большого числа, например с 55. В этом случае оказывается, что многие испытуемые вообще не в состоянии запомнить данные буквы и безошибочно их восп­роизвести через 18 с. В среднем в памяти людей, прошедших через подобный опыт, сохраняется не более 20% первоначаль­но воспринятой ими информации.

…Если предложить человеку закрыть глаза и неожиданно ответить, например, на вопрос о том, какого цве­та, формы и какими другими особенностями обладает предмет, который он не раз видел, мимо которого неоднократно прохо­дил, но который не вызывал к себе повышенного внимания, то человек с трудом может ответить на поставленный вопрос, не­смотря на то, что видел этот предмет множество раз. Многие люди ошибаются, когда их просят сказать, какой цифрой, рим­ской или арабской, изображена на циферблате их механических ручных часов цифра 6. Нередко оказывается, что ее на часах нет вообще, а человек, десятки и даже сотни раз смотревший на свои часы, не обращал внимание на этот факт и, следова­тельно, не запомнил его. Процедура введения информации в кратковременную память и представляет собой акт обращения на нее внимания.

Одним из возможных механизмов кратковременного запо­минания является временное кодирование, т.е. отражение запо­минаемого материала в виде определенных, последовательно расположенных символов в слуховой или зрительной системе человека. Например, когда мы запоминаем нечто такое, что мож­но обозначить словом, то мы этим словом, как правило, пользуемся, мысленно произнося его про себя несколько раз, при­чем делаем это или осознанно, продуманно, или неосознанно, механически. Если требуется зрительно запомнить какую-либо картину, то, внимательно посмотрев на нее, мы обычно закры­ваем глаза или отвлекаем внимание от разглядывания для того, чтобы сосредоточить его на запоминании. При этом мы обяза­тельно стараемся мысленно воспроизвести увиденное, предста­вить его зрительно или выразить его смысл словами. Часто для того, чтобы нечто действительно запомнилось, мы стараемся по ассоциации с ним вызвать у себя определенную реакцию. Порождение такой реакции следует рассматривать как особый психофизиологический механизм, способствующий активизации интегрированию процессов, служащих средством запоминания и воспроизведения».

Как обращает внимание Р.С.Немов[223], во многих жизненных процессах кратковременная и долговременная виды памяти работают сообща. Например, когда необходимо запомнить объем информации, превышающий кратковременную память. В этом случае человек сознательно или бессознательно использует прием смысловой обработки информации и группировки материала, т.е. задействует долговременную память (обращение к прошлому опыту, извлечение из него необходимых для обобщения знаний и способов группировки запоминаемого материала, сведения его к количеству смысловых единиц, не превышающих объема кратковременной памяти). При этом для определенных категорий лиц, не привычных к интеллектуальному труду в больших размерах, перевод памяти из кратковременной в долговременную может вызывать затруднения, поэтому память необходимо тренировать, как мы тренируем мышцы. А так как большинство мышцы не тренирует, довольствуясь дряблым телом, то такое же большинство не тренирует и память, довольствуясь своими в лучшем случае средними способностями. Любого рода тренировки — это особенный труд. Поэтому важно вспомнить слова академика Н.П.Бехтеревой, которая призывала для лучшей работы мозга тренировать и тело. Смена режимов деятельности в этом случае с одного качества (физического, или интеллектуального) — является возможностью повысить результативность деятельности другого качества (интеллектуального, или физического).

Рассматривая работу долговременной памяти, академик Р.С.Немов обращал внимание[224], что подобная память начинает функционировать через время после того как человеком был воспринят и запомнен какой-либо материал. Подобное время необходимо чтобы такой человек переключился с процесса запоминания на процесс воспроизведения, так как подобные процессы не могут происходить параллельно вследствие того, что имеют различную структуру. «Акустическое кодирование,— писал Р.С.Немов[225], — характерно для перевода информации из кратковременной в долговременную память, где она уже хранится… не в форме звуковых, а в виде смысловых кодов и структур, связанных с мышлением. Обратный процесс предполагает перевод мысли в слово.

Если, например, после некоторого количества прочтений или прослушиваний мы попытаемся через некоторое время воспроизвести длинный ряд слов, то так же обычно совершаем ошибки, как и тогда, когда не срабатывает при запоминании кратковременная память. Однако эти ошибки бывают иными. В большинстве случаев вместо забытых слов при воспоминании мы используем другие, близкие к ним не по звучанию или написанию, а по смыслу. Часто бывает так, что человек, будучи не в состоянии точно вспомнить забытое слово, вместе с тем хорошо помнит его смысл, может передать его иными словами и уверенно отвергает другие, не похожие на данное слово сочетания звуков. Благодаря тому, что смысл вспоминаемого приходит на память первым, мы, в конечном счете, можем вспомнить желаемое или, по крайней мере, заменить его тем, что достаточно близко к нему по смыслу. Если бы этого не было, то мы бы испытывали огромные трудности при припоминании и часто терпели неудачу. На этой же особенности долговременной памяти… основан процесс узнавания когда-то виденного или слышанного».

Следует обратить внимание, что память различается у разных людей, и делится по преобладанию различных видов памяти (зрительной, слуховой, эмоциональной, двигательной и т.п.) При этом чаще всего встречаются смешанные виды памяти (зрительно-двигательная, зрительно-слуховая, двигательно-слуховая).

Существуют различные теории памяти. Например возникшая в XVII в. ассоциативная теория (Г.Эббингауз, Г.Мюллер, А.Пильцекер и др.), в основе которой лежат ассоциации, связи между отдельными психическими феноменами. Память в ассоциативной теории «понимается как сложная система кратковременных и долговременных, более или менее устойчивых ассоциаций по смежности, подобию, контрасту, временной и пространственной близости»[226]. Согласно этой теории, в течении первого часа забывается около 60% полученной информации, а через 6 дней остается менее 20%. С конца XIX в. становится известна гештальттеория памяти, основной мыслью которой было то, что «и при запоминании, и при воспроизведении материал обычно выступает в виде целостной структуры, а не случайного набора элементов, сложившегося на ассоциативной основе»[227]. При этом состояние человека на данный момент создает соответствующую установку на запоминание или воспроизведение. Такая установка актуализирует в сознании индивида ряд целостных структур, на базе которых запоминается или воспроизводится материал, а сама установка осуществляет отбор и структурирования материала в памяти. Психоанализ профессора З.Фрейда ввел ряд категорий в существование специфики памяти, объяснив процессы вытеснения, сопротивления и проч. защитных механизмов психики, из-за которых часть информации просто не может быть воспринята, вытесняясь в бессознательное[228]. Теория памяти бихевиоризма, за исключением подчеркивания роли подкреплений в запоминании материала, оказалась схожа с теорией ассоциаций. Возникшая в начале XX в. смысловая теория памяти (А.Бине, К.Бюлер) на первый план в запоминании материала выдвигала его смысловое содержание. Также существуют информационно-кибернетическая теория (мозг человека уподобляется ЭВМ), теорией деятельности (А.Н.Леонтьев, П.И.Зинченко, А.А.Смирнов и др.), согласно которой «память выступает как особый вид психологической деятельности, включающей систему теоретических и практических действий, подчиненных решению мнемической задачи — запоминания, сохранения и воспроизведения разнообразной информации»[229], теория происхождения высших психических функций (были выделены этапы фило— и онтогенетического развития произвольной, непроизвольной, непосредственной и опосредствованной памяти). Французской школой (П.Жане) была доказана зависимость памяти от практической деятельности человека. П.Жане стал первым трактовать память как систему действий, ориентированных на запоминание, переработку и хранение материала[230]. АА.Смирнов установил, что лучше запоминаются действия (чем мысли), причем сами действия лучше запоминаются те, что были связаны с преодолением препятствий.

Академик Р.С.Немов приводит закономерности «запоминания, установленные в исследованиях, где для запоминания использовались бессмысленные слоги и иной слабо организованный в смысловом плане материал», установленные немецким ученым прошлого века Г.Эббингаузом[231].

1. Сравнительно простые события в жизни, которые производят особенно сильное впечатление на человека, могут запоминаться сразу прочно и надолго, и по истечении многих лет с момента первой и единственной встречи с ними могут выступать в сознании с отчетливостью и ясностью.

2. Более сложные и менее интересные события человек может переживать десятки раз, но они в памяти надолго не запечатлеваются.

3. При пристальном внимании к событию достаточно бывает его однократного переживания, чтобы в дальнейшем точно и в нужном порядке воспроизвести по памяти его основные моменты.

4. Человек может объективно правильно воспроизводить события, но не осознавать этого и, наоборот, ошибаться, но быть уверенным, что воспроизводит их правильно. Между точностью воспроизведения событий и уверенностью в этой точности не всегда существует однозначная связь.

5. Если увеличить число членов запоминаемого ряда до количества, превышающего максимальный объем кратковременной памяти, то число правильно воспроизведенных членов этого ряда после однократного его предъявления уменьшается по сравнению с тем случаем, когда количество единиц в запоминаемом ряду в точности равно объему кратковременной памяти. Одновременно при увеличении такого ряда возрастает и количество необходимых для его запоминания повторений. Например, если после однократного запоминания в среднем человек воспроизводит 6 бессмысленных слогов, то в случае, когда исходный ряд состоит из 12 таких слогов, воспроизвести 6 из них удается, как правило, лишь после 14 или 16 повторений. В случае, если количество слогов в исходном ряду будет равно 26, то понадобится примерно 30 повторений для получения того же самого результата, а в случае ряда из 36 слогов — 55 повторений.

6. Предварительное повторение материала, который подлежит заучиванию (повторение без заучивания), экономит время на его усвоение в том случае, если число таких предварительных повторений не превышает их количества, необходимого для полного заучивания материала наизусть.

7. При запоминании длинного ряда лучше всего по памяти воспроизводятся его начало и конец («эффект края»).

8. Для ассоциативной связи впечатлений и их последующего воспроизводства особо важным представляется то, являются ли они разрозненными или составляют логически связанное целое.

9. Повторение подряд заучиваемого материала менее продуктивно для его запоминания, чем распределение таких повторений в течение определенного периода времени, например в течение нескольких часов или дней.

10. Новое повторение способствует лучшему запоминанию того, что было выучено раньше.

11. С усилением внимания к запоминаемому материалу число повторений, необходимых для его выучивания наизусть, может быть уменьшено, причем отсутствие достаточного внимания не может быть возмещено увеличением числа повторений.

12. То, чем человек особенно интересуется, запоминается без всякого труда. Особенно отчетливо эта закономерность проявляется в зрелые годы.

13. Редкие, странные, необычные впечатления запоминаются лучше, чем привычные, часто встречающиеся.

14. Любое новое впечатление, полученное человеком, не остается в его памяти изолированным. Будучи запомнившимся в одном виде, оно со временем может несколько измениться, вступив в ассоциативную связь с другими впечатлениями, оказав на них влияние и, в свою очередь, изменившись под их воздействием.

Выделяют следующие закономерности памяти[232].

В процессе запоминания, сохранения и воспроизведения материала участвуют такие мыслительные операции, как анализ, систематизация, обобщение, синтез и др., которые определяют его запоминание и воспроизведение путем обеспечения смысловой обработки. При этом в процессе запоминания в первую очередь запоминается общий смысл материала. Важную роль в запоминании играет процесс повторения. При этом необходимо всем время уделять внимание осознанию материала.

Рассмотрим память по доктору педагогических и доктору медицинских наук, профессору, академику Лурия А. Р.[233]

Академик А.Р.Лурия, рассматривая  образную и словесную память как имеющих отношения к познавательным процессам[234],  выделял последовательные образы, характерные для образной памяти. «Последовательные образы,— писал академик А.Р.Лурия[235],— проявляются как в зрительной, так и в слуховой и общечувствительной сфере и хорошо изучены в психологии. Явление последовательного образа… состоит в следующем: если на некоторое время предъявить субъекту простой раздражитель, например, предложить ему смотреть на ярко-красный квадрат 10-15 сек, а затем убрать этот квадрат, то испытуемый продолжает видеть на месте убранного красного квадрата отпечаток такой же формы, но обычно сине-зеленого (дополнительно к красному) цвета. Этот отпечаток иногда появляется сразу же, иногда через несколько секунд и сохраняется некоторый период (от 10-15 сек до 45-60 сек), затем постепенно начинает бледнеть, терять свои четкие контуры, как бы расползается, затем исчезает; иногда он снова появляется, чтобы уже полностью исчезнуть. У разных испытуемых как яркость, так и четкость и продолжительность последовательных образов может быть различной».

Явление последовательных образов А.Р.Лурия объяснял следствием раздражения сетчатки, после чего истощается та фракция зрительного пурпура, которая обеспечивает восприятие красного цвета. Поэтому при переводе глаз на белый цвет (бумага), появляется отпечаток и дополнительного к красному сине-зеленого цвета, который академик Лурия называл отрицательным последовательным образом и расценивал как «элементарный вид сохранения сензорных следов или наиболее элементарный вид чувствительной памяти»[236]. Также Лурия выделял положительные последовательные образы. «Их можно наблюдать,— писал А.Р.Лурия[237], — если в полной темноте поместить перед глазами какой-нибудь предмет (например, руку), а затем на очень короткое время (0,5 сек) осветить поле ярким светом (например, вспышкой электрической лампочки). В этом случае после того, как потухнет свет, человек в течение некоторого периода будет продолжать видеть яркий образ предмета, расположенного перед его глазами, на этот раз в натуральных цветах; этот образ сохраняется некоторое время и затем исчезает». Явление положительного последовательного образа является результатом прямого последействия кратковременного зрительного восприятия, а не изменение окраски объясняется тем что в темноте фон не вызывает раздражения сетчатки.

От последовательных образом А.Р.Лурия отличал явления эйдетических (наглядных) образов, которые проявляются в том, что у некоторых людей остается в памяти картинка (образ) какого-то предмета (или события и проч.), который был ему кратковременно показан, а после убран с его глаз. Т.е. независимо от этого в памяти человека все равно продолжал сохраняться образ увиденного.

Образ представления является третьим видов образной памяти, и характеризуется тем, что в памяти каждого человека сохранен некий образ какого-либо предмета, о котором он имеет общее представление посредством жизненного опыта (например, о дереве, о собаке, и т.п.)

Более сложным видом памяти является словесная память, которая участвует в формировании представлений о каком-либо предмете, и хранении такой информации в памяти. При этом посредством слов (речь, книги, проч.) человек воспринимает информацию и сохраняет ее в памяти. При этом Лурия обращал внимание, что человек меньше всего запоминает слова, а больше удерживает в памяти общее представление от слов: «Словесная память всегда является переработкой словесной информации, выделением из нее наиболее существенного, отвлечением от побочного, несущественного и удержанием не непосредственно воспринимаемых слов, а тех мыслей, которые попадаются в словесном сообщении. Это означает, что в основе словесной памяти всегда лежит сложный процесс перекодирования сообщаемого материала, связанный с процессом отвлечения от несущественных деталей и обобщения центральных моментов информации. Вот почему человек оказывается в состоянии «запоминать» содержание обширного материала, получаемого из устных сообщений и читаемых книг, одновременно оказываясь совершенно не в состоянии удержать в памяти их дословное содержание. Словесную память нередко называют «ассоциативной», или «логической». Это связано с тем, что слова никогда не возбуждают у нас изолированных представлений, но вызывают целые цепи матрицы ассоциативных или логически связанных элементов»[238].

Рассматривая особенности запоминания, академик А.Р.Лурия обращал внимание, что запоминается лучше информация, если стоит задача запомнить его, а после припомнить и воспроизвести. Такая деятельность называется мнестической[239]. Мнестическая деятельность носит избирательный характер, и представляет собой функция, когда процесс запоминания отделен от процесса воспроизведения определенным промежутком времени. При этом люди с преобладанием различных видов памяти (слуховой, зрительной и проч.) лучше воспринимают материал, поданный посредством такого способа передачи информации, а эмоционально окрашенный материал почти всегда прочно усваивается (т.к. подкреплен эмоциями, чувствами). «…существуют индивидуальные различия, которыми память одних людей отличается от памяти других,— отмечал А.Р.Лурия[240].— Эти индивидуальные различия в памяти могут быть двух видов. С одной стороны, память различных субъектов отличается по преобладанию той или иной модальности — зрительной, слуховой, двигательной; с другой стороны, память различных людей может отличаться и уровнем своей организации.

Известно, что у одних людей преобладает зрительный, у других — слуховой, у третьих — двигательный вид памяти. Это легко можно видеть, сравнивая то, как различные люди запечатлевают одну и ту же зрительную структуру, и анализируя те способы, с помощью которых они запоминают какое-либо содержание (например номер телефона или фамилию).

Аналогичные факты можно наблюдать и в слуховой памяти. Индивидуальные различия здесь бывают очень велики, и если в истории были отмечены случаи, когда один раз прослушанное сложное музыкальное произведение удерживалось и полностью повторялось людьми с выраженной слуховой памятью, то известно много наблюдений над людьми, которые оказываются почти полностью неспособны сохранить на сколько-нибудь длительный срок музыкальную мелодию.

В отмеченных индивидуальных различиях памяти проявляются как врожденные (генотипические) особенности, так и профессиональная деятельность людей, которая приводит к высокому развитию зрительной, слуховой, а иногда и вкусовой памяти.

Характерные особенности памяти могут выступать и в том, что различные испытуемые совершенно по-разному решают одну и ту же задачу, например удержание в памяти номера телефона или незнакомой фамилии. Известно, что некоторые выдающиеся музыканты (например известный композитор С. Прокофьев) указывали, что они запоминают номера телефонов как известные музыкальные мелодии, в то время как другие субъекты видят номер телефона написанным на доске и запоминают его зрительным путем.

Особенно большое значение имеют, однако, различия в способах запоминания и в уровне организации памяти у различных лиц.

Как показывают наблюдения, у одних лиц преобладают непосредственные, чувственные (зрительные, слуховые, двигательные) формы запоминания, в то время как у других запоминание носит преимущественно характер сложного кодирования материала, превращения его в вербально-логические схемы. Именно это имел в виду И. П. Павлов, когда он делил людей на две группы, из которых одна относится к «художественному», а другая к «мыслительному» типу. Индивидуальные различия в памяти далеко не всегда являются лишь частными особенностями, не выходящими за пределы мнестических процессов. Нередко они приводят и к значительным изменениям в структуре всей личности человека».

Академик А.Р.Лурия, обращая внимание на важнейшую роль бессознательного в психике, отмечал такое свойство памяти как вытеснение, открытое в свое время профессором З.Фрейдом (когда психика бессознательно вытесняет из памяти нежелательную — травматичную — для нее информацию). «…основатель психоанализа 3. Фрейд,— писал академик А.Р.Лурия[241],— …в большом количестве наблюдений показал, что человек склонен «вытеснять» неприятные (несовместимые с его установками) и мучительные переживания, которые тормозятся и становятся содержанием его бессознательного, проявляясь лишь в состояниях пониженной активности — в форме сновидений или в виде описок, очиток, оговорок, возникающих при отвлечении внимания.

Факты вытеснения непереносимых аффективных переживаний и бессознательные явления представляют одно из важнейших достижений современной психологической науки. Их физиологические механизмы объясняются тем торможением, которое возникает при сверхсильных возбуждениях и охраняет кору от излишнего перевозбуждения».

Доктор педагогических наук, профессор, академик А.Н.Леонтьев, рассматривая память, обращал внимание, что в ходе различных наблюдений (эмпирических, основанных на опыте, теоретических, основанных на некоторых дедукциях, на общих положениях — биологических, физиологических, на экспериментах, а также на специальном исследовании этих изменений и с изменением условий, с постановкой вопросов специального порядка) выяснилось, что память наблюдалась на всех генетических уровнях (филогенетическом и онтогенетическом)[242]. При этом на каждом из уровней отмечалась своя специфика.

Кроме того, явления памяти выступают двойственно, расчленяются сенсорная и моторная виды памяти. Для демонстрации сенсорной памяти академик А.Н.Леонтьев проделывал такой опыт. «Вы находитесь в условиях слабой освещенности, в какой-то обстановке, в каких-то предметных условиях,— писал А.Н.Леонтьев[243].—Среди окружающих вещей можно допустить большие яркости, наличие даже каких-то изображений. Вы в общем вещи видите, но плохо в условиях слабой освещенности. Вам дают строго дозированную сильную освещенность. Дозированную в отношении интенсивности и в отношении времени освещения. Затем вы переходите опять к очень слабой освещенности, то есть уже после такого относительно кратковременного света вы оказываетесь практически в темноте, ведь световая адаптация произошла. Довольно длительное воздействие света исчисляется секундами, а не долями секунд. Это не бросок света, а это известная длительность, достаточная световая адаптация происходит мгновенно, и, наоборот, быстро очень деадаптируется глаз к слабой освещенности.

И вот тогда мы наблюдаем очень интересное явление. Вы, оказывается, продолжаете некоторое время видеть обстановку, вам только что показанную в ярком свете. Это наш послеобраз. Он продолжается не в микроинтервалы. Он продолжается довольно длительно — несколько десятков секунд. 20—30 секунд. У меня вот около 40 секунд, конечно, при очень хорошо подобранных параметрах опыта. Они, в общем, известны. В крайнем случае их можно индивидуально немножко поправить и получить оптимальный эффект. Он получается практически у всех, то есть у всех, но только с разной длительностью. Но эта длительность достаточна для того, чтобы как бы продолжать работать. Например, дочитать недочитанное, досмотреть неувиденное».

А.Н.Леонтьев обращал внимание, что внутри сенсорной памяти находится подкласс, «эйдетическая память», благодаря которой «…испытуемый… способен сохранять след от впечатления, зрительную картину окружающего мира достаточно долгое время. Ежели след восстанавливается по каким-нибудь причинам, то он может восстановиться через значительный промежуток времени, относительно значительный. Это явление довольно редкое. В ослабленных формах и в более ранних возрастах, в подростковом часто, оно составляет где-то между 20% и 30%. У взрослых в таких ярких формах это очень редкое явление»[244].

Возвращаясь к вопросу методов постижения информации, мы должны говорить о том, что фактически возможно формировать наполнение собственного бессознательного психики, а значит и осуществлять последующую проекцию содержания памяти (бессознательного) в поступки индивида, происходящие в сознании. При этом сами поступки, конечно, несут на себе печать как сознания, так и могут относиться к неосознанным совершениям, т.е. в поступках вполне может прослеживаться и бессознательная составляющая. Притом что мы даже не рассматриваем такие ярко выраженные формы представления бессознательного в поступках как совершение действий в состоянии аффекта. Нет, тут немного  другое. Хотя и следует понимать, что любое совершение каких-либо деяний (поступков) без контроля сознания — происходит в состоянии полного или частичного измененного сознания, в состояниях транса или полутранса. В этот момент психика уже не может до конца адекватно воспринимать реальность (нарушен или затруднен принцип «тестирования реальности»), поэтому становится возможной ситуация, когда вверх над поступками, над совершением таких поступков, берет бессознательное психики, или другими словами подсознание.

При этом роль подсознания в любого рода воздействии на индивида и без того существенна. Именно в подсознании берет начало те механизмы, которые позже транспортируются в сознание, а значит индивид начинает осознанно совершать какие-то действий (вернее, что осознанно, что неосознанно; в данном случае это уже не играет роли), причину возникновения которых следует искать только в бессознательном (в подсознании). А еще раннее — в тех информационных потоках, которые окружали данного индивида на момент формирования его бессознательного. При этом мы помним, что бессознательное любого индивида формируется в процессе восприятия репрезентативными или сигнальными системами его организма окружающей действительности. Другими словами, все, что он увидел (визуальный контакт), услышал (аудиальный контакт), ощутил (тактильный контакт), понял, подумал, все, что попало в спектр действия его первой сигнальной системы (запах, и проч.), все это непременным и обязательным образом откладывается в бессознательном психики такого индивида, чтобы уже позже — сформировав бессознательное (причем процесс формирования бесконечен), начать оказывать воздействие на сознание. При этом мы также говорили, что часть новой информации обычно всегда находит единство с уже имеющейся в памяти (бессознательном) информации. В этом случае мы говорим о том, что под воздействием какой-то новой звуковой, цифровой, запах и т.п. информации человек вдруг начинает что-то вспоминать (например он уловил знакомый запах детства, духи например, и тот час же вслед приходят воспоминания, которые вызвал этот запах, т.е. в нашем случае новая информация, извлекает из подсознания, из памяти, какие-либо воспоминания, т.е.извлекает уже находящуюся в подсознании раннее информацию). И это действительно очень важно, потому как помимо других способов активировать воспоминания, дают возможность в очередной раз приблизить любого индивида к пониманию самого себя и остальных. Ведь это очень важно, когда удается задействовать информацию, уже имеющуюся в бессознательном психики. Да, зачастую (в большинстве случаев) выползает наружу (т.е. переходит в сознание из бессознательного) информация, хранящаяся в личном бессознательном. Но вполне возможно точно таким же образом использовать и информацию, накопленную человечеством. Даже не генетическим путем (что тоже возможно и иной раз оказывается весьма удивительным, когда, например, ребенок начинает демонстрировать черты дедушки или бабушки, которые умерли до его рождения), а филогенетическим, когда нам удается активировать информацию, имеющуюся в коллективном бессознательном, опыте предков, опыте человечества, информацию, которая стала проявляться вдруг совершенно неожиданно, в результате, например, каких-либо потрясений (нравственных или физических) для психики рассматриваемого нами индивида, а то, иной раз, и вовсе случайно. Хотя и конечно же, в любой якобы случайности необходимо прежде всего искать закономерность.

--------------------------------------------

[215] Кандыба Д.В. СК Универсальная техника гипноза. СПб. 1994. 720 с.

[216] Там же. С. 189

[217] Немов Р.С. Психология: Учеб. для студ. высш. пед. учеб. зав. В 3 кн. Кн.1 М. 1999. 688 с.

[218] Там же. С.221

[219] Там же. С. 222

[220] В случае предсознания — оно через ближайшее время окажет воздействие на сознание. В случае бессознательного — окажет такое воздействие позже. Но то что окажет — верно. В этом и суть программирования индивида, когда изначально закладываются в глубины его психики необходимая манипулятору информация. А после, определенным воздействием на нее — манипуляторы добиваются, чтобы такая информация перешла в сознание, а значит и воплотилась в реальные поступки индивида.

[221] Немов Р.С. Психология: Учеб. для студ. высш. пед. учеб. зав. В 3 кн. Кн.1 М. 1999. С. 224

[222] Там же. С. 224-225

[223] Там же. С. 226.

[224] Там же. С. 228

[225] Там же.

[226] Там же. С. 233

[227] Там же. С. 235

[228] О психоанализе подробно смотри во всех работах автора.

[229] Там же. С.237

[230] Там же.

[231] Там же. С.238-239

[232] Там же. С. 239-240

[233] Лурия А.Р. Лекции по общей психологии / А. Р. Лурия. СПб. Питер, 2006.  320 с.

[234] Кроме этого акад. Алексей Романович Лурия говорил еще и о существовании двигательной и эмоциональной памяти.

[235] Лурия А.Р. Лекции по общей психологии / А. Р. Лурия. СПб. Питер, 2006. С. 205-206

[236] Там же.

[237] Там же.

[238] Там же. С. 211

[239] Там же. С. 213

[240] Там же. С. 222-223

[241] Там же. С.222

[242] Леонтьев А.Н. Лекции по общей психологии. М. 2000

[243] Там же.

[244] Там же.

««« НазадК началу

© , 2008 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов