.
  

© А.Н. Сухов

Элитизм: современные теории. Виды и типы элит в обществе

Термин «элита» происходит от латинского eligere или французского elite — «лучшее», «отборное», «избранное».

классификация и типы элиты

Начиная с XVII в., его начали употреблять применительно к «избранным людям», прежде всего высшей знати. В научный оборот он был введен в XIX — начале XX в. Как научная школа элитистское направление окончательно сформировалось благодаря трудам В. Парето, Г. Моска, Р. Михельса.

Теории элитизма

В. Парето (1848-1923), итальянский социолог, исходил из тезиса, что люди изначально неравны. Совокупность индивидов, которые действуют с высокими показателями в любой области, Парето называет «элитой». «Главная идея термина «элита» — превосходство... В широком смысле я понимаю подэлитой таких людей, которые свойствами ума, характера, ловкостью, самыми разнообразными способностями обладают в высшей степени». Сама элита делится на правящую, прямо или косвенно осуществляющую власть и неправящую (контрэлиту), не имеющую доступа к управлению и руководству. Парето приходит к выводу, что элита существует в любых обществах и при любом политическом строе. И при деспотии, и при демократии, замечает он, за «сценой» обычно находятся люди, играющие очень важную роль в осуществлении власти. Именно эти люди, составляющие основу элиты, вершат историю, определяя ее ход и направленность. Парето разделял элиты по методам правления на «львов» и «лис». Первые — опираются на материальную или религиозную силу, для них характерно преимущественное использование насилия при осуществлении господства. К элитам первого типа он относил правительства греческих полисов в эпоху тираний, Спарты, Рима времен Августа и Тиберия, многих европейских государств периода абсолютизма. Правление элиты «львов» приводит общество в конечном итоге к застою. «Лисы» для укрепления власти используют, главным образом, хитрость, обман, искусство убеждения масс и политические комбинации. К элитам «лис» Парето относил афинских демагогов, римскую аристократию, правительства всех республик. Элиты этого типа более динамичны, они состоят из энергичных, прагматически мыслящих деятелей и новаторов. Между элитой и массой постоянно происходит обмен: часть элиты перемещается в низшие слои, а наиболее способные представители последних поднимаются по «социальной лестнице» и попадают в состав элиты. Данный процесс получил название «циркуляции элит». Он способствует сохранению социальной и политической стабильности в обществе. В случае замедления циркуляции в высшей страте накапливаются деградирующие элементы, в то время как в низших стратах накапливаются элементы с высшими качествами.

Другой итальянский социолог Г. Моска (1853-1941), основываясь на историческом методе, пришел к выводу, который он сформулировал следующим образом: «Во всех обществах — от наименее развитых и цивилизованных и до самых развитых и могущественных — обнаруживаются два класса людей — класс, который правит, и класс, которым правят. Первый, всегда менее многочисленный, берет на себя все политические функции, монополизирует власть и пользуется преимуществами, которые из нее вытекают, тогда как второй, более многочисленный, руководим и управляем первым, иногда более или менее законно, а иногда более или менее волюнтаристски и насильственно». Отличительными качествами, открывающими доступ в элиту, Моска считал военную доблесть, богатство, происхождение, личные качества (ум, талант, образование), способности к управлению. Политический класс занимает господствующее положение в обществе и осуществляет властные функции благодаря организованности (в отличие от неорганизованного большинства), искусству управления и способности идеологически обосновать свою верховенствующую роль. Осуществление власти в обществе во многом зависит от способа воспроизводства правящего класса. Итальянский ученый выделял три таких способа: наследование, выборы и кооптация. Любой политический класс стремится к сохранению и воспроизводству власти путем наследования (если не де-юре, то де-факто). Эту тенденцию он называл аристократической. В то же самое время в обществе всегда есть политические силы, которые стремятся к власти, используя для этого систему выборов. Вторая тенденция обозначалась им как демократическая. В том случае, если верх берет первая тенденция, происходит, по выражение Моски, «закрытая кристаллизация» правящего класса, которая приводит его к закрытости, окостенелости и вырождению. В случае доминирования демократической тенденции происходит пополнение рядов правящего класса наиболее способными к управлению представителями низших слоев, что предопределяет его динамизм, энергию и жизнеспособность. Политические симпатии Моски склонялись к обществу, где обе тенденции уравновешивали друг друга. Значительный вклад в теорию элит внес немецкий политолог Р. Михельс (1876-1936). Исследуя социальные отношения, он пришел к выводу о невозможности прямой демократии, прямого господства масс. Для выражения интересов, принятия и реализации решений требуются особые организации (партии, профсоюзы и т.п.). Функционирование же организации протекает по собственным законам. Развитие любого института связано с формированием иерархичности и особого управленческого слоя. Со временем этот слой монополизирует власть, отрывается от масс, превращаясь в олигархию, заботящуюся лишь о сохранении своего положения. Эту тенденцию Михельс назвал «железным законом олигархизации», подчеркивая тем самым неизбежность формирования управленческого слоя со своими специфическими интересами в любой организации, в любом обществе.

В современной политической науке используется несколько подходов к исследованию элит. В целом их можно свести к двум основным: меритократическому и властному. Первый подход берет свое начало в элитистской теории В. Парето. Его кредо удачно сформулировал К. Маннгейм: «Элита» — это «иерархия, основанная на собственных достижениях». В рамках меритократического подхода существуют технократическое и организационно-управленческое направления.

Основоположниками технократических теорий элитизма считаются А.  Богданов и Т. Веблен. Согласно Веблену, в связи с развитием науки, техники и технологий возрастает роль инженеров-организаторов. Используя особые знания, технократы постепенно вытесняют традиционных собственников с ведущих социальных позиций, превращаясь в самостоятельную общественную силу. Основы организационно-управленческих теорий заложил Дж. Бернхейм. Выдвинутый им тезис о переходе власти из рук собственников в руки профессионалов-менеджеров получил известность под названием «революции менеджеров». В 70-е гг. XX в. меритократический подход получил широкое распространение в связи с трудами Д. Белла, А. Гоулднера и др. Суть меритократических теорий можно свести к нескольким положениям:

  1. Элита — наиболее ценный и важный сегмент общества, обладающий выдающимися качествами, высокими способностями и показателями в наиболее важных сферах деятельности.
  2. Элита занимает господствующее положение в обществе, поскольку она является наиболее продуктивной и инициативной частью населения. Массы — не мотор, а лишь колесо истории, проводник в жизнь решений, принимаемых элитами.
  3. Формирование элиты — это не столько результат борьбы за власть, сколько следствие естественного отбора обществом наиболее ценных представителей. Поэтому общество должно стремиться совершенствовать механизм такой селекции.
  4. Элитарность связана с равенством возможностей, но не с равенством результатов и социальных статусов, она обусловлена неравенством способностей индивидов.

Наибольшее распространение в современной политической науке получил властный подход к определению и выделению элиты. Его представители (Г. Моска, Р. Михельс, Р. Миллс, Р. Дарендорф) определяют элиту как группу, осуществляющую властные функции и влияющую на общество. В свою очередь властный подход подразделяется на структурный и функциональный. Сторонники структурного подхода относят к элите всех лиц, занимающих формальное положение в органах (структурах) власти (например президент, министры, руководство армии). Приверженцы же функционалистских трактовок относят к элите те группы и тех индивидов, которые оказывают реальное влияние на общественную жизнь и на принятие социально значимых решений. Исходя из подобного критерия выделения элиты, немецкий ученый Р. Дарендорф включает в ее состав: 1) экономических лидеров, 2) политических лидеров, 3) профессоров и учителей, 4) духовенство, 5) выдающихся журналистов 6) военных; 7) судей и адвокатов. Естественно, что степень влиятельности данных групп, включаемых в состав элиты, будет неодинакова.

Исходя из многочисленных теоретических подходов к элите можно дать ее следующее обобщающее определение: правящая элита — это социальные группы, занимающие наиболее высокие позиции в обществе, обладающие в максимальной степени властью и возможностями влияния на общество.

Среди сторонников элитизма не утихают споры о характере правящей элиты и специфических особенностях ее господства. Часть элитистов, вслед за американским политологом Р. Миллсом, утверждают, что правящая элита — это единая сплоченная группа, монополизирующая сферу господства. В работе «Властвующая элита» Миллс утверждал, что в нее входят главы крупнейших корпораций, политические лидеры и военное руководство. Экономическая, политическая и военная элиты составляют единую властвующую элиту, которую сплачивает стремление сохранить за собой господствующее положение в обществе. Приверженцы плюралистической теории элит считают, что элита, напротив, не является единой, относительно сплоченной группой. В обществе существует несколько элит. Каждая из них осуществляет господство и контроль в своей сфере деятельности и в то же самое время не способна доминировать во всех областях общественной жизни. Этот плюрализм определяется спецификой социальной стратификации. Фактически каждая страта выделяет и формирует собственную элиту. Каждая «материнская» группа осуществляет контроль за соответствующей элитой. Между элитными группами возникает конкуренция, препятствующая монополизации власти и средств контроля. Своеобразным синтезом принципов демократии и элитизма стали теория демократического господства элит (демократического элитизма). Ее суть сводит конфликт к следующему:

  1. Элита не монолитна. Внутри нее существуют несколько конкурирующих групп.
  2. Доступ в правящую элиту открыт для наиболее способных членов общества, элитная циркуляция носит достаточно динамический характер.
  3. Существует контрэлита (оппозиционная элита).
  4. Между элитой и контрэлитой возникает конкуренция.
  5. Элиты влияют на массы в большей степени, нежели массы на элиты.
  6. Общество может осуществлять контроль за элитами прежде всего с помощью выборов.
  7. Возможна смена элит, которая носит ненасильственный характер.
  8. Власть элит зависит от изменений ценностных ориентаций в обществе.
  9. Власть элит носит преимущественно ненасильственный характер.

Изучение элит предполагает вычленение и сравнение между собой различных элитных групп.

Классификация элит

1. Прежде всего, элиты можно подразделять по функциональному признаку. Соответственно выделяются: политическая, экономическая и культурно-информационная элиты.

Политическую элиту составляют группы и политические лидеры, осуществляющие властные решения. На основе объема властных полномочий выделяются следующие виды политической элиты: высшая, средняя и административная. Высшая политическая элита включает в себя руководителей, которые занимают стратегические позиции в системе принятия важнейших решении. К этому типу элиты относятся президент и его окружение, руководители правительства, члены высших судебных органов власти, лидеры наиболее влиятельных партий, спикер парламента и главы крупнейших парламентских фракций. К средней элите относятся те, кто занимает посты в выборных органах власти: депутаты, представители региональных элит (губернаторы, мэры), лидеры политических партий и движений. В состав административной элиты входят члены правительства, а также высший слой государственных служащих.

Экономическую элиту составляют наиболее богатые члены общества — крупные собственники, банкиры, руководители финансово-промышленных групп, главы ведущих корпораций, владельцы крупных капиталов. Интересы экономической элиты прямо или косвенно оказывают влияние на характер решений, принимаемых политической элитой. При анализе взаимоотношений между политической и экономической элитой политологи разделяются на две группы. Одни ученые утверждают, что политическая элита относительно автономна и независима в процессе принятия решений, а экономическая элита, если и влияет на нее, то лишь косвенно. Сторонники другой позиций утверждают, что решающее значение в обществе имеет экономическая элита, так как она сосредоточивает в своих руках наиболее значимые и дефицитные ресурсы.

Культурно-информационную элиту составляют выдающиеся деятели науки, культуры, видные журналисты, оказывающие влияние на формирование общественного мнения, высшие иерархи церкви. Главной функцией этой элитной группы является формирование благоприятного для элиты общественного мнения, идеологическое обоснование факта господства данной элиты, а также принимаемых ею решений.

2. По месту в политической системе элита подразделяется на правящую и оппозиционную (контрэлиту). В состав правящей элиты входят те группы и индивиды, которые реально принимают важнейшие решения или же оказывают влияние на их принятие. В состав контрэлиты входят те, кто стремится занять позиции правящей элиты. Потенциальная элита выдвигает популистские лозунги, апеллирует к массам, стремясь сменить у власти правящую элиту при поддержке большинства неэлитных групп.

3. По интенсивности циркуляции и способам рекрутирования выделяются открытые и закрытые элиты. Открытая элита характеризуется достаточно динамичной циркуляцией, ей присуща открытость, выражающаяся в формально равных возможностях доступа членов неэлитных групп в нее. Существует относительно небольшое количество формальных ограничений доступа в элиту. Отбор в элиту осуществляется на основе острой конкурентной борьбы, в которой большое значение имеют личные качества, энергичность, умение найти и организовать себе поддержку, способность мобилизовать имеющиеся ресурсы. Открытая элита пополняется новыми лидерами, которые являются носителями новых идей и ценностей. Поэтому она демонстрирует способности к социальным инновациям и реформам. Ее положительными чертами являются чуткость к социальным настроениям и потребностям, гибкость и широкие возможности быстрой адаптации к меняющимся социальным условиям и реакции на общественные перемены.

Однако у нее есть недостатки: склонность к популистским и непродуманным решениям, средняя или низкая степень преемственности в выработке политики. В отличие от открытой элиты, для закрытой, плановой характерна замедленная циркуляция, выражающаяся в неравных возможностях доступа представителей неэлитных групп в нее. В первую очередь, на отбор в элиту влияют формальные показатели: возраст, стаж работы, партийность, принадлежность к определенной корпорации. Важнейшим условием, влияющим на отбор в элиту является личная преданность руководству и готовность беспрекословно исполнять приказы. В конечном счете, элита стремится к самовоспроизводству, что в свою очередь обрекает ее на вырождение и деградацию. Ее положительными чертами являются: высокая степень преемственности в выработке политики, уравновешенность решений, невысокая вероятность внутренних конфликтов. К недостаткам этого типа элиты следует отнести косность, слабую способность реагировать на происходящие социальные изменения, тенденция кастовости.

4. По структуре (характеру внутриэлитных отношений) выделяют элиты с высокой степенью интеграции (объединенные) и с низкой степенью интеграции (разъединенные). Интегрированные элиты в достаточной степени сплочены. Между внутриэлитными группами существуют устойчивые связи. Степень межгрупповой конкуренции может быть достаточно низкой, конфликты внутри элиты не носят непримиримого характера. Среди интегрированных элит выделяют идеологически и консенсусно объединенные элиты. Первые из них формулируют единую (и единственную) идеологию и нетерпимы к инакомыслию в своих рядах. Консенсусно объединенные элиты отличаются согласием внутриэлитных групп относительно основных ценностей, правил политической конкуренции и процедур осуществления власти, главных целей и методов проводимой политики. Для них также характерна низкая степень конфликтности между различными группировками. Достаточно высока плотность внутриэлитных связей. Так, например, американский политолог С. Элдерсфельд, исследуя политические элиты США и Германии, установил, что от 2/3 до 3/4 соответственно высших чиновников регулярно вступают в деловые и личностные контакты между собой и членами представительной власти.

Для элит с низкой степенью интеграции характерны такие черты, как острая борьба между различными группировками за овладение стратегическими позициями, за сферы контроля и распределение ресурсов. В процессе борьбы могут использоваться самые различные методы, вплоть до компрометации соперников. Степень плотности внутриэлитных связей низка. Так, в Англии и Голландии соответственно 16% и 5% чиновников контактировали между собой и с представителями законодательной власти.

5. По степени представительности элиты подразделяются на элиты с высокой и низкой степенью представительности. Различия между ними заключаются соответственно в степени выражения интересов различных сегментов общества.

В последнее время в отечественной политической науке все чаще ставится и обсуждается вопрос о природе и характере изменений правящей элиты в российском обществе. По существу, это вопрос о том, состоялась ли смена элит в постсоветский период. Для ответа на него попытаемся дать краткую характеристику советской и современной российской элиты, а затем сопоставить полученные результаты.

Отличительной чертой советской элиты являлась монополия на владение собственностью и право распоряжения ею и всеми стратегическими ресурсами. Именно положение в структурах власти обусловливало право распоряжения собственностью. Это позволяет охарактеризовать советскую элиту как этакратическую.

Впервые анализ характера и механизмов воспроизводства элиты в СССР был представлен в произведениях А. Авторхано ва, Р. Медведева и М. Вселенского. Для обозначения элитных групп советского общества они использовали термин «номенклатура». Данными исследователями был сформулирован вывод о том, что номенклатура воспроизводит себя не через особое экономическое отношение к средствам производства, а через монопольное положение в системе власти, через свою собственность на государство. Югославский ученый М. Джилас в своем исследовании «Новый класс» отмечал, что после большевистской революции в России сформировался новый, ранее неизвестный в истории класс — «партийная бюрократия». Он обретает свою власть, привилегии, идеологию и обычаи благодаря одной специфической форме собственности— коллективной собственности, которую этот новый класс вводит и распространяет от имени народа и общества.

По этой причине среди элитных групп советского общества отсутствовала элита экономическая. Руководители крупнейших экономических корпораций были, по сути, членами одной этакратической элиты (номенклатуры).

С точки зрения структуры, это была идеологически объединенная элита (с высокой степенью интеграции на основе общей единой идеологи), для которой были характерны такие признаки, как строгая иерархичность, неподотчетность высших слоев перед низшими, низкий уровень конкурентности и невысокая степень конфликтности между внутриэлитными группами.

Очевидно, что это была относительно закрытая элита с невысокой степенью циркуляции. Вхождение в ее состав осуществлялось на основе таких критериев, как партийность, стаж работы, социальное происхождение, возраст, личная преданность и политическая лояльность. В то же самое время самовоспроизводство политической элиты было ограничено. По неписаным законам, дети высших руководителей не наследовали постов своих родителей, для них подбирались специальные должности, связанные, как правило, с работой за рубежом.

До конца 80-х гг. XX в. советская элита занимала монопольно господствующее положение, основанное на подавлении и уничтожении любых попыток формирования контрэлиты, и на таких специфических механизмах ее легитимации, как идеология, патернализм, демонстрация технической эффективности. Идеология обосновывала и закрепляла право на власть и на принятие решений за элитой. Патернализм — система социального покровительства высших слоев низшим — обеспечивал элите политическую поддержку и лояльность со стороны низших слоев общества. Демонстрация достижений технической модернизации также связывалась в массовом сознании с деятельностью элиты.

Однако к концу 80-х гг. XX в. идеология потеряла в массовом сознании сакральный характер, а многие ее положения, превратившись в официальные догматы, перестали выполнять легитимизирующую функцию. В связи с ростом образований и квалификации значительной части советского общества патернализм начал терять свою привлекательность, и прежде всего в «средних» слоях. Факторы внутреннего экономического кризиса подорвали веру в техническую эффективность. В результате было нарушено функционирование механизмов легитимизации власти советской элиты. Утрата обязательной объединяющей идеологии, нарушение жесткой субординации предопределило возникновение внутри элиты конкуренции между различными группировками и их представителями. Элита осознала, что ее прежняя закрытость ведет к деградации и упадку. Поэтому был открыт доступ в нижние и средние элитные группы для наиболее способных представителей общества. Рекрутация новых лиц в состав элиты обеспечивалась за счет выборов. Дополняя механизмы кооптации выборами, правящая элита стремилась создать под своим контролем новые механизмы легитимизации власти взамен утративших былую эффективность старых.

В конце 80-х гг. XX в. начинается процесс бурного формирования контрэлиты, в состав которой входили руководители различного рода «демократических движений», протопартий, представители творческой и научной интеллигенции.

В процессе реформирования общества и глубокой трансформации правящей элиты внутри российской элиты произошли глубокие изменения. Прежде всего возникла экономическая элита. Ее основу составили представители прежней политической и административной элит, которые в результате приватизации осуществили трансформацию права распоряжения собственностью в право собственности. Анализируя аналогичные процессы в Восточной Европе, некоторые политологи сформулировали вывод о становлении «политического капитализма», в результате которого представители этакратической элиты используют власть и влияние для приобретения собственности и капитала, сохраняя командные позиции, но уже в качестве собственников. Отсюда следовало заключение о воспроизводстве правящей элиты, но уже в новых экономических и социальных условиях.

Отечественные социологи приводят следующие данные об изменении возрастного состава, уровне образования и источниках рекрутации современной элиты: средний возраст высшего руководства снизился с 61,8 (начало 1980-х гг.) до 53,1 лет (конец 1990-х гг.), повысился уровень образования высшего слоя элиты (примерно на 10%), а вот сам состав элиты изменился незначительно. Среди окружения президента лишь 25% составляют лица, не входившие в прежнюю номенклатуру, а в правительстве эта доля составляет 26% (см.: Лапина. Формирование современной российской элиты (проблемы переходного периода). М., 1995. С. 26). Изменился механизм рекрутации элиты. Основным способом формирования элиты становятся выборы. Однако, несмотря на функционирование избирательной системы, радикальной смены состава элиты в 90-х гг. XX в. не произошло. Это обстоятельство позволяет утверждать, что в 90-е гг. ограничился приток новых членов в элиту из неэлитных групп.

В рамках ценностных теорий получила развитие и плюралистическая интерпретация элит, согласно которой во власти действуют несколько элитарных группировок, каждая из них обладает собственными механизмами и зоной властного влияния, выражает специфические интересы различных групп населения и обладает только ей присущим авторитетом.

Оригинальную концепцию предложил Р. Миллс, исследовавший на примере американского общества политическую элиту как совокупность представителей важнейших «институциализированных иерархий», т.е. высших должностных лиц в составе глав корпораций, политических администраторов и военного руководства. При этом, по мнению Миллса, наибольшим влиянием в данном треугольнике власти обладают лица (включая и часть неизбираемой, бюрократической элиты), находящиеся в неформальных отношениях друг с другом и оказывающие основное влияние на весь процесс принятия решений. Весьма оригинально рассматривал функциональные основания политических элит и Дж. Гэлбрейт, предположивший, что важнейшее влияние на принятие политических решений оказывает так называемая техноструктура, т.е. та анонимная группа лиц, которая контролирует процесс обращения служебной информации и тем самым реально предопределяет характер принимаемых наверху решений. В этом смысле публичные политики только озвучивают решения, подготовленные их экспертами, аналитиками и прочими помощниками. Таким образом, была теоретически легализована роль так называемых «серых кардиналов», нередко стоящих за кулисами власти и определяющих ее важнейшие решения.

Идеи, заложенные Моской, существенное развитие получили и в трудах представителей структурно-функционального направления (Д. Бернхэм, С. Келлер), акцентирующих внимание на анализе институциональных и ролевых особенностей правящих кругов. Свой вклад в развитие этого направления внесли и так называемые неоэлитаристы (X. Зиглер), делающие акцент на политические механизмы, помогающие элитарным слоям осуществлять свою фактическую власть независимо от результатов волеизъявления общества на выборах, плебисцитах и референдумах.

Согласуя накопленный теоретический потенциал элитизма с практическим опытом развития сложноорганизованных обществ, можно сказать, что политическая элита представляет собой социальную группу, которая прежде всего выполняет специализированные функции в сфере управления государством и обществом. Политическая элита — это группа лиц, профессионально занимающаяся деятельностью в сфере власти и управления государством (партиями, другими политическими институтами). На государственном уровне она концентрирует в своих руках высшие властные и управленческие прерогативы в обществе, предопределяя за счет этого пути и формы его политического развития. В этом смысле у большинства населения власть, понимаемая как процесс реального управления и распоряжения общественными ресурсами, по сути дела отсутствует.

Политическая элита — это лишь определенная часть более широких элитарных слоев общества в целом, в которые входят наиболее видные и авторитетные представители экономических кругов, гуманитарной и технической интеллигенции, других профессиональных образований. Большинство ученых сходится на том, что те немногие люди, которые принадлежат к политически властвующему кругу, не являются типичными представителями общества, формируясь по преимуществу из представителей высших социально-экономических слоев.

Практика не подтвердила тезис о том, что деятельность элит непосредственно определяется интересами населения. Эти круги вообще слабо подвержены влиянию со стороны основной части населения, строя свою деятельность согласно правилам и нормам по преимуществу внутриэлитарного характера. Поэтому государственную политику образуют скорее не требования масс, а интересы господствующих элитарных слоев (впрочем, не отрывающиеся абсолютно от потребностей широких социальных слоев). Перемены в политическом курсе в основном осуществляются изнутри этой управляющей подсистемы.

Политическую элиту можно определить как группу лиц, подготовленных для выражения социальных интересов той или иной общности, приспособленных для продуцирования определенных политических ценностей и целей и контролирующих процесс принятия решений. В этом смысле политическая элита представляет собой результат институциализации политического влияния различных социальных групп, структурирующей всю политическую жизнь общества по вертикали. В полном соответствии с занимаемым ею местом в общественной жизни политическая элита выполняет ряд важнейших задач и функций. Прежде всего, к ее социальным задачам относятся принятие и контроль за реализацией решений, раскрывающие ее центральную роль в управлении государством и обществом. В число основных функций включается также формирование и представление (презентация) групповых интересов различных слоев населения. Следует указать и на необходимость продуцирования элитой разнообразных политических ценностей, способных превращать население в активных участников перераспределительных процессов в сфере власти. Формируя различные идеологии, мифы или социальные проекты, политическая элита пытается мобилизовать граждан, взять под контроль их энергию для решения необходимых общественных задач.

Строение элитарного слоя, осуществляющего в государстве и обществе функции власти и управления, чрезвычайно сложно. Известный польский политолог В. Милановски предложил рассматривать структуру элитарных кругов в зависимости от выполнения их внутренними группировками своеобразных функций в сфере политического управления обществом. Так, прежде всего следует учитывать особое место «селектората», включающего в себя тех лиц, которые потенциально готовы к выполнению профессиональных функций в политической сфере. В «селекторат» входят и те, кто оказывает влияние на выдвижение представителей населения, и те, кто сам готовится к исполнению этих ролей. Иными словами, «селекторат» — это широкий круг политических активистов, который еще не дифференцирован на различные, более специализированные сегменты. Следующим элитарным образованием выступают «потенциальные элиты», представляющие собой разрозненные элитарные группировки, еще только стремящиеся к власти и соответственно проясняющие свои идеологические приоритеты и позиции, формирующие в связи с этим «команды» отдельных лидеров. В «потенциальных элитах» происходит относительное закрепление конкретных лиц на функциональных позициях (лидер, идеолог, аналитик, член штаба и т.п.), оформляются инструменты и механизмы межэлитарной конкуренции, налаживаются первичные отношения между сторонниками различных (в том числе союзных) направлений.

После выборов судьбы элитарных группировок принципиально расходятся. Те из них, которые проиграли выборы, но при этом остались в поле публичной политики, составляют «самодеятельные элиты». Авторитетные в обществе представители этих кругов могут лишь косвенно влиять на принимаемые в государстве политические решения. В свою очередь, в этом сегменте формируются два основных элитарных образования: оппозиция и сторонники проправительственных сил. Тех и других объединяет стремление укрепить свои позиции во власти, сформировать механизмы постоянного влияния на ее институты, осуществить целенаправленное воздействие на общественное мнение. Однако оппозиция нередко сопровождает свою деятельность попытками поставить под вопрос результаты выборов, посеять сомнения в правомерности проводимого правительством курса, высказать требования смены власти до очередных выборов, призвать население к выражению политическою протеста.

Победившая на выборах элита приобретает статус «правящей политической элиты», которая непосредственно осуществляет процесс управления и руководства обществом и государством. В силу сложности данного, крайне многогранного процесса и эта, важнейшая в обществе группировка также разделяется на ряд составляющих. В нее входят представители центральной и региональной властей, представители высшей (по характеру полномочий), средней и низшей (местной) элиты. Наряду с избираемыми политиками непременным участником этого круга являются и определенные слои государственной бюрократии.

Тот факт, что в правящей политической элите всегда действует несколько функциональных группировок, позволяет отдельным теоретикам уточнить характер ее функционирования. Например, современные сторонники плюралистической концепции считают, что в правящей элите могут складываться строго иерархизированные отношения, когда одна группа четко контролирует деятельность других, а могут взаимодействовать несколько слабо связанных друг с другом группировок (например, контролирующих законодательную и исполнительную ветви власти и имеющих при этом различные интересы и направления деятельности).

Такой «фрагментарный элитизм», когда реальная власть становится доступной не всем, неизбежно провоцирует появление «группы вето», от которой зависит окончательное принятие решений. Например, Ш. Линдблом считал, что такие группы оказывают решающее влияние на этот процесс за счет своего контроля за капиталом, а С. Файнер в качестве фактора влияния рассматривал ориентацию на поддержку профсоюзов и т.д.

Особым структурным элементом политической элиты являются «элиты в политике», которые представляют собой разновидность неизбираемой элиты, состоящей из наиболее авторитетных представителей технической и гуманитарной интеллигенции, которые за счет своего авторитета помогают укреплению позиций как правящих, так и «самодеятельных» элит. Видные писатели, ученые, спортсмены, представители шоу-бизнеса могут помочь не только выиграть выборы тем или иным партиям, но и поддержать их политические требования в условиях кризисов или рутинного течения политических процессов.

Но, пожалуй, самой мощной и одновременно таинственной элитарной группировкой в структуре политической элиты является «связанная группа», которая представляет собой неформальное объединение политиков, оказывающее решающее влияние на принятие решений. Это анонимное сообщество может включать и чиновников, и даже лиц, не обладающих никаким формальным статусом в системе власти. Однако ядро данной группы практически всегда составляют обладатели высших властных полномочий в государстве. Они-то и предопределяют те решения, которые впоследствии могут оформлять коллективные органы (правительство или парламент), изменять политику страны, существенно влиять на международные процессы.

Иначе говоря, данная группировка действует в рамках полутеневого и теневого правлении, зачастую перехватывая функции официальных органов власти.

Несмотря на обилие теоретических схем и нередко кажущуюся простоту задачи, определение состава правящих политических кругов представляет собой весьма непростую проблему. В принципе она может быть решена только при условии применения соответствующих методик. В целом состав группы лиц, контролирующих процесс принятия решений, может определяться с помощью трех основных методов. Первый, «статусный метод» предполагает, что в состав правящей элиты входят только обладатели и носители ключевых, высших властных полномочий в различных сферах государственного управления: экономической, оборонной, научной и др. Иными словами, к элите могут быть отнесены лишь те, кто, как считал Т. Дай, обладает формальной властью в политических организациях и институтах. Такой метод дает возможность выделить наиболее важные сегменты власти и управления в конкретном обществе, относя к элите вполне конкретных военных, ученых, представителей бизнеса и т.д., т.е. тех, кто обладает необходимыми официальными прерогативами. В то же время само определение этого статусного ряда представляет собой произвольный и субъективный процесс, меняющий свои очертания в зависимости от ситуации в той или иной стране. Весьма распространенным является и «репурационный метод», позволяющий относить к правящим кругам лиц, обладающих наиболее высоким авторитетом и престижем в глазах общественного мнения.

Такая методика помогает выделить в сфере государственного управления наиболее популярных политиков, вычленять те связи государства и общества, которые легитимизируют правящий режим. Однако при всех положительных качествах данного метода следует признать, что в круг власть предержащих могут попасть и те, кто хотя и имеет приоритет, но не обладает должностными и другими возможностями влияния на институты политической власти.

Потенциально самым надежным и точным методом отбора правящих кругов является «десизиональный (от англ. decision — «решение») метод». Его применение позволяет отнести к правящим элитам те лица группы, которые реально участвуют в принятии конкретных управленческих решений. Но камнем преткновения здесь является часто возникающий информационный дефицит, недостаточность сведений о том, кто же действительно принимал участие в решении вопроса. Следует также иметь в виду и то, что такого рода информация в государственных структурах нередко относится к строго охраняемой, что еще более увеличивает трудности в использовании данного метода при решении поставленной задачи.

На практике, как правило, используются одновременно все указанные методы в их совокупности, позволяющие более или менее точно определить состав правящей политической элиты.

В то же время следует иметь в виду, что на изменение состава элиты существенно влияют и процессы качественного перерождения ее отдельных групп. Как уже отмечалось, Г. Моска и Р. Михельс одними из первых указали на возможность вырождения и олигархизации правящих структур. Как показывает практика, закостенелость, усиление закрытости элит, их кастовость влекут за собой прекращение осуществления ими многих социальных функций. В этом случае их роль становится по преимуществу негативной, что стимулирует распад общественных связей, падение авторитета власти и т.д. Преодолеть такого рода явления можно путем активного формирования контрэлитарных образований.

Сухов А.Н. Социальная психология преступности. — М., МПСИ, 2007 г.

 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2020.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов