.
  

© Георгий Почепцов

Возможны ли новости без доверия?

Мир попал в ситуацию, когда информации стало много, а уровень доверия к ней упал. И неизвестно, что для нас важнее: получение новой информации или получение достоверной информации.

фейки в новостях

Поставив проблему так, мы легко выбираем достоверную, однако пользователей соцсетей достоверность особо не волнует. Факты жареные, хотя бы в виде фейка, для них оказываются более предпочтительными. Именно ими они готовы делиться с друзьями, а значит, фейки получат большее распространение, чем правда.

Ответы американцев по опросу американской исследовательской компании Гэллап показывают, как менялось доверие к новостным медиа (радио, телевидение, газеты) в 1973–2018 годах. В начале уровень доверия был достаточно высок — пик в 1977 году с 72 %. Потом пошло падение, минимум которого был в 2017-м — 32 %. Сейчас — 42 %.

Подачу новостей с неким предубеждением американцы в совместном опросе фонда Найт и Гэллапа видят абсолютно во всех новостных источниках. Наименее предубежденными для респондентов оказались только Wall Street Journal и PBS (Public Broadcasting Service). Таких статей здесь американцами было найдено только 26 % и 14 % соответственно. Для примера Fox News дал 45 % статей, New York Times — 36 %, Washington Post — 32 %, BBC — 31 %, CNN — 29 %.

В целом, на вопрос о доверии к разным медиа с точки зрения честности освещения американцы дали такие ответы:

  • не доверяют — 46,9 %,
  • большая доля доверия — 39,8 %,
  • не очень большая — 31,5 %,
  • малая доля доверия — 30,0 %.

При этом более восьми из десяти американцев подтверждают, что новостные медиа критичны или очень важны для демократии. Отвечая на вопрос, кто наиболее важен для получения точной и сбалансированной политической информации, голоса разделились пополам: 48 % ответили, что новостные медиа, и 48 % — что сами индивиды. 43 % оценивают новостные медиа негативно, 33 % — позитивно, 23 % — нейтрально. 66 % считают, что новостные медиа плохо отделяют факт от мнения, в то же время в 1984 году так считали только 42 %.

То есть тенденция абсолютно понятная и полностью повторяет нашу. Ее еще можно объяснить отрицательным влиянием соцмедиа на традиционные, которые тоже в угоду быстроте освещения идут на отклонение от прошлых практик до-интернетовской эпохи.

Американцы считают, что 39 % новостей на телевидении, радио и газетах лживы, в соцмедиа их вообще 65 %. 76 % считают, что интернет-компании обязаны определять фейки на своих платформах.

Все это также отражает общую потерю доверия, которую мы наблюдаем в мире. Например, Бразилия в преддверии выборов демонстрирует такие результаты:

  • 17 % верят своему правительству,
  • 77 % считают, что широко распространена коррупция,
  • 14 % — верят в честность бразильских выборов.

В мировом масштабе есть еще одна проблема, которую фиксирует американская исследовательская компания Гэллап. Ежегодно они делают глобальный индекс уровня негативного опыта. И вот в 2017 году в нем были достигнуты новые высоты. Почти четверо из десяти людей в мире говорят, что они испытывают беспокойство (38 %) или стресс (37 %), а 31 % имеют физическую боль. Печаль имеют 23 %, ярость испытывают 20 %. Центрально-Африканская Республика заменила Ирак, став самой несчастной страной мира.

То есть годы, которые проходят перед нами, не только характерны фейками и постправдой, но и определенным переломом в получении негатива. И если вдуматься, то негативный мир вокруг нас будет подталкивать к вслушиванию в фейки, поскольку они по природе своей негативны.

Юваль Харари склоняется к мысли, что технологии могут более успешно использовать для управления людьми тираны. Он пишет: «Конфликт между демократией и диктаторами реально является конфликтом между двумя разными системами обработки данных. Искусственный интеллект может больше помочь последним».

Во всем этом есть одна важная тенденция — сила технологий будет все время расти, при этом человеческий разум будет оставаться таким же, каким он был и тысячу лет назад. Возрастающую силу технологий для контроля человеческого поведения и даже мышления мы видим. Естественно, что лучше ею могут воспользоваться авторитарные страны, в которых гораздо меньше возможностей помешать этому со стороны общества.

Вмешательство в американские президентские выборы, которое и привлекло столь много внимания к фейкам, в целом не считается решающим влиянием на результат. Джеймисон, правда, видит три причины, которые, на ее взгляд, повлияли решающим способом:

  • публикация украденных документов из штаба демократов через «Викиликс» с последующим тиражированием их американскими медиа,
  • сфабрикованное электронное сообщение, якобы от генерального прокурора Лоретты Линч (Loretta Lynch), в котором она обещает не давить слишком сильно на Клинтон в ходе расследования по делу об использовании частного почтового сервера,
  • кампания дезинформации, развернутая в социальных сетях (тут, см. также тут).

Новой напастью для информационного пространства стало появление дипфейков, которые создаются не только за счет манипуляции текстовой информацией, но и аудио, и видео. Шапиро говорит, что мы не знаем, что может случиться, когда дипфейк с существенными социальными и политическими последствиями начнет вирусное распространение (цит. по статье: Borel B. Clicks, lies and videotapes // Scientific American. — 2018. — Vol. 319. — N 4, см. также тут, тут, тут, тут и тут). Кстати, пока эти фейковые видео не показывают моргания говорящего, что демонстрируют их ненастоящесть. Но это временное затруднение, искусственный интеллект, конечно, его преодолеет в самое ближайшее будущее.

Бовт подчеркивает эффективность подобных подходов с фейками: «Современный человек, по задумке информационных манипуляторов, не достоин всей правды — только постправды. Потому что первое он еще неизвестно как истолкует — может, политически опасным образом — а второе его запутает, он будет дезориентирован, и в таком состоянии обыватель вполне безобиден».

Украинская ситуация такова: каждая пятая новость в интернет-СМИ имеет приметы фейка. При этом более 50 % украинцев — по разным опросам, считают, что они могут различить заказные материалы в СМИ. ОТ 74 % до 85 % украинцев, по данным разных опросов, получают новости из телевидения. Интернет-СМИ и социальные сети читают 50–57 % украинцев. Радио и пресса как источник информации стоят потом.

Реально фейки поломали ситуацию с достоверностью в информационных потоках. Однако в прошлом в период холодной войны мы имели такие же ситуации, которые тогда носили название активных мероприятий КГБ. Самой известной была операция Infektion, призванная связать США и СПИД, который подавался как биологическое оружие, созданное в лабораториях Пентагона (см. также другие операции КГБ тут).

Есть и сегодняшние примеры такого рода. Последним является вмешательство России в референдум в Македонии, чтобы помешать изменению названия страны (см. тут и тут). Это было препятствием вступлению в НАТО из-за возражений Греции. В Македонии фальшивые аккаунты подогревали враждебность между славянским большинством страны и 25 % албанского меньшинства. Плюс к этому осуществлялась экономическая поддержка экстремистских националистических организаций. Газета Guardian подчеркивает: «Дезинформационные кампании и фейковые новости, кибервойна и хакерство, фальшивые аккаунты в Facebook и Twitter, тайная оплата кэшем — современный эквивалент красного золота советского времени — все они, как утверждается, были задействованы».

На фоне подобных примеров понимаешь, что холодная война имела более ограниченный характер, чем это имеет место сегодня.

Раз соцмедиа сами стали источником опасности, то обсуждаемой сегодня темой стало удаление собственных аккаунтов из соцмедиа (см. тут, тут, тут и тут). Формулируются и аргументы противоположного характера: Фейсбук нужен кому-то для работы, это может быть единственной возможностью контакта с семьей и друзьями, это самый простой и дешевый путь связи с теми, кто думает одинаково. Дополнительно к этому Фейсбук работает на малый бизнес, например, в США в 2016 году 80 % малого бизнеса использовали Фейсбук, поскольку он был для них единственным вариантом дигитального присутствия.

Мы живем в мире ухудшающихся ситуаций. Время счастья для человечества как-то отступает в сторону. И эта особенность, несомненно, будет отражаться в информационном и виртуальном пространствах. Нам, судя по всему, все более будут нравиться сериалы-триллеры, поскольку они будут приближать нас к нашему будущему.

© ,  2018 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов