.
  

© Георгий Почепцов

Наш мир ждет изменений, но придут ли они?

Когда исчезнут образование и наука, с карты мира пропадет и страна, останется только ее территория.

ленинопад

Без смены модели мира, без собственного «памятникопада» в головах ничего не будет.

Кого там оставить, кого убрать, — не может решить ни министерство образования, ни кто-либо другой, поскольку все наши структуры, начиная с академий наук, базируются на сотрудниках очень и очень пожилого возраста, среди которых лишь единицы могут заглянуть в будущее. Причем академий наук в Украине больше, чем в любой другой стране мира, а науки — все равно меньше. Ей просто неоткуда произрастать, пока ее не хочет финансировать государство.

Все технические достижения последних лет — от Интернета до сенсорного экрана — были сделаны не на частном, а на военном, то есть государственном финансировании, и Илон Маск — не исключение. То есть нас зря учили бороться с государством как неэффективным. Как оказалось, все было наоборот, это бизнес боится рисковать деньгами на инновации, а государство как раз готово.

Если академия наук стареет на глазах, то университеты еще имеют доцентов и профессоров творческого возраста. Однако лекционные объемы их нагрузок таковы, что не позволяют им серьезно заниматься наукой. Сделав свою диссертацию, они благополучно забывают о науке, а потом не поднимая головы трудятся над текстами лекций.

Мы попали в постиндустриальный мир, не понимая, что здесь все уже идет по-другому. Нас все еще кормят металлургические заводы, параллельно загрязняющие природную среду, а в мире правят технологические гиганты, которые, не производя материальных продуктов, стали первыми по капитализации.

Это — Гугл, Фейсбук, Амазон, Эппл. Но они — монополисты, которые не допустят конкуренции с собой. Google удерживает 90 процентов онлайн-поиска и 40 процентов мирового рынка онлайн-рекламы. Facebook — первый среди социальных сетей (у него здесь 59%). Amazon — лидер виртуальной торговли. Они готовы к борьбе с ограничивающим их законодательством: с 2010 года эти гиганты потратили 500 миллионов долларов на лоббирование своих интересов в федеральном правительстве. Правда, первые лица этих гигантов (начиная с Цукерберга) согласились прийти на антитрестовское слушания, которые состоятся в ближайшее время.

Но для нас важнее то, что эти компании созданы людьми, которые читали книги. Оказалось, главные «мозги» создателей этих технологических гигантов в детстве читали фантастику. И Китай, к примеру, увидев в таком подходе шаг вперед, запустил производство фантастической литературы у себя. То есть книги также являются инструментом будущих инноваций.

Украина же сегодня перестала читать книги. Частично потому, что книги дороги. Частично потому, что современный человек имеет множество новых типов развлечений, включая телесериалы. Частично потому, что мир теряет вербальную базу, уходя в визуальные потоки. Когда-то книга создала этот мир, его науку и его мозги. Сегодня она перестала быть центром Вселенной, как раньше. Но ни делать науку, ни вести обучение по-иному человечество еще не научилось. Хотя судорожно пытается это сделать.

Британия, к примеру, уже перевела более 10% предметов в школах в игровую форму. Даже простые видеоигры сегодня могут нести нужную информацию, а детей не надо заставлять ими заниматься, они сами рвутся к экрану. Это говорит о том, что человечество в нашем старом понимании понемногу глупеет, а объективные исследования это подтверждают. К тому же многие дети страдают дефицитом внимания, они не могут долго концентрироваться на чем-то одном. В результате в мире снижается количество патентов, выдаваемых за год. Мир тоже останавливается из-за отсутствия мозгов. Когда Трамп приостановил выдачу виз для работы в США иностранцам, первой возмутилась против этого Силиконовая долина.

Рекламируемое дистанционное обучение является медленной смертью образования. Всего 5% в докоронавирусное время смогли пройти его от начала до конца. И передача знаний состоит не в том, чтобы взять в одном месте и положить в другом. Знания должны быть поняты и осмыслены, что возможно лишь в ситуации человеческого общения.

Сегодня не только книга утратила свой статус, теряют его и знания. Одна из директоров нашего издательства обидно, но справедливо назвала Украину самой большой нечитающей страной Европы. Это в чем-то даже красиво, но все равно обидно.

Жизнь сама учит многому, но время самоучек незаметно закончилось. Правда, сегодня уже не важны дипломы, поскольку работодатели понимают, что за ними часто ничего не стоит — образование деградирует семимильными шагами. При этом мы с тупой убежденностью продолжаем держаться за старую систему образования, не менявшуюся веками.

В целом мы присутствуем если не при агонии, то при явном замедлении интеллектуальной жизни страны. Сначала затормозились школы, где учителя пристрастились к взяткам в виде дополнительных занятий с учениками. За ними — университеты, где преподавателям не хватает денег на покупку книг, поскольку то ли книги так дороги, то ли зарплата так мала. Почти автоматически умерла академия наук, поскольку естественники нуждаются в дорогих приборах и экспедициях, а деньги у них есть только на зарплату. И то, дают ее не всегда. Гуманитарии же еще с советских времен лишены зарубежных книг и журналов, а наука всегда и везде носит интернациональный характер. Поездки на конференции за госсчет остались в радужных мечтах.

В советское время всю эту систему спасала... оборона, поскольку она диктовала государству необходимость уделять внимание всей этой сфере. Книги издавались огромными тиражами, активно существовало большое (даже огромное) количество научно-популярных журналов, на многие из которых невозможно было подписаться, так велико было число желающих.

И вдруг все это пропало, а на смену пришли комиксы, анимационные фильмы и телесериалы. Все то, на чем держится новая визуальная цивилизация. Но таким образом сложно создавать и передавать знания, поскольку все это — развлекательный модус. Мы с опаской пойдем к врачу, который будет так учиться. Нам нужен хирург с традиционным образованием!

Требует пересмотра система передачи знаний с увеличением объемов не коллективных, а индивидуальных занятий, которых у нас нет вообще. Сегодня в западном университете лектор читает гораздо меньше лекций, чем у нас, основные его часы — индивидуальные консультации студентов. Правда, для этого ему нужно каждый день сидеть на работе и иметь свой кабинет, где он передает знания, растолковывая их на индивидуальной основе.

Сегодня мы лишь имитируем и процесс обучения, и процессы получения научных знаний. Можно говорить именно об имитации, поскольку нет никаких доказательств этой успешной работы в плане развития страны. Все происходит с точностью до наоборот: по миру летает одна «Мрія», которую мы всем демонстрируем как свой успех, но собрать вторую мы не в состоянии.

Отказ от книги мог быть не так страшен, если бы мы нашли ей замену. Но у человечества пока нет другого варианта усиления интеллекта, хотя бы научного. Телесериалы облегчили процесс получения информации, но сложные вещи все равно требуют печатной страницы, даже лекция не может их заменить.

Общество не видит умирания всей этой сферы, поскольку сохранились все внешние ее признаки. Первый звонок и выпуск с букетами цветов в руках сохраняется в головах как картинка. Но президенты уже давно учат своих детей в дорогостоящих гимназиях или за рубежом, вместо того, чтобы спасать образование внутри страны. Следует все же вспомнить, что Королев и Курчатов не были детьми секретарей обкомов. Их мозги ковала хорошая украинская советская высшая школа (Киевский политех и Таврический университет).

Что еще мы можем и должны изменить, чтобы не упасть в пропасть окончательно? Сферы ясны, хотя в школах уже потеряны поколения работящих учителей. Но усилия все еще можно направить на разработку срочных программ.

Нужно изменить систему образования, изменить систему книгоиздания, помочь умным детям открывая специализированные интернаты, как это было в советское время. Университеты должны иметь допуск к зарубежным книгам и журналам. Почему-то на иностранные автомобили для начальства деньги есть, а на иностранные книги для ученых — нет...

Но в то же время понятно, что большинство умных детей сегодня покидают Украину, поскольку здесь для них нет не только хорошего образования, но и нормальной работы в будущем. Так что следует задуматься о китайской модели, где отучившихся на Западе и получивших там PhD-дипломы, власти привлекают назад в страну, предоставляя им лаборатории и финансирование на уровне западных.

Все умирает постепенно. Но когда исчезнут образование и наука, с карты мира пропадет и страна, останется лишь ее территория. Конечно, «великая аграрная держава» звучит красиво, но не для XXI века. По крайней мере верните нам кибернетику и наших ученых, лучшие из которых всегда были не только теоретиками, но и практиками, как Амосов, Антонов, Глушков...

© , 2020 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2020.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов