.
  

© Георгий Почепцов

Информационное вмешательство России в президентские выборы США глазами прокурора

Информационное вмешательство России в выборы не хочет признавать сам президент Трамп. И это понятно, поскольку тогда возникает элемент, хоть и малый, сомнений в чистоте выборов. Трамп многократно называл обманом обвинения о любой связи с Россией. Однако появление официального документа специального прокурора Роберта Мюллера вновь поменяло расклад сил.

вмешательство Кремля в американские выборы

После этого Трамп отреагировал уже несколько иначе. В своем твиттере он написал: «Я никогда не говорил, что Россия не вмешивалась в выборы. Я говорил, что это могла быть Россия, Китай или другая страна или группа. Это мог быть гений в четыреста фунтов, сидящий в спальне и играющий на компьютере» [1]. Трамп считает, что целью России было создание хаоса, к чему и ведут расследования и слушания.

Спецпрокурор Мюллер сделал свою работу, обвинив в своем заключении 13 россиян во главе с Е. Пригожиным во вмешательстве в выборы президента США [2-6]. И Лавров, и М. Захарова как главные официальные российские голоса на внешнеполитической арене саркастически отреагировали на эти обвинения в плане того, что тринадцать человек не могут помешать тому, что охраняется агентствами с миллиардными бюджетами. Да и сами США все же не признают, что вмешательство могло иметь серьезные последствия. С другой стороны, подтвержден факт, что оно было, и его можно рассматривать и как определенную тренировку, демонстрирующую реальные возможности такого рода вмешательства. Тем более такие интервенции с помощью использования соцсетей отслеживались и в других странах, например, во французских президентских выборах, в немецких парламентских выборах, в референдуме по выходу из ЕС в Великобритании, в каталонском референдуме. Обвиняемые тролли во главе со своим шефом Е. Пригожиным также посмотрели на все это саркастично [7-8].

В этих обвинениях нет ничего нового. О самой фабрике троллей выходили объемные статьи на Западе уже в 2015 году [9-10]. А российская пресса описывала их деятельность за несколько лет до этого [11-16]. Частично это внимание было подогрето в связи с уходом одной из сотрудниц, которая в результате конфликта пролила свет на эту работу [17-18].

«Ферма троллей» в результате стала в результате мощным медиа-холдингом ([19-20], см. также [21-22]). Иногда встречается цифра в 600 сотрудников. Они стремительно захватывали аудиторию. Если в декабре 2015 совокупная аудитория сайтов группы дошла до 5,5 миллионов пользователей, то к середине февраля 2017 это уже было 33 миллиона. Это уже уровень сайта «Комсомольской правды», где также есть 33 миллиона.

Бюджет американского проекта, который именовался проектом Лахта, составил 73 миллиона рублей в месяц, что составляет более 1,250,000 долларов [2]. Это несомненно очень большая сумма. Только премиальные составили один миллион рублей.

Как происходила их работа? Тролли называли себя внутри своей структуры специалистами [23]. Они мониторили успешность своих сообщений. Имели список всех американских праздников, чтобы учитывать их в работе. Имели аккаунты с американскими именами, американские счета для оплаты размещения рекламы. Иногда им удавалось выводить людей на протесты просто на улицу.

Некоторые примеры говорят о том, что это был какой-то эксперимент, обкатка технологий и возможностей. Когда Трамп уже был избран, продолжалось порождение недовольства. В Нью-Йорке были организованы и проведены две противоположные демонстрации: одна — за Трампа, а другая под лозунгом «Трамп НЕ мой Президент».

А вот рассказ сотрудницы о работе на внутреннюю аудиторию в отделе блогов: «Писали по 12 постов в день. Вначале было по десять, а потом стало по 12, на политические темы, и комментарии различные. Комментарии были как на социальные, так и на политические темы. Любые можно было писать. Писали в ЖЖ. Это было распространение в СМИ информации в определенном ракурсе. В котором было нужно. Распространение определенного мнения о политической обстановке в стране и на Украине» [17].

Вот еще рассказ о внутренней работе: «Спрашиваю, требуется ли от меня, как от тролля, вступать в дискуссию. «Где-то требуется, где-то нет, но вводить полемику не стоит, потому что люди на том конце хотят поболтать, а у вас это рабочий день. Ответили на шесть строчек, потом на одну, и все. […] Мы вам скинем все сайты и ссылки на статьи, на которые стоит ориентироваться. По нормам нужно писать около 100 комментариев в день»» [11].

Это большие количественные показатели. Такими могут быть только фоновые сообщения, которые удерживают уже введенную ранее тематику. И писать по-русски, конечно, легче, чем по-английски, тем более что в медиа есть критика по языку английских текстов троллей.

А вот рассказ сотрудника о работе на внешнюю аудиторию: «Поначалу, мне кажется, в иностранном отделе не гнались за количеством постов, старались качественно работать. Там было такое пренебрежительное отношение к русскому отделу — там сидят боты, тролли, а мы формируем повестку у иностранцев, мы на это влияем. Была цель — повлиять на мнения, вывести на дискуссию. Аргументирование не только: Обама — обезьяна, а Путин — молодец. Такого не принимали, за это штрафовали даже. В английском отделе другая подотчетность: там нужно было замерять реакцию. Реакция — это сколько тебе поставили лайков, коммент должен был вызвать дискуссию. Там был документ «стратегия». Нужно было знать все основные проблемы Соединенных Штатов Америки. Налоговые проблемы, проблема геев, сексуальных меньшинств, оружия» [24]

Кстати, от сотрудников «фабрики» требовалось посмотреть сериал «Карточный домик» на языке оригинала, чтобы расширить свое понимание американской политики. Известно, что и Путин рекомендовал Шойгу посмотреть этот сериал.

Вот еще мнение сотрудника по работе с контентом: «Тебе давали список СМИ, которые ты должен был мониторить и комментить. New York Times, Washington Post — там доходило до десятков тысяч комментариев. Нужно было все это просмотреть и понять общую тенденцию, о чем люди пишут, о чем спорят. А потом самому влезать в спор, чтобы разжечь его, стараться раскачать лодку.

Самые распространенные темы — ношение оружия, геи. Когда геи, то почти всегда нам нужно было на религиозные темы выводить. Американцы очень религиозные, особенно те, которые сидят на форумах, на новостных сайтах и пишут комментарии. Нужно было писать, что содомия — это грех. Это всегда парочку десятков лайков могло тебе принести» [24].

Как видим, все время действует одна модель — заставить аудиторию спорить, втянуть ее в дискуссию, что соответственно ведет к повышению уровня эмоциональности разговора. Известно, что эмоциональность можно победить только еще большей эмоциональностью, рациональные аргументы уже не работают.

Вот еще информация о характере работы [25]. Каждый блогер поддерживает шесть аккаунтов в Фейсбуке. Он размещает не меньше трех постов в день, дважды в день обсуждает новости в группе. В твиттере блогеры поддерживают уже десять аккаунтов, которые доводятся до двух тысяч последователей, а твиты блогер должен размещать 50 раз в день.

Все это направлено на создание атмосферы разногласий и злости [23]. Все сообщения жестко ориентированы. Один пост говорит «Хиллари Клинтон не заслуживает черного голосования», другой — «Трамп — наша единственная надежда на лучшее будущее». При этом нельзя было показать, что эти посты приходят из России. Для этих целей использовались VPN — Virtual Private Networks.

Тролли ударили и по работе спецпрокурора Мюллера. 16 процентов твитов критиковали Мюллера и поднимали проблему «глубинного государства», под которым понимаются скрытые игроки, как бы существующие и правящие в сфере национальной безопасности вне демократического контроля [26]. Этой критикой занимались 600 аккаунтов, принадлежащих платформам Sputnik и RT, а также аккаунты-боты «фабрики троллей».

Остается еще одна проблема, которая также активно обсуждается. Была ли связь «фабрики троллей» с известной фирмой Cambridge Analytica, которая была главной по поставке информации о пользователях Фейсбука как для кампании Трампа, так и для Брекзита? И в том, и в другом случае использовался метод микротаргетинга, позволявший выходить на нужных индивидуальных пользователей. Тут мнения пока расходятся [27-32]. При этом по поддержке Брекзита установлено, что российская работа велась [33].

В заключение следует подчеркнуть все возрастающий статус социальных медиа, которые теперь исследуются и с точки зрения опасности для политических кампаний [34], и для военных целей [35].

Современный мир получил в свои руки новый инструментарий, который может быть использован как во зло, так и для добрых целей.

Литература

  1. Vazquez M. Trump: ‘They are laughing their asses off in Moscow’ over how US handled Russia investigations
  2. In the United States district court for the district of Columbia
  3. Chen A. What Mueller’s Indictment Reveals About Russia’s Internet Research Agency
  4. Grant S. a.o. Russian Influence Campaign: What’s in the Latest Mueller Indictment
  5. Ермаков А. Под колпаком у Мюллера
  6. Эксперты «Атлантического совета» о новых обвинениях спецпрокурора Мюллера
  7. Пригожин отреагировал на обвинения США во вмешательстве
  8. Программист Михаил Бурчик, которого США включили в новый санкционный список: «Несколько россиян влияли на выборы в Америке? Я удивлен!»
  9. Chen A. The agency
  10. Walker S. The Russian troll factory at the heart of the meddling allegations
  11. Гармажапова А. Где живут тролли. И кто их кормит
  12. Коротков Д. Искренние троли Ольгино
  13. Ольгинские тролли
  14. Бобраков-Тимошкин А. Как работает «американский отдел» троллей из Ольгино. Главное из расследований РБК и «Дождя»
  15. Городской типаж: блогер-пропагандист
  16. Переводчики, психологи, изобретатели. Что удалось узнать о россиянах, обвиненных во вмешательстве в президентские выборы в США
  17. Резунков В. Побег с «фабрики троллей»
  18. Давлятчин И. «Тролли» из Ольгино ушли в тень
  19. В недрах «фабрики троллей» вырос крупнейший в России медиахолдинг
  20. Расследование РБК: как из «фабрики троллей» выросла «фабрика медиа»
  21. Chen A. The propaganda about Russian propaganda
  22. Remnick D. Mueller’s Indictment Ends Trump’s Myth of the Russia “Hoax”
  23. Lee D. The tactics of a Russian troll farm
  24. Котляр Е. «У нас была цель… вызвать беспорядки»: интервью с экс-сотрудником «фабрики троллей» в Санкт-Петербурге
  25. Seddon M. Documents Show How Russia’s Troll Army Hit America
  26. Аронов Е. Фонд Маршалла: кремлевские тролли атакуют спецпрокурора Мюллера
  27. Dreyfuss B. Did Moscow Get Help From the Trump Campaign in Its Social-Media Trolling?
  28. Calabresi M. Inside Russia’s Social Media War on America
  29. Trump Campaign officially linked to Russia via Wikileaks through Cambridge Analytica
  30. Bertrand N. Mueller is reportedly zeroing in on the Trump campaign’s data operation — and the RNC
  31. LeTourneau N. Did the Trump campaign help Russia target voters on social media
  32. Russian meddling: are free and fair elections impossible?
  33. Glaser A. In 2016, Russian Bots Were Busy Supporting Brexit, Too
  34. Cybersecurity Campaign Playbook
  35. Marcellino W. a.o. Monitoring Social Media Lessons for Future Department of Defense Social Media Analysis in Support of Information Operations. — Santa Monica, 2017"

© ,  2018 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов