.
  

© А. Стешов

Психология спора. Виды и принципы полемического взаимодействия

Психологические принципы спора

Начиная рассматривать психологию спора, заметим, что все изложенное далее будет относиться и к полемике, дискуссии, диспуту, прениям. Другими словами, речь пойдет о психологии взаимодействия собеседников при разрешении противоречия в процессе мышления. Механизм этого взаимодействия один и тот же, только накал страстей и столкновения душ разные.

Участники обсуждения (или исследования) проблемы могут переходить от одного состояния взаимодействия к другому в зависимости от накала страстей и изменения подходов. Конструктивный подход проявляется в стремлении к обмену мнениями, к беседе, к нахождению приемлемого решения. Деструктивный подход чаще выливается в острые формы общения: спор, полемику.

Психологическое поведение партнеров зависит от многих факторов: знания принципов спора, мотивов собеседников, личностных свойств, характеров и соблюдения этических правил.

психология спора

Так как у собеседников в явной или неявной форме могут проявляться признаки различных подходов, то участникам необходимо руководствоваться психологическими принципами спора. Последние определяют нормы взаимодействия сторон, этические правила и регламентируют деятельность участников спора, независимо от их целей.

Какие же существуют психологические принципы спора?

Это принцип равной безопасности; принцип децентрической направленности и принцип адекватности (соответствия) того, что воспринято, тому, что сказано.

Чем они характеризуются?

Принцип равной безопасности гласит: не причиняйте психологического или иного ущерба ни одному из участников спора; в споре не делайте того, чему сами не порадуетесь. Принцип относится ко многим психологическим факторам личности, но в первую очередь — к чувству собственного достоинства. Он запрещает оскорбительные, унижающие выпады против личности собеседника, какие бы тот мысли и идеи ни отстаивал. Если кто-то нарушает этот принцип, то происходит подмена цели (достижение истины), спор сходит с рельсов логики развития мысли и начинается противоборство амбиций. Оказавшись объектом насмешек, человек нередко слепо и беспощадно мстит за унижение.

Принцип равной безопасности, если им руководствуются обе стороны, предполагает конструктивный подход к решению вопроса спора.

Другой принцип — принцип децентрической направленности — предписывает: умейте анализировать ситуацию или проблему с точки зрения другого человека, смотрите на себя, других исходя из интересов дела, а не из личных целей. Если кратко, то кредо таково: не причиняйте ущерба делу.

Принцип предполагает помощь друг другу и решение проблемы объединенными усилиями, поиск устраивающего всех варианта. Если в споре будет достигнута подобная направленность, то собеседники могут не только подняться над личными интересами, но и сделать прорыв через внешние и внутренние ограничения, в частности через психологические барьеры, мешающие увидеть истину или решение, которое является оптимальным.

Децентрическая направленность развивается в условиях альтернатив, т. е. при рассмотрении нескольких точек зрения. Совершенствуется такое мышление в частом общении с людьми, умеющими отстаивать свой взгляд при конструктивном подходе к решению проблемы.

Однако направленность как совокупность относительно независимых от ситуации устойчивых мотивов деятельности может быть и эгоцентрической. При этом личность руководствуется мотивами собственного благополучия, стремлением к престижу, победе в споре, эгоистическими целями. Собеседники с эгоцентрической направленностью обычно заняты больше всего своими проблемами и не интересуются проблемами других; спешат с выводами и предположениями; пытаются навязывать свое мнение окружающим; лишают других участников спора чувства свободы; не ориентируются в обстановке, когда нужно говорить, а когда — молчать и слушать; их поведение не отличается дружелюбием.

Кредо эгоцентриста: «В центре внимания моя точка зрения, моя теория, но не точка зрения противника». В споре он делит людей на полезных, помогающих ему отстаивать его мнение, и вредных, препятствующих его успеху. Такой человек способен «поставить на место», распечь, одернуть, обругать, унизить, оскорбить соперника. Когда ничего другого не удается, эгоцентрист изображает непонятость, горькую обиду. Искренность его возмущения может привести собеседника в смятение.

Человек с эгоцентрической направленностью чаще других склонен к деструктивному подходу в споре.

Немаловажен и третий принцип — принцип адекватности того, что воспринято, тому, что сказано . Он гласит: не причиняйте ущерба мысли намеренным или ненамеренным искажением сказанного (услышанного).

Чтобы этот принцип сослужил службу спорящим, необходимо максимально точное восприятие смысла услышанного. Надо стремиться к простоте и точности высказываний. Если фразы непонятны, то угасает внимание, теряется интерес к речи собеседника. А когда интерес сохраняется, чувство такта сдерживает желание слушающего уточнить смысл сказанного и приходится достраивать понимание по своим представлениям. В этом всегда скрыта возможность отразить в сознании не совсем то, что имел в виду оппонент. В результате возникает смысловой барьер — несовпадение воспринятого с тем, что было услышано.

На пути к точному восприятию речи оратора могут быть и психологические барьеры. Они связаны с особенностями личности, ее психическими состояниями или реакциями, препятствующими пониманию или принятию адекватного смысла высказывания, точки зрения противника. Это могут быть проявления излишней уверенности оратора, апломб, амбиции, пренебрежение другими мнениями, самолюбование, зависть, вражда и т. д.

Принцип обязывает участников спора учитывать способность противника точно улавливать смысл цепочек рассуждения и делать материал доступным, не перегружая и не упрощая изложение в ущерб глубине мыслей.

Кроме того, необходимо принимать во внимание свойственные многим из нас косность мышления, устаревшие представления и взгляды прошлых времен, переходящие в догмы, штампы. Новые научные истины всегда парадоксальны, если судить на основании обыденного сознания, но человек неохотно сбрасывает шоры привычного, оправдавшего себя опыта.

Не все мы обладаем системным мышлением, т. е. не способны рассматривать предмет как систему, включенную во множество связей с другими подсистемами. Для одного предмет речи словно высвечен многими прожекторами, а для другого из-за узости собственных знаний видится только пятно на объекте познания. Частичные, бессистемные знания обусловливают сомнения там, где другому все ясно до мелочей. Так возникают смысловые барьеры. Люди топчутся у такого забора или без конца проваливаются то в одну, то в другую яму, видимую для одного и невидимую для другого. В итоге приятное заблуждение: «То, что я увидел и услышал, есть все, что можно увидеть и услышать в этом высказывании».

Убежденность в непогрешимости собственного мнения в споре приводит к бесполезной перепалке, в результате которой предмет разногласий остается в стороне, а спорящие еще прочнее защищают свои позиции, считая неправым противника.

Для реализации третьего принципа следует учиться слушать друг друга. В чем проявляется неумение слушать собеседника и, как следствие, неадекватное понимание его?

  • Мы не умеем сдерживать свое желание высказать скороспелое мнение;
  • спешим опровергать противника, не вникнув как следует в его рассуждения;
  • перебиваем его, хотя он не закончил аргументацию, а потом оказываемся в глупом положении;
  • цепляемся за несущественное и в итоге утомляемся, прежде чем добираемся до главного;
  • отвлекаемся на что-либо во внешности оратора, на недостатки его речи и упускаем из виду суть его мыслей;
  • не дослушав до конца, готовимся парировать намеки на нашу неосведомленность;
  • не принимаем во внимание мотивы противника, побуждающие его сопротивляться нашему взгляду на проблему;
  • пребываем в уверенности, что наших знаний вполне достаточно, чтобы защитить свою позицию;
  • уверовав, что истина на нашей стороне, заранее настраиваемся на несогласие с утверждениями противника.
  • Все это мешает взаимопониманию и адекватному восприятию сказанного.

Виды спора

Споры бывают разные. Специалисты выделяют три вида: аподиктический, эристический и софистический.

Вид спора зависит от цели, которая как закон определяет способ и средства ее достижения и которой он должен добиваться.

Если цель собеседника — поиск истины, то он ведет аподиктический (достоверный, основанный на формальных законах мышления и правилах вывода) спор. Если цель оппонента убедить, склонить к своему мнению, то он ведет эристический (или, как его еще называют, диалектический , основанный на всех законах диалектики) спор. Если цель соперника победить любым путем, то этот спор называют софистическим (основанным на словесных ухищрениях, вводящих в заблуждение).

В споре участвуют минимум двое (или две стороны), и сочетание их поведений может быть различным. Вот лишь несколько вариантов.

  • Первый стремится к истине (аподиктический спор).
  • Второй — тоже (аподиктический спор).
  • Первый стремится к истине (аподиктический спор).
  • Второй — убедить (эристический спор).
  • Первый стремится к истине (аподиктический спор).
  • Второй — к победе (софистический спор).
  • Первый стремится убедить (эристический спор).
  • Второй — победить (софистический спор).
  • Оба стремятся убедить друг друга (эристический спор).
  • Оба стремятся победить друг друга (софистический спор).

Чтобы не потонуть в описании вариантов взаимодействия спорящих, мы дадим одностороннюю характеристику видов спора. Почему одностороннюю?

Палитра любого варианта включает различные средства, свойственные соответствующим видам спора, и сочетания приемов конструктивного и деструктивного подходов. Трудно дать название спору, в котором один стремится к истине, другой пытается склонить соперников к своему мнению, а третий — победить их любым путем. У всех разные цели и средства их достижения.

То, что мы предполагаем,— это как бы характеристика движений фигур на шахматной доске. Конь ходит по-своему, ферзь — по-своему, слон — тоже. В шахматной игре уже имеются точно просчитанные партии с названиями и возможными исходами. Их тысячи. Но если представить, что шахматные фигуры — живые, обладающие психикой (душой), всеми человеческими страстями, тогда любая партия оказалась бы непредсказуемой. Если у шахматных фигур жесткие ограничения, у людей их нет.

Таким образом, надо сразу настраивать себя в споре на самые непредвиденные проявления ума и чувств собеседников. Человек, подготовленный к спору, должен быть способен играть свою партию, импровизируя в условиях импровизации других, не сбивая мысль, а подхватывая ее, вливаясь в мелодию другого оппонента, чувствуя биение ритма и придерживаясь общей темы. Другими словами, в споре, как в диксиленде, исполнители — виртуозы мышления: диалектик ведет партию к истине, оратор всех склоняет к единомыслию, софист видит свою цель только в победе, но тема звучит.

Однако хороший музыкант может оказаться неспособен играть в диксиленде, а умный, образованный человек может чувствовать себя совершенно непригодным для спора. Познакомившись далее с описанием трех видов спора, вы поймете, почему это происходит.

Аподиктический спор. Он предполагает точное формулирование тезиса, наличие основного аргумента (достоверного утверждения — большой посылки, с которой начинается цепь умозаключений), отсутствие противоречий в рассуждениях, достоверность и достаточность аргументов. При этом умозаключения будут строиться по фигурам силлогизма — форме мышления, в которой составными частями являются большая посылка, меньшая посылка, логическая связка (следование) и заключение.

Проанализируйте рассуждение: аподиктический спор возникает при обнаружении проблемы. Думающие люди всегда сталкиваются с различными подходами к решению проблем. Из этого следует, что аподиктический спор возникает среди думающих людей.

В данном рассуждении первая фраза является большей посылкой, не вызывающим сомнения утверждением. Вторая фраза — меньшая посылка. Как срабатывает наш мозг? В большей и меньшей посылках он ищет общий для общих фраз термин (в примере это слово «проблема»). При равенстве крайних членов предложений мозг приравнивает (связывает) оставшиеся смысловые части («аподиктический спор» и «думающие люди») и формирует из них новую фразу (высказывание). Она является выводом и носит название заключения. Если посылки признаны истинными и соблюдены правила вывода, относящиеся к ним, то заключение с необходимостью должно быть истинным (достоверным). В этой схеме построения речи, которая называется фигурой силлогизма, и заключен процесс постижения истины в словесном рассуждении.

Если вы вслед прежнему рассуждению добавите новое: «Андреева считают думающим и критически мыслящим руководителем нашего института» — то мозг выведет следующее суждение: «Андреев предпочитает вести аподиктический спор». И так цепочку рассуждений можно тянуть до той фразы, которую мы обосновываем как истинное утверждение.

При формальном соблюдении законов мышления и правил вывода разум приведет нас к истине путем умозаключений, которые называются аподиктическими.

Кредо участника такого спора: «Платон мне друг, но истина дороже».

Этот вид спора требует точных (научных) определений понятиям, доказанных научных положений в качестве больших посылок, установленных фактов, ясно сформулированных проблем, надежных аргументов и понимания сути разногласий (спорного вопроса). В силлогизмах, как замечал К. Л. Зелинский, «в движении мысли по рельсам логики есть та принудительность вывода, которая пленяет всякого ученого и парализует воображение...

Все это рельсовый транспорт мысли, который доставит вас к истине как конечной станции назначения» (цит. по книге: Павлов К. Г. Психология спора. Владивосток, 1988. С. 139, 140).

В чем заключается психологический аспект аподиктического спора, когда его ведут оба участника и цель у них одна — найти истину или хотя бы приблизиться к ней? Противники проявляют себя психологически симметрично, т. е. осуществляют взаимную проверку достоверности тезиса (пропонента) и антитезиса (оппонента). При этом, глубоко уважая друг друга, они дают восхищенные оценки суждениям собеседника, побуждают взаимно к уточнению и исправлению формулировок, толкований, определений, проявляют терпение, стремятся прояснить взгляды соперника, ищут и замечают то, в чем противник прав. Вся их деятельность направлена на взаимную коррекцию точек зрения. Ведут они спор, как два пожарника у ручного насоса,— противодействуя друг другу, получают струю воды. Еще нагляднее аналогия с людьми, распиливающими ствол дерева двуручной пилой.

Возможно ли обострение аподиктического спора? Да, когда спорщики вкладывают разный смысл в один и тот же тезис; по-разному воспринимают понятия, которыми оперируют в рассуждениях, или спорят не по существу предмета разногласий.

Для ведения аподиктического спора необходимо развивать в себе такие качества:

  • компетентность (знание общих положений, деталей обсуждения);
  • заинтересованность;
  • оптимизм (в том числе чувство юмора);
  • чувство ответственности;
  • конструктивность подхода (готовность к защите позиции, мнения в интересах созидания и продолжения диалога);
  • идейность (глубина суждений, высокий философский уровень мышления);
  • аргументированность выводов (прочность фактов, умение пользоваться вариантами аргументации);
  • сосредоточенность на проблеме (выделение самого существенного, четкое изложение спорного пункта, короткая и ясная формулировка тезисов);
  • компромиссность (готовность уступить, рискнуть, изменить свою позицию);
  • общительность (умение восстановить психологический контакт);
  • интеллигентность (интеллектуальная терпимость, искренность в проявлении радости, сдержанность в гневе).

При учете сказанного по поводу аподиктического спора утверждение, что «в споре рождается истина», может оказаться действительно близким к такому результату.

Эристический спор. Как уже было сказано, эристический спор ведется тогда, когда необходимо убедить партнера в чем-либо, перетянуть на свою сторону, сделать единомышленником. Претворение нового в жизнь и отказ от старого начинается с этого спора. Каждый, кто не может спокойно смотреть на недостатки, на то, как интересные начинания тормозятся отжившими догматами, невольно вовлекается в эристический спор.

Этот вид спора ведут его инициатор и сопротивляющийся ему партнер. В группах — это сторонники позиции и оппозиции. Поэтому такой спор еще называют парламентским.

Теоретической базой его являются понятия: рассуждение, аргументированность, убедительность. Рассуждение — цепочка умозаключений (не обязательно аподиктических), изложенных в логической последовательности. Аргументированность — логическая принудительность вывода тезиса (рассуждение может казаться доказательным). Убедительность — психологическое понятие, в основе которого — вера в правдивость излагаемого, связанного с определенными эмоциями слушателя. Аргументированность обеспечивает совпадение мнений. Убедительность — совпадения чувств. В споре неспециалистов чаще верх берут именно страсти и эмоции.

Не волнуя, не затрагивая нервную систему людей, нельзя даже просто агитировать. Даже собрать толпу и направить ее тушить пожар. Тем более нельзя без этого «склонять»!

Аргументированность понимается как обоснованность утверждений, подкрепленность тезиса источниками, фактами, наблюдениями и т. д. Стоит придать аргументам психологическую окраску, как сразу усиливается их убедительность и они начинают бить в цель.

Рассуждения спорщиков могут быть оценены таким образом: а) аргументированные, но не убеждающие,

б) убеждающие, но не совсем аргументированные,

в) аргументированные и убеждающие.

Безупречно аргументированное рассуждение называют доказательным. Его признаки: определенность понятий; непротиворечивость суждений; разносторонность взглядов на предмет; достаточность оснований для утверждения тезиса. Тогда и спор становится аподиктическим.

Однако, обладая логической безупречностью, такое рассуждение может оказаться неубедительным, т.е. не затрагивающим эмоциональное состояние человека. Голые абстракции не тронут душу партнера, и он просто не согласится с нами. Рациональное воздействие (на разум и рассудок) необходимо подкрепить иррациональным (на чувства), тогда рассуждение будет выглядеть аргументированным и убеждающим. Проанализируйте два примера и сравните силу воздействия двух рассуждений по поводу одной и той же мысли, сделанных известными русскими учеными-историками профессорами С. Ф. Платоновым и В. О. Ключевским.

С. Ф. Платонов: «...Анна окружила себя своими курляндскими друзьями- немцами. Первое место среди них занимал курляндский ее камергер фон Бирон, а затем братья Левенвельд. Они поставили во главе управления тех немцев, каких застали уже в России... Бремя власти Бирона русским людям казалось ужасным».

В. О. Ключевский: «Не доверяя русским, Анна поставила на страже своей безопасности кучу иноземцев, навезенных из Митавы и из разных немецких углов. Немцы посыпались в Россию, точно сор из дырявого мешка, облепили двор, обсели престол, забирались на все доходные места в управлении».

Удивительно, но факт: очень часто большей убеждающей силой обладают недедуктивные умозаключения, особенно для тех, кто привык полагаться на мнение большинства, авторитеты, лидеров, уважаемых лиц или на собственный опыт.

К недедуктивным, т.е. без силлогизмов, но правдоподобным заключениям относятся аналогия, гипотеза, индукция. Аналогия, как уже отмечалось, позволяет оратору склонить аудиторию к своему мнению, пользуясь сходством свойств, признаков, поступков у нового предмета речи и у известного собеседника. Гипотеза — предположение, поданное в стремительном темпе, «сдобренное» эмоциями, обращениями к моде, вере, невежеству, престижу, традициям. Для индукции достаточно подать несколько фактов с нарастающим эмоциональным воздействием — и партнер сам сделает вывод, к которому его склонял инициатор. Индукция наводит на мысль.

Чтобы представить психологическую характеристику эристического спора, сопоставим мотивы человека, который склоняет аудиторию к своему мнению, и мотивы собеседника, который сопротивляется этому воздействию.

Зачем спорит инициатор?

  • Чтобы добиться своей цели;
  • предостеречь от непродуманного решения;
  • вызвать готовность к участию в работе;
  • склонить на свою сторону;
  • добиться согласия;  
  • сделать партнера единомышленником;
  • найти истину или оптимальное решение

Чем продиктовано сопротивление ему?

  • Стремлением не попасть под влияние другого человека;
  • осознанием принципиальной несовместимости своей и чужой точек зрения;
  • неверно понятым высказыванием инициатора;
  • предубеждением к его личности;
  • отношением к спору как к спорту («кто кого?»)

Как видим, диапазон мотивов эристического спора очень широк. Все это заставляет спорщиков испытывать большую нагрузку в общении. Плюс ко всему сказываются личностные особенности, которые предопределяют подход собеседника в споре: конструктивный (созидательный) и деструктивный (разрушительный). Оба могут проявлять защитную реакцию. Допустим, инициатор выдвигает предложение и аргументирует его, но партнер под влиянием собственных мотивов, личных невзгод, неудач на работе или из-за страха оказаться втянутым в ситуацию, которая не сулит ему выгоды и спокойной жизни (или результаты согласия непредсказуемы), защищается выдвижением альтернативы.

Возникшее столкновение альтернатив также порождает защитную реакцию, которая может быть контраргументацией (контр — против) или обструкцией (преградой, препятствием) для собеседника. В этом случае у каждого спорщика наблюдается повышенная чувствительность к малейшим попыткам соперников повлиять друг на друга.

Сомневаясь в искренности и доброжелательности первой позиции инициатора, партнер возражает, либо поставив альтернативу, либо воздвигая психологическую защиту; проявляет настороженность, сомнения; засыпает собеседника вопросами, замечаниями; жестко контролирует его высказывания; цепляется за неточности.

Если пропонент в такой ситуации еще пытается продолжать разговор и «берет противника за грудки», то оппонент может вообще выйти из спора: мол, оставьте меня в покое. В худшем случае он начинает контратаку с обструкцией, убийственной критикой, дискредитацией и разоблачением нападающего, пуская в ход любые аргументы.

Два-три слова — и начинается перепалка. Спор завершается прямым или косвенно выраженным несогласием сторон. Прямое несогласие выражается фразами типа: «Я с вами не согласен», «С вами согласиться невозможно », «Я остаюсь при своем мнении»— и т.п.

Косвенные признаки несогласия заключаются в том, что собеседник теряет интерес к нашим рассуждениям; небрежно и не по существу отвечает на вопросы; пытается отдалиться, начинает куда-то спешить; смотрит на часы, демонстрируя, что попусту теряет время; зевает и всем своим видом показывает, что рассчитывать на его одобрение и поддержку нет смысла.

Что можно посоветовать инициатору для успеха?

  • Постарайтесь угадать мотив (движущую силу) партнера, начните с его надежды, а не со своей.
  • Разузнайте все о собеседнике, его интересах, личностных особенностях, увлечениях.
  • Точно и последовательно формулируйте свою точку зрения, чтобы партнер понял ее однозначно, независимо от сути разногласий.
  • Уточните точку зрения собеседника. Без этого невозможно выяснить, в чем расходятся мнения, есть ли возможность для их сближения.
  • Не раньте самолюбие оппонента, уважайте личность, признавайте успехи соперника, не разрушайте его надежд, не торжествуйте победу.

Какие ошибки часто допускаются в эристическом споре?

  1. Первая ошибка: завышение информированности собеседника. При нарушении принципа децентрической направленности происходит следующее: то, что известно и понятно инициатору, считается известным и понятным партнеру. Следствие — не обеспечивается аргументированность доводов.
  2. Вторая ошибка: наше мнение должно вызывать у другого те же эмоции, которые возникли у нас. Это частое заблуждение. Эмоции и чувства связаны и зависят прежде всего от мотивов, которые непросто выявить и понять.
  3. Третья ошибка — от пренебрежения принципом адекватности, когда завышается оценка собственных возможностей и способностей и недооценивается оппонент.
  4. Четвертая ошибка: собеседнику приписывается несуществующий мотив его поведения, и инициатор тратит время и силы на ложном направлении.
  5. Пятая ошибка: чрезмерная апелляция к уму партнера в ущерб убедительности эмоционального воздействия. Цицерон сделал такой вывод: «Оратор должен владеть двумя основными достоинствами: во-первых, умением убеждать точными доводами, а во-вторых, волновать души слушателей внушительной и действенной речью» (Цицерон М. Т. Три трактата об ораторском искусстве. М., 1972. С. 172).

Но следование добрым советам и знание ошибок еще не гарантирует положительного исхода спора. В общении, не лишенном эмоционального накала, как уже говорилось, возникают психологические барьеры, связанные с особенностями личности, психологическими состояниями, ситуационными отношениями, препятствующими взаимопониманию или восприятию адекватного смысла высказывания.

Психологические барьеры подразделяются на смысловые и барьеры общения (коммуникативные). Смысловые возникают из-за нарушения законов логики. Коммуникативные — из-за непонимания природы и психологии общения людей, сущности процессов их восприятия и взаимодействия и, наконец, из-за неприятия действительности.

Чтобы исключить барьеры первого типа, необходимо изучить логику. По поводу барьеров второго типа существует масса правил, советов, рекомендаций. Нет необходимости заканчивать факультет психологии. Усвоив правила, выработанные человечеством, мы сможем уберечь себя от препятствий и ситуаций деструктивного развития спора. Ниже приведем некоторые из таких рекомендаций.

См. далее (Правила спора) »»»

© А.В. Стешов. О культуре полемики. Как победить в споре — Л., 1991.

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов