.
  

© Александр Стражный

Восемь шагов к неврозу. Как возникают психосоматические расстройства

Есть только стресс между прошлым и будущим.
Именно он называется жизнь.
Из фольклора психотерапевтов

психосоматическое расстройство

Универсальное качество всего живого — стремление выжить. Для этого нужно уметь находить выход из неблагоприятной ситуации. Угодивший в банку жук будет карабкаться по стенкам до тех пор, пока из нее не выползет. Или пока не погибнет. Хотя встречаются и такие жуки, которые способны догадаться, что проще из банки вылететь. Угодивший в капкан зверь постарается этот капкан разорвать. А не получится — отгрызет себе лапу. Оказавшийся в неблагоприятной ситуации человек тоже будет отчаянно искать выход. Однако иногда весьма странным способом.

Психосоматические расстройства — это попавшая в западню лапа. Или голова. Или любой другой орган. Чтобы избавиться от капкана, необязательно пытаться его разорвать. Лучше понять, как он устроен. Тогда его легко можно будет открыть. А если не понял — придется грызть лапу. Чаще всего так и поступают — не только звери, но и люди. Грызут они лапы, грызут, однако не догрызают.

Сейчас мы рассмотрим устройство этого «капкана» — разберем механизм возникновения и развития психосоматических заболеваний. Понять, что происходит, не сложно.

Для этого не требуется медицинского образования. Нужны только голова и привычка ею пользоваться.

Итак, доблестный путь к вершинам соматического невроза заключается в следующем.

Диктат социума

Человек — существо социальное. Что означает — стадное. Вне стада он чувствует себя одиноко. И, чтобы остаться среди своих, ему приходится соглашаться с общепринятыми правилами.

Правила, поддерживающие порядок в любом стаде и в любом обществе, следующие.

  1. Не будь собой! А будь тем, кем тебе предписано быть в рамках существующей иерархической структуры.
  2. Делай то, что тебе велят! Делать то, что хочется, тебе иногда разрешат. Но только в том случае, если ты будешь слушаться старших.
  3. Не выставляй напоказ свои чувства! Ты не имеешь права открыто сердиться, бояться, расстраиваться, любить... Не смейся, когда тебя не просят! Держи себя в руках, когда раздражен! Не плачь, пока куда-нибудь не спрячешься!
  4. Не думай! За тебя обо всем подумают другие. Те, что поумнее тебя. Эту заповедь с малолетства вбивают в голову ребенка родители, а родителям — остальные члены общества.

Не прыгай выше головы! На этом особенно рьяно настаивают вожаки. Но нередко — и ближайшие спутники жизни. Те, что находятся рядом.

Не напоминай о себе! Это последнее, что требует общество в том случае, если особь послушно выполнила предыдущие правила. Чаще всего постулат «Не напоминай о себе!» выражается в виде тщательно скрываемого безразличия к данной особи.

Кроме этих запретов, существует и множество других: «Не сиди сложа руки!», «Не выпендривайся!», «Не гордись!», «Не топай ногами!», «Не ковыряйся в носу!», «Следи за собой!» (а то мы сами за тобой проследим). Ну и так далее.

Вот и выходит: общество пытается превратить человека в некий инструмент, которым можно управлять извне. Тот, кто согласился соблюдать требования окружающих, обретает безопасность. Однако эти требования вызывают бессознательный внутренний протест.

Отрицательные эмоции

Бессознательный протест обнаруживает себя в виде отрицательных эмоций: плохого настроения, обид, разочарований, неприязни к кому-либо или к чему-либо, злости...

Вообще-то, отрицательные эмоции — вещь полезная. Они активизируют внутренние ресурсы, способствуют собранности, осмотрительности, настраивают на готовность держать удар. На физиологическом уровне эта готовность проявляется повышением артериального давления, учащением пульса, дыхания, напряжением мускулатуры, усилением моторики кишечника, ускоренной реакцией свертываемости крови, предохраняющей от чрезмерной кровопотери в случае ранения.

Но слишком длительная, по врачебной терминологии, «хроническая», готовность к схватке рано или поздно теряет способность оказывать положительный эффект и переходит в деструктивную фазу.

Другими словами, любое психосоматическое расстройство начинается с недовольства человеком своей жизнью и окружающими его людьми.

Конфликт

Против того, что человеку не нравится, он рано или поздно осмеливается протестовать. И тем самым провоцирует вокруг себя массу конфликтов. Маленьких и больших. Серьезных и не очень. Только удалось решить одну проблему — тут же возникают несколько новых. Только удалось избавиться от одной неприятности — как с совершенно неожиданной стороны окружение подбрасывает другую. Возникает хронический стресс.

Стрессовая ситуация — это всегда конфликт. Конфликт между предъявляемыми обществом требованиями и нежеланием с этими требованиям соглашаться.

Как правило, человек осознает, какие требования общества он выполнит без проблем. Но также знает, что именно ему не хочется делать ни за какие коврижки. Знает, однако прямо демонстрировать свою позицию не осмеливается. Современный человек не приучен открыто выражать свои мысли. Потому как не раз приходилось убедиться: стоит лишь заикнуться о своем недовольстве, как те, кто находится рядом, тут же нагрузят своими проблемами пуще прежнего. Вот и держит окультуренная цивилизацией персона свои мысли и эмоции в себе.

Да только удержать все это в тайне не удается. Этот конфликт никуда не девается — он загоняется внутрь и превращается в конфликт с самим собой. Вернее, в конфликт между Рассудком и Бессознательным. Именно этот конфликт исподволь разрушает личность.

«Потеряв ногу или глаз, человек знает об этом; потеряв личность, знать об этом невозможно, поскольку некому осознать потерю», — пишет Оливер Сакс в книге «Человек, который принял жену за шляпу».

Астения

Длительный конфликт, как с собой, так и с окружающими, неизбежно приводит к потере энергии, слабости, астении. Накапливая недовольство, человек собирает богатейшую коллекцию «несправедливостей», тревог, страхов, аккуратно их сортирует и постоянно носит с собой. Где бы он ни находился — его обиды всегда с ним. О чем бы он ни думал — его мысли невольно возвращаются ко всему плохому, что было и есть в жизни. И чем больше человек на этом зацикливается, тем больше теряет энергии.

Астения — обязательный фон любого психосоматического недуга. Человек получает энергию от солнца, воздуха, пищи. Но не менее, чем калории или кислород, для его энергетического баланса важны положительные эмоции — большие и маленькие радости, достижения, успехи, ощущение собственной значимости, добрые отношения с окружающими. Однако когда положительных эмоций мало, а отрицательных — сколько угодно, полноценной «подзарядки аккумулятора» не происходит, человек чувствует себя постоянно уставшим, теряет способность адекватно сопротивляться ударам судьбы и навязчивым требованиям окружающих.

Повышенная чувствительность

Хроническая усталость, в конце концов, приводит к повышению чувствительности нервной системы. Особенно у человека мягкого, ранимого, романтичного. С одной стороны, повышенная душевная и телесная чувствительность позволяет тонко ощущать все нюансы и прелести жизни. Но с другой — из-за нее обиды и несправедливости воспринимаются гораздо острее.

Чрезмерно чувствительный человек остро воспринимает не только удары судьбы, но даже прикосновения — дотронься до него, и он тут же дернется. Такую же реакцию вызывают и «психические прикосновения». А ведь во время общения люди привыкли не касаться друг друга, а отвешивать тумаки. Толстокожим они нипочем, а впечатлительный человек виду не подаст, однако остро отреагирует на негативные выпады в его сторону, на которые другой бы и внимания не обратил.

Энергетически ослабленные, чувствительные люди плохо переносят резкие звуки. Бывает, им мешают заснуть даже шорохи, лунный свет, открытая или закрытая форточка. Их начинает беспокоить шум в ушах при отсутствии патологии слухового нерва, у них ухудшается зрение, появляется непереносимость к целому ряду запахов, напитков, пищевых продуктов. А также к целому ряду людей.

Повышенная чувствительность вегетативной нервной системы приводит к повышению чувствительности внутренних органов: астенизированные, они проявляют изначальную готовность к нарушениям. Таким образом, человек отвечает на пощечины социума не словами или действием, а теми или иными симптомами.

Восприятие обычных импульсов как боль

Повышенная чувствительность астенизированного человека приводит к тому, что импульсы от внутренних органов, которые раньше оставались за порогом восприятия: биение сердца, перистальтика кишечника, сужение и расширение сосудов, — начинают восприниматься как неприятные ощущения и даже как боль. Возникает как бы эффект микрофона: нечто слабое, что раньше было слышно лишь в тишине, да и то если к нему прислушаться, сейчас стало навязчиво кричать во весь голос. Импульсы от легких вызывают одышку, от сердца — боль в грудной клетке, от кишечника — колику в животе, а незначительно повышенная кислотность желудка, которая раньше вообще себя не проявляла, демонстрирует все признаки язвы. Повышенная чувствительность кожи, мышц, сухожилий становится причиной болезненных ощущений в позвоночнике и суставах; весьма умеренный, по свидетельству рентгеновских снимков, остеохондроз отныне заявляет о себе симптомами пояснично-крестцового радикулита.

Боль — наиболее частый компонент психосоматических нарушений. Какое же страдание без боли? Это архаичный, присутствующий даже у рыб и насекомых сигнал опасности и неблагополучия. Однако у «насекомого», именуемого человеком, боль не всегда является звонком тревоги и не обязательно означает наличие органического нарушения. Тем не менее психогенная боль ощущается гораздо тяжелее, чем органическая.

Таким образом, конфликт с обществом и конфликт с собой все больше и больше отражаются в телесных ощущениях.

Человек пытается этот конфликт как-то разрешить. Но как это сделать? То, что за правду бьют, он усвоил с младенчества. Не осмеливаясь прямо выразить свою позицию, он приходит к выводу: если правда опасна, значит, нужно соврать. И начинает имитировать послушание, притворяется — дескать, согласен с тем, что ему навязывают другие.

Обмануть других не так уж сложно. Однако невозможно обмануть собственный детектор лжи, который бессердечно регистрирует отклонения физиологических параметров организма тогда, когда человек врет.

Детектор лжи человека — его Бессознательное. То, что человек не осмеливается сказать, Бессознательное говорит языком его тела. Провоцируя испарину, делая руки липкими и дрожащими, поднимая артериальное давление, вызывая сердцебиение, тошноту, противную тяжесть в желудке, ощущение нехватки воздуха, оно таким образом протестует.

Это и есть состояние, когда человек и не болен, и не здоров. Скорее, все же болен, просто врачи не находят его симптомам органического подтверждения. А потому и не воспринимают их всерьез.

Убежденность в болезни

На первых стадиях раскручивания психосоматического маховика человек лишь догадывается: что-то там, в организме, не так.

Затем эти подозрения перерастают в уверенность: там точно что-то не так. Ну а потом уж он не сомневается в наличии болезни, которая пока еще мало беспокоит, но рано или поздно заявляет о себе в полный голос. Со временем внимание концентрируется на этих неприятных ощущениях.

Чем дальше, тем более стойкими и неадекватными становятся психосоматические симптомы. Малейшее ухудшение самочувствия ослабленный, тонко организованный человек начинает расценивать как прямую угрозу здоровью. Да что там здоровью — жизни! Учащение сердцебиения для него становится равнозначным сердечной недостаточности, головные боли — плохому кровоснабжению мозга, не такой, как положено, стул отчетливо свидетельствует о неправильной работе кишечника. Что уж тут говорить об отсутствии стула вообще! Прогноз погоды, сулящий атмосферный фронт, для него — то же, что и оглашение начала войны.

Переоценка тяжести своего состояния может перевести такого человека чуть ли не на постельный режим. Он отказывается от нормальной трудовой деятельности, не отпускает от себя родных. Если «сиделке» нужно отлучиться в магазин, ему становится хуже — кто же вызовет «скорую», если начнется приступ? Госпитализация в стационар действует на него благотворно, однако упоминание о предстоящей выписке вызывает резкое ухудшение. Это типичный уход в болезнь.

Но существует и другой вариант развития событий. Обойдя по кругу врачей всех профилей, разуверившись в их способности или желании помочь, человек начинает штудировать медицинскую литературу, лопатить Интернет, посещать научно-популярные лекции, выискивать все новые и новые способы лечения, стараясь найти «самый лучший» метод, который способен полностью искоренить его недуг. Чтобы убить кишечные микробы, он охотно соглашается принимать лошадиные дозы антибиотиков, в результате чего действительно вычищается вся кишечная микрофлора и обычное функциональное нарушение пищеварения благополучно переходит в реальный язвенный колит. Такие люди истязают себя строжайшей диетой, многомесячными очистками или абсурдом под названием «уринотерапия» (о да, я знаю, она многим «помогла» — нет такой глупости, которая хоть кому-нибудь да не помогла). Главным занятием таких людей становятся педантичная забота о своем организме и соблюдение модных лечебных установок. С этих пор все жизненные интересы не выходят за пределы собственного тела.

Замкнутый круг

У человека, пораженного «вирусом психосоматики», несмотря на все его старания, возникают все новые и новые симптомы, которые продолжают вызывать чувство опасности и подвергаются дальнейшей ипохондрической обработке. Давно замечено: чем больше обращаешь внимание на свои болячки, да и просто на физиологические функции, тем отчетливее они дают о себе знать.

Заведующий кафедрой госпитальной терапии Московского мединститута профессор Зеленин В. Ф. на одной из лекций попросил студентов в течение 1-2 минут внимательно проследить за своим дыханием. Затем попросил поднять руки тех, кому стало труднее дышать. Руки подняли больше половины студентов. Если так реагируют юные и здоровые, что уж тут говорить о больных!

Возникает замкнутый круг: чем продолжительнее конфликт с обществом или с собой — тем больше негативных эмоций; чем больше негативных эмоций — тем более выражена астения; чем более выражена астения — тем отчетливее симптомы психосоматических расстройств; чем отчетливее эти симптомы — тем меньше шансов завершить этот конфликт. Уровень тревоги, страха, неуверенности в завтрашнем дне, болезненной мнительности возрастает, приводит к усугублению негативных эмоций, астении и появлению все новых и новых симптомов. Порочный круг замкнулся. Человек себя чувствует все хуже и хуже. Где выход — неизвестно. А ведь все это происходит на фоне косых взглядов медиков, которые, не находя плохому самочувствию своего пациента логического объяснения, считают его в лучшем случае ипохондриком. Пытаясь ему втолковать, что, дескать, у вас ничего нет, они вызывают у него еще большую тревогу. Он действительно чувствует себя плохо! А его считают мнимым больным, чуть ли не симулянтом.

В ответ на утверждение «у вас ничего нет» симптомы усиливаются! И усиливается подсознательная имитация болезни.

Несмотря на разочарование во врачах, избавлять их от своей персоны больной человек отнюдь не намерен. Он продолжает настаивать на повторных обследованиях и назначении новых (обязательно дорогих, импортных) лекарств, которые наконец-то ему помогут. Но анализы опять в относительной норме, рентген снова никаких отклонений не зафиксировал, а электрокардиограмма в который раз не показывает существенных нарушений.

После второго-третьего обследования врачи понимают, что ответить такому пациенту «у вас ничего нет» чревато для них потерей профессионального имиджа. И благие намерения врачей, стремящихся сделать для больного все, что можно, просто боязнь честно написать в заключении «патологии не выявлено» приводят к тому, что они находят вереницу второстепенных изменений, которые сами по себе причиной болезни не являются, но за которые жаждут ухватиться и врач, и пациент. Теперь чувствовать себя больным можно с полным основанием.

Хотя бывает наоборот: по-настоящему больного человека записывают в ипохондрики лишь потому, что не удалось выявить органическую подоплеку его жалоб. Поэтому говорить о психосоматике уместно лишь тогда, когда все диагностические возможности исчерпаны.

С ускорением ритма жизни, увеличением количества конфликтов и плотности стрессовых ситуаций количество психосоматических нарушений возрастает. Человек прошлых столетий редко считал себя добродушным, уравновешенным и здоровым. Что же мы хотим от XXI века, с его мегаполисами, бурным потоком информации и прочими прелестями технического прогресса?

Однако наличие психосоматического заболевания ни в коем случае не должно рассматриваться как вина больного человека, даже обладающего известной долей мнительности. Он не может объективно к себе относиться до тех пор, пока не поймет суть своего недуга.

Теорема Томаса гласит: «Если ситуация воспринимается как реальная, она становится реальной на самом деле». И если болезнь воспринимается как реальная, она становится реальной на самом деле.

См. также:

© Стражный А. Неврозы, в которые играют люди. — КСД, 2019.
© Публикуется с разрешения издательства

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2019.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов