.
 

© Георгий Почепцов

Пропаганда как «окно» в нужный мир

Пропаганда — это иной мир, который не совпадает с реальностью. Человечество постоянно занимается строительством таких миров. Это делают не только реклама и паблик рилейшнз, но и другой полюс виртуального строительства — сериалы сегодня или романы в прошлом. Советский соцреализм строил свой мир, а американская реклама — свой. И оба эти мира не особенно совпадают с реальной жизнью.

пропаганда

Все это проявления мягкой силы, как и телесериалы, поскольку мы сами хотим включиться в этот мир. Однако с пропагандой все не так просто. Если сериалы приоткрывают дверь в другой мир временно, то пропаганда хочет держать нас «взаперти» в этом мире постоянно.

Л. Гудков, например, сформулировал три условия, с помощью которых как раз и происходит подключение людей к пропаганде, причем по сути как к единственно правильному объяснению мира вокруг. Он пишет: «Пропаганда работает благодаря трём очень важным условиям. Одно из них [...] — это переключение внимания с повседневных вопросов на мифологические. Но чтобы это переключение произошло, нужно, чтобы были выполнены два других пункта. Это создание ощущения нарастающего кризиса в стране, того, что мы приближаемся к катастрофе. Такая атмосфера приводит к появлению страха и неуверенности в обществе. Пропаганда систематически воспроизводит такие ситуации — хотя бы тем, что очень многие вопросы совсем не обсуждаются. Власть принимает решения, не объясняя их и не ставя людей в известность. Поэтому люди всё время находятся в некотором ожидании: сейчас повысят цены и пенсионный возраст, подорожает ЖКХ, введут платную парковку. Это ощущение хронической уязвимости, беззащитности перед властью и любым её решением создаёт хронический фон тревожности и ожидания гадости. Ещё одно условие — это дискредитация любых неофициальных источников информации: никому верить нельзя, все — гады».

Кстати, как подчеркивает Л. Гудков, к альтернативным источникам информации о Донбассе или Майдане обращается только полтора процента россиян. То есть пропаганда оказалась достовернее любой альтернативы. И это коррелирует с разделением предпочтений российского населения на державников и либералов, где первых — 59%, а вторых — всего  8%. Между ними стоит смешанная группа в 33%.

Но по сути его рассмотрение пропаганды повторяет или иллюстрирует три этапа введения и закрепления новой модели мира, предложенных К. Левиным. Первым этапом там является «размораживание» представлений, которое происходит, поскольку старая модель мира перестает работать. Человек попадает в хаос, если исходить из его старой модели мира. А пропаганда дает ему выход из этого хаоса.

Пропаганда пытается предопределить не только настоящее, но и прошлое и будущее. Активно строительством прошлого занималось сталинское время. Сталин практически «назначал» героев не только в настоящем, но и в прошлом. Эти герои затем в обязательном порядке начинались освещаться средствами литературы и кино. Тем самым они получали «плоть и кровь» для людей настоящего, а не прошлого времени.

Литература, искусство и в том числе пропаганда представляют собой виртуальные зеркала, которые делают вид, что они отражают действительность, хотя на самом деле это не так. Они видят то, что хочет увидеть в этом мире автор.  А в случае пропаганды таким автором выступает власть.

Пропаганда активно видит то, чего даже нет в действительности. И то следует признать базовой особенностью пропаганды. Она может это делать, поскольку описывает не мир, а модель мира, тем более со стороны, например власти. Поэтому роль власти в этой модели мира всегда будет преувеличена, а роль оппозиции — занижена.

Вот еще мнение российского эксперта — Д. Зайцева: «Передачи Дмитрия Киселёва и Владимира Соловьёва — разные по жанру, но они обе транслируют определённый взгляд и картину мира. Особенно это касается передач Киселёва. «Воскресный вечер» всё-таки представляет большее разнообразие точек зрения. Я думаю, это вполне естественный ответ на ту ситуацию, в которой мы довольно долго находились после распада СССР. Власть задействовала пропагандистско-воспитательный ресурс далеко не так эффективно, как раньше. В какой-то степени это возвращение к старому. Но оно вполне оправданно. Любая власть должна это делать и делает. В этом отношении наши СМИ ничем не отличаются от украинских, европейских или американских». О самой же реальности он говорит так: «Реальность становится расплывчатой и меняется в зависимости от интерпретатора».

Сериальный характер этого типа передач, идущих каждую неделю, породил внимание к ним, однотипное с мыльными операми. И те и другие обладают максимальной эмоциональной насыщенностью. А психологи подчеркивают, что политика — это эмоции.

А. Невзоров говорит еще, что политика — это бизнес. При этом он дает следующее уточнение: «Иногда этот бизнес заканчивается внезапно и трагически, а иногда приносит сумасшедшие деньги. Это бизнес, в котором масса инструментов — патриотизм, пропаганда. С помощью патриотизма политики вынуждают работать на себя огромное количество людей».

Военная атмосфера вообще дает исключительные возможности для пропаганды. В это время пацифисты всегда будут молчать, а «ястребы» — говорить. Все это результат эмоционального накала этой ситуации. А ситуация серьезного эмоционального модуса всегда концентрируется на основной идее, не имея возможности заниматься второстепенными, как показывают эксперименты в сфере нейропсихологии.

Есть и другие внешние параметры, определяющие наши коммуникации. Тот же Невзоров отмечает в качестве доминирующей имперскую идею у российских политиков, включая Путина (он говорит при этом об  идеологии русского имперства). Так же и Сурков считает, что империя жива, пока расширяется. Однако современные империи уже не могут расширяться в физическом пространстве, вместо этого они должны двигаться в коммуникативном и виртуальном пространствах. Некоторые примеры наглядно демонстрируют роль подобных виртуальных объектов. «Гарри Поттер», хоть и не вернул детей к чтению книг, как предсказывалось, но он определенным образом повлиял и на выборы Обамы, и на выборы Клинтон, поскольку, как показывают исследования, чем больше книг о Гарри Поттере прочитал молодой человек, тем с большей вероятностью он голосует за демократов [см. тут, тут, тут, тут, тут, тут, тут, тут и Gierzynski A. with Kathryn E. Harry Potter and the millennials. Research methods and the politics of the muggle generation. — Baltimore, 2013]. С каждой прочитанной книгой поддержка Трампа падала на 3 процента, что в сумме за шесть книг дало результат минус восемнадцать процентов. Еще один нюанс связан с разницей книга — фильм. Те, кто читали книгу, показывают более сильную тенденцию в сторону демократов. Это может быть связано с тем, что книга предлагает больше нюансов.

Пропаганда часто работает со скоростью, которая опережает осмысление. Зритель не успел понять сказанного, а ему уже подают новые факты. Такое запаздывание со стороны зрителя весьма выгодно для пропаганды, поскольку ее возможности оказываются на порядок сильнее, чем у простого зрителя.

См. также:

Типология пропаганды
Пропаганда физиологического уровня
Пропаганда в непропагандистских форматах
Враг как важный элемент системы пропаганды
Инструментарий пропаганды: от ножниц и меча к нарративам
Новые пути развития пропаганды

© , 2017 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

 
.
   

Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов
Политика публикации | Пользовательское соглашение

© 2001–2021 Psyfactor.org. 16+
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org.
 Посещая сайт, вы даете согласие на использование файлов cookie на вашем устройстве.
 Размещенная на сайте информация не заменяет консультации специалистов.