.
 

Возникновение войн объясняется альтруизмом

Ученые, занимающиеся исследованием истории человеческого поведения, объяснили возникновение войн наличием альтруизма. Выводы исследователей позволяют также взглянуть на первые войны как двигатель прогресса.

причины возникнования войн

Сэмюэль Боулз (Samuel Bowles), исследователь из института Санта-Фе (США), в 2008 году опубликовал в журнале Nature работу, в которой рассматриваются ранние войны в истории человечества, их причины и роль в развитии цивилизации. В своей статье «Быть человеком: конфликт как акушерка альтруизма» (Being human: Conflict: Altruism's midwife) ученый совместил открытия археологов с результатами компьютерного моделирования.

По словам Боулза, великодушие и солидарность по отношению к себе самому могли возникнуть только в сочетании с враждебностью по отношению к посторонним.

Группы огненных муравьев, шимпанзе и другие животные вступают в смертельные конфликты. Но мы, люди, особенно хороши в этом, убивая «посторонних» в масштабе, который изменил ход нашей эволюции. Доисторические захоронения большого количества мужчин и женщин с разбитыми черепами, сломанными предплечьями и каменными остриями в костях — а также этнографические исследования недавних охотников и собирателей — убедительно свидетельствуют о том, что войны были причиной смерти многих наших предков.

Но в то же время люди необычайно склонны к сотрудничеству: с другими животными, например, в охоте и совместном использовании пищи в масштабах, неизвестных другим видам.

Боулз приводит статистику, собранную в ходе раскопок и этнографических экспедиций: в примитивных сообществах охотников и собирателей смертность от вооруженных столкновений достигала 14 процентов. Для сравнения, в Великой отечественной войне Советский союз потерял 23 миллиона своих граждан. Население страны в целом составляло в 1939 году 168,5 миллиона человек, то есть в боях, под бомбежками и от голода погибло «всего» 13,7% жителей.

То есть каменный век де-факто был для наших предков по сути непрекращающимся аналогом Второй мировой войны. Общее число жертв было меньше, но исключительно за счет того, что людей на планете было немного.

Лоуренс Кили (Lawrence H. Keeley), оксфордский археолог, в своей книге «Война до цивилизации» (War Before Civilization: the Myth of the Peaceful Savage) приводит еще более шокирующие факты. Войны, которые велись между племенами каменного века приводили к потерям около 60% населения. При взрыве ядерной бомбы в Хиросиме погибло примерно столько же, но в отличие от Хиросимы конфликты между племенами шли постоянно на протяжении тысяч лет.

Все эти открытия заставили ученых самых разных специальностей искать причины такой жестокости. Помимо исторического интереса вопрос о причинах войн и их движущей силе важен также и для понимания современного мира: что заставляло и продолжает заставлять группы людей убивать друг друга? И почему даже примитивное общество постоянно воевало, несмотря на огромные по современным меркам потери?

Получив археологические данные о смертности в конфликтах времен каменного века, Боулз для дальнейшего исследования использовал метод, который часто применяется экономистами — теорию игр и математическое моделирование. Суть этого метода состоит в написании компьютерной модели, в которой создаются «игроки», совершающие те или иные действия по заданным экспериментатором правилам.

Несмотря на кажущуюся произвольность, подобное моделирование может дать очень ценные результаты в объяснении причины войн. Ученые, которые работают с данным методом, говорят, что теория игр может и не дает ответа на вопрос о том, как именно все было на самом деле. В модели Боулза сталкивались между собой группы с разными стратегиями поведения, и после завершения эксперимента ученый смотрел на то, как поменялась их численность.

Результаты позволили объяснить то, почему начинаются конфликты между группами. Кроме того, исследователи вернулись и к вопросу о том, почему люди не могут быть абсолютными альтруистами.

В обществе из одних альтруистов, как показывали модели еще 1970-х годов, единственный эгоист окажется в лучших условиях, и со временем число эгоистов вырастает до некоторой критической величины: после чего негативные последствия повального эгоизма могут привести к всеобщей катастрофе.

Но если у нас есть группы, которые изначально враждебны по отношению друг к другу, то возникает специфическая форма альтруизма: альтруизм по отношению к «своим». И чем войны кровопролитнее, тем больше «самопожертвования» может проявить отдельный индивид. Причем, в строгом смысле этого слова, это не абстрактный альтруизм — просто все остальные варианты оказываются еще хуже. Именно поэтому «жертва» взята в кавычки.

Начавшиеся в какое-то время из-за недостатка ресурса конфликты привели к отбору групп, члены которых с большей готовностью «жертвовали» собой. Такие группы становились более успешными, их число возрастало и через какое-то время все повторялось — в конфликте между сплоченными и тесно сплоченными племенами чаще побеждали последние. Спустя тысячелетия групповой альтруизм привел, по мнению исследователей, к появлению высокоразвитой цивилизации.

Таким образом, война — это наследие, а не судьба. Энтузиазм, смелость ради других и щедрость, присущие людям, несут на себе родимые пятна истории конфликтов. Но наши предки не только развязывали войну, но и заключали мир. Они извлекали выгоду из обмена товарами, информацией, словами, песнями и партнерами по браку, разделяли с другими риски, дружбу и обмена.

Собиратели из Намибии и Ботсваны, например, обмениваются товарами (многие из которых имеют чисто символическое значение) с членами других групп, часто на расстоянии более 100 километров. Это делается для того, чтобы их и их семьи встретили радушно, если вдруг личные конфликты или засуха потребуют переезда. Если племена собирателей, далекие от современной цивилизации, смогли выработать культурные обычаи, обеспечивающие прием нуждающихся людей из отдаленных групп, то подобный дух солидарности, несомненно, мог бы существовать и среди прочих далеких народов, которые общаются по электронной почте или отправивляются в туристические путешествия.

Более того, люди уникально восприимчивы к социализации и обучению, что часто приводит к толерантному альтруистическому поведению. Этническую вражду можно перенаправить, ослабить и даже устранить в течение десятилетий или считанных лет. Это было продемонстрировано интеллектуальным, политическим и даже военным сотрудничеством мусульман, христиан и евреев, которое произошло в некоторых частях исламской Испании тысячелетие назад, даже когда Первый крестовый поход противопоставил христианам мусульман в восточном Средиземноморье. Это доказывает широкая поддержка помощи людям из бедных стран, а также относительно недавняя трансформация расовых отношений в США.

У работы Боулза нашлись и критики. В частности, Питер Ричардсон (Peter Richardson), антрополог из Университета Калифорнии, считает, что в его модели возникновения войн есть одно слабое место. Боулз предположил, что альтруизм членов группы и принадлежность к ней передаются генетически, а Ричардсон склонен считать, что различия закреплены все же на культурном уровне.

См. также:

Предложить интересную новость, объявление, пресс-релиз для публикации »»»

 
.
   

Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов
Политика публикации | Пользовательское соглашение

© 2001–2021 Psyfactor.org. 16+
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org.
 Посещая сайт, вы даете согласие на использование файлов cookie на вашем устройстве.
 Размещенная на сайте информация не заменяет консультации специалистов.