.
  

Специальные информационные операции

Публикуется по материалам монографии А.В. Литвиненко «Специальные
информационные операции и пропагандистские кампании» (Киев, 2000)

Структура спецопераций
Сценарии спецопераций
Примеры спецопераций

Основой классического подхода к специальным информационным операциям, как и к пропаганде в целом, являются сугубо линейные представления. Это можно понять, анализируя требования тотальности пропагандистского влияния, — того, что Й. Геббельс называл «жестким втолковыванием». Классический, традиционный подход к управлению сложными системами базировался на представлении, согласно которому результат внешнего управленческого действия является однозначным и линейным, пропагандистские усилия при этом отвечают схеме: управляющее влияние — желательный результат. Увеличение энергии влияния всегда увеличивает отдачу. Тем не менее, на практике много усилий являются лишними или даже наносят ущерб, если они входят в противоречие с собственными тенденциями развития сложно организованных систем. Именно это было одной из основных проблем советской пропаганды.

Основой современных специальных информационных операций должны быть, а точнее уже есть, совсем другие принципы — синергетические. Синергетическими подходами можно воспользоваться, рассматривая общество как чрезвычайно сложную систему, каждый из элементов которой имеет очень много степеней свободы. Прежде всего, необходимо иметь в виду, что «во время перехода от равновесных условий к неравновесным мы переходим от такого, что повторяется и общего к уникальному и специфическому». Русские философы Князева Е.Н. и Курдюмов С.П. отмечают, что «в соответствующие моменты — моменты шаткости — сверхмалые возмущения, флюктуации могут разрастаться в макроструктуры». Механизм положительной обратной связи приводит к переходу процесса в так называемое состояние режима с обострением. Его важной характеристикой является «бесконечное возрастание за конечный период времени (возрастание происходит намного скорее, чем по экспоненте). Иначе говоря, сверхмалые влияния могут при определенных условиях вызвать чрезвычайно большие возмущения. «Близ точек бифуркации в системах можно наблюдать значительные флюктуации. Такие системы будто колеблются перед выбором одного из нескольких путей эволюции. Небольшая флюктуация может служить началом эволюции в полностью новом направлении, которое резко изменит все поведение макроскопической системы» (Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. — М., 1986). Это утверждение получило название «эффекта мотылька» (если мотылек в соответствующем месте, в соответствующее время шевельнет крылышком, то это микроскопическое возмущение может вызвать торнадо).

В этом контексте в современной научной литературе выделяют два основных типа пропагандистских технологий: мягкие, которые не противоречат системе символов, установок и стереотипов реципиентов; жесткие, имеющие целью коренную модификацию или разрушение имеющихся психологических установок.

Мягкие пропагандистские технологии более эффективны в долговременном плане, нежели жесткие, следствия применения приемов этого типа довольно четко прогнозируются. Примеры использование последних в реальной жизни наблюдаем постоянно, начиная из рекламы (политической и коммерческой), заканчивая обычными теленовостями.

Жесткие технологии применяются только в исключительных условиях, поскольку после определенной критической точки действия реципиента жесткой пропаганды предусмотреть тяжело, а иногда практически невозможно.

Базовыми правилами обоих типов технологий можно считать следующие постулаты:

  1. Следует влиять на эмоции, а не на разум.
  2. Необходимо постоянно осуществлять психическое давление — пропаганда должна влиять на реципиента все время. Естественно, в современном обществе это требование соблюсти очень сложно, но вполне возможно.
  3. Суггестивные технологии очень эффективны, так как предоставляют возможность осуществлять прямое влияние на подсознание человека.
  4. Необходимо ориентировать пропагандистскую кампанию на четко определенную целевую аудиторию.

В силу вышесказанного, по мнению автора, целесообразно рассмотреть такие виды специальных информационных операций.

1. Операции, направленные против субъектов, принимающих решения (СПР).
2. Операции, направленные на компрометацию, причинение вреда оппонентам.
3. Операции, направленные на политическую (экономическую) дестабилизацию.

Специальные информационные операции разных типов осуществляются по приблизительно одинаковой схеме. Исходя из общих положений системного анализа, она выглядит так.

  1. Предварительный этап. На этом этапе происходит планирование операции, в частности определение целесообразности ее проведения, целей, задач, сил и средств, целевой аудитории влияния, приемов и методов влияния и т.п.
  2. Информационный повод. На этом этапе специальной информационной операции необходимо выбрать и/или создать так называемый информационный повод. Под информационным поводом здесь и дальше понимаем событие (или «псевдособытие»), которое можно использовать как повод для пропагандистской кампании или информационной операции. Выбор информационного повода составляет отдельную проблему, которая подробно рассмотрена в специальной литературе.
  3. «Раскрутка» информационного повода. Этот этап является основной частью любой информационной операции. Его сущность состоит в использовании информационного повода ради достижения целей операции, то есть для усиления, формирования или разрушения определенных психических стереотипов и установок.
  4. Выход из специальной информационной операции или этап закрепления. Важнейшая задача этого этапа — обеспечение плавного завершения пропагандистской кампании или информационной операции после достижения поставленных целей или через форс-мажорные обстоятельства.

Этап планирования специальной информационной операции.
Здесь возможен следующий порядок деятельности (необходимо заметить, что этот порядок построен исходя из общего механизма планирования любых силовых действий.

  1. Определение цели.
  2. Определение объекта.
  3. Анализ сил и средств, ресурсов, определение исполнителей.
  4. Определение методов и приемов.
  5. Разработка приблизительного сценария.
  6. Определение критериев оценки успеха.

Подобный общий план предлагают и авторы странички в Интернете, посвященной реализации влияния на сознание (www.influenceatwork.com — школа американского психолога Р. Чалдини). Любой из вышеперечисленных пунктов можно детализировать и дальше, тем не менее, достигнутый уровень детализации является для наших целей оптимальным.

Этап создания информационного повода.
Как информационный повод можно применять практически любое событие, о чем свидетельствует известный исторический анекдот о синяке алжирского бея. Суть этого анекдота состоит в следующем: французский журналист, находясь в Алжире, увидел на лице бея синяк и передал сообщения в Европу о том, что во время вооруженной стычки бея поколотили враги. Бей был союзником Франции, поэтому газета напечатала сообщение об антифранцузском заговоре в Алжире, во время которого пострадал бей. Немецкая газета перепечатала это сообщение с комментарием о французских захватнических планах в Северной Африке и призвала поддержать свободолюбивых арабов. МИД Франции после прочтения немецкой газеты вызвал посла Германии для объяснений относительно поддержки антифранцузского заговора.

Впрочем, намного лучше, если информационный повод действительно является важным событием как таковой. Это любое событие, которое каким-то образом соотносится с имеющимся, актуальными стереотипами аудитории, нарушает определенные табу: акты святотатства, чрезвычайное насилие и т.п. Исследование стереотипов — интересная проблема, тем не менее для решения она требует строгого научного подхода.

Известно, что любая система стереотипов и, тем более, национальная, в своей основе, изменяется очень медленно. В частности, «Кодекс строителя коммунизма» во многом наследует «Нагорную проповедь» Иисуса Христа. Отсюда можно сделать важный и далеко не очевидный вывод: базовые структуры массового сознания в постсоветских странах в своих характеристиках мало изменились со времен застоя. Например, по оценкам исследователей, сейчас, как и раньше, люди сильно доверяют печатному и, в особенности, экранному слову.

Второй вариант информационного повода — события, которые оказывают непосредственное влияние на людей, составляющих подавляющее большинство целевой аудитории. Действенным примером подобного повода для массовой аудитории являются экономические кризисы, особенно в снабжении продовольствием (известные «хлебные бунты», Февральская 1917 г. революция в Росси и т.п.. — Прим. авт.), или, например, резкая девальвация, прыжок цен и т.п.

В подавляющем большинстве случаев как информационный повод используют отрицательные события, которые намного четче отражаются в сознании аудитории.

На выбор/создание информационного повода должны влиять, прежде всего, характеристики целевой аудитории, в частности ее национальные, социальные и прочие стереотипы или установки.

«Раскрутка» информационного повода.
Этот этап фактически и является пропагандистской кампанией. Тем не менее, учет требований обратной связи важен и во время обычных пропагандистских кампаний, а в специальных информационных операциях он приобретает еще большее, ключевое значение.

Закрепление или выход из специальной информационной операции.
Любая специальная психологическая операция имеет в своей основе манипулирование общественным или индивидуальным сознанием. Как считает И.Доценко, основным признаком манипуляции является ее непонятность для объекта. Другими словами, разгаданная манипуляция, по определению, является неудачной. Точно так же, если объект влияния понимает, что против него проводится специальная информационная операция, то он всегда может найти методы противодействия и сорвать ее. Именно поэтому необходимо осуществлять «мягкий» выход из специальной информационной операции. Часто этим требованием пренебрегают, что приводит к значительному, а иногда и катастрофическому уменьшению эффективности операции. На этом этапе необходимо решить задачу закрепления достигнутых результатов. Особенно это важно в операциях, направленных против субъектов принятия решений.

А теперь подробно проанализируем типы специальных информационных операций.

Операции, которые оказывают влияние на субъектов, принимающих решения (СПР).
Во-первых, рассмотрим определение понятия «субъект, который принимает решения». Традиционно к нему относят три типа объектов.

  1. Лица, которые принимают решения.
  2. Компактные структуры, которые принимают решения (администрации, штабы, комиссии и т.п.).
  3. Распределенные структуры, которые принимают решения.

Тщательно проанализируем первый пункт указанной классификации. Заметим, что в реальной жизни четко определить типы операций по субъектами влияния невозможно, тем не менее, такая классификация все же является уместной.

Несмотря на определенные изменения, которые состоялись в процессе принятия решений за последние десятилетия, роль политического лидера, государственного деятеля остается чрезвычайно важной, а во многих случаях — решающей. Именно на этом базируется идея влияния на сознание лиц, принимающих решения. Операции, направленные против СПР, можно разделить на два типа: контактные; внеконтактные, или дистантные.

Контактные операции известны с древних времен, в их основе лежит идея подведения агентов к СПР и реализация через них влияния на принятие решений. Экзотическим примером являются операции венецианской разведки в XVІ в. В те времена основным соперником Венеции в борьбе за влияние и господство на Средиземном море была Османская империя. Пользуясь обычаями турок, венецианская разведка неоднократно разрабатывала и осуществляла многоходовые операции по внедрению дочерей своих правящих семейств в гарем турецкого султана, чтобы те достигли в нем состояния «любимой жены» и направили политические стремления султана в благоприятном для Венеции направлении. Можно вспомнить очень много других, более близких к современности, примеров. Тем не менее, подобные операции относятся скорее к классическим методам спецслужб. Вспомним широко популярных после выступлений бывшего Председателя КГБ СССР В. Крючкова «агентов влияния».

Эта проблематика тщательно исследована в специальной, в частности научной, литературе. Показательным, но далеко не наилучшим примером является произведение С. Ронина «Моя разведка» (Минск, 1997).

Перейдем к более интересным, по мнению автора, операциям — дистантным.

Основой современных пропагандистских технологий является влияние на эмоциональную составляющую личности. Это же верно и для информационных операций, которые направлены против СПР. Каналы передачи информации СПР могут быть самыми разными. Можно эффективно использовать средства массовой информации, настенную живопись (граффити), слухи, даже официальные документы. Главное требование к каналу — максимальная вероятность доведения информации до сведения СПР. Американский специалист в сфере психологии влияния Р. Чалдини на основе тщательного анализа эмпирического материала выделяет 7 основных механизмов психологического влияния. Они построены по двухходовой схеме: «стимул» — «реакция». На базе каждого механизма может быть разработан сценарий, конкретная схема реализации дистантного влияния на СПР.

В этой работе в отдельности не анализируется проблема применения современных психотехник в специальных информационных операциях, тем не менее необходимо заметить, что Р. Чалдини использует бихевиористские подходы, а проблематика влияния на СПР и вообще специальных информационных операций более близка к когнитивистской парадигме. С другой стороны, для нашей тематики интересно и нейропсихологическое программирование как психотехнология, специально разработанная для реализации влияния.

Определенный интерес, хотя и в чем-то преувеличенный, по мнению автора, представляют и проблемы суггестивного лингвистического влияния, то есть влияния посредством психолингвистических характеристик вербального текста. Например, повторяемость отдельных лингвистических единиц, ритм текста, его графическая характеристика, объединение разноплановых материалов и т.п. Интересный материал по этой проблематике приведен в работе К. Успенской «Дом колдуньи» (М., 1996).

Операции, направленные на субъектов принятия решений, топологически близки к приведенному выше типу. При их планировании и осуществлении необходимо учитывать то, что даже субъекты принятия решений второго типа, не говоря уже о третьем, имеют определенную структуру и «живут своей внутренней жизнью», то есть являются социальным «организмом». Поэтому необходимо исследовать внутренние взаимосвязи, отношения в организации и учитывать их.

В частности, очень важно выяснить неформальную структуру, порядок принятия решений, наличие враждующих партий (фракций) и т.п. Одним из методов учета подобных характеристик выступает разработка т.н. структурно-информационных карт организации.

Этот тип специальных информационных операций является сегодня одним из наиболее распространенных и исследованных, поскольку операции подобного рода широко применяются с древних времен.

Операции, направленные на компрометацию, причинение вреда оппонентам.
Подобные операции чаще осуществляются с целью ослабления позиций и/или, если это возможно, «устранения» оппонентов на первом этапе операций по дестабилизации. Содержание понятия «материал, который компрометирует» существенно зависит от национальных, исторических и других условий.

Современные примеры подобных операций — хакерские действия в Интернете. Неизвестные злоумышленники уничтожают, или искажают Web-страницы политических врагов. Наиболее распространенным приемом является замена ссылок на страницах, когда правильные ссылки заменяются на ошибочные, указывающие, например, на порнографические страницы. Только за 1997-1999 гг. такие атаки ощутили Web-страницы президентов Польши, Беларуси и Ирака.

Типичным примером массированных информационных кампаний также можно считать действия, направленные на формирование отрицательного имиджа конкретных государств. Возьмем, например, Украину. На фоне почти полного отсутствия сообщений об Украине в мировых средствах массовой информации очень ярко выделяются периодические кампании в западной, преимущественно американской, печати. На основе осуществленного анализа довольно большого массива влиятельной западной (американской и английской) прессы можно утверждать, что в процессе создания такого имиджа ярко прослеживается наличие четкой координации, единого координирующего центра. Известнейшим примером, по мнению автора, является массированная кампания, которая касалась ядерного разоружения Украины. Самым заметным ее моментом была публикация в декабре 1993 г. тайного доклада ЦРУ относительно кризисного положения в Украине. Информационная операция достигла цели в середине 1994 г., когда в Москве было подписано общее Заявление США, РФ и Украины относительно ликвидации украинского ядерного оружия.

Накануне практически каждой важной внешнеполитической акции США относительно Украины в американской печати осуществляется кампания с целью давления на украинскую дипломатию. И каждый раз украинские государственные мужи вынуждены оправдываться, переговорные позиции сразу ухудшаются, что приводит к увеличению уступок. Это удостоверяет ряд публикаций в «Los Angeles Tіmes» относительно украинского военного сотрудничества с Ливией, которые появились накануне визита президента Л. Кучмы в Соединенные Штаты в 1996 г., публикации в «New York Tіmes» и других американских изданиях, а также слушание в конгрессе США относительно коррупции в Украине в марте-апреле 1997 г. Подобные факты имели место и в 1998 г. (Последним примером такого рода является кампания, развернувшаяся в начале 2002 года, посвященная якобы имевшей место продаже Украиной зенитных комплексов в Ливию и Ирак , — прим. ред.). Как считает украинский эксперт О. Гончаренко, эти кампании были инспирированы из Москвы и выполнены силами подразделений «активных мероприятий» СВР России.

Операции, направленные на дестабилизацию политической (экономической) ситуации.
Подобные операции являются классическим видом специальных информационных операций. Основной целью их проведения является осуществление дестабилизации политической ситуации в регионе, стране, создание условий для достижения определенной цели, например, приведение к власти по-дружески настроенных правительств (или изменение политического курса). Необходимо очень четко понимать, что дестабилизация нигде и никогда не может быть самоцелью. Для выяснения цели осуществления операции, ее изучения или защиты от нее крайне необходимо рассматривать события соответственно ситуации. Ныне существует довольно широкий набор методик и сценариев таких операций. Практически все они построены по единой эмпирической схеме.

  1. Дискредитация власти с целью ее дальнейшей делегитимации.
  2. Создание и последующая поддержка оппозиции.
  3. Приведение ее к власти и закрепление положительных результатов операции.

Следует еще раз подчеркнуть условность этой и подобных ей схем. Можно рассматривать операции, целью которых является так называемая «управляемая нестабильность». Если судить даже по материалами открытых источников, подобные методы специальных информационных операций активно применяются практически всеми спецслужбами.

Следует также отметить, что «холодная война» и связанное с ней жесткое идеологическое противостояние создали условия для разработки и широкого применения методов специальных информационных операций. В середине 40-х годов XX ст. действия, направленные на смену массового или индивидуального сознания, в англоязычной литературе получили название «специальных психологических операций» (PSYOP,СIO).

 ВПЕРЕД >

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов