.
  

© Дэвид Оуэн

Гибрис-синдром — профессиональная деформация политических лидеров

В книге «История болезни. Недуги государственных деятелей последнего столетия»[1] Дэвид Оуэн анализирует связь между психическим состоянием мировых лидеров и проводимой ими политикой. Он уверен, что обладание властью порой вызывает профессиональную деформацию личности — гибрис-синдром (Hubris syndrome), слепую, враждебную здравому смыслу самонадеянность.

Слово «гибрис» не является медицинским термином. В самом простом своем значении оно использовалось в Древней Греции применительно к действиям человека, наделенного властью, упивающегося ею и взирающего на всех с оскорбительным высокомерием... Аристотель в «Риторике» обращается к тому аспекту влечения, которое Платон обозначает как гибрис, и утверждает, что удовольствие, доставляемое осуществлением гибриса, состоит в показном проявлении человеком своего превосходства.

Высокомерное поведение всегда привлекало драматургов, потому что обеспечивало возможность исследовать человеческий характер. Шекспировский Кориолан прекрасный тому пример. Но модель гибристической карьеры сразу приходит в голову и тем, кто изучает жизнь политических лидеров, а не литературные персонажи.

Связано ли гибристическое поведение с определенными типами личности? Существует ли предрасположенность к гибрис-синдрому? И кроме того, предрасположены ли люди с таким типом личности к политической карьере? Еще более интересно, могут ли политические лидеры, обладающие иным типом личности, тем не менее проявлять признаки гибрис-синдрома лишь вследствие того, что им вручена политическая власть? Иными словами, способно ли пребывание во власти само по себе привести к изменениям в психике, которые выливаются в гибристическое поведение?

гибрис-синдром у политиков
По мнению Дэвида Оуэна, гибрис-синдром имели Ллойд Джордж, Маргарет Тэтчер, Джордж Буш и Тони Блэр

Существует несколько определенных категорий психических заболеваний, в клинической картине которых можно найти данный синдром. Это гиперактивность с дефицитом внимания у взрослых, зависимость от психоактивных веществ, в том числе и алкоголя, гипомания, биполярное расстройство, параноидное и нарциссическое расстройство личности. Большинство этих заболеваний имеют связь с наследственностью. Однако, нужно учесть, что «связь с заболеваниями», не означает, что высокомерие является исключительно симптомом болезни.

Большинство личностных синдромов проявляется к восемнадцатилетнему возрасту и и затем сопровождают человека всю жизнь. Исследование 2006 года в Великобритании выявило, что расстройства личности определяются у 4,4% всей популяции. В отличии от этого спектра заболеваний, гибрис-синдром проявляется в более поздние годы, и поэтому не может рассматриваться, как расстройство личности.

Гибрис-синдром отличен и в другом отношении: он обнаруживается в поведении лидера только пока тот пребывает у власти (и после того, как он успел некоторое время ею попользоваться), и с утратой власти пропадает. Поэтому гибрис-синдром — скорее профессиональная деформация личности и характера, нежели его изначальная особенность. Это приобретенная, а не врожденная патология, которая имеет временных характер. И вероятность психологической деформации отчетливо определяется обстоятельствами, в которых политик несет государственную службу. Ключевыми внешними факторами здесь, видимо, выступают:

  • чрезвычайно большой успех в достижении и удержании власти;
  • политическая ситуация, максимально благоприятная для укрепления личного авторитета лидера;
  • длительность пребывания у власти.

Существенными внешними факторами приводящими к такому стилю поведения могут быть предоставление избыточной власти и отсутствие механизмов ее ограничения, а так же период, во время которого человек предполагает оставаться у власти. Поведенческие проявления гибрис-синдрома обычно выражены тем больше, чем дольше лидер пребывает на своем посту. Такой диагноз может быть поставлен, если у политика наблюдается более трех симптомов из следующего примерного списка:

  • нарциссическая склонность рассматривать окружающий мир преимущественно как арену приложения своей власти и стяжания личной славы, а не источник проблем, которые требуют прагматического подхода, не допускающего концентрации внимания на собственной персоне;
  • тяготение к действиям, которые покажут политика в хорошем свете, улучшат его политический имидж;
  • неумеренное внимание к своему общественному образу, создаваемому впечатлению;
  • мессианский тон при обсуждении собственных свершений, предрасположенность к самовозвеличиванию;
  • отождествление себя с государством, а своего мировоззрения и интересов — с взглядами и интересами всего общества;
  • привычка говорить о себе в третьем лице или используя королевское «мы»;
  • неумеренная убежденность в своих суждениях и пренебрежение к советам или критике;
  • чрезмерная вера в себя, граничащая с ощущением всемогущества;
  • уверенность в том, что лидер может быть судим не столько земным судом собратьев-политиков или общественного мнения, сколько высшим судом — Истории или Бога;
  • отсутствие малейших сомнений в том, что высший суд его оправдает;
  • тревожность, опрометчивость, импульсивность;
  • потеря чувства реальности, часто сопровождающаяся растущей самоизоляцией;
  • приверженность своему «широкому взгляду», его нравственной чистоте, затмевающей все прочие аспекты, такие как практичность, издержки и вероятность нежелательных последствий; упрямое нежелание изменять политический курс;
  • вытекающая отсюда политическая некомпетентность, которую можно назвать гибристической: дела идут плохо, потому что чрезмерная самоуверенность помешала лидеру войти во все детали и частные подробности избранного политического курса...

Гибрис-синдром прежде всего проявляется как утрата адекватной оценки ситуации. Очень знакомая схема прослеживается в карьерах ведущих политиков, которым успех вскружил голову, внушив пренебрежение к советам, идущим вразрез с их собственными убеждениями, а иногда и к любым советам вообще, которые всем своим поведением как будто бросают вызов самой действительности, окружающему миру...

Гибрис-синдром также неразрывно связан с влиятельностью. Влиятельность — его предпосылка. Когда человек эту влиятельность теряет, то и синдром как правило исчезает. Здесь, правда, конечный исход зависит от того, как долго человек пробыл на высокой должности, работая с командой, которую возглавлял.

Атмосфера всемогущества может развиться вокруг лидера любого ранга, но чем выше по должности человек, тем больше риск. Ведь даже демократически выбранные лидеры окружены особым почитанием внутри данной политической ситуации. При этом их личные взгляды и мнения нередко становятся взглядом и мнением партии, создавая так называемый «менталитет бункера».

Гибрис-личность более характерна для глав правительств, вне зависимости, демократические они или нет. Однако демократические общества, развившиеся после абсолютных монархий, имеют социальные механизмы, которые защищают их в определенной степени от лиц, склонных к таким расстройствам. Эти механизмы — кабинет министров, парламент и СМИ — не всегда эффективны. При деспотичных лидерах и отсутствии этих сдерживающих механизмов регуляция деятельности правителя представляется сложной задачей. Внешнее воздействие и международные санкции имеют весьма условное влияние на них.

Главы государств прошлого века, имевшие гибрис-личность могут быть найдены, как среди диктаторов, так и среди демократов.

Франклин Рузвельт выглядит самым вероятным кандидатом для обнаружения гибрис-синдрома, когда в 1937 году он потерпел поражение с битве с конгрессом за реформу судебной власти. Рузвельт обладал достаточной жесткостью, хитростью и оптимизмом, но к счастью, кроме этого, он был наделен хорошим чувством юмора и цинизмом, что не давало ему потерять связь с демократическими ориентирами. Эти качества, развившиеся в связи с его ранее возникшим полиомиелитом, как реакция на болезнь, помогли ему в 1930-х годах завоевать власть и мобилизировать страну для борьбы с экономической депрессией и участия в войне.

У американских президентов, с признаками гибрис-синдрома, Теодора Рузвельта и Линдона Джонсона было ретроспективно диагностировано биполярное расстройство. Вудро Вильсон и Ричард Никсон были еще более высокомерны, но Вильсон страдал от развивающейся деменции, а Никсон был зависим от алкоголя. Джон Кеннеди был весьма высокомерен, но он страдал болезнью Аддисона и вместе с необходимыми по его болезни препаратами кортизола и тестостерона активно увлекался наркотиками. Кроме того, Кеннеди был слишком циничен и обладал хорошим чувством юмора, чтобы приобрести гибрис-синдром.

Диктаторы страдающие высокомерием — Сталин, Мао, Пол Пот, Мугамбе, и это только некоторые из них. Бенито Муссолини был высокомерен, но вполне возможно, что он был биполярен, так же как и Мао Цзедун. Возможный кандидат на гибрис-синдром — Гитлер. Его высокомерие особенно выросло в период с 1936 по 1941 годы, но в его личности слишком много других более сложных аспектов, так что сказать однозначно здесь невозможно.

Гипоманиакальность была характерной чертой Никиты Хрущева, что сильно отражалось на его поведении, еще более высокомерным он был в условиях своей работы. Случались у него и депрессивные эпизоды.

Тем не менее, интересны прежде всего те политические лидеры, которые на момент вступления в должность не обнаруживали у себя каких бы то ни было психических отклонений. Т.е. те, кто развил свое величие не в связи с заболеванием, а в результате неуемного упоения властью.

4 политических лидера развили данный синдром за время пребывания в должности: Ллойд Джордж, Маргарет Тэтчер, Джордж Буш-мл. и Тони Блэр.

Прослеживая период премьерства Ллойда Джорджа, каждый может выделить 2 периода: декабрь 1916 — июнь 1919 и июль 1919 — октябрь 1922 года. После подписания Версальского договора 28 июня 1919 года, на подготовку которого было потрачено несколько месяцев, британский премьер Ллойд Джордж продолжал беспорядочно тратить время на различного рода специальные конференции, на которых решал достаточно сложные проблемы одним махом. Он посетил не менее 33 таких мероприятий между 1919 и 1922 годом. Более того, он стал искренне верить в то, что стал просто незаменимым. В 1920 году Уинстон Черчилль, будучи военным секретарем, жаловался, что премьер-министр фактически возглавил министерство иностранных дел, а историки писали об этом времени, как о начале «президентского правления».

Более взвешенное мнение о Ллойде Джордже высказывает историк Кеннет О. Морган, который наряду с перечислением его несомненных достижений, указывает на «опасность автократизма, интуитивную и беспорядочную дипломатию, запутанные и плохо подготовленные расчеты».

Маргарет Тэтчер, несомненно, занимает значимое место в истории. Это было уже понятно во времена ее членства в палате общин, когда она выступала в ряду таких политиков, как Ллойд Джордж, Черчилль и Эттли. Однако, уже в 1989 году чувствовалось, что реалистическое восприятие фактов стало ее покидать. Ее налоговые инновации были весьма непопулярны. Когда берлинская стена пала, она отказалась признать воссоединение Западной и Восточной Германии, что было несомненно одним из важнейших вопросов политики в тот момент. Она высказывала опасения перед «Великой Германией» и, в частных разговорах достаточно эмоционально высказывалась о «Четвертом Рейхе». Она предостерегала Джорджа Буша-старшего, что если они не будут осторожны, то немцы «войдут в мир так, как не смог в свое время Гитлер».

Факт того, что она абсолютно неверно оценивала политический императив, который вел немецкое общество к воссоединению, показывал, что ее политическое суждение определялось ее предубеждениями и уверенность в собственной правоте. Более серьезным событием была потеря ее министра финансов Найджела Лосона, когда она сделала достоянием общественности его несогласие с ее экономической политикой. К концу премьерства Тэтчер один из политических деятелей сказал, что она «не в своем вагоне», а один из ее собственных министров заявил журналисту, что она стала «безумной, совершенно безумной».

Гордыня в полном цвету стала очевидной, 30 октября 1990 года во время ее выступления в Палате Общин, после возвращения со встречи Евросоюза в Риме. Она сделала ряд достаточно агрессивных заявлений в адрес членов палаты. Сцена была прекрасно описана политическим обозревателем Гардиан, Хьюго Янгом: «Это выразилось в односложной брутальности, озаглавив один из самых известных ее парламентских моментов. Вскочив с гневом, с голосом, звенящим на всю палату, она поразила даже тех, кто был знаком с ее словарем в течении 11 лет. «Нет? Нет?», — выкрикнула она. Ее глаза по-видимому были направлены к полям и морям, холмам и долинам где люди острова никогда не намерены были сдаваться».

Джефри Хоу, бывший ее министром финансов и иностранных дел был понижен до должности главы Палаты Общин. Она вела себя все более и более высокомерно с ним из-за его умеренной манеры ведения дел. Она постоянно высказывала презрение и оскорбляла его в такой манере, что даже смущала самых толстокожих его коллег. Это было самым явным проявлением высокомерия.

Джордж Буш. Очевидно, что американская книга иракской войны может быть озаглавлена «Гордыня». 1-ого мая 2003 года Джордж Буш, одетый, как голливудский актер, одетый в летное снаряжение прибыл на авианосец «Авраам Линкольн», стоящий у берегов Калифорнии, чтобы отпраздновать победу в Ираке. Контрольно-диспетчерский пункт корабля был украшен лозунгом «Миссия выполнена». Это был гибристический акт высшей пробы. Это заявление было еще и унизительно, хоть и непреднамеренно, по отношению к солдатам на поле боя, которые слишком хорошо знали, что данный слоган звучит абсурдно и не соответствует реальности. Дональд Рамсфельд смог отговорить Буша от использования в речи подобной фразы о победе и действительно, Буш говорил, что «в сражениях за Ирак, США и союзники преобладали». Непостижимо, что не существовало никакого планирования последствий вторжения в Ирак. Не было так же готовности до 2007 года к увеличению численности американских отрядов в Ираке.

Тони Блэр. Первым предостерегающим сигналом, что у Тони Блэра развивается гибрис-синдром, была его удивительная речь на конференции лейбористской партии, которая была произнесена практически сразу после 11 сентября 2001 года. Ее описал Кеннет Морган (теперь лорд Морган): «Блэр казался политическим колоссом, полу-Цезарем, полумессией». Однако, в дальнейшем Блэр показал себя некомпетентным в вопросе с Ираком. Это было вызвано в первую очередь его чрезмерной самоуверенностью и невниманием к деталям. Самоуверенность заставляла его основываться исключительно на собственно мнении, отвергать советы и помощь, пренебрегать опытом других, особенно если мнение окружающих противоречило его собственному. К этому добавлялась избыточная энергия, с которой он вмешивался в «общую картину», пренебрегая деталями.

Такое поведение делало практически неизбежными ошибки в руководстве и политике. Его нарциссизм как политика-актера делал стремление находится в роли героя непреодолимым. Он полагал, что хорош в любом положении. Эта черта была настолько сильна в Блэре, что его можно назвать «современным антиномионистом» (термин 16 века предложенный еретиками, который гласил, что «у чистых все вещи чисты», что означало, что все, что сделано «чистым» человеком является правильным и чистым).

Таким образом, некоторые люди с гибрис-синдромом полагают, что все их поступки хороши и правильны изначально, что они могут вести себя так, как считают нужным и не ограничивают свое поведение рамками норм. Часто они начинают приукрашивать правду, полагая, что никто не сможет их опровергнуть. Так Блэр заявлял, что лично избавился от 4-х диктаторов в Косове, Сьерра-Леоне, Афганистане и Ираке.

Пренебрежение к фактам и деталям было характерно и для Буша-младшего, и для Блэра. Но Блэр восполнял свой недостаток власти беглыми и страстными политическими речами. Он так же сыграл важную роль в политическом возрождении Буша после неудачной компании в Афганистане[2].

Гибрис-синдром — это профессиональный риск всех лидеров, являются ли они политиками, бизнесменами, военными или академиками. Множество политиков проявляют черты данного синдрома в своем характере. Однако, не каждый лидер развивает в себе эти качества. Некоторые политики имеют четкий собственный внутренний образ, тем самым предохраняя себя от опьянения властью. Такими были президент Гарри Трумэн, премьер-министр Клемент Эттли, канцлер Гельмут Шмид, премьер-министр Джеймс Каллаган. Все они достигли значительного политического успеха, но он не ударил им в голову.

Дэвид Оуэн — британский лорд, известный политик, министр иностранных дел Великобритании в 1977-1979 годах, в 1990-х — сопредседатель Международной конференции по бывшей Югославии, по образованию врач. Причастность к медицине и политике побудила его изучать недуги политических деятелей минувшего столетия и их влияние на ход истории.

Источники:

[1] Owen, David. In Sickness and in Power: Illnesses in Heads of Government During the Last 100 Years. — Westport, Connecticut, Praeger Publishers, 2008, 420 pages.

[2] Owen, David. Hubris syndrome. — Clinical Medicine, Aug 2008.

 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика