.
  

© М. В. Киселёв

Психологические аспекты пропаганды
(продолжение)

<< К оглавлению

Глава 2. Методологический анализ психологического воздействия пропаганды на массовое сознание

2.1.Формы и технологии информационно-психологического воздействия пропаганды

В разделе 1.1. мы отметили, что пропаганда воздействует на эмоционально-волевую сферу массового сознания. Следовательно, психологическому воздействию пропаганды подвергаются, в первую очередь, эмоции. По тому, какие эмоции у людей пробуждает пропаганда, российский социолог А. Цуладзе различает позитивную и негативную пропаганду.

Позитивная (конструктивная) пропаганда доводит до потребителя те или иные убеждения в доходчивой форме. Цель позитивной пропаганды — способствовать социальной гармонии, согласию, воспитанию людей в соответствии с общепринятыми ценностями. Позитивная пропаганда выполняет воспитательную, информационную, разъяснительную функции в обществе. Она осуществляется в интересах тех, кому адресована, а не ограниченного круга заинтересованных лиц. Позитивная пропаганда не преследует манипулятивных целей, не допускает ложь и сокрытие фактов.

Негативная (деструктивная) пропаганда навязывает людям те или иные убеждения по принципу «цель оправдывает средства». Цель негативной пропаганды — разжигание социальной вражды, эскалация социальных конфликтов, обострение противоречий в обществе. Это позволяет разобщить людей, сделать их послушными воле пропагандиста. Технология создания «образа врага» позволяет сплотить толпу вокруг пропагандиста, навязать ей выгодные ему убеждения и стереотипы. Основная функция негативной пропаганды — создание иллюзорной, параллельной реальности, выгодной пропагандисту, с перевёрнутой системой ценностей, убеждений, взглядов. Негативная пропаганда активно пользуется низкой критичностью и внушаемостью масс с целью манипулирования ими в интересах узкой группы лиц.[29]

Заметим, что сама классификация пропаганды по пробуждаемым эмоциям, предложенная А. Цуладзе, вполне правомерна. Однако его интерпретация позитивной и негативной пропаганды не совсем обоснованна, так как в действительности позитивная пропаганда отличается от негативной только тем, что она не использует прямую ложь, но также активно, как и негативная, манипулирует массами и скрывает некоторые факты. Например, пропаганда советского или американского образа жизни вызывает лишь положительные эмоции, однако она умалчивает о тех проблемах, которые непременно возникают при внедрении этого образа жизни в другой стране. В то же самое время, технология создания «образа врага» выполняет позитивную функцию, если она используется для объединения широких масс вокруг священной для каждого народа (особенно русского) идеи защиты своего Отечества от внешней агрессии.

По целевой направленности психологического воздействия пропаганды на массовое сознание выделяют следующие формы : пропаганда созидания, пропаганда стойкости и героизма, пропаганда просвещения, пропаганда разрушения, пропаганда разделения, пропаганда устрашения и пропаганда отчаяния.

Пропаганда созидания рекламирует строительство общества нового типа и побуждает людей принять участие в этом строительстве.

Пропаганда стойкости и героизма призывает мужественно переносить издержки строительства общества нового типа или военного времени, демонстрирует героизм и самопожертвование отдельных личностей и на этих примерах проповедует массовый героизм.

Пропаганда просвещения информирует о тех или иных действиях правительства, политического лидера или политической партии, об экономической или военной мощи того или иного государства, рекламирует определённый, например, американский, образ жизни, преподносит систему ценностей какого-либо общества как единственно правильную.

Пропаганда разрушения работает против идеологии враждебного государства, убеждая население, что система ценностей этого государства глубоко порочна, а канонизированные герои — всего лишь больные люди или, что ещё хуже, преступники.

Пропаганда разделения разжигает национальные, религиозные, социальные противоречия, использует трения между солдатами, офицерами и генералами, а также между разными родами войск противника.

Пропаганда устрашения запугивает руководство и население враждебной страны или военнослужащих противника экономической и военной мощью своего государства. Иногда пропаганда устрашения, помимо психологического, использует и физическое воздействие.

Пропаганда отчаяния акцентирует тяжёлое экономическое и социальное положение во враждебной стране, внушая населению, что до их нужд правительству нет никакого дела, что оно не способно улучшить обстановку. В военное время пропаганда отчаяния внушает солдатам и офицерам армии противника, что их положение безнадёжно (по причине окружения, нехватки оружия и продовольствия и т.п.), а дальнейшее сопротивление бесполезно.

Заметим, что последние пять форм пропагандистского воздействия могут использоваться не только против населения и военнослужащих враждебных государств, но и против населения и военнослужащих собственной страны. Так было, например, во время «перестройки» в нашей стране, когда как зарубежные, так и отечественные пропагандисты внушили нам, что система ценностей нашего общества порочна и убедили перейти к «общечеловеческим» ценностям, в результате чего и распался Советский Союз.

По типологии источника информации пропаганда делится на белую, серую и чёрную.

Белая пропаганда ссылается на официальные источники (например, на информацию правительственных органов). Она является открытой, использует проверенные данные и не маскирует свои цели.

Серая пропаганда не всегда указывает свои источники информации, использует как проверенные, так и непроверенные сведения, стремится подтасовать факты и мнения, чтобы навязать свои выводы и оценки. Так, один из бывших руководителей ЮСИА Алвин Снайдер (США) вспоминал, что после гибели южнокорейского «Боинга-747» они срочно готовили 5-ти минутный фильм на основе представленного им текста перехвата переговоров пилота СУ-15 с землёй. Получился ролик, из которого следовало, что майор Осипович хладнокровно расстрелял «Боинг», зная, что это пассажирский самолёт и не попытавшись с ним связаться. Этот ролик потом показали в Совете Безопасности ООН.[30] В итоге, мировой общественности была навязана выгодная американской стороне интерпретация гибели южнокорейского «Боинга».

Чёрная пропаганда всегда скрывает свои подлинные источники информации, ставит своей целью введение массового сознания в заблуждение. В качестве примера приведём текст листовки, имевшую значительный успех среди русских солдат в 1915 году, во время Первой мировой войны, которую распространяли немцы:

«Возникла сия несчастная война против воли моей: она вызвана интригами Великого князя Николая Николаевича и его сторонников, желающих устранить меня, дабы ему самому занять престол...

Солдаты! Отказывайтесь повиноваться вашим вероломным генералам, обращайте своё оружие на всех, кто угрожает жизни и свободе Вашего Царя, безопасности дорогой родины! Несчастный Ваш Царь Николай II»[31]

Центральное место в пропаганде занимает пропагандистское сообщение — соответствующим образом подготовленная информация, учитывающая потребности пропаганды.

По Л. Войтасик, в структуру пропагандистского сообщения входят следующие элементы:

1) пропагандистки насыщенная информация о фактах и их оценке. Факты составляют главную часть пропагандистского сообщения и отражают замыслы коммуникатора или потребности реципиента;

2) призыв, цель которого состоит в том, чтобы объединить людей вокруг какого-либо дела или идеи. Призыв всегда содержит некоторые указания на то, какое именно действие ожидается от тех, кому предназначается это сообщение.[32]

Представим это в виде таблицы:

Пропагандистское сообщение
Пропагандистки насыщенная информация о фактах и их оценке
Призыв, побуждающий к определённому действию

Факты, используемые в пропаганде, могут быть достоверными, искажёнными, ложными. Для пропагандиста «факты» — строительный материал, не обладающий никакой самостоятельной ценностью. Разрозненные и не имеющие между собой никакой реальной связи факты могут быть объединены в общую картину благодаря повторению.

Зачастую пропагандистское сообщение закамуфлировано под банальные, обыденные суждения или, наоборот заключено в яркую, броскую упаковку, которая отвлекает внимание от основного содержания.[33]

Практически любое пропагандистское сообщение строится так, как будто бы в нём заинтересован адресат (реципиент), интересы адресанта (коммуникатора) в сообщении скрываются. Таким образом, в пропагандистском сообщении можно выделить два уровня: поверхностный и глубинный.

На поверхностном уровне сообщение строится с позиции интересов получателя, а на глубинном — с позиции интересов пропагандиста.

В качестве примера рассмотрим листовку первой войны в Персидском заливе, распространяемую армией США среди иракских военнослужащих. Вот её текст:

«Два дня мы предупреждали вас о намерении бомбить 10-ю пехотную дивизию. Мы сдержали своё обещание и бомбили её вчера. Мы повторим эту бомбардировку завтра. Итак, у вас есть выбор: или встреча лицом к лицу со смертью, или принятие приглашения объединённых вооружённых сил и сохранение своих жизней».[34]

Заметим, что листовка составлена с учётом национально-психологических особенностей иракцев. Обидная для восточных людей фраза «сдача в плен» заменена более привлекательной для их менталитета фразой — «принятие приглашения объединённых вооружённых сил».

На поверхностном уровне армия США предупреждает иракских военных о готовящейся бомбардировке их позиций, давая тем самым иракцам возможность сохранить свои жизни.

На глубинном уровне соблюдены интересы армии США, ибо, убедив иракских военных прекратить сопротивление, американцы сразу решают две проблемы: сокращают финансовые расходы на войну и минимизируют потери среди своих военных.

Представим это в виде таблицы:

Пропагандистское сообщение
Поверхностный уровень Интересы иракских военнослужащих: сохранение своих жизней
Глубинный уровень Интересы армии США: сокращение финансовых расходов на войну, минимизация потерь среди своих военнослужащих

Текст листовки, информируя иракских военнослужащих о надвигающейся угрозе для их жизней, тем самым увеличивает их стрессовое состояние,

(«Мы повторим бомбардировку завтра») и тут же предлагают путь к спасению («принятие приглашения объединённых вооружённых сил») с позитивным разрешением стрессовой ситуации («сохранение своих жизней»). Таким образом, структурно листовка состоит из трёх компонентов: Негативной ситуации, Её исправления и Позитивных последствий (сокращённо — НИП)[35] В табличном виде это будет выглядеть так:

Негативная ситуация Её последствия Позитивные последствия
Повторение бомбардировки Принятие «приглашения» объединённых вооружённых сил Сохранение своих жизней

Однако данная листовка не позволяет оправдать нарушение воинской присяги. Угроза смерти не может являться убедительным оправданием сдачи в плен, ведь профессия военного, кстати, одна из самых высокооплачиваемых в Ираке, связана с риском для жизни даже в мирное время. Американские специалисты психологической войны учли это обстоятельство в другой листовке того же периода, так же построенной по системе НИП, предназначенной для окружённых частей иракской армии. Вот её текст:

«ВЫ ОТРЕЗАНЫ! Саддам Хуссейн повернулся к вам спиной. Он бросил вас умирать. Не будет ни пополнения, ни подкрепления. Бросай своё оружие и присоединяйся к своим арабским братьям в интересах мира!»[36]

В листовке о прямой угрозе жизни не говорится, однако негативная ситуация накалена до максимума с тем, чтобы побудить иракцев принять американскую подсказку по исправлению негативной ситуации. Данная листовка позволяет оправдать сдачу в плен, так как:

1) Согласно листовке, лидер Ирака бросил своих военных умирать, т.е. предал их;

2) Части находятся в окружении, и раз Хуссейн бросил их умирать, то на подкрепление рассчитывать нельзя.

В таких условиях может быть приведён в действие защитный механизм личности — Рационализация: «Раз Хуссейн меня предал, я не стану за него сражаться и присоединюсь к своим арабским братьям».

Теперь с помощью данной листовки наполним конкретным содержанием таблицу структурных элементов пропагандистского сообщения.

Пропагандистское сообщение Текст листовки
Пропагандистки насыщенная информация о фактах и их оценке ВЫ ОТРЕЗАНЫ! Саддам Хуссейн повернулся к вам спиной. Он бросил вас умирать. Не будет ни пополнения, ни подкрепления
Призыв, побуждающий к определённому действию Бросай своё оружие и присоединяйся к своим арабским братьям в интересах мира!

Проанализируем листовки, распространяемые армией США, по рассмотренным выше формам пропаганды и представим это в виде таблицы.

Вид пропагандистского сообщения Формы пропаганды
По пробуждаемым эмоциям По направлению психологического воздействия По типологии источника информации
Листовка 1 Негативная пропаганда Пропаганда устрашения Белая пропаганда 
Листовка 2 Негативная пропаганда Пропаганда отчаяния Серая пропаганда

В листовке 2 присутствует противопоставление по типу бинарной оппозиции «свой — чужой», в которой в качестве «своих» выступают арабские братья, а в качестве «чужого» — Саддам Хуссейн. То есть, американская пропаганда пытается:

1) подорвать у иракских военнослужащих доверие к Хуссейну как к верховному главнокомандующему вооружёнными силами Ирака.

2) противопоставить лидера Ирака всему арабскому миру;

Противопоставление по типу бинарной оппозиции «свой — чужой» использовалось на выборах в Санкт-Петербурге в декабре 1998 года, когда эксплуатировалась идея борьбы против политического объединения «Яблоко»: не дадим править москвичам, изберём своих депутатов.[37]

Пропаганда тяготеет к упрощению и созданию двухмерной картины мира, не допуская, кроме чёрного и белого, других цветов, оттенков и полутонов. Ярким примером тому служит высказывание госсекретаря США при Президенте Трумэне Джона Фостера Даллеса, брата Аллена Даллеса — директора ЦРУ С 1953 ПО 1961 гг.: «Коммунизм упорно держится за плохое. Давайте упорно держаться за хорошее».[38]

На этих же принципах построена технология создания образа врага и самообраза, вклад в которые, с точки зрения американского психолога Р. Уайта, делают шесть принципиальных компонентов:

«Дьявольский» характер врага. Враг угрожает целям и ценностям. Это умная и коварная сила, склонная вредить из принципа и имеющая наклонность к трусливым и закулисным методам.

Мужественный образ себя. Пропаганда стойкости и героизма своей группы и публичное наказание отступников и сторонников мирного разрешения конфликта.

Моральность себя — аморальность противника. Один из вариантов подчёркивания собственной моральности и справедливости — это предположение о несчастных и, в принципе, хороших рядовых членах группы противника, которых обманывает «чёрная верхушка», погрязшая в коррупции и лжи.

Селективная невнимательность. Воспринимаются только те темы, которые подтверждают сложившийся образ врага и отвергаются все остальные.

Отсутствие эмпатии. Трудно убить кого-то или нанести ему существенный вред, если воспринимаешь его таким же человеческим существом. Категоризация противника как существа неодушевлённого, биологического или аморального, ставит его вне закона, делает эмпатию в отношении него очень слабой и тем самым защищает личность от психологического ущерба при совершении его агрессивных действий.

Милитаристская самоуверенность. Рост страха часто сочетается с милитаристской самоуверенностью, особенно у профессиональных солдат.[39]

Образ врага создаётся не только в военное время. Он активно используется при проведении избирательных кампаний и является обратной стороной образа героя, так как без врага герой существовать не может.

В образе героя всегда присутствуют следующие пять элементов:

Борьба со злыми силами. Злыми силами могут быть представлены политический режим, коррумпированные чиновники, организованные преступные группировки, мировой терроризм. Злые силы, как правило, очень могущественны и коварны, не знают жалости и сострадания. В борьбе с героем всегда используют подлые и антигуманные методы.

Защита слабых и обездоленных. Герой всегда становится на защиту тех, кто сам не может противостоять злым силам, кого эти силы нещадно эксплуатируют в своих аморальных целях, то есть мирных граждан.

Порядочность. В борьбе со злыми силами герой никогда не опускается до использования подлых и аморальных приёмов.

Человечность. Герой любит свою страну, стариков и детей. Герой великодушен, он прощает тех, кто по собственному неразумению служил силам зла, но в конце концов осознал свою ошибку и встал на сторону добра. Однако герой беспощаден к тем, кто служит силам зла из-за своих «шкурных» интересов.

Отсутствие страха и уверенность в победе. Герою не ведом страх, он вступает в неравную схватку с силами зла и демонстрирует свою уверенность в том, что дело, за которое он сражается — правое, что зло будет повержено, а добро восторжествует.

Украинский специалист по избирательным технологиям Г. Почепцов замечает: «Реально коммуникатор передаёт не сообщение, он передаёт «ключ» к новой программе действия, поэтому более удачным вариантом становится опора на уже записанные в сознании или близкие программы. Т.е., это опора на уже известное, имеющее положительную окраску для получателя информации. Эта модель действует на любом уровне»[40].

Образы врага и героя — программы, записанные в массовом сознании. Опора на эти программы помогли Ельцину стать Президентом России в июне 1991года и спустя два месяца одержать победу над ГКЧП, а Путину уверенно победить в первом туре выборов Президента России в апреле 2000 года.

Анализ воздействия СМК на массовую аудиторию показал, что они действуют не непосредственно на потребителя, а через дополнительную ступень — лидеров мнений, с которыми потребитель информации обсуждает полученную новость, в результате чего формируется её понимание и происходит определение её значимости. Лидеры мнений — политически активные граждане, использующие получаемые сведения для информирования и совета другим.

Именно лидеры мнений становятся объектом американской пропаганды за границей. Рассматривая людей как каналы коммуникации, ЮСИА так формирует свои приоритеты: для нас более важно достичь одного журналиста, чем десятерых домохозяек и пятерых врачей.

Количество лидеров мнений среди аудитории определяется цифрой от 10 до 20 процентов. Именно они становятся целевой аудиторией любой кампании.[41]

Воздействуя на эмоционально-волевую сферу целевой аудитории, пропаганда отключает у объекта воздействия логическое мышление и порождает фальш-цели, уводя от подлинных целей коммуникатора. В этой связи Г. Почепцов отмечает: «Когда избирательные технологии призывают проголосовать за их кандидата, они говорят о будущем благоденствии избирателя, забывая подчеркнуть, что главной их целью является продвижение их кандидата».[42] В наглядном виде это может выглядеть так:

Фальш-цель Подлинная цель коммуникаторов
Х. — это создание новых рабочих мест для молодёжи, всесторонняя поддержка материнства, достойная пенсия для старых людей Продвижение кандидата Х. на пост Президента (мэра, губернатора)

Пропаганда создаёт у объекта воздействия иллюзию выбора, т.е. тип поведения альтернативный пропагандируемому, преподносится в невыгодном свете. Например, на президентских выборах 96-го года, кремлёвские политтехнологи сделали всё, чтобы единственной альтернативой голосования за Ельцина стало голосование за Зюганова, основательно замазанного ими грязью.

Выглядело сие примерно следующим образом:

Голосование за Ельцина Голосование за Зюганова
Продолжение демократических реформ, дружба с мировым сообществом, свобода слова и вероисповедания, соблюдение прав человека, построение гражданского общества, широкий выбор промышленных и продовольственных товаров Реставрация тоталитарного режима, международная изоляция, массовые репрессии, новый ГУЛАГ, национализация частных предприятий, пустые прилавки магазинов, голод, гражданская война

В. Крысько считает, что базовыми методами воздействия, которые используют специалисты психологической войны, являются убеждение и внушение.[43] Теми же методами активно пользуются и пропагандисты.

Убеждение — метод воздействия на сознание людей, обращённый к их собственному критическому восприятию. Убеждение ориентировано на интеллектуально-познавательную сферу человеческой психики. Его суть в том, чтобы с помощью логических аргументов сначала добиться от человека внутреннего согласия с определёнными умозаключениями, а затем на этой основе сформировать и закрепить новые установки (или трансформировать старые), соответствующие поставленной цели.

Основные принципы убеждающего воздействия:

Принцип повторения. Благодаря повторению сообщения удаётся увеличить количество людей, воспринявших и усвоивших содержащуюся в нём информацию. Многократное повторение пропагандистских тезисов повышает эффективность воздействия на противника (избирателя). Принцип повторения, лёг в основу президентских выборов в России 96-го года, когда по телевидению, чуть ли не каждые десять минут повторяли: «Голосуй, или проиграешь!», а «звёзды» театра, кино и эстрады призывали проголосовать за Ельцина.

Принцип непротиворечивости. Философ А. Бэн (XIX век) говорил: для убеждения жизненно важно, чтобы ему никогда не противоречили, чтобы оно не потеряло престижа. Нас больше убеждают 10 человек, единых в своём мнении, чем 50 «за» и 1 «против».[44]

Принцип предпочтения первичной информации. Если человек получил какое-то важное сообщение, то в его сознании возникает готовность к восприятию последующей, более детальной информации, подтверждающей первое впечатление. Тот, кто первым передал важное сообщение, получает психологическое преимущество, т.к. его содержание достигает адресата раньше, чем сообщение средств информации оппонентов по тому же вопросу. В этом имели возможность убедиться советские спецпропагандисты во время событий в Венгрии 56-го и Чехословакии 68-го, кода им приходилось опровергать более быстро распространяемую западную пропаганду антисоветской и антисоциалистической направленности. [45]

Принцип обеспечения доверия к источнику информации. Пропаганда никогда не должна оперировать заведомо фальсифицированными данными, которые могут быть изобличены аудиторией. К числу приёмов достижения доверия к источнику информации относят:

Создание имиджа «особой осведомлённости» о тех событиях, которые в силу каких-то причин замалчиваются официальными источниками противника (оппонента). Это достигается передачей фактов, достоверность которых известна или может быть легко проверена;

Создание имиджа «объективности, независимости и альтернативности». Достигается цитированием документов, оценок экспертов, мнений очевидцев событий и т. д.

Внушение — метод психологического воздействия на массовое сознание, основанный на некритическом (и часто неосознаваемом) восприятии информации. В процессе внушения восприятие информации, настроений, чувств, шаблонов поведения базируется на механизмах заражения и подражания. Внушение бывает специфическим и не специфическим.

Специфическое внушение — распространение конкретных идей, представлений, образов и другой информации с целью замещения другой установки и провоцирования определённой поведенческой реакции объекта воздействия. Специфическое внушение является составной частью убеждения, значительно усиливающим его эффективность.

Основные способы специфического внушения:

«Приклеивание ярлыков». Используется для того, чтобы опорочить какую-то идею, личность или явление посредством оскорбительных эпитетов или метафор, вызывающих негативное отношение. Чаще всего применяют в отношении политических деятелей, представителей высшего командования и других общественных лиц. Так, Б. Березовский назвал Ю. Лужкова «врун, болтун и хохотун».

«Сияющее обобщение». Заключается в обозначении конкретной идеи или личности обобщающим родовым понятием, имеющим положительную эмоциональную окраску с целью побудить объект воздействия принять и одобрить преподносимое понятие или суждение. В качестве примера приведём один из лозунгов партии «Яблоко»: «МЫ не боремся с коммунизмом, МЫ боремся с НИЩЕТОЙ». Этот способ позволяет скрывать отрицательные последствия усвоения содержания внушения и тем самым не проводить негативные ассоциации.

«Перенос» (трансфер). Вызывает через преподносимый образ (понятие, идею, лозунг) ассоциации с кем-либо (чем-либо), имеющим в глазах объекта бесспорный престиж (ценность), чтобы сделать содержание воздействия приемлемым. Например, для американцев такой ценностью обладает образ Авраама Линкольна, для китайцев — Конфуция.

«Свидетельство». Используется для манипулирования массовым сознанием. Заключается в цитировании высказываний личности, которую уважает или ненавидит объект воздействия. Высказывание, как правило, содержит положительную оценку преподносимой идеи (понятия, суждения) и ставит своей целью побуждение объекта воздействия к принятию навязываемого ему мнению по этому поводу. Например, наши политики в теледебатах подкрепляют свои аргументы высказываниями древнегреческих философов.

«Игра в простонародность». Побуждает объект внушения к отождествлению субъекта и преподносимых им идей с позитивными ценностями вследствие «народности» этих идей либо вследствие принадлежности источника информации к так называемым «простым людям». Этот способ используется практически всеми ведущими российскими политиками в преддверии думских и президентских выборов.

«Общая платформа». Побуждает объекта воздействия принять содержащуюся в информации идею (суждение, оценку, мнение) на том основании, что якобы большинство представителей данной социальной группы разделяют её. Например: «Надо отменить смертную казнь, так как практически во всех демократических странах она давно отменена».

Неспецифическое внушение — провоцирование у объекта воздействия отрицательных психических состояний, вызывающих нужное пропагандисту поведение. Цель неспецифического внушения — посредством акцентирования фрустрации спровоцировать у объекта воздействия астенические психологические состояния (беспокойство, депрессию, страх, панику и т.д.). Основными способами неспецифического внушения являются:

Устрашение (инициирование страха) — формирование у объекта воздействия состояний беспокойства, пробуждение чувства страха перед реальной или вымышленной опасностью, а также перед неизвестностью. Пример: рассмотренная нами выше американская листовка 1.

Эмоциональное подавление — формирование у объекта воздействия таких астенических психических состояний как тревога, депрессия и апатии. Пример: рассмотренная нами выше американская листовка 2.

Инициирование агрессивных эмоциональных состояний — формирование у военнослужащих или населения той или иной страны таких эмоций как подозрительность, недоброжелательность, гнев, ненависть, ярость с целью внесений разногласий в их среду, разжигания между ними вражды по национальному или социальному признаку. Например, во время Второй мировой войны немцы распространяли среди негров, мобилизованных из колониальных владений Франции листовку следующего содержания:

«Темнокожие солдаты! Сложите оружие. Они используют вас как пушечное мясо. Они увозят вас умирать далеко за пределы вашей прекрасной родины. Ваши жёны остались под властью угнетателей. Вы проливаете свою кровь, чтобы сохранить им жизнь».

Использование когнитивного диссонанса. Когнитивный диссонанс, по Л. Фестингеру, — внутренние противоречия, возникающие в сознании человека между различными когнитивными элементами. В теории диссонанса под когнициями подразумеваются: элементы эмпирического знания, установки и убеждения. Согласно этой теории, между когнициями могут существовать отношения трёх типов: консонансные, диссонансные и нерелевантные. Пример: когниции «мне нравится вкус сигарет» и «курение успокаивает» консонансно когниции «Я курю», диссонансно когниции «курение вызывает рак лёгких» и нерелевантно когниции «идёт дождь».

Важнейшее положение теории диссонанса гласит: одним из способов избавиться от когнитивного диссонанса, заставить когниции консонировать, является смена поведения, если оно само по себе служит источником диссонансных когниций. Когда поведение противоречит установкам и не поддаётся изменению, можно влиять на установки через поведение. Теория Фестингера предполагает у людей наличие потребности в сохранении внутренней согласованности когнитивной схемы. Таким образом диссонанс — не что иное как состояние аверсивного побуждения, мотовирующее действия, имеющие целью снижение диссонанса до восстановления соответствия (консонанса) между отдельными когнициями. [46]

Именно на когнитивном диссонансе построен метод «промывания мозгов». Вот как китайские коммунисты обрабатывали американских военнопленных во время корейской войны: «Пленных часто просили делать антиамериканские и прокоммунистические заявления в настолько мягкой форме, что эти заявления казались не имеющими значения («Соединённые Штаты не совершенны», «В социалистических странах нет безработицы»). Однако, подчиняясь этим минимальным требованиям, пленные американские солдаты подталкивали самих себя к выполнению более существенных требований. Человека, который только что согласился с тем, что Соединённые Штаты не совершенны, можно спросить, почему, по его мнению, это так. После этого можно попросить составит список «проблем американского общества» и подписаться под ним. Затем его можно попросить ознакомить с этим списком других пленных. Позднее этому человеку можно предложить написать статью на данную тему». Далее: «Пленные слушали лекции о победе против империализма (так в тексте — М. К.) в корейской войне. Но любая проблема решалась не с помощью силы, а путём дискуссии... Часть дня посвящалась личной критике их поведения, привычек, что напоминает вариант психотерапии. В результате человек, покидавший лагерь, нёс в себе набор новых для него ощущений.... Этот реальный человек западного мира отмечал: «Когда я покидал Китай, у меня было странное чувство: теперь я еду в империалистический мир. Никто не будет заботиться обо мне. Я буду безработным и потерянным — все будут смотреть на меня как на преступника. В то же время я считал, в моей стране есть коммунистическая партия. Я приеду из коммунистического мира; они будут знать, что меня подвергли перевоспитанию. Возможно, они захотят оказать мне поддержку».[47]

Анализируя процесс «промывания мозгов», американский психолог Р. Чалдини замечает, что конкурсы очерков делались за условную награду, чтобы человек не стал думать, что его действия вызваны материальными стимулами. Минимизация уступок вначале носит явно выигрышный характер: если человек не захотел написать прокоммунистический ответ на заданный вопрос, его просили переписать ответ из тетрадки товарища. Чтобы письмо дошло до родных, пленные сами насыщали его нужными сведениями (хорошая жизнь в лагере, сочувствие к коммунизму). Но, как отмечает Чалдини, тем самым китайцы заставили людей записать на «внутреннюю магнитофонную ленту» то, что им было нужно.[48]

Дж. Браун выделяет в методике «промывания мозгов» десять этапов. Первый этап — смена идентичности. К пленному обращаются по его лагерному номеру. Человек превращается в ребёнка с его сильной зависимостью от окружения.

Второй этап — установление вины. Пленный начинает считать, что это не его «учителя» виноваты в его страданиях, а он сам.

Третий этап —  самопредавание. Пленный предаёт своих друзей, организацию, в которой работал, полностью изолируется от своего прошлого.

Четвёртый этап — тотальный конфликт и базовый страх. Пленный панически боится полной потери своей индивидуальности.

Пятый этап — мягкость и возможность. Пленный впитывает знаки мягкости и доброты, которые появляются у его тюремщиков.

Шестой этап — подталкивание к признанию. Пленный выталкивается на тотальное, а не частичное, как ранее, признание своей вины, пронизывающее всю его личность.

Седьмой этап — канализация вины. Пленный направляется к осуждению себя за свою старую идентичность, за то, что он с Запада и «империалист».

Восьмой этап — логическое развенчание. Пленный критикует каждый аспект своей прошлой жизни.

Девятый этап — прогресс и гармония. Пленный осознаёт, что дальше «так жить нельзя» и переходит на новую систему ценностей.

Заключительный этап — окончательное признание и закрепление. Новая идентификация и закрепление новой системы ценностей.

Аналогичным образом «архитекторы» и «прорабы «перестройки» меняли идентификацию советских людей, прививая им «новое мышление».

Подводя итог всему вышеизложенному, отметим, что пропаганда передаёт получателю не сообщение, а «ключ» к определённой программе действия, который лишь активирует уже записанные в его сознании программы. Т.е., любые формы и технологии пропаганды, которые побуждают нас к какому-либо действию, всего лишь соответствуют нашим глубинным надеждам и чаяниям.

***

[29] Цуладзе А. Большая манипулятивная игра. М.: Алгоритм, 2000. — 336 с. С. 100-101.
[30] Почепцов Г.Г. Информационные войны. С.525.
[31] Крысько В.Г. Секреты психологической войны (цели, задачи, методы, формы, опыт). Мн.: Харвест, 1999. С. 281.
[32] Цуладзе А. Большая манипулятивная игра. С. 92.
[33] См. там же. С. 93,100.
[34] Крысько В.Г. Указ. соч. С. 289.
[35] Почепцов Г. Г. Информационно-политические технологии. М.: Центр, 2003. С. 336.
[36] Крысько В.Г. Указ. соч. С. 290
[37] Почепцов Г.Г. Коммуникативные технологии двадцатого века. С. 124.
[38] Кара-Мурза С. Г. Манипуляция сознанием. М : Алгоритм, 2000. С. 257.
[39] Сушков И.Р. Психология взаимоотношений. М. : Академический проект, ИП РАН, Екатеринбург: Деловая книга, 1999. С.
[40] Почепцов Г.Г. Теория коммуникации. М.: «Рефл-бук», К.: «Ваклер», 2001. — 656 с. С.43.
[41] См. там же. С. 286-287
[42] Почепцов Г. Г. Информационно-политические технологии. С. 335.
[43] Крысько В. Г. Указ. соч. С. 245.
[44] Жуков К. С., Карнышев А. Д. Азбука избирательной кампании. М.: ИМА-пресс, 2001. С. 236.
[45] Репко С.И. Война и пропаганда (XV — ХХ в.в.). Кн. 2. М.: Новости, 2000. С. 12,17.
[46] Зимбардо Ф., Ляйппе М. Социальное влияние. СПб.: Питер, 2001. С.125-126.
[47] Почепцов Г.Г. Коммуникативные технологии двадцатого века. С.129-131.
[48] См. там же. С 133-134.

  Оглавление  

© Составитель: М.В. Киселёв

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов