.
 

© Лара Шрагина

Метафора как феномен воображения

«Родная дочь воображения — метафора…»
Гарсиа Лорка

Интерес различных наук к метафоре обострился в конце ХХ столетия, когда пришло осознание, что метафора не только фиксирует сходство, но и создает его, создает виденье мира — его образ. Метафора позволяет «извлекать признаки из предмета, превращать мир предметов в мир смыслов». Метафорическое творчество лежит в основе многих семантических процессов: развития синонимических средств, появления новых значений и их нюансов, развития эмоционально-экспрессивной лексики. Без метафоры не существовало бы лексики «невидимых миров» — внутренней жизни человека [4].

Мы обращаемся к метафоре, когда нет готовых средств обозначения, объяснения, создания образов и смыслов. Особенностью метафоры является то, что она дает возможность выразить субъективное отражение внешнего и внутреннего мира человека. С помощью метафоры внутренний мир человека — мир его переживаний, смыслов, ценностей и идей объективируется во внешний мир — мир искусства. Метафорические образы позволяют посмотреть на мир глазами другого человека, реально в него не превращаясь. Именно благодаря метафорам мир всегда нов, ведь метафорический образ — это новая образная форма для старого содержания, как новое понятие о старом предмете… [3, 15]

Понятие «метафора» многозначно, в лингвистико-философской литературе термин «метафора» традиционно употребляется в трех значениях: слово с переносным смыслом; один из тропов; любое языковое выражение (слово, словосочетание, предложение, некоторый текст) с переносным смыслом [1, 11]. При этом процесс создания метафоры характеризуется связью с другими психическими процессами, а сам термин «метафора» амбивалентен: речь идет как о результате — метафорическом значении, так и о самом процессе метафоризации [29].

В языке метафора выполняет номинативную, познавательную и оценочную функции, а также выступает как средство создания образности речи и конструирования новых смыслов, отражая реальный мир в непривычных, неожиданных сочетаниях и связях. При этом основная функция метафоры — создание «новизны»: нового обозначения, художественного образа, образа с другим смыслом — смыслообраза, при этом новизна в метафоре присутствует не только явно, но и имплицитно, как появление нового смысла.

Исходя из функций метафоры, можно сказать, что она является языковым средством творческого отражения человеком действительности. Точнее — той действительности, которой человек приписывает свои, субъективные смыслы! Решение проблемно-когнитивных «языковых» и познавательных ситуаций с помощью метафоры дает основание считать процесс ее создания творческим. Творческий аспект при конструировании метафор проявляется в самом акте метафоризации — выявлении общих признаков в сравниваемых объектах при поиске определения одного понятия с помощью другого. А сам процесс метафоризации можно рассматривать как интеллектуальную творческую деятельность [29].

Мир психического репрезентируется с помощью двух систем: образной, являющейся онтогенетически первичной, и вербальной, развивающейся в тесном взаимодействии с ней. Образы становятся посредниками между чувственным и абстрактно-логическим, смыкая их в единый познавательный процесс. Образная и понятийная формы отражения в реальном когнитивном процессе взаимосвязаны и непрестанно переходят одна в другую, чувственное и рациональное образуют единый план [22, 23, 24].

Анализируя выявленные переносы, осуществляемые с помощью метафоры, можно сделать вывод, что именно метафорические образы осуществляют связь между сенсорно-перцептивным уровнем и уровнем представлений, переводя их в уровень вербально-логический (например: «Я навещал Стерса и находил в этих посещениях невинное удовольствие, сродни прохладе компресса, приложенного на больной глаз»[1]). При этом отражаемый с помощью метафоры объект (чувство, явление) представляется человеку во всем многообразии свойств и отношений.

Анализ лингвистико-философской литературы по исследованию метафоры показал, что метафору считают продуктом деятельности воображения, создающего новые образы [4, 13, 17, 26, 29]. Метафора формируется в контексте модуса фиктивности «как если бы», с помощью которого вводится любой «возможный мир». Этот модус определяет роль воображения в процессе создания метафоры: оно снимает явные и неявные ограничения, расширяет возможности перехода от одной системы знаний к другой. Основываясь на принципе фиктивности, метафора синтезирует новые концепты, нарушая границы несовместимого. Затем модус фиктивности либо выходит из игры, если метафора верифицируется (что характерно для научной метафоры), либо же остается в строю или редуцируется, если метафора удерживает психологическое напряжение. Метафора разгадывается и понимается именно потому, что ее контекст открывается внесенным в него принципом фиктивности [13].

В психологии метафору рассматривают, с одной стороны, как языковое средство, которое пришло из лингвистико-философской литературы. С другой стороны, признается, что она — продукт деятельности воображения [20, 27, 31]. Однако сложность определения метафоры как психологического феномена обусловлена тем, что в психологии познавательных процессов еще нет единого взгляда на психологическую природу воображения[2].

Субъективный характер творческого воображения, источником и регулятором которого служит внутренний мир — актуальные эмоционально-насыщенные потребности, подчеркивал в своей работе «Творческое воображение» еще Т. Рибо (Рибо, 1901). В этом Рибо видел отличие воображения от познания, для которого регулятором является мир внешний. Воображение оперирует образами, познание — фактами. Но между созидающим воображением и рациональным исследованием есть общее — это способность улавливать сходство. При этом мышление улавливает сходство, а воображение на этой основе создает образ, который мышление корректирует.

Анализ определений понятия «воображение», данных в научной литературе, начиная от Аристотеля, Канта, Гегеля, Вундта и Рибо и заканчивая работами авторов ХХ и ХХІ столетия, в том числе приведенных в словарях, показал, что, несмотря на некоторые разногласия, общим во всех определениях функцией воображения признается процесс, который приводит к созданию различных видов образов, а существенных признаков воображения как психологического феномена, два: появление «новизны» в этих образах и взаимосвязь воображения с когнитивными и эмоциональными процессами [2, 6, 7, 10, 12, 14, 16, 19, 21, 25]. Поэтому в рамках данной статьи будем рассматривать воображение как психический процесс, обеспечивающий создание новых образов на основе переработки и преобразования имеющихся у человека образов действительности [27].

Классификацию видов воображения проводят по разным признакам. Назовем основные виды воображения.

По степени присутствия образов-воспоминаний (представлений) реально существовавших событий и объектов и уровня активного конструирования образов принципиально новых объектов, явлений и событий воображение разделяют на пассивное — активное и воссоздающее — творческое, различающиеся по степени сознательного и активного отношения человека к действительности. Именно творческое и определяет многообразие функций, которые выполняются воображением [7, 12, 21, 27].

Исходя из вида деятельности, в процессе которой функционирует воображение, выделяют техническое, музыкальное, научное, художественное, литературное, поэтическое и другие виды воображения [18, 30].

По способности достигать цель созданием образов средствами языка выделяют языковое — вербальное (лингвистическое) воображение [18].

Классификацию, в основе которой лежат особенности материала предмета психической деятельно­сти, предложил Л.М. Beккep. Такой подход позволяет, по его мнению, выделить:

— сенсорно-перцептивное воображение (собственно образное), включающее зрительное, слуховое, двигательное, пространственное и, вероятно, другие виды воображения;

— эмоциональное;

— словесно-логическое — вербальное (концептуальное), выступающее как элемент мышления [5].

На наш взгляд, классификация видов воображения Веккера является наиболее «психологической», так как отражает связь воображения с психическими процессами при создании «нового» на всех уровнях функционирования психики.

Особенности «взаимоотношений» воображения и метафоры очень точно определил Л.С. Выготский: метафора создает новые образы посредством языка — вербальные образы, но деятельность по созданию нового, ранее не существовавшего образа традиционно относится к такой психической функции, как воображение [8]. Сопоставим основные характеристики воображения и метафоры — основную функцию и ведущие механизмы создания образов, сведя их для большей наглядности в таблицу.

Воображение[3]

Метафора

Основная функция

построение новых целостных образов действительности (психологическая основа творчества)

номинативная;

средство создания образности речи и конструирования новых смыслов

порождение и структурирование образа мира

создание видения мира, его универсального образа[4]; субъективное отражение внешнего и внутреннего мира человека

образное конструирование содержания понятия о предмете

оценочная;

троп[5]

способность смотреть на мир глазами другого человека

познавательная;

создание смыслообразов

способ овладения человеком сферой возможного будущего

Ведущие механизмы создания образов

переработка содержания сложившегося практического, чувственного, интеллектуального и эмоционально-смыслового опыта

уподобление одного понятия или представления другому, перенос на него значимых признаков или характеристик последнего, использование его в качестве неполного сравнения или принципа функциональной интерпретации[6]

перенос какого-либо свойства объекта

перенос какого-либо свойства объекта

создание образов с участием хранящихся в памяти ассоциативных образов[7]

в основе метафор лежат ассоциации по сходству или по аналогии[8]

Как хорошо видно из таблицы, основная функция и ведущие механизмы создания образов воображения и метафоры по сути своей практически полностью совпадают. А такое совпадение позволяет уточнить эти «взаимоотношения» теоретически[9] и подтверждает вывод, что психологическая природа метафоры и воображения — идентичны. Что, основываясь на классификации Веккера, в свою очередь позволяет рассматривать метафору как вид воображения — вербально-логического, который в словесной форме создает новые образы предметов, идей, эмоционально-чувственных переживаний (поэтическое воображение). Вербализация этих образов с сохранением в них эмоционально-чувственных переживаний осуществляется при взаимодействии сенсорно-перцептивного и эмоционального видов воображения. То есть именно существенные признаки воображения «позволяют» метафоре выполнять ее функции.

Вывод о том, что метафора и вербально-логическое воображение по своей психологической природе идентичны, можно подтвердить еще целым рядом аргументов, в том числе экспериментальными данными, полученными автором в более ранних исследованиях [32, 33][10].

Так, воображение человека как его психическую способность воспринимать идеи-смыслообразы (образы, наполненные смыслом), то есть увидеть мир глазами другого человека, реально в него не превращаясь, определяет Э.В. Ильенков [15]. Но ведь именно эту функцию выполняет метафора!

Особенность творческого воображения заключается в том, что «оно является процессом в основе своей сознательным, протекающим при активной деятельности мышления субъекта и подчиненным прямо или косвенно осознаваемой задаче — научной, художественной, практической» [19, с. 34]. Но и создание метафоры связано с мышлением, так как возникает в проблемной ситуации и представляет собой аналитико-синтетическую деятельность по решению проблемы создания нового смысла в тех же сферах — научной, художественной, практической!

Механизм функционирования творческого воображения Рибо видит как субъективный синтез единства трех компонентов — умственного, эмоционально-аффективного и бессознательного, с помощью которых строится идеальный образ будущего реального продукта [25]. Не таким ли продуктом является метафора, которая, создавая образ, порождает смысл, воспринимаемый разумом!?

Именно функция метафоры как вида воображения, обеспечивая связь чувственного и рационального, способствует пониманию сущности объекта, явления, ситуации (научные метафоры, поэтическое творчество, притчи и другие) [31, 33].

По мнению Е.Е. Сапоговой, развитие метафорических аспектов сознания является составной частью процесса воображения. Своеобразными орудиями выстраивания воображением новых смыслов она назвала метафору и нонсенс, связывая тем самым воображение и метафору. Вероятно, считает Сапогова, универсальный смысл существования функции воображения у человека состоит как раз в том, чтобы сознание искусственным образом строило новые, пусть даже парадоксальные ситуации, своеобразные «модели самоудивления» [28]. Пример такого нонсенса, вызывающего самоудивление, можно увидеть у Алисы, наблюдающей за исчезновением чеширского кота: «Вот это да! — подумала Алиса. — Видала я котов без улыбок, но улыбка без кота! Такого я в жизни еще не встречала»[11].

При оценке уровня развития воображения чаще всего выделяют следующие основные признаки: необычайно эффективный способ связи вещей; находчивость в соединении элементов, обычно несоединимых; способность ярко — метафорически — высказать свою мысль; продуцирование образов; синтетическая и магическая сила, способствующая восприятию старого с чувством новизны [38]. «Подлинная дочь воображения — метафора» [9, с. 410] несет в себе те же признаки: «Классическая метафора — это вторжение синтеза в зону анализа, образа в зону понятия, воображения в зону мышления, единичного в зону общего, индивидуальности в страну классов.» [4, с.19].

Функция метафоры как вида воображения, обеспечивая связь чувственного и рационального, способствует пониманию сущности объекта, явления, ситуации (научные метафоры, поэтическое творчество, притчи и другие). Именно с психологическими функциями метафоры как особого вид воображения — вербально-логического, функция которого — вербализовать образы, связано активное применение метафоры в практической психологии в качестве средства активизации психической деятельности воспринимающего ее субъекта и как средство эмоционального воздействия на человека.

Нами было экспериментально показано, что способность создавать и понимать метафоры характеризует уровень развития вербального творческого воображения. Создание оригинальных метафор определяется способностью видеть нюансы и детали, что обеспечивается активностью восприятия окружающего мира. Также были раскрыты психологические механизмы процесса конструирования метафоры [31, 32, 33].

ВЫВОД. Как вербальное творческое воображение метафора создает новые образы (предметов, идей, смыслов и эмоционально-чувственных переживаний), апеллируя к воображению воспринимающего субъекта. Конструкция метафорического образа, осуществляя связь чувственного и рационального, активизирует у субъекта сенсорно-перцептивное и эмоциональное воображение, способствуя тем самым новому и более глубокому пониманию сущности объекта, явления, состояния, ситуации.

Как психологический феномен метафора отражает уровень развития вербального воображения, при котором субъект может самостоятельно создавать метафоры, интерпретировать сложные метафоры и применять существующие метафорические выражения в зависимости от контекста ситуации.

Литература

  1. Алексеев К.И. Метафора как объект исследования в философии и психологии // Вопр. психологии. 1996. №2. С.73-85.
  2. Аристотель Соч. 4-х томах. Т.1: Метафизика, О душе. Ред. В. Ф. Асмус М. : Изд-во «Мысль» , 1976. — с. 369-508
  3. Арнхейм Р. Новые очерки по психологии искусства / Р.Арнхейм. Пер. с англ. — М.: Прометей, 1994. — 352 с.
  4. Арутюнова Н.Д. Метафора и дискурс / Теория метафоры. М., 1990. С.5-32.
  5. Веккер Л.М. Психика и реальность: единая теория психических процессов. М.: Издательство «Смысл», 1998. — 685с.
  6. Вундт, Вильгельм. Фантазия как основа искусства. Издание Товарищества М.О. Вольфа. С.-Петербург, Гостинный Двор, 18 и Невский, 13. Москва, Кузнецкий мост, 12 и Тверская, 22. 1914.
  7. Выготский Л. С. Воображение и творчество в детском возрасте. — М.: Просвещение, 1991. — 93 с.
  8. Выготский Л.С. Мышление и речь. — М.: Издательство «Лабиринт», 1999. — 352 с.
  9. Гарсиа Лорка Ф. Избр. прозв. в 2-х т., т.1. М.,1986.
  10. Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Том 3. Философия духа. — М.: Мысль, 1977. — 471с.
  11. Гудков Л.Д. Метафора / Культурология. ХХ век. Словарь. Санкт-Петербург. 1997.С. 274— 277.
  12. Дудецкий А. Я. Теоретические вопросы воображения и творчества.— Смоленск, 1974. –153с.
  13. Жоль К.К. Мысль, слово, метафора. Киев: Наукова думка, 1984. — 301 с.
  14. Игнатьев Е.И. Воображение как средство познания и управления творческой деятельностью. Сб. «Вопросы психологии труда, трудового обучения и воспитания», Яр. 1966, с. 34-35.
  15. Ильенков Э.В. О воображении//Народное образование, 1968, № 3, с. 33-43.
  16. Кант, Иммануил. Сочинения в шести томах. — М., «Мысль», 1964. Т. 3. — 799 с.
  17. Касирер Э. Сила метафоры//Теория метафоры. М., 1990. С.33-43.
  18. Коллингвуд Р.Дж. Принципы искусства (Теория воображения) М.: Языки русской культуры, 1999. — 328 с.
  19. Коршунова Л.С. Воображение и его роль в познании. — М.: МГУ, 1979.
  20. Кошелюк М.Е. Роль образно-метафорических компонентов в речевом общении /Автореф. дис. ... канд. психол. наук. М., 1989.
  21. Кудрявцев В.Т. Воображение / Большой психологический словарь. Сост. и общ. ред. Б.Мещеряков, В.Зинченко. — М.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2003.
  22. Ломов Б.Ф. Проблемы образа в психологии // Вестник АН СССР. 1985. №6. — С.85–92.
  23. Ломов Б.Ф., Беляева А.В., Носуленко В.Н. Вербальное кодирование в познавательных процессах. — М.: Наука, 1986.
  24. Осорина М.В. Экспериментальное исследование образных структур на разных уровнях мыслительной деятельности: Автореф. дисс. …канд. психол. Наук. Л., 1976.
  25. Рибо Т. Творческое воображение. СПб. Тип. Ю.Н.Эрлихъ, 1901.— 327с.
  26. Рикер П. Метафорический процесс как познание, воображение и ощущение // Теория метафоры. — М., 1990. С.416-434.
  27. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. Т. 1. — М.: Педагогика, 1989.
  28. Сапогова Е.Е. Вниз по кроличьей норе: метафора и нонсенс в детском воображении // Вопр. психологии. 1996. №2. С.5-13.
  29. Телия В.Н. Метафора как модель смыслопроизводства и ее экспрессивно-оценочная функция // Метафора в языке и тексте. М., 1988. С.26-51.
  30. Шадриков В.Д. Психология деятельности и способности человека. М.: Изд. корпорация «Логос», 1996. -320 с.
  31. Шрагина Л.И. Процесс конструирования метафоры как объект психологического исследования // Психологический журнал. 1997. №6. — С. 121–128.
  32. Шрагина Л.И. Конструирование метафор в контексте психологии способностей // Психологический журнал. 1999. №1. — С. 78–85.
  33. Шрагина Л.И. Оригинальные ассоциации по сходству как компонент креативности // Психологический журнал. 2000. №4. — С. 73–78.
  34. Шрагина Л. И. Проблема воображения в контексте функционально-системного подхода / Москва-Обнинск, Психология в вузе, №3, 2005. C. 95-107.
  35. Шрагина Л. И. Воображение как системообразующая функция //Москва-2005, Творчество: взгляд с разных сторон. (Диск)
  36. Шрагина Л. И. Проблема психологической природы воображения // Вiсник Одеського Нацiонального Унiверситету. Том 15. Випуск 11, Частина 2, Психологiя, 2010. С.156-164.
  37. Шрагина Л.И. Методология исследования психологических феноменов в контексте постнеклассической науки (на примерах анализа вербального воображения и системного мышления) // Международная коллективная монография «Фундаментальные и прикладные психологические исследований в практиках ведущих научных школ: реалии и перспективы». Макеевка, 2012. C. 95-128.
  38. 38. Richards L.A. Principes of Literary Criticism. Rootledge and K.Paul. London, 1967.

[1] Грин А. Бегущая по волнам. — Чебоксары: Чувашское книжное издательство, 1988.

[2] Проблема психологической природы воображения и авторская позиция на решение этой проблемы рассматривается нами в ряде работ [34, 35, 36, 37], поэтому в данной статье подниматься не будет.

[3] Кудрявцев В.Т. Воображение/ Большой психологический словарь. Сост. и общ. ред. Б.Мещеряков, В.Зинченко. М.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2003.

[4] Арутюнова Н.Д. Метафора и дискурс / Теория метафоры. М., 1990. С.5-32.

[5] Образная форма выражения, основанная на употреблении слова или словосочетания в переносном значении и служащая усилению изобразительности и выразительности речи. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000

[6] Гудков Л.Д. Метафора/Культурология. ХХ век. Словарь. Санкт-Петербург. 1997. С. 274-277.

[7] Webster's Ninth New Collegiate Dictionary, 1991, p. 600.

[9] Связь между уровнем развития вербального воображения и способностью конструировать оригинальные метафоры подтверждена экспериментально в работах (Шрагина, 1997).

[10] В ряде дипломных работ, выполненных под нашим руководством, было показано, что способность конструировать и понимать метафоры связана с уровнем развития вербального воображения и отражает уровень креативности личности: Щукина Э. П. Метафора как объект психологического исследования. ХГЭУ-2005; Липа М.В. Особливості уяви у студентів гуманітарних та природничіх факультетів. ОНУ-2012.

[11] Кэрролл Л. Приключения Алисы в стране чудес. Алиса в Зазеркалье. — Минск: ЮНАЦТВА. 1990.

Л.И. Шрагина, Одесский национальный университет им. И.И.Мечникова

© , 2013 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

 
.
   

Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов
Политика публикации | Пользовательское соглашение

© 2001–2021 Psyfactor.org. 16+
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org.
 Посещая сайт, вы даете согласие на использование файлов cookie на вашем устройстве.
 Размещенная на сайте информация не заменяет консультации специалистов.