.
  

© А.А. Ткаченко

Виртуальные дискуссии в стиле нарративной терапии

Продолжение. Начало см. здесь

Дискуссия 17. О нормальных психологах

Исходный пост

Примерная градация тех, кто оказывал (пытался оказывать) психологическую и духовную помощь бойцам (из личного опыта):

Психологи.

  1. «Девочки». Обычно довольно молодые или совсем молоденькие барышни, у которых все впереди, мало представляющие суть работы, но хорошо понимающие, что после этого смогут называть себя «военными» психологами, а может даже присмотреть хорошего парня.
  2. Взрослые женщины с не совсем удавшейся жизнью и кучей нерешенных личных проблем. Старались искренне «помогать». Но оказалось, что не столько, чтобы помочь кому-то, сколько себе. Опять же имидж «военного» психолога, побывавшего в «зоне боевых…». Явно заметил только одну пользу от психологов-женщин — это то, что они женщины.
  3. Редкие мужчины, по каким-то причинам не попавшие в армию. Появились в «зоне боевых…» уже когда напряжение от опасности «массового вторжения» спало. Изо всех сил старались показать себя нужными как психологи. Но наши мужики на опорниках так толком и не поняли их «нужность». Явную пользу от психологов-мужчин не заметил. Мужиков и своих хватало, и настоящих.

Все старались делать побольше фоток, почему-то в боевом прикиде и на соответствующих боевых фонах с последующим выставлением в и-нете. Иногда светили и бойцов с передовой, что уже явный вред. Долго не задерживались, пару-тройку дней от силы. А то пару часов на передке и домой с «чувством выполненного долга». С их отъездом мы облегченно вздыхали. Потом несколько дней выслушивали от командиров и бойцов, где они «поработали»…

От таких как психологов толку было мало, больше проблем.

О психологах, кадрових военных из ГШ и МО писать не буду. Это отдельный розговор.

Капелланы.

Протестантские капелланы. Это были молодые парни. По мне, так настоящие мужчины. Все семейные и многодетные. Приезжали в полной экипировке линейного бойца (кроме оружия). Даже было завидно, что они экипированы лучше, чем многие бойцы на передовой. Всегда рвались только на передок и находились там подолгу (обычно 2-4 недели). Там их невольно замечали бойцы. От них было больше всего толку. Как— то однажды приезд такого капеллана спас мой отпуск.

Православные и др. (которые в рясах). Обычно на передок не рвались, а пытались править службы в тылу. Как-никак отвлекали «аватаров». На Пасху нам даже сделали настоящую службу с освящением.

Дискуссия

— Все просто: профессионалами не были ни первые, ни вторые, ни третьи. Навыками первой психологической помощи должен обладать командир (сержант), вся остальная терапия только по возвращению.

Капелланы, проповедующие: «не парься, боженька тебя направит сам»... вкратце — это плохо.

— По своей специфике у нас постоянно были капеллан (греко-католик, а потом — православный кп, протестанты приезжали на день-два). Была военно-полевая церковь, где правились службы регулярно, воскресные — обязательно. В службу не вмешивались, все больше по профилактике аватаризма выступали, иногда и во главе оных. Всяко бывало, не без этого.

— В итоге приходим к тому, что за дело надо браться самим ветеранам. Выполнять и психологическую работу и душпастерское служение. При этом и тем и тем желательно иметь и психологическое и духовное образование, чтобы понимать друг друга, работая в тандеме.

— Александр. Я бросил учебу на психолога. Три причины. Память некудышняя, лень, не по карману. Думаю , что с подобными проблемами столкнутся и другие ветераны. Хотя психология (раздел психогигиена) меня очень заинтересовал. Что— то пытаюсь делать самостоятельно. Но даже простенькие задачки могу забыть сделать. Причина ? Просто жизнь сам по себе прекрасна и наслаждаюсь каждой минутой. Чуть меняется настрой, если контактирую с какой то группой. Включается ответственность за других. Да у ветеранов к ветеранам другой уровень доверия. Ветеран не побоится полезть жить на ноль, что бы подтвердить или опровергнуть гипотезу. Конечно хорошо иметь специальное образование. Но множество психологов, которых я знаю, не могут обустроить собственную жизнь, достигнуть равновесия психического. Так  что можно начинать без образования .

— Все правильно. Главное начать, с чего угодно. Потом со временем приложится. Я еще будучи в армии предлагал некоторым офицерам и бойцам (которых сам видел в деле) после дембеля идти на психолога. Сейчас учатся только два из семи. Остальные в процессе ... «осознавания войны». Лучше это делать письменно, просто писать, что приходит в голову. Если трудно (плывут буквы, болит голова и пр., можно просто наговаривать на диктофон в компьютере). Хорошо, чтобы это все периодически просматривал (прослушивал) профессиональный психолог, не боящийся «полезть жить на ноль» и помогал «двигаться». Так и выгребешь. А там видно будет :)

— Ху, ну хоть один единомышленник. И было бы интересно хитро проводить реабилитацию. Скажем не говорить мы вас лечим, а предложить пожить в лагере и подучиться на психолога. И (это мое наблюдение) те, кого мы называем героями, в мирной жизни не востребованы, другой тип. Это тоже вызывает травмы.

— Примерно так работают «Побратимы», знаю, сам проходил. За 5 месяцев работали на природе поочередно в «Груневской сечи» под Сумами, потом в «Вышкове» в Карпатах.

— Шановий Олександре! А до якої категорії відносити Ви себе: ветеран, психотерапевт, душпастир, військовий психолог? Особисто поспілкувавшись з вами на передовій та побачивши, як ви проводите експерименти над травмованими людьми, порушуючи етичний кодекс психолога, вважаю що вам підходить категорія - психолог-злочинець. Люди, яких ви «лікували» зненавидили ВСІХ психологів. Тому це також злочин по відношенню до професії. P.S. Привіт вам від хлопців з 57 бр.

— Такі гучні слова «експерименти», «злочинець» — потребують звання експерта як мінімум, з чого Ви вирішили що можете робити такі висновки?

— Заметил интересный эффект (или даже наверно синдром) при обращении ветерана (имею в виду прежде всего себя) к психологу. Через несколько минут после начала разговора, еще на подступах к проблеме, психолог вдруг теряется (такое впечатление, что личность ветерана психолога «накрывает») и вскоре сам начинает излагать ветерану собственные проблемы (типа жаловаться). И это в лучшем случае. Иногда психолог начинает обвинять ветерана непонятно в чем… В общем, все признаки того, что в психоанализе называют контрпереносом. Так кто кому должен/может помогать?

— Интересное наблюдение, может дело в сопоставлении размеров личностей? )) кто сильнее тот и «лечит»)))

— Ну все просто как двери: тот кого вы назвали «психологом» по факту оным не является :)

Это как-бы образование надо иметь и опыт. Травмотерапия, это не «подержать за ручку и поплакать вместе», это набор методик и технологий на самом деле :)

— На войне на «травмотерапию» не было ни времени ни возможностей. Юра, ты же должен знать, как решались проблемы с «травматиками».

—  На войне — только первая психологическая помощь (противотревожное дыхание, всякие техники релаксации)... травмотерапия — после войны (ротации, демобилизации)

— Заметил еще интересный момент. Некоторые ветераны стали принимать «на веру», наверное под давление «авторитетных психологов», импортные теории в контексте ПТСР. Даже пытаются оперировать терминами, типа «триггер» или «флешбек», толком не понимая, что это такое в нашем случае. Это настораживает.

— Приятно когда тебя лечат такими большими красивыми словами! )))

— Психолог теж людина, побачив корифея і давай викладать свою проблему. Порада корифею — ходити в балаклаві.

— Тоді психолог злякається і буде звинувачувати, як E. B. — «вам підходить категорія - психолог-злочинець».

— У меня чуть по-другому. Если у психолога не очень большой опыт или работает не по специальности (в основном девушки ) то слушают, что говорю (да наверное «накрываю»). Если работают по специальности много (и в основном мужчины) то сразу образовывается пустое пространство.

— Я как-то в общении с таким психологом попытался заполнить это «пустое пространство» и вот что получилось:

Дискуссия 10. О «сраче» в голове

— Тяжело и чуть не понятно. Все таки вставки сбивают с основной мысли. Простите но в голове «срачь».

— А представляете, если «срач» и у ветерана и у психолога:)

— То психологу самому надо к психологу, а не консультировать. Все просто.

— А если он такового не найдет. Сейчас найти психолога без «срача» в голове труднее, чем старца в монастыре.

— Та ладно :) если «психолог» учился, а не купил бумажку, то 100% у него есть учителя, корифеи и он крутится в среде себе подобных, понимая что к чему.

— Юра! Твои бы слова та до Бога!

— Я сам учу психологов уже 20 лет и хорошо знаю, как это выглядит в реалии.

— Ну, есть люди которые учатся, а есть — те которые филонят :) в любой профессии — так. Моя жена периодически «промывает себе голову», чтоб с ветеранчиками работать... полет нормальный.

— Значит ты выбрал правильную жену:)

— Вот мне интересно. Настоящий юрист когда встречает проблему, не сам решает ее, а обращается к коллеге юристу. И «срачь» в голове не мешает им понимать друг друга. А психологи как же ?

— Потому что проблемы, которые решают юристы, напрямую не связаны с их личностями (их личными проблемами), что у психологов бывает как правило.

— Александр, но ведь ответ смешной. Если у психолога возникла проблема, связанная с его личностью, то значит психолог не видит анамнез (первопричину) проблемы или не в состоянии контролировать себя. Логично обратиться к коллеге, конечно если веришь в свою профессию и доверяешь коллегам. В противном случае это крест и на своей работе и на цеховом авторитете .

— Вот уже пошел профессиональный разговор. Я это понял еще лет 20 назад и пытался обращаться к коллегам, на то время лучшим профессионалам. Но,... в конце— концов пришлось самому уйти из авиации в психологию и создавать новое направление. :)

— Я вам ответил как юрист, в рамках деонтологии (у юристов тоже есть).

— Я так и понял. Сейчас работаю с военным юристом (на войне с самого начала). Так там сплошная психология и переносы на работу юриста. Те же расследования)))

— Психологи и тараканы — хорошая тема )) да, психологи — люди с тараканами, да, тараканы психологов обычно довольно калированы, но на мой взгляд, если психолог об этом знает, если он не просто хочет причинить добро и нанести пользу (как он это понимает), а позволяет человеку иметь свое видение прекрасного будущего, то все может закончиться довольно мирно )))) Если человек в магазине хочет купить водку, а продавец настаивает на том, что ему водка не нужна, а нужен обезжиренный йогурт, то покупателю это не понравится, а продавец — плохой. Так же и с психологами, они имея в голове картинку прекрасного пытаются впихнуть ее клиенту, а клиенту нужно какое-то другое, поэтому фиг он придет второй раз и будет прав.

— Надеюсь, что наши с Вами «тараканы» ориентированы исключительно на «свое видение прекрасного будущего».

— Как врачи дают клятву Гиппократа, так психологам не мешало бы делать тату «Твоя свобода кончается там, где начинается свобода другого» и не было бы этих всезнающе-всепонимающих тетенек-девочек, которые думают,что Бога за бороду ухватили в тот момент когда им дали диплом )))

— Думаю, что у психологов сложнее, особенно военных. Там «свобода» часто вытесняется «приказом», который надо выполнять.

 Дискуссия за кадром

— Спасибо что приняли запрос. Редко встретишь адекватного по моим меркам психолога, а Вы пока мне кажетесь таким ))) Могу я узнать что именно показалось психологам «жестким»? ))

— Им была предложена работа с группой бойцов, у которых несколько дней назад произошла трагедия. Их товарищ в состоянии аффекта расстрелял 3-х наповал.

— Пока все логично, психолог должен оказывать помощь, они отказались?

— Не так. Военный психолог выполняет приказ по оказанию помощи бойцам в критической ситуации. Для этого ему в помощь присылают 2-х психологов-волонтеров по линии ГШ. Он их «приставляет к делу» (с предварительного согласия). В ходе работы удерживает ситуацию в адеквате (за счет собственного авторитета среди бойцов) и им (психологам-волонтерам) приходится что-то делать с максимальной мобилизацией, что и происходит.

— Так им не понравилась методика или сам факт помощи с такими исходными данными?

Я понимаю, что могут возникнуть разногласия в методике, если военный психолог, например, отдает предпочтение психоанализу, а волонтер наиболее успешно работает гештальтными средствами. Но в необходимости оказывать помощь разногласий быть не должно.

— На войне была общая кризисная ситуация. В тех условиях ни о каком «психоанализе», «гештальте» или другой традиционной терапии речи не было в принципе. Работать приходилось «по ситуации», на уровне «оголенной души» (это единственное, что воспринимали бойцы). В той ситуации психологам-волонтерам пришлось это сделать.

— Искренность работает очень эффективно. Как-то пришлось много выпить и орать песни, чтоб атошник пришел в себя и немного размяк )))

— Кстати, вот очередной комментарий от «коллеги-психолога» по этому поводу: Шановий Олександре! «... Особисто поспілкувавшись з вами на передовій та побачивши, як ви проводите експерименти над травмованими людьми, порушуючи етичний кодекс психолога, вважаю що вам підходить категорія психолог-злочинець. Люди, яких ви «лікували» зненавидили ВСІХ психологів. Тому це також злочин по відношенню до професії».

— «Всіх» кроме Вас она хотела сказать? Она о том, что они не восприняли ее?

— Так тогда у кого проблема?

— Все что мы говорим — мы говорим о себе ))) Это в фб они высказываются? Дайте мне ссылку на пост ))) я люблю таких рафинированных куриц )))

— Спасибо ))) сейчас попробую потроллить ))) обычно у меня это не плохо получается )))

— Да тут не троллить. Тут надо менять искаженное сознание.

— Судя по ленте барышня озабочена фигурой, плоским животом, украшена ленточками патриотизма и согласна с тем, что психологию можно уложить в «10 правил счастливой семейной жизни» или «7 правил воспитания детей», а свои комплексы показывает в стишках-одностишьях с мизантропическим оттенком ))

— Ну и как не троллить?))) Или оно отстанет или оно включит критическое мышление. Если честно, то ставлю на первое))) ее лента не дает мне оснований думать иначе.

— Я работала на телефоне доверия, в школе, некоторое время у меня был частный кабинет. Так вот опытным путем я поняла, что запрос может быть выполнен обычно за 3-5 встреч, если идти на искренности. Это тяжело, бывало ревели вместе с клиентом, но это быстро улучшало качество жизни, как хирургическая операция. Большинство психологов предпочитают не расходовать свои душевные силы и такие себе эксперты-с-высоты.

— Я свой стиль работы называю «психохирургия». На войне только он себя оправдывал.

— Да и не на войне тоже ))) вообще частенько сталкиваюсь с людьми после таких куриц, как Ваш комментатор, которые считают психолога — высшим существом, который видит все и всех насквозь, но абсолютно бесполезен. Нет, может в Америках и полезен, но им — нет. Так что приходится сразу после признания в принадлежности к психоложьему племени сразу говорить что-то типа «да, я училась на психолога, но я такой же человек как вы, я не имею права давать советы и учить вас жизни, потому что Вы прошли свой путь и я по нему не ходила, но психология простая как математика и гораздо легче объясняется» )))) после этого чуток отпускает людей)))

— На войне, чтобы тебя признали как психолога, надо было сначала заработать авторитет «нормального мужика» (в моем случае).

— Волонтерам тяжелей, у них дефицит времени, но на них срабатывает эффект новизны.

— У меня вообще убеждение, что консультирование атошников нужно строить своеобразно: объяснять им, что они — нормальны, они искренни и естественны, у них больше опыта и им надо, вернувшись, постепенно поднимать окружающих на свой уровень понимания, а не учиться снова быть прежними. Это мы испорчены социумом. Они — вспомнили кто они и узнали себя гораздо лучше чем знаем себя мы.

— Они привыкли действовать с позиции силы, ну и отлично, пусть будут сильнее, не надо их убеждать в том, что они нуждаются в помощи, ведь у них диссонанс идет ужасный.

— Почти все психологи-волонтеры были в «другом мире». И эффект «новизны» или «женщины» — это единственное, что как-то срабатывало. Психологи-мужчины воспринимались только как военные (которые в погонах).

— Ветеранам вообще не надо говорить о нормальности/ненормальности. Они сами Вам это скажут с юмором, узнав, что Вы психолог.

— Не, я в общем описала концепцию ))) а норма\ненормальность... давно-давно когда я училась в универе и проходила психопатологию, на первой странице учебника прочла «границы патологии и нормы очень размыты» с тех пор всегда этим пользуюсь))))

— Все ветераны в шутку считают себя «…банутыми»

— Это разрешение себе быть собой, я такое себе давно дала и время от времени повторяю )))

— Это заявка о том, что они «другие».

— Ну так тоже можно ))) хотя мне больше нравится моя формулировка, потому что «другие» это просто особенность, причем не факт, что «нормальная», а в моей формулировке это принятие себя со всем комплексом реакций, а принятие себя редко кто может себе позволить, для этого надо себя узнать хоть немного, а это страшно )))

— Большое спасибо за приятное общение. Это первый нормальный разговор с психологом после дембеля. 

— Хотела написать тоже самое ))) Я была на мастер-классах, видела в сети много психологов, но... они играют в психологов, вряд ли они когда-то поймут, что другой человек имеет право даже быть несчастлив, если захочет))) мне очень нравится этот анекдот: — Здравствуйте, это Лига Супергероев ? — Да, какая у вас суперспособность? — Я не говорю человеку, что он не правильно живет, если его ценности не совпадают с моими — Ваша сила слишком велика.

— Если на Вас будут нападать курицы с дипломом психолога, киньте мне ссылку, я неплохой троль))) будет взаимная выгода— я чуток им наваляю, Вам — польза, а мне -приятно )))

— Спасибо. У меня ближайшее выступление «У рамках заходів V Всеукраїнського психологічного фестивалю «ПАРОСТОК», який буде проходити  1-4 квітня 2017 в Київському Палаці дітей та юнацтва, 3 квітня».

— К сожалению я сейчас в декрете)) моей дочке только 3 месяца, а живу я в Харькове.

— Тогда успехов!

— Буду рада общению ))) Иногда хорошо когда есть человек с таким же представлением об этике, чтобы обсудить какую-то ситуацию.

К началу

© , 2017 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов