.
  

© А.Н. Сухов

Современный терроризм: социально-психологические характеристики

Террор (от лат. terror — страх, ужас.). В словаре русского языка С. И. Ожегова сказано, что террор — устрашение своих политических противников, выражающееся в физическом насилии, вплоть до уничтожения.

современный терроризм

Отличие террористов от «обыкновенных» убийц выражается прежде всего в придании своим преступным действиям массового устрашающего и разрушительного характера, совершение которых обусловлено самыми разными мотивами, в том числе — идеологическим.

Как это не парадоксально, но главными объектами и жертвами международного терроризма стали страны, которые в свое время способствовали его развитию.

Терроризм как способ решения политических проблем появился в Европе в конце ХУШ века. В ходе Великой Французской революции слово «террорист» превратилось в синоним «преступника». «Террорист» — как называли Якобинцев, экстремистов от французской революции. Именно они организовали массовые публичные казни несогласных с «единственно верным» курсом. Позже терроризмом стали называть всякую систему правления, основанную на страхе. Затем, до самых недавних пор, слово «терроризм» означало весь спектр различных оттенков насилия. История человечества полна примеров массового уничтожения ни в чем не повинных людей.

Россия — если не родина, то, безусловно, колыбель терроризма. Бомбисты-народовольцы были нашей национальной коммунистической гордостью! Благодаря России в массовом сознании утвердился образ бородатого террориста-анархиста (или фанатика-студента в очках и с чахоточным румянцем на щеках) с бомбой в одной руке и с револьвером в другой.

Особая роль в становлении терроризма принадлежит «Народной воле», хотя действовала эта организация всего лишь три с небольшим года: с января 1878 по март 1881 года. На ее счету — покушение на градоначальника Петербурга генерала Трепова, убийство генерала Мезенцева, а также несколько покушений на Александра И. В конце концов 1 марта 1881 года царь был все-таки убит. Огромный резонанс имели публичные судебные процессы над народовольцами.

После неудачного покушения на Александра Ш и казни террористов, среди которых был старший брат будущего вождя мирового пролетариата, Владимир Ульянов якобы произнес ставшую в последствии знаменитой фразу: «Мы пойдем другим путем». Уже в новейшие времена нам разъясняли, что Ленин имел в виду бесперспективность индивидуального террора. Дескать, на место одного чиновника всегда находится другой, политическая система остается неизменной.

Но отрицая террор индивидуальный, Ульянов-Ленин не возражал против террора массового — практика большевизма подтвердила это со всей очевидностью.

Особенно «урожайным» для террористов стало первое десятилетие XX века. Причем из 11 самых громких терактов, случившихся за это время в мире, 10 произошло в Российской империи Всего же в одном только 1905 году в России было совершено 54 политических убийства, в 1906-м — 82, в 1907-м — 73.

Современный терроризм значительно отличается от терроризма, существовавшего в историческом прошлом. В силу своего характера он не знает ни территориальных границ, ни финансовых, ни информационных преград. В этой связи ни одно государство в современном мире не может чувствовать себя в полной безопасности перед лицом новых вызовов. Международное сообщество поняло, что бороться с терроризмом можно только сообща, при тесном сотрудничестве государств, общества и взаимном обмене информацией.

Существует ряд факторов широкого распространения и активизации терроризма. В их числе:

  • углубление социального и экономического неравенства в мире,
  • усиление наступательного характера западной цивилизации,
  • обострение национальных противоречий на почве взаимных территориальных претензий,
  • распространение сепаратистских настроений,
  • рост претензий криминала на свое участие в политической власти вследствие расширения масштабов транснациональной преступности и их финансовой мощи.

Преступления террористского характера все больше угрожают безопасности стран и их населению, влекут за собой существенные политические, экономические и моральные потери, уносят жизни ни в чем не повинных граждан.

Вместе с тем нельзя не отметить, что самая популярная тема терроризме в настоящее время нередко используется в качестве спекуляции, а также прикрытия геополитических, криминальных и экономических целей. Усугубляет остроту этой проблемы религиозный фактор.

В связи с этим достаточно вспомнить карикатурную войну, высказывания Папы Римского и реакцию на них исламского мира.

Бесспорно террор — опаснейшее явление. Но в разговорах о нем, под шумок, на террор списывают и реальные конфликты между культурами, и социальные конфликты, и деятельность транснациональной преступности.

Терроризм не подлежит оправданию, а его участники должны нести наказания. Здесь недопустима политика «двойных стандартов».

Общество обычно определяет терроризм на уровне эмоций: в массовом сознании терроризма воспринимается как ужас, покушение на основы бытия, происки нелюдей. Показательно, что даже официальные лица после взрывов в Москве часто называли террористов «существами». Однако существует множество строгих определений терроризма. С определенными оговорками во всем мире принимаются формулы, выработанные в США.

ФБР определяет терроризм как « противозаконное применение силы или насилия против граждан или собственности с целью запугать или принудить к чему-либо правительство, население или какую-либо часть того и другого, оправданное ими или общественными целями».

Террористические акты совершаются, чтобы через СМИ привлечь внимание к социальным конфликтам. Но это недопустимый способ решения конфликта. Террористы оправдывают его, однако весь остальной мир придерживается другого мнения на этот счет.

Общепризнанными причинами, влияющими на рост террористических проявлений в мире, являются: экономические кризисы, политическая нестабильность, бедность, безработица, неграмотность населения, нехватка доступного жилья, несовершенство системы образования и подготовки кадров, отсутствие жизненных перспективов, отчуждение и маргинализация населения, обострение социального неравенства, ослабление семейных и социальных связей, недостатки воспитания, обострение межнациональных отношений, распространение наемничества и институт профессиональных убийц, негативные последствия миграции и урбанизации, разрушение культурной самобытности, нехватка объектов культурно-бытового назначения, а также распространение средствами массовой информации идей и взглядов, ведущих к росту населения, неравенства и нетерпимости и т.д.

Одной из причин, объясняющих рост террористических проявлений в мире, называют противоречия между богатыми и бедными странами.

Главных фактором роста преступлений террористического характера является неспособность государства поставить под контроль незаконный оборот оружия. Если в 1988 г. в СССР в розыске находилось лишь 279 единиц огнестрельного оружия, то общее число всех видов огнестрельного оружия, оказавшегося у населения СССР в момент его распада, составляло не менее 8-10 млн. единиц. По официальным данным только в 1996 г. из хранилищ было похищено 34 т взрывчатых веществ, а в 1999 г. за несколько дней анти— террористической операции «Вихрь-антитеррор» у наших сограждан было изъято более 300 т незаконно хранившихся взрывчатых веществ.

Терроризм относится к числу транснациональных преступлений, что требует единообразного подхода к его толкованию и, главное, к выработке единых международно-правовых понятий для осуществления согласованных оценок и действий по борьбе с ним.

Личность террориста

Исследование отдельных характеристик личностей террористов (прежде всего, т.н. российских террористов-революционеров конца XIX — начала XX века и отдельных представителей различных террористических групп Европы и Америки 60-70-х годов XX века), проведенные различными исследователями в ретроспективе, не в полной мере отражают те изменения, которые произошли в идеологии, стратегии и тактике современных террористов. Правда, некоторые особенности формирования и деятельности террористических групп в прошлом и в наше время весьма схожи.

Террористы одиночки в настоящее время встречаются крайне редко. Наоборот, немного чаще террористы объединяются в группы и даже в террористические организации со своим «разделением труда». Современный терроризм по сути является групповым действием, так как для обеспечения его эффективности, в подготовку и осуществление террористического акта вовлекаются несколько человек, при этом по условиям конспирации террористам совсем не обязательно действовать группой как на завершающей стадии, так и на подготовительных этапах.

Террористы сегодня — это уже не столько фанатики-революционеры, боевики-одиночки, угонщики самолетов и убийцы-камикадзе. Современные террористы — это представители, члены мощных структур с соответствующим оснащением и финансово-экономическими возможностями. Специалисты отмечают также все более многочисленные случаи, когда террористические группы устанавливали и поддерживали устойчивые отношения с уголовными бандами или сами просто превращались в таковых.

Поняв, что осуществление террористской деятельности в группе эффективно, террористы стали совершать своеобразное разделение труда, и осуществлять террористические акты более конспиративно с наибольшим ущербом для противной стороны. В то же время, такой подход позволяет осуществлять своего рода «специализацию» террористов, в случае необходимости (например, гибели одного из них на стадии подготовки) провести равноценную замену исполнителя. Кроме того, именно в группе, формируются будущие террористы. Присутствие стоящей за террористом группы или организации, претендующей на эффективность проводимой ею террористической деятельности. Поскольку террорист при подготовке и осуществлении террористической акции всегда противостоит не отдельному человеку, а группе, организации, в том числе такой мощной, как государство или международные организации. Для противодействия сложно организованной групповой деятельности людей, естественно, необходима аналогичная организация террористической деятельности. Вступая в такую организацию, человек перестает принадлежать себе, своей семье, своим родителям — он принадлежит только идее и своей организации, а все личные мнения, идеи, мысли и соображения человека, вступившего в такую организацию, быстро и далеко отходят на задний план. Взаимоотношения внутри террористической группы таковы, что к новичку относятся как к товарищу, как к равному, и он гордится этим. Таким образом, группа особенно притягательно для молодых людей , для тех, кто испытывал трудности в общении с другими, кто нуждается в компании, обществе, поддержке. Недостаток уверенности в себе компенсируется чувством «вместе мы — сила». Молодые люди полагают, что именно для них наконец-то есть опасное, увлекательное дело, которое завораживает, поглощает целиком. Им, которые никогда и никому не желали подчиняться, начинают нравиться дисциплина, необходимость подчиняться приказам, то, что еще совсем недавно категорически отвергалось.

Отсюда следует вывод о том, что террористическая деятельность, приобретая групповой характер, налагает соответствующие отпечатки на личность террориста.

Так, один из высокопоставленных американских военных, захваченный в свое время в заложники террористами из итальянских «Красных бригад», сказал после освобождения, что террористы— это группа, преданных своему делу образованных людей, которые верят в то, что они делают, и относятся к этому очень серьезно.

Можно выделить такие базовые качества личности террориста, как:

  • преданность своей идее и своей организации;
  • готовность к проведению террористических акций с жертвами (в том числе случайных людей);
  • готовность к самопожертвованию;
  • выдержка, дисциплинированность;
  • «конспирация»;
  • беспрекословное повиновение руководителю;
  • умение поддерживать отношения в группе.

Давая психологическую характеристику террористу­самоубийце, известный психолог Скотт Этрэн отметил, что обычно это умный, уверенный в себе, терпеливый и тихий человек, научившийся не привлекать к себе внимания.

К экстремистам все чаще стали примыкать женщины, поскольку среди их соратников — мужчин они встречали гораздо большее уважение, чем в любых иных слоях общества.

Как ни парадоксально, в современном мире именно в терроре женщинам предоставлялись широкие возможности самоутверждения путем участия в подпольных организациях и сопряженных с опасностью действиях. В обществе сформировался новый тип женщин, намеренных участвовать во всем в том числе и в террористической деятельности. Причем им принадлежит самая активная роль — они становятся не просто бомбистками, угонщиками самолетов, снайперами, а являлись руководителями террористических групп и организаций в Европе, Японии, Латинской Америке. Так, если во всех странах Западной Европы в 60-70-е годы XX века восемь из десяти террористов были мужчинами, то внутри «Фракции Красной армии», которую создали три женщины, из четырнадцати террористов, разыскиваемых полицией, только четверо были мужчинами.

Активно женщины-террористки используются в настоящее время чеченскими боевиками. Часто мотивы их участия в террористических актах связаны с гибелью близких на войне, любви и заботы, которых им так не хватало в обычной жизни.

Несмотря на весьма распространенное мнение, что террористы — это в основном недоучившиеся неудачники с различными отклонениями, каждый второй европейский террорист 60-70-х годов XX века происходил из вполне благополучной семьи, уровень образования у них выше среднего, причем каждый второй успешно закончил школу и поступил в университет. Современные террористы также хорошо образованы. Как показывает практика, самые чудовищные преступления, в том числе воздушные атаки на Всемирный торговый центр в сентябре 2001 года, бросившие вызов всем представлениям о морали и нравственности, осуществляются не темными фанатиками, а интеллектуалами, выходцами из средних или даже более высоких слоев общества. Среди террористов-самоубийц, совершивших этот теракт, а также среди боевиков, взятых в плен во время операции в Афганистане, оказалось немало саудовцев, чьи лидеры происходят из семей, занимающих весьма высокое положение в обществе. У большинства из них — дипломы о высшем образовании, высокооплачиваемая работа, семьи — то есть все то, что, как правило, характеризует вполне состоявшегося и преуспевающего человека.

На формирование личности террориста накладывают свой отпечаток и семейные проблемы: по данным исследователей — до 25% террористов 60-70-х годов выросли в семьях, где родители разошлись, причем в тот момент, когда ребенок был подростком, то есть находился в самом уязвимом с психологической точки зрения возрасте. Каждый третий из них — просто ушел из дома. Мало кому из них удалось создать свою семью, а тот, кто вступил в брак и обзавелся детьми, как правило, быстро избавились от них.

Безусловно, террористами не рождаются и не становятся сразу. Поводом для решающего шага также может стать такое событие, как, например смерть другого террориста в перестрелке с полицией или в тюрьме. Вовлечение в террористскую деятельность — это постепенный процесс, когда происходит разрыв связей с семьей, родителями, домом, когда человек отказывается от работы, семьи, от всего того, что составляло его прежнюю жизнь. В террористскую организацию молодого человека часто приводят друзья, родственники или соседи, хотя иногда это носит случайный характер. Молодому юноше или девушке явно симпатичен человек с оружием, который кажется уверенным в себе, бесстрашным, нужным своим товарищам и причастным к большому опасному и секретному делу, к которому не допускают непосвященных. Уходя на нелегальное положение, террорист не видит грани между личной жизнью и политической борьбой, а его личные мнения, идеи, мысли и соображения никого не интересуют, они быстро уходят на второй план.

Террористу кажется, что весь мир сосредоточен только на терроре, террористической деятельности. Все отношения между членами террористической группы сводятся к общению по поводу террора, для террора, во имя террора, в связи с террором. Они живут коммуной, общаются на им одним понятном языке, они постоянно находятся вместе, имеют дело только со «своими».

После вывода Советских войск из Афганистана, когда идея «священного джихада» перестала быть объединяющей для тысяч подготовленных и фанатичных террористов, что грозило им «безработицей», руководителям целых полков «моджахеддинов» срочно нужен был новый «фронт работы», которым стали Ближний Восток, Косово, Чечня, а затем Америка и весь мир. В этот период нужна была другая идея, которую уже понимали не все бойцы-террористы. Для многих из них ее реализация стала просто работой, которую надо выполнять и за которую платили деньги.

Исходя из этого, можно констатировать, что в определенных условиях террористы становятся обычными наемными убийцами.

Террористические группы

Социально-психологические механизмы исламистских террористических организаций следующие.

Во-первых, отношение к референтной группе: к семье, к «братству».

Во-вторых, принцип этого отнесения — ислам, а вернее было бы сказать, фундаментализм, который накладывает не только определенную идеологию, но и образ жизни, действий, а именно — пропагандируется джихад.

Более того, радикальные исламисты убеждены, что ислам как религия стоит перед лицом смертельной опасности. Он может исчезнуть, причем не в результате вторжения крестоносцев, а вследствие «западной отравы». При этом государство умерщвляет истинный ислам через светское законодательство, парламентаризм, научно-материалистическое образование, СМИ. Чтобы спасти ислам и свои души, правовые мусульмане должны объединиться и захватить власть. Конечной целью исламского фундаментализма в любой стране является создание религиозного государства, управляемого духовенством и руководствующегося законами шариата. Отсюда конфликт культур Востока и Запада.

Объединение террористической группы происходит по принципу «свои-чужие». «Свои» — правоверные, идентифицирующие себя с общей святыней, имеющие эмоциональную связь с ней, за что и им приписывается особая «святость».

В-третьих, это определенная иерархия власти и престижа. Среди исламистов, ценности организации не просто идеализируются, степень причастности к ним ведет за собой определенное положение в иерархии, а наибольшая приверженность идее — смерть за Аллаха — приравнивается фундаменталистами к «заветной мечте». Искусственно создаваемая иерархия престижа — это первый фрейдовский авторитет, «отец». Создаваемая референтной группой, «семьей», эта установка выступает в роли незримого патера, наставника, отца. Ее влияние тем сильнее, чем больших жертв во имя Аллаха она требует. Необходимость идентификации с референтной группой, заставляет принять эту иерархию престижа как руководство к действию, как список указаний.

Важным фактором по установлению этой иерархии престижа является массовая проповедь, подчиняющая толпу, и чем традиционнее проходит передача информации, тем более доверие она вызывает у людей, которые воспринимают ее за пророчество или послание свыше. Создание массовой идеи непременным условием требует наличие топы. Здесь используются все подручные средства массовой пропаганды: СМИ, листовки, проповеди в мечетях. Благоприятным условием является так же открытость населения арабских стран к подобного рода «божественным откровениям», которые по сути своей являются лишь сфабрикованными механизмами манипуляции.

К международным террористическим группам тесно примыкают экстремистские. См. далее:

Экстремизм как социальное явление

Сухов А.Н. Социальная психология преступности. — М., МПСИ, 2007 г.

 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2020.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов