.
  

2. Реликты «Холодной войны»
(Использование религиозных факторов в подрывной деятельности).

Глава из монографии Н.А. Трофимчука и М.П. Свищева «Экспансия» (М, 2000)

Исторический шанс преодолеть «образ врага», демонтировать те штампы и стереотипы, которые в лексиконе западной пропаганды обозначаются «привычной ненавистью» к другой стороне, разрушить то, что десятилетиями держало Запад и Восток в постоянном напряжении, по всей видимости, не удалось. Не случайно, в Концепции национальной безопасности Российской Федерации отмечается, что «проявляются попытки других государств противодействовать укреплению России как одного из центров влияния в многополярном мире, помешать реализации национальных интересов и ослаблять ее позиции в Европе, на Ближнем Востоке, в Закавказье, Центральной Азии и Азиатско-Тихоокеанском регионе», что «активизируется деятельность на территории Российской Федерации иностранных специальных служб и используемых ими организаций».

Различных центров, созданных в годы «холодной войны» вокруг территории СССР, было создано более двух с половиной тысяч. Составной частью среди них являются и те, которые специализируются только на религиозной проблематике, вопросах свободы совести. Наиболее известные среди них: «Центр по изучению религии и прав человека в закрытых обществах» (США), «Иисус коммунистическому миру» (США), «Центр изучения религии и коммунизма» (Англия), «Славянская миссия» (Швеция), «Свет на Восток», «Христианская восточная миссия» (ФРГ), «Миссия за железным занавесом», «Слово жизни» (Норвегия), «Фриденштимме» (ФРГ), «Комитет солидарности с преследуемыми христианами» (Швейцария), «Христианское общество «Крестовые путешествия» (ФРГ) и др.

Только в Западной Европе таких организаций существует около 25-ти. Подавляющее большинство из них имеют свои филиалы или представителей в других странах, располагают радиовещательными станциями, передатчиками, типографиями. Так, например, «Славянская миссия» имеет собственную радиостанцию ИБРА, фирму «Проклама», занимающуюся распространением пропагандистской литературы. Руководители «Славянской миссии» в период существования социалистической системы засылали своих эмиссаров во многие страны Восточной Европы и СССР для выполнения определенных заданий, сбора информации о деятельности экстремистски настроенных общин, вводили в заблуждение верующих за рубежом.

Аналогичную деятельность проводил центр «Подпольная евангелизация для коммунистического мира», обосновавшийся в США, Англии и других странах. «Подпольная евангелизация» призывала содействовать «евангелизации народов коммунистического мира», а по сути дела занималась экспортом клерикальной пропаганды в бывшие социалистические страны.

Специализировались на издании литературы ряд католических и протестантских организаций. Среди них такие как «Свет на Востоке», «Голос мира», «Миссия Стефана». Существовало ряд издательств, которые издавали литературу только на славянских языках, предназначенных для читателя в странах Восточной Европы. В 80-е годы католическое миссионерское общество «Свет на Востоке» (Корнталь, ФРГ) издало ряд книг, посвященных исламу, например, Абд-эль-Маши «Аллах в исламе», «Что ты думаешь о Христе?», «Почему мусульманину трудно стать христианином?», Искандера Джадида «Бог и Христос», «Кресть в Евангелии и Коране», Абд-эль-Фади «Личность Христа в Евангелии и в Коране» и др. Эта литература предназначена для верующих-протестантов, ведущих миссионерскую деятельность среди мусульман. В брошюрах подробно изложена методика бесед с мусульманами, миссионерам настоятельно рекомендуют «быть внимательным и дружелюбным к мусульманам, избегать тем, которые могут вызвать бесполезные споры». Однако миролюбивый тон этих брошюр, призывы авторов к деликатности, кротости, любви к мусульманам сочетаются с резко негативными оценками ислама, оскорбляющими религиозные чувства верующих. От них дует ветром религиозной нетерпимости, враждебности. Так, Абд-эль-Маши утверждает, что «дух, вдохновивший Мухаммеда и называющий себя Аллахом... это дух лжи, который присвоил себе староарабское имя бога «Аллах» и претендует на то, чтобы быть богом, хотя на самом деле богом не является. Аллах ислама — это нечистый дух сатаны, который и по сей день пользуется огромным влиянием, облекая себя в религиозные одежды». В этой же работе автор утверждает, что «дух ислама — это дух антихриста» , что все мусульмане с детства воспитываются в недоверии к христианству, им внушается ненависть к истинному Христу. Дух Корана как бы держит их в состоянии коллективной одержимости». Поливая грязью ислам, автор этой брошюры запугивает верующих христиан, убеждая их, будто бы «усиление ислама означает для христианских церквей, находящихся в этих странах... неизбежно новое давление и преследования». Не противоречат ли такие идеи нормам общечеловеческой морали, в том числе и христианской, с позиции которой выступает Абд-эль-Маши. Мы сомневаемся, что автору брошюры «Аллах в исламе», христианскому проповеднику, не известно библейское изречение «Оравшие нечестие и сеявшие зло пожинают его» (Иов, 4,8). Точно также мы сомневаемся, что столь нетерпимое отношение к исламу вызовет положительные эмоции у верующего-мусульманина и будет способствовать укреплению доверия между людьми разных вероисповеданий. Тем более, что ислам — это не только религия, но и образ жизни. Ислам для мусульман не просто признак национальной самобытности, но и значительная часть национальной культуры, известной своими как гуманистическими завоеваниями, так и звездами первой величины, мыслителями, внесшими высочайший вклад в развитие мировой цивилизации. Это еще раз подтверждает мысль о единстве цивилизации, глубоких переплетениях, взаимосвязях ее культур, сформировавших общечеловеческие ценности. Познавая историю, культуру ислама, мы как бы изучаем себя, свою культуру — через призму другой культуры, лучше, богаче понимаем свою, постигая науку отношений в цивилизованном обществе.

Нетерпимостью к другому мировоззрению, миропониманию пронизана книга Ф.Шейфера «Христианский манифест», вышедшая в Чикагском издательстве в 1988 г., директором которого является М.Моргулис, пытавшийся организовать выпуск такой литературы и в России в последние годы.

Ф.Шейфер — известный на Западе философ, родом из США, он более тридцати лет прожил в Швейцарии, его перу принадлежит более двадцати книг. Он автор сценариев ряда фильмов, основатель христианской организации «Л'Абри» (Убежище). С его точки зрения, христианство — не религия, а спасительная весть о Христе, принесенная каждому человеку. И как только она превращается в религию, то теряет свой изначальный смысл о личном общении человека с Богом, о возможности спасения человека через эту связь». Не будем полемизировать с философом по данному поводу. Дело в том, что если Абд-эль-Маши нетерпим к исламу, то Ф.Шейфер вообще не терпим к другому мировоззрению. Он призывает читателя «молиться и добиваться того, чтобы все целое материалистического, случайностного мировоззрения было отброшено назад со всеми вытекающими из него следствиями по всему фронту нашей жизни». Более того, он призывает «действовать, чтобы отбросить назад чуждое мировоззрение» , «наступать с верой в победу,... чтобы враг отступил». Правда, как действовать и как наступать против врагов, автор не указывает. Следует ли философу усугублять противоречивость столь противоречивого мира, способствовать тому, чтобы различие в миропонимании развивалось до антагонизмов, а антагонизмы до катастрофы. Вероятно, надо согласиться с тем, что в мире существует не только то, что мы ходим, чтобы существовало, но и то, что существует вопреки нашему желанию.

Вот почему не нужно удивляться той ненавистью на территории Югославии между православными и мусульманами. Она сеялась давно, а всходы дала в войну. Страны НАТО, выступившие в обличии империи зла воевали не с С.Милошевичем, а бомбили, сжигали право народов быть самостоятельным субъектом истории, не зависеть от мировых финансовых структур.

Более того, в годы «холодной войны» наблюдалась координация деятельности различных центров, фондов. Так, «Центр по изучению религии и коммунизма» (Кестон-Колледж) тесно сотрудничал с американским «Центром по изучению положения религии и прав человека в закрытых обществах». К сожалению, многие организации, внесшие заметную лепту в развал СССР, сегодня находятся на территории Российской Федерации. Как паутиной они опоясали страну от Дальнего Востока до Калининграда, от Архангельска до Астрахани. Ранее Дальневосточная радиовещательная корпорация вещала с территории Аляски, сейчас в Хабаровске построено новое здание корпорации. Радио «Свобода», созданная на средства ЦРУ и вещавшая из Мюнхена, имеет свой офис в Москве, Центр по изучению религии и коммунизма (Кестон-Колледж) перекочевал тоже в Москву. Эти центры раньше утверждали о «гонениях на верующих», в настоящее время, как это сказано в докладе Госдепартамента США за 1999 г., агенты ФСБ преследуют за религиозную веру, наносят моральный и физический ущерб членам групп религиозных меньшинств.

В настоящее время в Москве около двадцати шести миссий, собирающих информацию. Нет смысла перечислять дальше, кто бродит по нашей территории. В любом случае США зря деньги на содержание радио «Свобода» не платят. Думал ли кто-нибудь над тем, почему «Церковь объединения» крайне заинтересована в контактах с работниками образования, тратя огромные средства на эти контакты (семинары, туристические поездки, гранты и т.п.), а Церковь саентологии ищет место закрепления среди работников ВПК и государственного аппарата.

История Комитета по проблемам свободы совести, созданного при Госдепартаменте США М.Олбрайт в 1998 г., началась еще в 1983 г. и вышла из Совета по проблемам свободы религий в Восточной Европе. Этот орган был образован президентом США Д.Фордом и госсекретарем А.Хейгом для проведения различного рода пропагандистских мероприятий, акций у стен посольств СССР и стран Восточной Европы. Ничто не ново под луной и ни один центр, миссия, фонд, радиостанция не сошли со сцены, а наоборот, наращивают усилия. СССР развален, но жива Россия. Разве не наводят на такие мысли действия стран Запада в отношении самозванных лидеров Чечни. Да разве только на Западе?

А разве случайно в последние два-три года в США и в странах Европы появились многочисленные центры, призванные помогать мусульманам в Чечне? Это и «Помощь мусульманам-жертвам войны в Чечне» (США), Всемирный фонд помощи (США), Комитет красного полумесяца (США), Международное агентство помощи и развития (Канада), Международный центр исламского призыва (Великобритания), Движение солидарности мусульманской умы (Великобритания) и многие другие. В этой связи становится понятным, почему Парламентская ассамблея Совета Европы, обсуждая проблемы Чечни в России в начале апреля 2000 г. поддержал бандитов. Не является ли такая позиция свидетельством попыток расчленения России?

Определенную роль в миссионерской деятельности играют радио и электронные средства массовой информации. Сравнивая современную зарубежную радиопропаганду с той, которая распространялась на СССР, то необходимо заметить: произошла перестановка акцентов, но по содержанию изменений практически нет.

Крупнейшее открытие — радио — на протяжении долгих лет служит прогрессу, взаимопониманию между людьми. Первые радиопередающие устройства нашей страной использовались в гуманных целях: для спасения большой группы рыбаков в Балтийском море. Однако радиовещание, не успев появиться, стало использоваться политиками с целью дезинформации и вмешательства во внутренние дела других государств. Например, уже в 1922 г. Германия, добиваясь пересмотра Версальского договора, предусматривавшего возвращение части захваченных ею польских земель, выступила с нападками на Польшу через радио, и два года спустя она стала вести специальные программы для населения польской Померании и Верхней Силезии. С тех пор гениальное изобретение человеческого разума стало рассматриваться как основное идеологическое орудие, один из каналов протаскивания враждебных идей. Американский теоретик и практик «психологической войны» П.Лайнбарджер писал: «Радио остается самым массовым средством пропагандистского воздействия. Радио удобно. Его можно слушать нелегально, почти не опасаясь, что вас засекут. В расчете на душу населения радио, несомненно, наиболее дешевое средство распространения информации среди миллионов людей».

Радио (а в последнее время телевидение и интернет) — наиболее оперативный источник информации, оно идет впереди газетных изданий. Специфика радио и в том, что его передачи можно вести непосредственно с места событий, придавать им характер объективности, правдивости. Еще одну особенность радио отмечает П.Лайнбарджер — это его интимность. Радиопропагандист напрямую обращается к слушателю, говорит с ним, когда он находится в кругу семьи, в домашней обстановке.

Тактические ходы и приемы радиопропаганды самые разнообразные — от грубых выпадов, лжи до гибкого, прикрытого различными лозунгами и заявлениями (о «защите прав верующих», «попрании их свободы» и т.п. камуфляжа). «Свободная» западная пресса сейчас ухватилась за так называемые «новые явления» в Российской Федерации. В прошлом утверждалось, что СССР является врагом, поскольку якобы отрицает демократию, политические и личные свободы, свободу совести и т.д. Сейчас же делают вид, будто серьезно озабочены тем, чтобы эти и другие ценности во всей полноте утвердились в сферах общественной, экономической и политической жизни России, высказывают несогласие с той жесткой линией, которую ведет Россия в отношении тех, кто слишком много «глотнул суверенитета», кто ступил на путь террора и насилия.

В настоящее время радиовещание не меняет своей сущности, оно является составной частью всей современной информационной политики Запада, цель которой — навязать миру свой взгляд на окружающую действительность. С развитием научно-технического прогресса возможности использования радиоканалов для распространения этих идей возрастают. Если в 1947 г. на СССР вещали всего лишь несколько зарубежных радиостанций, то в настоящее время уже 42. Они ведут передачи на русском языке и других языках народов нашей страны более 240 часов в сутки, в том числе 96 часов — на русском языке. Религиозные радиостанции тоже увеличили количество часов вещания на Россию, и сегодня их общий объем составляет 35 часов в сутки. Клерикальные передачи «Голоса Америки», «Немецкой волны», Би-би-си, «Радио Свобода» и других зарубежных радиоцентров только в специальных программах составляют более 17 часов в неделю.

«Религиозное радиовещание — большой бизнес», — отмечают зарубежные исследователи. И не только это. Оно тесно переплетается с идеологической деятельностью: «Роль христианской проповеди, когда она обращается внутрь государства, является подрывной. Это понимают на Западе все, кто планирует программы», — пишет английский теоретик радиопропаганды Дж.Хейл.

Для координации радиовещания созданы специальные советы, комитеты, ассоциации, которые определяют содержание радиопропаганды. Так, крупнейшие радиостанции входят в состав «Всемирного общества радиовещателей», составной частью которого является «Европейское общество радиовещателей». В его составе 40 различных служб, специализирующихся на религиозных передачах. Треть из них, называя себя всемирными, ведут передачи из США («Всемирное радио адвентистов», «Дальневосточная радиовещательная корпорация», «Всемирный радиочас святого писания» и др.). В Лондоне находится «Международная ассоциация за христианские связи». Она имеет 227 корпоративных и около 500 персональных членов в более чем 60 странах. Среди них — протестантские, католические и православные церкви и организации. Ассоциация располагает семью региональными центрами в Африке, Азии, Латинской Америке, Северной Америке, Ближнем Востоке и тихоокеанском регионе. Ее фонд составляет около 6 млн. долларов ежегодно.

Национальные католические организации журналистов являются членами «Международного католического союза журналистов», «Международного католического союза печати» и «Международной католической ассоциации радиовещания и телевидения». Если, например, в год возникновения (1928 г.) в «Международную ассоциацию радиовещания и телевидения» вошло шесть европейских стран, то в настоящее время — более 120 государств Европы, Африки, Латинской Америки и 14 международных организаций.

Между «Голосом Америки», Би-би-си, «Немецкой волной», «Радио Свобода», «Радио Ватикан» существует обмен информацией, согласованность в проведении пропагандистских акций. Еще в 1971 г. вашингтонское радиообщество имени «Святых архангелов» и входящее в его состав парижское радиообщество «Голос православия» совместно с «Комитетом защиты преследуемых христиан» (Вашингтон) подписали соглашение с «Радио Ватикан», согласно которому представители Русской зарубежной православной церкви получили возможность выходить в эфир по этому радио. Украинская, литовская эмиграции тоже вели по нему свои программы. На пресс-конференции в Москве бывший главный редактор русской службы «Радио Свобода» (РС) О.Туманов отметил, что кооперация и координация «существуют не только между РС и Би-би-си, но и между РС и «Голосом Америки», РС и «Радио Ватикан» и другими рупорами «холодной войны».

Разветвленная сеть международных радиовещательных организаций, направляющих и координирующих пропаганду, есть и в протестантских религиозных центрах. Так, протестантские радиоцентры объединены в Международное миссионерское общество («Голос Анд», «Трансмировое радио», «Голос дружбы», «Мировое библейское радиовещание» (США) и др.), на европейском континенте — в радиокомитет Союза евангельских миссий, Северную евангелическую радиомиссию (Норвегия). Например, Северная евангелическая радиомиссия (НОРЕА радио) вещает на 11 языках, в том числе на русском, украинском, армянском, используя микрофоны «Трансмирового радио» на Кипре, о.Гуам, в Перу. Евангельская радиомиссия «Жизнь Христа» (ФРГ) через «Трансмировое радио» вещала на Прибалтику, Польшу, Чехословакию и т.д. В координации протестантской радиопропаганды принимали участие некоторые центры, поддерживающие связи со спецслужбами стран Запада. Среди этих центров главным являлся «Отдел религиозных радиопрограмм», находившийся в Бельгии.

Большинство программ для протестантских радиостанций готовились в «Славянской миссии», «Миссии Стефана», миссии «Голос мира», русским библейским радиоинститутом «Злачни пажитни», различными «обществами», «братствами», эмигрантскими протестантскими организациями. При этом одна и та же программа передавалась всеми протестантскими радиостанциями, их вели одни и те же лица, что свидетельствует о скоординированности радиопропаганды. Правда, раньше вещали из-за рубежа, сейчас — находясь на территории России. В тематике произошли изменения, но тем не менее на первое место можно поставить проблемы прав человека и религиозных меньшинств, поощрение различными средствами националистических настроений.

Значительную активность в отношении России проявляют исламские центры, созданные как на западе, так и в арабских странах. Ислам, как любая другая религия, объединяет представителей разных классов, групп, социальных слоев населения. Более того, в связи с боевыми действиями в Чечне по ликвидации бандформирований возникло большое количество новых центров, фондов, ассоциаций для оказания помощи бандитам. Правящие круги запада затрачивают немало сил и средств для распространения националистических, панисламистских и антирусских идей. Используя тезис об «ущемлении прав мусульман», стремятся стимулировать националистические настроения, разжигать религиозную нетерпимость, особенно среди интеллигенции, и находят своих сторонников. Так, некие И.М. Лотфуллин и Ф.Г. Ислаев в книге «Джихад татарского народа», представленной как учебное пособие по истории для учащихся, саму историю взаимоотношений татарского и русского народов, рассматривают как «беспримерный и великий джихад, мужественная борьба за Веру».

В годы существования СССР за рубежом действовало несколько крупных исследовательских центров, занимавшихся изучением регионов традиционного распространения ислама. Во-первых, это редакция отчетов о политических событиях в бывших советских республиках при службе иностранного радиоперехвата США. Здесь осуществлялся обзор материалов газет. Центр был создан на средства ЦРУ и ЮСИА, снабжал соответствующей информацией многие исламоведческие, пропагандистские центры.

Во-вторых, особую активность проявляло Среднеазиатское общество в Оксфорде. Совместно с Оксфордским колледжем св.Антония и Лондонским центром среднеазиатских исследований оно выпускало «Среднеазиатский информационный бюллетень» и журнал «Среднеазиатское обозрение». Издания посвящались республикам Средней Азии, Азербайджану, Башкортостану и Северному Кавказу.

Своеобразную функцию координатора американских, английских, западногерманских и французских исламоведов выполнял профессор А.Беннигсен, руководитель центра социальных исследований в Высшей школе социальных наук Парижского университета. Под его руководством разрабатывались тезисы о «забытых» и «угнетенных» мусульманах в Советском Союзе в конце 60-х и начале 70-х годов и о «исламском ренессансе» в 80-90-е и подавлении прав мусульман в настоящее время.

В-третьих, проявлял большую активность Среднеазиатско-Кавказский и Тюркский центр «исследовательского» отдела «Радио Свобода» в Мюнхене. Центр готовил бюллетень радиоперехватов и Обзор прессы на национальных языках народов Кавказа.

Поддерживая тесную связь с Институтом восточных исследований при Кельнском университете, ведущим исламоведом в ФРГ Г.Брекером, членом редколлегии Оксфордского «Среднеазиатского обозрения», националистическими эмигрантскими организациями в ФРГ, «Исследовательский центр» РС снабжал материалами «Немецкую волну», «Радио Свобода» и другие радиоголоса, выступавшие на многих языках народов республик бывшего СССР.

В-четвертых, обширную исследовательскую и пропагандистскую деятельность вели и ведут исследовательские и пропагандистские центры Ближнего и Среднего Востока. Среди них выделяются: Институт проблем мусульманских меньшинств при университете имени короля Абдельазиза в Саудовской Аравии, Академия исламских исследований при университете Аль-Азхар в Египте, Институт по исследованию ислама в Пакистане. Между этими центрами осуществляется разделение труда. Если Академия исламских исследований в Каире готовит и направляет во многие страны миссионеров, а пакистанский Институт по исследованию ислама проводит международные конференции, симпозиумы по проблемам взаимоотношений наций и народностей, положения религий в России и СНГ, то Исследовательский институт по делам мусульманских меньшинств занимается проблемами истории, права, экономики, политического положения мусульманских меньшинств, и его главная цель — борьба с антиисламскими течениями. Этот центр издавал «Журнал Института проблем мусульманских меньшинств».

Деятельность исламских исследовательских и пропагандистских центров тщательно координировался. С 1978 года в Египте функционирует Международная организация свободы печати и информации — совместное американо-епигетско-саудовское предприятие клерикального характера, предназначенное для распространения в мусульманском мире идей западного образа жизни. Саудовская Аравия финансировала этот орган. Египет непосредственно распространял в печати эти идеи, культивируя антирусские настроения среди мусульман своей страны, на всем Ближнем и Среднем Востоке.

Во всемирном масштабе научную координацию осуществляла Ассоциация среднеазиатских исследований под руководством К.Карпат, сотрудника отделения тюркологии Висконсинского университета.

Значительную активность проявляли клерикально-националистические, эмигрантские организации «Туркестан Либерейшн» (Индонезия), «Бундесфрай» (ФРГ), «Общество культуры восточных туркестанцев», «Общество культуры и взаимопомощи турок Северного Кавказа» (Турция), «Мусульманский комитет» (ФРГ).

Особую активность зарубежные исламские организации проявили тогда, когда было открыто посольство Саудовской Аравии в Москве. Появление в России официальной саудовской миссии внесло существенные коррективы в тактику деятельности зарубежных исламских организаций и центров.

Изменение тактики главным образом сводится к переносу основного акцента работы финансируемых Всемирной Исламской Лигой (ВИЛ, Саудовская Аравия) исламских организаций на территорию России и стран СНГ. Через отдел по делам ислама посольства были восстановлены связи со значимыми для зарубежных центров представителями мусульманского духовенства России и созданы необходимые условия для их продвижения в религиозные лидеры в тех или иных республиках.

Создав «базу единомышленников» среди местного духовенства, посольство стало привлекать для работы в России различные саудовские фонды и организации. К 1993 г. в Москве и других городах открыли филиалы фонд «Ибрагим бен Ибрагим», «Ахмед Аль Дагестани», «Организация исламской солидарности», Медресе имени короля Фахда, «Общество Шамиля» и т.п. Именно эти организации, управляемые и финансируемые ВИЛ через департамент по делам мусульманских меньшинств, были призваны путем создания параллельных исламских структур и исламской оппозиции утвердить саудовское влияние на Кавказе и в России. В ход было пущено все: завоз и бесплатное распространение десятков миллионов экземпляров Корана и другой религиозной литературы, издание которой внутри страны было запрещено, подкуп отдельных религиозных деятелей, подписание различных контрактов на строительство мечетей и культурных исламских центров, организация бесплатного паломничества, обучению за рубежом и многое другое. Так, например, раскол Оренбургского муфтията лежит на совести фонда «Ибрагим Бен Абдулазиз Аль-Ибрагим», оказавшего ощутимую материальную поддержку амбициозному имам-хатыбу И.К. Шингарееву. Эта материальная помощь была использована на переманивание приходов, ранее входивших в состав Оренбургского муфтията. Этот же фонд финансирует обучение И.К. Шингареева и его семьи в институте Им. Бен Сауда в Эр-Рияде. При его же поддержке в Бугуруслане открыто медресе «Аль-Фуркан», в котором половина учащихся из стран СНГ, российских регионов и ни одного из Оренбургской области.

Различные международные исламские организации, особенно из Саудовской Аравии, главным условием оказания финансовой помощи мусульманским организациям считают приоритетом в их деятельности исламские ценности фундаменталистского толка, что в условиях многонациональной и многоконфессиональной России уже стало причиной обострения межнациональных отношений.

Между тем активизировали свою деятельность в регионе и исламские организации Турции, которые не скрывали своей поддержки «мусульманского движения на Кавказе».

Зарубежные исламские организации, учитывая, что в России практически отсутствует влияние на мусульман со стороны официального духовенства, инспирировали создание Исламского культурного центра, Исламского конгресса с филиалами в регионах. На них были возложены следующие задачи:

— внесение раскола в среду официальных мусульманских общин и обострение межэтнических противоречий в регионах традиционного проживания последователей ислама для «приведения в движение этнического сепаратизма»;

— проведение антиобщественных и экстремистских акций против официального духовенства и госучреждений;

— осуществление информационного обеспечения «мусульманского отдела» посольства;

— создание условий для сближения с государственными чиновниками и депутатами из числа мусульман;

— подбор и изучение вероятных кандидатов на учебу в Саудовской Аравии и других зарубежных учебных заведениях и др.

Естественно, посольство Саудовской Аравии приложило большие усилия, чтобы найти среди российских мусульман «агентов влияния», через которые можно было распространять свои идеи или загребать жар чужими руками. Так, академик Р.Баязитов полагает, что некоторые представители Совета муфтиев России способствуют проникновению в Россию нетрадиционных направлений ислама, предоставили возможность лидеру радикальной «исламской организации «Нация ислама» Л.Фаррахану трибуну для выступления перед верующими в соборной мечети Москвы. Л.Фардахан был выдворен из Республики Дагестан за распространение чуждых идей.

Более 5000 саудовских миссионеров работают во многих странах мира. Расходы на их работу составляют 123 миллиона риалов. Следует также отметить: в 1992-1994 гг. на территории Чечни, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии, Башкирии и Дагестана саудовские организации через созданные ими структуры приступили к открытию целой сети подпольных полувоенных лагерей, якобы для изучения основ мусульманской религии. На самом же деле в лагерях осуществлялась интенсивная идеологическая и военная подготовка молодежи — «будущих защитников ислама». Какое значение отводилось этим лагерям в Чечне, видно из цитируемого ниже документа: «Развивая молодежь физически и имея характер военных организаций, они (лагеря) могут восполнить пробел, который существует в нашем движении по освобождению родины. Молодежь, воспитанная в национальном и исламском духе, может стать стальным остовом, который ляжет в основу будущей национальной армии». Эти лагеря в скором времени под руководством иностранных миссионеров и инструкторов превратились в центры по подготовке исламских боевиков.

По мнению Р.Ж. Баязитова, лидера прогрессивно-патриотической партии. «За державу» зарубежные мусульманские миссионеры раскололи некогда единые религиозные структуры, такие как ДУМЕС и ДУМ Северного Кавказа, создав тем самым благодатную почву для своей будущей «работы».

В каждом конкретном случае они «творчески» использовали слабости действующего духовенства и околорелигиозных деятелей: алчность, тщеславие, амбиции и высокомерие. В той или иной мере в орбиту их интересов были вовлечены многие нынешние «лидеры» мусульман: в некоторых регионах в исламских учебных заведениях они стали определять содержание подготовки служителей культа.

Всей совей деятельностью эти «фонды» ориентированы на ослабление самостоятельных Духовных Управлений мусульман (ДУМ), проводящих независимую от иностранных мусульманских центров политику, традиционно стоящих на умеренных толерантных позициях в области отношений с государством и другими конфессиями. В этой работе они используют самые разнообразные формы и средства, отдавая предпочтение методам материального воздействия на объект, чему немало способствует сложное экономическое положение в нашей стране.

Не секрет, что деятельность иностранных фондов в большинстве случаев преследует отнюдь не благородные цели содействия развитию ислама в России. Большинство из них, имея саудовское происхождение, зарегистрированы в своих странах как частные негосударственные организации, и в случае скандала или разоблачения истинный хозяин останется в стороне. Более того, многим из них, благодаря несовершенству нашего законодательства в области регистрации религиозных и общественных организаций, удалось получить статус российских, что в еще большей степени снизило риск скандала.

В качестве одной из форм работы «фонды» используют организацию летних учебных лагерей для взрослых и молодежи, работе с которой они уделяют самое пристальное внимание. Учебный лагерь по своей сути является первой фазой идеологической обработки мусульман путем формирования у них образа «добрых правоверных арабских братьев», выполняющих заветы Священного Корана, помогающих «униженным и притесненным» мусульманским меньшинствам в европейских странах бывшего соцлагеря. Именно в нем начинается селекционная работа по выделению из общей массы наиболее способных слушателей, которых затем приглашают учиться на курсах за рубежом, где начинается вторая фаза их обработки в духе ваххабизма и, абсолютно не исключено, что в ее процессе или по завершении, к обучению подключаются спецслужбы.

Эти лагеря и всевозможные курсы проводятся под прикрытием догмата о «да аве» (призыве к Исламу) — привлечению мусульман к активному участию в религиозной жизни. В качестве официальных организаторов подобных мероприятий активно используются наиболее нуждающиеся в материальном отношении имамы и муллы, которые договариваются с администрациями районов или домов отдыха и пансионатов об организации активного отдыха мусульман, оплачивая их аренду на деньги все тех же фондов. Действенным стимулом для обучающихся становятся разнообразные подарки в виде Коранов, брошюр и бесплатных путевок для совершения Хаджа к Святым местам. Такой лагерь работал на берегу Клязьменского водохранилища в Мытищинском районе Подмосковья. Число обучающихся в нем составляло около 130 человек.

Если сделать даже не очень детальный анализ событий в «горячих» точках планеты за последние 10-15 лет, то мы обнаружим, что дестабилизации обстановки в этих регионах предшествовало появление там именно этих фондов. Это является непреложным фактом. В Югославии — вначале Босния, теперь Косово; Афганистан, Таджикистан, Чечня и теперь Дагестан, Оренбургская область в России. «Благотворительные» мусульманские фонды с момента своего появления в этих регионах начинали готовить социальную базу будущего конфликта. Они весьма умело использовали не только морально-нравственные «качества» местного духовенства и экономические проблемы, но и тлеющие противоречия между национальными группами, этническими меньшинствами, старыми кадрами духовенства и активной молодежью; не были забыты и вероисповедные различия.

На мой взгляд, — подчеркивает Р.Ж. Баязитов, — вряд ли необходимо особо распространяться о внутренней обстановке в той мечети, где одним из имамов работает иностранец, оплачиваемый либо одним из фондов, либо посольством. Не думаю, что ссылки на то, что турки наши чуть ли не единокровные братья, могут рассматриваться всерьез. Совершенно очевидно, что такой священнослужитель проводит в мечети гораздо больше времени, нежели его коллеги из местных и одному Аллаху известно к чему они призывает. Ясно другое, такой имам мало заинтересован в укреплении и развитии Российского Ислама. Такие факты имеют место в Соборных мечетях г. Москвы, Санкт-Петербурга, Твери, Ярославля и других. Обратите внимание на географию этих городов — ведь это центр России. Я далек от мысли о том, что все турецкие священнослужители — ваххабисты, но, зная древние исторические связи бывшей Османской империи и Аравии, систематическое использование турок за рубежами своей родины в качестве не только строительных рабочих, то исключать подобную вероятность нельзя. Нельзя также скидывать со счетов и витающие в Анкаре идеи «Великого Турана». Но все же турки — это лишь полбеды. Гораздо опаснее, когда вакантные места имамов в общинах и мечетях занимают арабы. На первых порах это могут быть студенты местных вузов, если и не ориентированные вначале на идеологический подрыв традиционного верования, то они его, бесспорно, приобретают во время каникул.

В некоторых городах Поволжья и юга России ситуация гораздо хуже. Татарско-арабский женский колледж г. Ульяновска с молчаливого согласия муфтия Тагира Шангареева, управляется арабами, а его младший брат Исмаил просто продал свою усадьбу в Бугуруслане под медресе. Оба брата обучаются в Саудовской Аравии и в бывших «вотчинах» отсутствуют вместе с семьями по много месяцев! Делай что хочешь! И они делают.

Примечательно, что ни в одном из регионов «благотворительная» деятельность фондов не привела к положительным результатам. Наоборот, распространяемый ими ваххабизм сеет зерна религиозной и национальной нетерпимости, призывает мусульман к «джихаду» против неверных. Нельзя не сказать, что особую активность проявляют такие «друзья» российского ислама, как Российский благотворительный фонд «Аль Ибрагим», уже разоблаченная Международная исламская организация «Спасение», Фонд «Замзам» и др. Как правило, эти фонды стараются закрепиться непосредственно в мечетях, заинтересовывая имамов определенной личной материальной выгодой, т.е. арендную плату имам частично «кладет в карман». Тем самым он не только потворствует проникновению чуждой нам религиозной ориентации, но и демонстрирует Фонду готовность, при «определенных» условиях, закрывать глаза на его «деятельность». Через это уже прошли если не сотни, то десятки имамов и муфтиев России и мало кому из них удалось сбросить с себя фондовскую финансовую «сбрую» и по сей день. Ваххабизм в России — результат деятельности этих фондов.

Напомним, что еще в 1994 г. из Казахстана, Таджикистана, Дагестана в Чечню были востребованы религиозные радикалы, объявившие о создании «Кавказского эмирства», а Д.Дудаев назван мехди (мессией). Вскоре в Чеченской республике появились «очевидцы», наблюдавшие явления Д.Дудаева с небес.

В свою очередь религиозные организации официального мусульманского духовенства были обвинены в сотрудничестве со спецслужбами и распущены. На политическую жизнь Чечни все большее давление стали оказывать вновь созданные радикальные исламские организации, такие, как «Братья мусульмане», «Джамаат Ислами», «Исламская молодежь» и другие, которых объединяло не только общее происхождение и общие основополагающие идеологические установки, но и схожесть задач и одинаковые по существу организационные принципы. Руководители этих образований, установив под лозунгами исламской солидарности контакты с саудовскими, пакистанскими и ливанскими организациями, получали от них финансовую и другую материальную поддержку.

Представители этих организаций через своих патронов за рубежом организовали выезд Дудаева в 1992 г. на паломничество в Саудовскую Аравию. По возвращении оттуда президент республики стал усиленно озвучивать идею исламизации Чечни. Вскоре прошедший в Грозном съезд мусульман обозначил программу на перспективу — «построение безнационального исламского государства». Программные установки съезда вписывались в доктрину набиравшие в начале 90-х гг. в регионе силу ваххабизма. К концу 1992 г. в республике были созданы все необходимые предпосылки для нового массового «вторжения» проповедников ваххабизма. И они не заставили себя долго ждать. Вряд ли руководители Чечни понимали, когда начинали флирт с исламскими радикалами, какую опасную игру они затеяли.

Следует оговориться, что ваххабизм, или, как его еще называют, «чистый ислам», не является чем-то новым для современной Чечни. Впервые он проявил себя на территории республики в конце 70-х гг. Тогда это давно забытое местными мусульманами учение не нашло широкой поддержки, а государственные органы сумели оперативно пресечь деятельность его проповедников.

Объясняя феномен ваххабизма в Чечне, нельзя, как это делается сегодня, сводить все только к «традиционно высокой религиозности» населения республики. Здесь, на наш взгляд, имеются и иные причины.

Во-первых, ваххабизм на Северный Кавказ начал проникать еще в XIX — начале ХХ в. двумя путями. Первый — через религиозных мусульманских деятелей, выезжавших на паломничество в Саудовскую Аравию — в страну, где ваххабизм являлся официальной идеологией. Второй — через арабских миссионеров, прибывших на Северный Кавказ в указанный период. До настоящего времени потомки тех миссионеров живут в Чечне и Ингушетии.

Во-вторых, Северный Кавказ всегда был сырьевым придатком, а его народы — дешевой рабочей силой бывшего СССР. Экономическая и социальная задавленность, хроническая безработица (только в Чечено-Ингушской АССР в 70-80-е гг. около 200 тыс. молодых людей не имели возможности трудиться у себя в республике, а 70-80 тыс. ежегодно выезжали на заработки в Сибирь и Казахстан), оторванность от традиционного уклада жизни и идеологического воздействия со стороны старшего поколения объективно способствовали образованию религиозно-идеологического вакуума в среде молодежи.

В-третьих, сфера влияния официального духовенства на население в годы советской власти была сужена. Режим не допускал плюрализма идеологий. Не принимая во внимание уровня экономического и исторического развития мусульманских народов, государство пыталось внедрить в их среду свою коммунистическую идеологию.

И, наконец, непосредственная близость Чечни к арабскому и исламскому миру, традиционные связи с ним и наличие там горской диаспоры объективно способствовали формированию своеобразного альянса с этим миром.

Не случайно в начале 90-х гг. одним из первых проповедников нового учения в республике стал выходец из Иордании — американский гражданин Фатхи, за плечами которого опыт участия в афганской войне против советских войск. Он давал уроки нового учения, завлекая молодежь в свои кружки не только религиозными призывами, но и материально заинтересовывая их. Многие его воспитанники в последующем стали командирами и т.н. шариатских батальонов и полков. Пройдя идеологическую подготовку, эти подразделения переходили в подчинение известному боевику Хаттабу, на военных базах которого обучались разведывательно-диверсионному искусству. Часть выпускников направлялась для дальнейшей учебы в Афганистан и Пакистан.

В ходе боевых действий в 1994-1996 гг. и 1999-2000 гг. зарубежные исламские центры поддерживали террористов в Чечне. Кроме того, «услуги» бандита Хаттаба в Чечне оплачивали и ЦРУ и Саудовская Аравия.

Чем завершилась такая поддержка на Северном Кавказе? Не только разгромом террористов в Чечне, но и горем людей, посеянной враждой и ненавистью, принятием жестких мер ряда республик Северного Кавказа в отношении выходцев из арабских стран. Кроме Саудовской Аравии, на Северном Кавказе определенную роль сыграла Турция. Чечня взрывалась не только на деньги Саудовской Аравии и Объединенных арабских эмиратов, но и турецкие. Теперь становится все на свои места. Саудовская Аравия, Турция, при поддержке Пакистана — страны проамериканской ориентации, всегда выполнявшие их волю и пожелания, являющиеся инструментом американской политики на Ближнем Востоке, Балканах, Центральной Азии.

Ваххабизм проник не только на территорию Северного Кавказа. Посланцы Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов, Сирии, Ливии и Египта активно распространяют это вероучение на Урале.

Скандалы, расколы мусульманской умы в целом ряде областей Урала подтверждает это. «Каждый истинный мусульманин, — советует Мухаммад ибн Джамиль Зину, преподаватель из Мекки, в книге «Исламская акида», — должен в обязательном порядке проявлять к ним (иноверцам — Н.Т.) вражду и испытывать ненависть». Книга издана Н. Шировывм, Председателем ДУМ АИР, который в газете «Мусульмане Сибири» утверждает, что он «хочет, чтобы люди научились понимать, беречь и уважать друг друга». Искренен ли в своем желании Нафигула-хазрат?

Вот почему руководители некоторых республик Северного Кавказа вынуждены искать защиту от зарубежной экспансии проповедников- экстремистов от ваххабизма. Так, в 1998 г. президент Ингушетии А.Аушев принял Указ о запрете ваххабистской деятельности на территории республики, в Республике Дагестан в 1999 г. принят Закон «О запрете ваххабистской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан». Закон регламентирует деятельность зарубежных миссий, обучение в религиозных учебных заведениях за рубежом. Такие меры вполне понятны, и они необходимы. Вместе с тем, необходимо подчеркнуть, что миссионеры не только из арабских государств, а и из других стран, действуют в субъектах Российской Федерации практически бесконтрольно. Не случайно, появление большинства новых религиозных культов в России связывают с миссионерской деятельностью иностранных граждан. Миссионеры создают не только новые религиозные организации на территории нашей страны, но они в первую очередь, реализуют интересы своих государств. Всегда в истории они были первыми, меняли национальную психологию и менталитет народа, среди которого работали, расчищая путь для армии.

Следует отметить, что миссионерская деятельность — специфическая деятельность представителя церкви.

По словам Густава Варнека, основателя протестантской миссиологии, миссионерство есть «закон жизни Церкви». Во всем христианском мире понимание и отношение к нему сходно и сформулировано в разнообразной популярной и богословской литературе в следующих определениях: «христианство по своей природе несет в себе миссионерство, без него оно теряет смысл» , «высшая задача Церкви — евангелизация мира» , «миссионерство — это причина существования церкви — причина и цель, религиозность человечества — один из самых могучих призывов к миссионерству».

Г.Варнек выделял «сверхъестественные» и «естественные» основания миссионерской деятельности, признавая главнейшим в ней то, что она основана на Библии, и конкретно на «великом поручении» Христа, записанном в Евангелии от Матфея (28:19) — «итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа». Мало у кого вызовет сомнение утверждение о том, что именно в силу своих сверхъестественных оснований миссионерские замыслы осуществлялись и будут реализовываться с неизменной настойчивостью и последовательностью, в отличие от любых других идей. К этому подводит нас двухтысячелетняя история христианства.

Миссионерская деятельность для каждого верующего и Церкви — божественное установление. Таким образом, формулирующими моментами для ее являются прежде всего религиозные мотивы. Использование религиозного рвения миссионеров в политических или иных целях — явление вторичное и не может рассматриваться как самоцель для большинства его вдохновителей и исполнителей. При этом исторические свидетельства заставляют нас обратить внимание на то, что религиозные факторы играли существенную роль в политике государств, а миссионерская деятельность находилась в русле решаемых империями внешнеполитических задач. Пространственные направления масштабно реализуемых миссионерских программ практически всегда совпадали и в настоящее время совпадают с геополитическими интересами государств. К сожалению, возможность объективного восприятия и оценки этой проблемы была осложнена идеологической предвзятостью, сознательным искажением или замалчиванием темы.

Известно, что в процессе геополитической экспансии многих государств, миссионеры сыграли важную роль тем, что способствовали распространению на обширных территориях интересов и влияния своих стран. Результаты их деятельности весьма благоприятно сказывались впоследствии на политических, экономических и других взаимоотношениях с территориями, оказавшимися в сфере этого воздействия. Достигались такие положительные результаты средствами религиозной пропаганды, превосходившими по своей эффективности все другие формы, в том числе военное давление. Данное обстоятельство вовсе не означает, что вся масса миссионеров и религиозных лидеров сознательно ставили или ставят себе задачу участия в политических процессах переустройства мира. Большинство из них не знают о внешнеполитических программах своих правительств. Исходным пунктом их жизни и деятельности было и остается «спасение душ». Именно в этом всецело коренятся ожидаемые практические результаты их работы. Но последствия разностороннего воздействия являются в значительной мере как непредвиденные самими миссионерами. Часто полученные результаты очень далеки от того, что проносится перед их умственным взором, а иногда, как отмечал Макс Вебер, и прямо противоположны их намерениям. Те, кто знают истинную цену и эффективность религиозных факторов при решении политических проблем, предпочитают использовать их без лишней рекламы, направляя потенциал и энергию миссионеров в нужное русло. Многие государства явно или неявно, сознательно или неосознанно, способствовали и способствуют этому процессу.

Можно отметить следующую взаимозависимость. Наиболее удачно использовали миссионеров для решения своих политических задач геополитические значимые страны мира. В свою очередь, наибольшего размаха миссионерская активность приобретала в государствах преуспевающих, с развитой, для своего времени, экономикой и великодержавными амбициями, способных инвестировать эту деятельность. Периоды такого благоприятного времени, для которого греки ввели специальное слово — «кайрос» в противоположность слову «хронос», обозначавшему просто календарный отрезок времени, в миссионерской деятельности являются важными вехами. А.Тагги по этому поводу отмечал: «Если мы обратимся к истории христианской церкви, в особенности к ее распространению в мире, то понятие кайрос окажется весьма релевантным. Церковь делала большие успехи не в произвольное время, не безотносительно к историческому, культурному и социальному окружению. Успехи имели место в благоприятное время — кайрос».

Что касается России, то использование религиозных факторов в своих геополитических интересах не было чуждо и для нее. Религиозные реформы на Руси со времен, когда миссионеры греческой церкви поднялись по Днепру до Киева, всегда преследовали политические цели. Принятие Киевской Русью христианства в его восточном варианте способствовало сближению с Византией и явилось фактором политического и культурного единения с Византией, Болгарией, Сербией. Можно, не боясь ошибиться, констатировать, что геполитические реалии в немалой степени повлияли на выбор веры святым князем Владимиром.

Необходимость следующего крутого поворота в религиозной жизни русских людей, церковной реформы патриарха Никона, также была обусловлена геополитическими соображениями. Расхождение в обрядах и в церковной жизни русского государства и православного Востока не способствовало укреплению престижа «третьего Рима». Поэтому само существование России, как стремительно развивающегося государства с широчайшей исторической перспективой, требовало переустроить богослужение и приблизить переводы священных текстов к греческим источникам. Устранение различий в богослужебной практике между русской и греческой церковью способствовали улучшению связей с восточными православными церквями и, следовательно, расширению возможностей политического влияния России в христианском мире. На проведение церковной реформы в немалой степени повлияло воссоединение Украины с Россией, в церкви которой богослужебные тексты и обряды более соответствовали греческим, чем русские. Поэтому государство, понимая значение религиозного единства для укрепления единства политического, стало на путь церковных преобразований.

Православие в течении многих столетий было краеугольным камнем традиционного российского геополитического видения мира. Один из ярких примеров политико-религиозных амбиций — претензии на положение «третьего Рима» после христианского Рима и Константинополя, на статус центра православия. Данная концепция родилась в XVI веке и основывалась на православном мессианизме, на уникальной роли страны как единственной в мире православной державы, надежды и опоры всех православных народов. Действительно, после 1453 года, когда пали Константинополь (Византия) до 1480 года — окончательного освобождения России от татаро-монгольской зависимости в мире не было ни одной православной страны. Россия единственная в течении трех веков считала своим долгом отстаивать интересы православия во всем мире. Не забывала она при этом и о своих державных интересах. В частности, в 1914 году это должно было вылиться в захват бывшей столицы Византии — Константинополя, т.е. Стамбула (что автоматически обеспечивало контроль над проливами между Черным и Средиземным морем и ликвидацию исламской Оттоманской империи). В ходе непрерывных секретных переговоров, продолжавшихся во время первой мировой войны, Россия получила от своих союзников согласие на захват Стамбула в качестве военного трофея. Однако осуществлению замысла помешали революционные события 1917 года.

В последующие несколько десятилетий, по известным причинам, религиозные факторы в геополитике России по большей части игнорировались (кроме периода Великой Отечественной войны). Оказавшись, практически, в забвении у нас, они неизменно присутствовали в международной политике. В текущем десятилетии Россия в полной мере ощущала это присутствие. Например, они нашли конкретное выражение в открытом давлении Запада на президента и государственные органы страны в 1993 г., в период обсуждения поправок к закону «О свободе вероисповеданий», затем в 1997 г., во время и после принятия закона «О свободе совести и о религиозных объединениях». Экстремальная ситуация заставила западный мир выступить на арену мировой политики с требованиями изменения законодательного акта, направленного на регулирование государственно-церковных отношений внутри суверенной страны. Лоббирование своих интересов в этой сфере обычно не носит столь откровенный характер и чаще всего скрывается за абстрактной риторикой на темы соблюдения прав человека. Главная причина столь яркой негативной реакции состояла в том, что оба закона существенно ограничивали поле деятельности зарубежных миссионеров. Потеря влияния в России в этом направлении не устраивала «демократический мир». В связи с этим, Запад энергично вмешивается в эту сферу.

В это же время, в середине 1997 года в популярном американском журнале «Christianity today» появилось письмо известного христианина-миссионера, директора Чикагского Славяно-Русского издательства Майкла Моргулиса с откровениями относительно истинных целей и методов работы своих коллег в России. В частности, он пишет о недобросовестности, низком уровне работы, незнании жизни российских народов и признается, что «миллионы долларов жертвователей тратились на саморекламу, подкуп чиновников. Отчеты были полны обмана, желания выдать желаемое за действительное». Моргулис с горечью констатирует, что уставшее и раздраженное российское общество готово выслать из страны американских миссионеров и никто не сможет им помочь, ни российское государство, ни православная церковь, ни американское правительство.

Миссионер ошибся. Запад выступил в защиту не столько свободы совести российских граждан, сколько своих интересов в этом регионе. Обосновывая требования о прекращении финансовой помощи России со стороны США в связи с принятием закона «О свободе совести и о религиозных организаций», сенатор Митч Макконел заявил: «Мы должны использовать (имея в виду иностранную помощь) для продвижения американских ценностей и американских интересов». В итоге сенаторы проголосовали за поправку к законопроекту об иностранной помощи (так называемая поправка Смита), где увязали предоставление России помощи на сумму в 195 млн. долларов с условием отклонения Б.Н.Ельциным российского закона. Во время визита вице-президента США Альберта Гора в Москву наши политики заверили делегацию США, что ущемление прав в отношении религиозных объединений не произойдет. Тогда же была сделана коррекция категоричного решения американцев: США согласились не отказывать вообще в помощи, а лишь «заморозить» выделение денег на полгода. Одновременно они выставили условие проверить действие закона, а также ознакомиться с сопровождающими его нормативными актами. В связи с этим в Гааге было заключено соответствующее соглашение об «инспекторских» поездках, первая их которых прошла с 12 по 14 января 1998 года. Проверку осуществляла делегация Международного консультативного комитета конференции «Фонда Де Бюрхт». Можно не сомневаться, что американские политики и в дальнейшем будут внимательно следить за нашим поведением в этой области. Здесь же можно добавить, что, по мнению западных аналитиков, текущие дебаты по вопросам религиозной свободы в России могут сильно повлиять на объемы предоставляемых России займов.

Роль религии и миссионерства, как ее составной части, в истории общества и государств оценивается по-разному. Большинство западных авторов рассматривают ее исключительно с положительной стороны. Но не все придерживаются такой точки зрения. Известный специалист XVIII века в области международного права Ваттель указывал на злоупотребления религией в политических целях и навязывания религии при помощи государства опять таки в политических целях. Они писал: «Каждый фанатик верит, что он борется за дело бога, и каждый честолюбивец оправдывает свои завоевания этим предлогом». Международная политика не была в этом исключением. Миссионерство безусловно включалось как важный элемент в геополитическую стратегию многих государств.

Мы полагаем, что религиозные факторы относятся к числу особенностей определяющих, точнее моделирующих облик той или иной цивилизации, а следовательно — геполитическую карту мира. Миссионеры влияли, влияют и будут влиять на ее формирование.

««« Назад   Оглавление  

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов