.
  

© Crisis Management Group

Программа «Вкладчики» — активная фаза «МММ»

««« К началу

6. 28 июля 1994 года, с 20-00 до 24-00 (предотвращение столкновения с ОМОНом)

Приблизительно в 19-00, когда наша команда после вышеописанной процедуры объявления о сбросе котировок в полном составе находилась на отдыхе, поступил срочный вызов.

Прервав отдых и срочно прибыв на Варшавку, команда обнаружила следующее.

6.1. Исходная ситуация.

Часть толпы вкладчиков, численностью около 3-4 тысяч человек, организованно во время «зеленого света» на пешеходном переходе заняла его и отказалась уйти оттуда. Возникла ситуация перекрытия Варшавского шоссе — одного из самых оживленных в Москве.

В толпе в то же время раздавались призывы блокировать дополнительно и линию железной дороги, проходящую с другой стороны здания МММ.

Постовой сотрудник ГАИ, пытавшийся помешать толпе, был ею оттеснен, а когда попробовал сопротивляться — ему стали угрожать мерами физического воздействия. В этой ситуации сотрудник милиции произвел выстрел, почему-то в асфальт. По счастливой случайности рикошетом никого не ранило. После этого был вызван ОМОН для разгона вкладчиков.

Когда прибыли мы — ОМОН, по счастью, еще не подъехал.

6.2. Прогноз ситуации

Оценив последствия, могущие наступить в случае силового воздействия ОМОНа на вкладчиков, мы пришли к выводу, что результатом разгона станут те же человеческие жертвы (по крайней мере в виде избитых дубинками вкладчиков), что возвращало события — хотя, возможно, и в гораздо более мягком варианте — на спрогнозированный нами вариант.

В любом случае, после разгона закрытие МММ властями было гарантировано. Дальше ситуация из-под контроля выходила и оперативному прогнозу не поддавалась.

В связи с этим мы приняли решение о предотвращении столкновения с ОМОНом.

6.3. Применявшиеся методы

Времени и возможности задействовать «союз акционеров» уже не было, использовалась только громкоговорящая установка.

Поскольку часть толпы блокировала шоссе, а другая в этой акции участия не принимала, то работа шла по методу противопоставления одной части толпы другой, с тем, чтобы побудить одну часть толпы вытеснить другую с проезжей части.

В толпе на тротуаре остались преимущественно люди среднего и старшего возраста, а шоссе заняла в основном более активная и рисковая молодежь.

6.4. Работа с толпой

Мы были вынуждены представить ту часть толпы, которая вышла на шоссе, как провокаторов, которые во имя своих корыстных интересов добивается закрытия фирмы.

Для этого, с учетом возрастного и социального состава «оставшихся на тротуаре», вещание строилось на том, что шоссе заняли «брокеры», которые «до всех событий наживались на вас, и сейчас хотят нажиться». Все это было, разумеется, совершенным бредом, как и родившаяся тогда же формула «брокер — значит, провокатор» (брокеры как раз больше всех потеряли на крахе). Но в сверхнаэлектризованной обстановке такие «частности» нет имели значения и уже не воспринимались сознанием.

При вещании использовалась конкретика, докладывавшаяся в радиоцентр сборщиками реакции. Выглядело это так. Из динамика голосом «лица фирмы» несется — «я знаю ту женщину в желтой кофте и красной юбке... да-да, которая сейчас нагнулась шнурок завязывать... Я сама ее видела скупающей акции... Это брокер! Это провокатор! Она уже нажилась на вас и хочет еще нажиться!! Не дадим провокаторам...» — и так далее.

Не важно, брокер эта женщина или нет. Важно, что она действительно в красной юбке и желтой кофте, и действительно в этот момент нагнулась завязывать шнурки на проезжей части Варшавки метрах в ста от здания. А уже смеркается и из здания видеть подробности никак невозможно.

Такие вещи впечатляют.

6.5. Работа с ОМОНом

Во время вещания подъехал автобус с ОМОНом. Немедленно после этого вещание адресно было обращено на отряд ОМОНа. «Лицо фирмы» обратилось непосредственно к бойцам со словами, что «люди обмануты», «мы сейчас справимся своими силами», и так далее в том же духе. Далее шло обращение к командиру — «товарищ командир подразделения, мы от лица фирмы очень просим не применять силу к обманутым людям...» и так далее.

Здесь было использовано следующее обстоятельство. Напомним, речь идет о лете 1994 года, и события октября 1993 года были свежи в памяти не только у вкладчиков, среди которых было — по соцдему — немало в той или иной степени оппозиционно настроенных людей, но и у самих ОМОНовцев. Поэтому обращение к ОМОНовцам выдерживалось в предельно вежливом и корректном тоне, оператор демонстрировал свое понимание повседневных проблем ОМОНовцев, знание конкретики их деятельности, настойчиво проводилась мысль не противопоставления ОМОНа и толпы, а наоборот, своеобразного объединения в повседневных проблемах, в нежелании и одной, и другой стороны выводить ситуацию на обострение...

Кстати, после завершения событий мы встретились с командиром этого отряда, и он признал, что после проведения этакой своеобразной «психологической атаки» ни он сам не мог отдать приказ своим бойцам начать разгон, ни его бойцы, даже если бы он такой приказ отдал, его бы не выполнили.

Результатом явилось то, что ОМОН погрузился в свой автобус и убыл с места действия. Его убытие сопровождалось лозунгами из громкоговорителя совсем уже в анпиловском стиле «ОМОН с нами! Милиция с нами! Мы победим!» и прочее в том же духе.

Применение такого стиля лозунгов было оправдано тем, что среди вкладчиков было достаточно много весьма оппозиционно настроенных лиц старшего возраста. Как потом выяснилось, действительно, многие из них на тот период принимали активное участие в анпиловских мероприятиях.

Время начала вещания мы не засекали, но начинало смеркаться. Закончилось вещание в полной темноте. По нашим оценкам, оно длилось также около 4 часов.

Оба раза (как утром, во время объявления о сбросе котировок, так и вечером, во время ситуации с ОМОНом, вещание осуществлял один и тот же оператор — «лицо фирмы».

7. Первое затишье (29 июля — 3 августа)

После первого кризисного дня наступил период стабилизации, продолжавшийся, однако, не очень долго — до ареста Мавроди.

7.1Обстановка на период 29 июля — 3 августа

В этот период всем казалось, что атака на МММ отбита, хотя и со значительными потерями. В целом, угрозы непосредственного возникновения беспорядков больше не было.

Самым важным было изменение мотивации в толпе. Если до сброса котировок люди шли в МММ с целью наживы («наварить деньги»), то после сброса цель наживы исчезла, заменившись целью возврата хотя бы части (это важно!) вложенного.

МММ продолжало свою работу, каждый день повышая котировки акций (до кризиса — два раза в неделю). Чтобы различать «старые» акции — купленные по старым, высоким котировкам — от новых, купленных по низким, в обращение были введены заготовленные для совсем иных целей «билеты МММ» (см. выше). Возникло деление акций на «старые» и «новые».

Скупка «новых» акций шла даже еще более бойко, чем прежде, в силу их более быстрого роста и, следовательно, более высокой доходности.

При соблюдении графика роста акций действительно, через 3 месяца котировки вернулись бы на прежний уровень 125 тыс. руб. за акцию.

Согласитесь — обычно финансовая пирамида схлопывается после первой же паники. И немного в мире насчитывается  финансовых пирамид, которые после такого краха, после сброса котировок, продолжали бы функционировать по-прежнему. Возможно, что МММ — единственная.

7.2. Вещание

С 29-го по 4 августа вещание использовалось в основном для поддержания фонового контакта с вкладчиками. Центр тяжести сместился на другие направления.

7.3. Комиссия

Первой задачей было восстановление психологического доверия вкладчиков к МММ. Сделать это было не так трудно, как кажется. Любой человек стремится верить в лучшее и не хочет верить в худшее. Для того, чтобы он поверил в лучшее — достаточно дать ему зацепку, реальные основания в это лучшее верить.

Единственное, но непременное условие — зацепка может быть маленькой, но обязана быт совершенно реальной, материально ощутимой и осязаемой. Иначе веры не будет.

«Чистый PR» здесь не проходит, одними лишь PR-овскими методами эта задача не решаема в принципе.

В качестве такой зацепки было использовано одно положение из приказа Мавроди — там предусматривалось, что определенные категории вкладчиков — те, у кого похороны, а также инвалиды — могут обменять свои акции по старому курсу.

Значение этого факта выходит далеко за рамки одних лишь пенсионеров и инвалидов. Этот факт наглядно показывает всем вкладчикам — выплаты по старому курсу идут реально. То есть, в восприятии вкладчиков всех категорий данный факт интерпретируется как «сегодня эти выплаты идут только инвалидам, потом пенсионерам, а потом деньги получат все».

Наконец, еще аспект. МММ обещало выплачивать инвалидам и пенсионерам — и держит свое слово в этом вопросе. Значит, есть надежда, что будут выполнены и остальные обещания, и среди них самое главное — что через 3 месяца курс акций вернется на прежний уровень. Такая вера резко снижала активность основной массы вкладчиков, и предотвращала их действия против МММ.

Однако здесь есть одна тонкость. Такого рода выплаты принципиально не могли осуществляться сотрудниками МММ. Если бы порядок выплат определялся сотрудниками МММ, то в толпе поползли бы слухи, что они идут «по блату» и «только своим», с очевидными возможными последствиями. Соответственно, создалось бы мнение, что это — лазейка для «своих» и «блатных».

Положительного эффекта не получилось бы.

Как превентивная мера против этого и была создана «общественная комиссия» — кстати, не из числа «Союза акционеров». Задачей комиссии было принимать заявления и определять очередность выплат.

То есть, какой бабушке давать деньги, а какой не давать — определяет не сотрудник МММ, а свой же брат-вкладчик.

Хочу подчеркнуть, что «комиссия» — во всяком случае, пока мы работали с МММ — действовала абсолютно честно. И искренне хочется поблагодарить всех тех, кто работал в первом составе этой комиссии.

7.4. Действия «Союза акционеров»

Как известно, негативные эмоции требуют выхода. Первый выброс адреналина был «стравлен» описанным выше способом, но напряжение было еще очень велико. Необходимо было проводить мероприятия, обеспечивающие его участникам какие-либо физические действия.

Поэтому был задействован «Союз акционеров». Через него был организован ряд демонстраций у Дома правительства и в других местах. Для увеличения двигательной активности применялись не просто митинги, а шествия.

Здесь есть тонкая разница — одна и та же мера в разных обстоятельствах может давать диаметрально противоположный результат.

Если бы такие демонстрации проводились после человеческих жертв, они работали бы на раскручивание напряженности, повышение уровня возбуждения вкладчиков, и итогом могла бы стать отставка правительства.

Но поскольку жертв не было, демонстрации оказались абсолютно безобидным «выходом пара в свисток».

7.5. Мониторинг СМИ и реакция на негатив

В этот период был начат сплошной мониторинг сообщений СМИ по теме МММ. Любое сообщение в любой газете или телепередаче отслеживалось. В случае появления негатива немедленно — в течение буквально получаса — принимались контрмеры.

Конкретный пример. В одной из телепередач было показано интервью сотрудника милиции из наряда, охранявшего порядок на Варшавке. Милиционер пожаловался, что «вот мы их охраняем, а они нам ни поесть, ни даже попить не вынесут, целый день на жаре стоим...»

Сообщение о появлении такого интервью было передано нам немедленно по его окончании. Через пять минут представитель команды разыскал старшего наряда, сообщил об интервью, выразил неудовольствие, что с этой проблемой не обратились к нам, а задействовали СМИ. Дальше был выделен оператор, которому из фонда расходов была выделена сумма на закупку обедов для милиции (а заодно и бригад «Скорой помощи», дежуривших на месте). Этот сотрудник, по согласованию со старшим наряда, взял несколько бойцов из отдыхающей смены, вместе с ними на милицейском автобусе съездил за продуктами, которые и были затем розданы бойцам.

Со своей стороны, старший наряда отдал категорический приказ, запрещающий своим подчиненным давать интервью.

Далее питание бойцов стало системой и продолжалось каждый день.

7.6. Установление взаимоотношений с милицией

Выше приведен пример с милицией. Он послужил началом для установления тесных, «человеческих» контактов с подразделениями, охранявшими правопорядок на объекте. В результате личный состав этих подразделений стал нам симпатизировать, что очень пригодилось впоследствии (см. далее).

7.7. Базовое мнение на целевой аудитории

При формировании базового мнения, попросту говоря, надо было ответить на два классических вопроса — «кто виноват?» и «что делать?».

Цель вкладчиков была очевидно ясна — получить назад свои деньги. Следовательно, вопрос «что делать?» легко конкретизировался — «что делать, чтобы получить назад свои деньги?»

Ответ на вопрос «что делать?» формировался следующим образом. Среди вкладчиков была сформирована цепочка логических доводов: «Вкладчики имеют надежду получить свои деньги назад, только если МММ будет работать. Если МММ попробует вкладчиков «кинуть» — вкладчики могут заставить фирму выплатить деньги. Но если МММ прекратит работу — денег требовать будет не с кого. Сил вкладчиков не хватит, чтобы заставить правительство отдать деньги. Поэтому в личных интересах каждого вкладчика — защищать МММ, чтобы фирма продолжала работу. «

Это мнение формировалось всеми способами — как открыто от лица фирмы, через громкое вещание и листовки, так и скрытой агитацией через «Союз акционеров».

Как показала практика, мнение было сформировано успешно, сформированный нами ответ на вопрос «что делать, чтобы получить назад свои деньги» звучал так — «всеми силами защищать МММ, чтобы ее не закрыли».

Что касается вопроса «кто виноват», то от ответа на него зависело, против кого развернется недовольство вкладчиков.

Выбор, собственно говоря, в той ситуации был невелик.

Либо возникает мнение, что виновата фирма. Тогда недовольство идет против нее.

Либо -- что виновато правительство, которое вызвало все эти затруднения своими действиями.

Естественно, был выбран второй вариант.

Здесь надо обратить особое внимание на еще одно тонкое отличие кризисных технологий от «чистого» PR.

В PR, как правило, стремятся создать положительное мнение о фирме в целом на как можно более широкой аудитории.

Нас же, поскольку нам была поставлена задача предотвращения массовых беспорядков, интересовало лишь мнение только одной целевой аудитории — вкладчики МММ, и только по одному вопросу — кто виноват в данном конфликте.

При отсутствии благоприятного для нас ответа на этот вопрос предотвратить массовые беспорядки среди вкладчиков было бы значительно труднее.

В то же время мнение об МММ, формировавшееся у других целевых аудиторий, было нам в данной ситуации абсолютно безразлично, поскольку оно не влияло на решение поставленной перед нами задачи. Соответственно, решением этой задачи мы и не занимались.

Что касается имиджа МММ в целом среди вкладчиков, то нас этот вопрос заботил лишь постольку, поскольку влиял на решение главной задачи.

То есть — задачи формирования положительного имиджа МММ не стояло.

Технически задача формирования нужного нам базового мнения по вопросу «кто виноват» на нужной нам целевой аудитории решалась следующим образом.

С одной стороны, был создан поток положительной информации с основного места события, изнутри МММ — о том, как хорошо работают сотрудники фирмы в экстремальной ситуации, как они стараются решить возникшие проблемы, и — очень минимально, лишь в качестве затравки — обвинения в адрес госорганов в том, что они все это и устроили. Техника создания данного потока описана далее.

С другой стороны, имелся второй поток — чисто негативной информации из госорганов, с обвинениями в адрес МММ. Он в данной ситуации воспринимался данной целевой аудиторией как подтверждение справедливости наших — даже не обвинений, а намеков на обвинения.

В формировании этого потока мы участия не принимали, да это было и не нужно, т.к., он и без нашего вмешательства был именно таким, как нам требовалось.

Складываясь на важной для нас целевой аудитории вкладчиков, эти два потока, с учетом особенностей восприятия информации вкладчиками, а также наших мероприятий по другим направления (комиссия и деятельность «Союза акционеров») в сумме как раз и давали нужный нам результат — формировалось нужное базовое общественное мнение: проблемы МММ вызваны действиями госорганов.

7.8. Техника обеспечения положительного потока информации

Технически обеспечение положительного потока информации с основного места событий проводилось вопреки абсолютно всем канонам PR, однако, как показала практика, именно такой подход и дал положительный эффект.

Широких пресс-конференций не проводилось. Наоборот, общение с прессой было ограничено до минимума, а ее представителям намеренно создавались затруднения как при проникновении на объект, так и в получении информации.

Однако из пытавшихся проникнуть в МММ журналистов были выделены два человека, представлявшие СМИ с наиболее широким потенциальным охватом аудитории — корреспонденты одного из центральных информационных агентств. Это было сделано для того, чтобы все СМИ могли получать информацию о происходящем на основном месте события только из одного источника. Этого агентства. Других источников не было. Поэтому все СМИ были вынуждены были пользоваться именно этим источником.

Однако выделенным корреспондентам этого агентства был обеспечен не просто беспрепятственный доступ всюду. Эти корреспонденты, под предлогом «нехватки рабочих рук», были вовлечены в повседневную деятельность. Например: «та-ак... некому ехать за продуктами для милиции... Где тут корреспондент? Вот тебе сумма на закупку продуктов, бери бойцов и дуй с ними как наш представитель. Что, ты корреспондент? Не волнует — видишь, какая запарка... Людей нет, понимать надо!!»

То есть, эти два выбранных корреспондента были превращены из сторонних наблюдателей в непосредственных участников процесса. Во-первых, они стали лучше разбираться в проблематике. Во-вторых, на своей шкуре ощутили все трудности. В-третьих, они стали ощущать себя уже членами команды и непосредственными участниками событий, и им было психологически трудно отправлять в свои редакции негативные материалы — ведь в сделанном есть и часть их собственного труда, а писать плохо о себе как-то не хочется...

Все это привело к тому, что корреспонденты, перед отправкой материалов в свои редакции, советовались с нами и об их содержании, и о том, что сказать можно, а о чем лучше умолчать, и т.д.

Таким нехитрым приемом было предотвращено поступление в СМИ негативной информации о деятельности нашего клиента, и обеспечен поток исключительно положительной информации.

Созданное нами базовое мнение среди вкладчиков просуществовало весь период нашей работы в МММ, т.е. до конца августа 1994 года. После завершения нашей работы оно перестало поддерживаться, но оказалось настолько прочным, что по инерции просуществовало еще несколько месяцев, пока не исчезло.

Что касается остальных целевых аудиторий, то, повторяем, создания мнения для них нам не требовалось.

7.9. Сбор информации

В описывавшейся обстановке весьма важным для нас являлся сбор информации о готовящихся действиях госорганов против МММ.

Поскольку это направление нашей работы не имеет отношения к PR, то оно подробно здесь не раскрывается. Отметим лишь, что среди вкладчиков было много служащих госучреждений, вложивших свои сбережения в акции МММ. Такие служащие селектировались из общей массы, и в обмен на решение их «личных вопросов» поставляли нам информацию о готовящихся действиях госорганов.

В частности, именно таким способом мы 1-го августа получили информацию о готовящемся аресте Мавроди и силовом закрытии фирмы налоговой полицией.

««« Назад  К началу  

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов