.
  

© С. А. Зелинский

Психотехнологии гипнотического манипулирования сознанием

««« К началу

6. Глубины сознания (окончание)

Механизмы психологической защиты

Разбирая вопрос гармонии личности, внутренней гармонии, мы должны понимать, что от первичных инстинктов, от желаний дикаря, желаний первобытного человека в психике, человек действительно никогда не сможет избавиться. Поэтому важной задачей является удержать подобные желания в бессознательном. Не дать им вырваться наружу. Поэтому, чем меньше времени человек будет находится в измененных состояний сознания (алкогольное опьянение, например), тем больше шансов что цензуре психики (Сверх-Я, Супер-Эго) удастся сдержать деструктивные желания  бессознательного, а самого человека защитит от совершения преступлений.

Говоря о цензуре психики, мы должны заметить, что при поступления информации из внешнего, окружающего, мира в сознание-подсознание человека, такая информация не воспринимается целиком и полностью, а включается механизм верификации поступающей информации, ее отбор, анализ, и распределение по участкам мозга, ответственными за хранение информации. В связи с этим уместно напомнить о т.н. защитных механизмах психики, играющих определенную роль в распределении информации между сознанием и подсознанием.

Кратко рассмотрим такие механизмы защиты, как: вытеснение, проекция, идентификация, интроекция, реактивное образование, самоограничение, рационализация, аннулирование, расщепление, отрицание, смещение, изоляция, сублимация, регрессия и сопротивление.

Вытеснение

Вытеснение является процессом исключения из сферы сознания мыслей, чувств, желаний и влечений, причиняющих боль, стыд или чувство вины. Действием этого механизма можно объяснить многие случаи забывания человеком выполнения каких-то обязанностей, которые, как оказывается при более близком рассмотрении, для него неприятны. Часто подавляются воспоминания о неприятных происшествиях. Если какой-либо отрезок жизненного пути человека заполнен особенно тяжелыми переживаниями, амнезия может охватить такие отрезки прошлой жизни человека.

Проекция

При проекции — человек свои собственные нежелательные черты приписывает другим, и таким путем защищает себя от осознания этих черт в себе. Механизм проекции позволяет оправдывать собственные поступки. Например, несправедливая критика и жестокость по отношению к другим. В этом случае такой человек бессознательно приписывает окружающим жестокость и нечестность, а раз окружающие такие, то в его представлении становится оправданным и его подобное отношение к ним. По типу — они этого заслуживают.

Идентификация

Идентификация определяется как отождествление себя с кем-нибудь другим. В процессе идентификации один человек бессознательно уподобляется другому (объекту идентификации). В качестве объектов идентификации могут выступать как люди, так и группы. Идентификация приводит к подражанию действиям и переживаниям другого человека.

Интроекция

Интроецироваться могут черты и мотивы лиц, к которым определенный человек формирует различные установки. Нередко интроецируется тот объект, который утрачен: эта утрата заменяется интроекцией объекта в свое Я. Профессор З.Фрейд приводил пример, когда ребенок, чувствовавший себя несчастным вследствие потери котенка, объяснил что он теперь сам котенок.

Реактивное образование

В случае данной защитной реакции человек бессознательно переводит трансформацию одного психического состояния в другую (например, ненависть — в любовь, и наоборот) На наш взгляд подобный факт имеет весьма важное значение в оценке личности того или иного человека, ибо свидетельствует о том, что неважны реальные действия человека, потому как они могут являться лишь следствием завуалированного искажения его истинных желаний. Например, чрезмерный гнев в иных случаях есть лишь бессознательная попытка завуалировать интерес и добродушие, а показная ненависть — является следствием любви, которая испугала человека, бессознательно решившего скрыть ее за попыткой открытого выплескивания негатива.

Самоограничение как механизм адаптации

Суть механизма самоограничения в следующем: когда человек понимает, что его достижения менее значительны по сравнению с достижениями других людей, работающих в той же области, тогда его самоуважение падает. В такой ситуации многие просто прекращают деятельность. Это своеобразный уход, отступление перед трудностями. Анна Фрейд назвала данный механизм «ограничением Я». Она обратила внимание, что такой процесс свойственен психической жизни на всем протяжении развития личности.

Рационализация

Рационализация как защитный процесс заключается в том, что человек бессознательно изобретает логичные суждения и умозаключения для объяснения своих неудач. Подобное необходимо для сохранения собственного положительного представления о себе.

Аннулирование

Аннулирование — психический механизм, который предназначен для уничтожения неприемлемых для человека мыслей или действий. Когда человек просит прощения и принимает наказание, то тем самым неприемлемое деяние для него аннулируется, и он может дальше жить спокойно.

Расщепление

В случае расщепления человек разделяет свою жизнь на императивы «хорошо» и «плохо», бессознательно убирая все неопределенное, что может в последствие затруднить анализ им проблемы (критической ситуации, вызывающей дискомфорт психики в результате развития, например, тревоги). Расщепление является неким искажением реальности, как, собственно, и другие механизмы защиты, посредством действия которых человек стремится уйти от реальности, подменяя истинный мир — ложным.

Отрицание

В случае действия данной защитной реакции психики, при возникновении в зоне восприятия человека какой-либо негативной для него информации, он бессознательно отрицает существование ее. Наличие факта отрицания каких-либо событий и т.п., позволяет узнать о истинных намерениях и причинах беспокойства данного человека, так как зачастую он бессознательно отрицает не то чего нет в действительности, а нечто важное для него, но что по ряду одному ему известных причин такому человеку  неприемлемо. Т.е. человек отрицает то, что старается в первую очередь скрыть.

Смещение

Подобная защитная функция выражается в бессознательном стремлении человека переключить внимание с объекта действительного интереса на другой, посторонний, объект.

Изоляция

В данном случае происходит бессознательное абстрагирование от какой-либо проблемы, излишнее погружение в которую способно привести к развитию симптоматики невроза (например увеличить тревожность, беспокойство, чувство вины и проч.) Также, если при выполнении какой-либо работы (деятельности) излишне погружаться в характер такой деятельности, то подобное может привести к сбою в осуществлении этой деятельности. (Если боксер будет все время думать о том, что удары противника способны вызвать болевые ощущения и различного рода травмы, а то и привести к смерти в результате сильного удара — то подобный боксер изначально проиграет вследствие невозможности вести поединок из-за страха и проч.)

Сублимация

Сублимация это бессознательное переключение отрицательной психической энергии на занятия социально-полезным трудом. Сублимация выражается в том, что человек, испытывающий какой-либо невротический конфликт, находит замещение внутренней тревожности переключением на другое занятие (творчество, рубка дров, уборка квартиры и проч.)

Регрессия

Такая защитная реакция психики как регрессия проявляется в том, что человек, во избежание невротического конфликта, бессознательно как бы возвращается в тот период прошлого, когда у него все было хорошо.

Сопротивление

Такой механизм защиты психики как сопротивление является очень важным как для понимания специфики защитных реакций в целом, так и служит возможностью перехода на новый этап развития индивида как личности, что при благоприятных раскладах помогает ему подняться и на следующую ступень в иерархической лестнице социальных отношений[16].

Прежде всего вспомним, что психика человека делится на такие составляющие как сознание (левое полушарие мозга; примерно 10% объема), подсознание (бессознательное, примерно 90% объема, правое полушарие), Сверх-Сознание, или Сверх-Я, Альтер-эго. Между сознанием и бессознательным находится цензура психики (базируется в левом полушарии); цензура психики — это барьер критичности на пути информации из внешнего мира и психики (мозг) человека, т.е. цензуре психики отведена роль критического анализа в оценке информации, поступаемой из внешнего мира. Часть такой информации цензура пропускает в сознание (а значит человек способен осознавать эту информацию), а часть — наталкиваясь на преграды в психике, Сверх-Я (Альтер-Эго, цензура психики), переходит в подсознание. Чтобы оттуда в последствие оказывать влияния на сознание посредством возникающих мыслей и осуществлением поступков (поступки — как следствие мыслей или неосознанных, рефлекторных, желаний, инстинктов). Сопротивление, являясь одной из защитных функций (цензуры) психики препятствует поступлению нежелательной для сознания информации в сознание, вытесняясь в бессознательное. Подобное становится возможным в случаях, когда характер новой информации, ее смысловая часть, не находит отклика в душе индивида, то есть на первоначальном уровне восприятия становится невозможным коррелят данной информации — с информацией, уже существующей в бессознательном конкретного человека, информации, которая, находясь в памяти индивида — начинает явно противиться поступлению новой информации. На вопрос: каким образом в психике закрепляется информация, поступаемая из внешнего мира, следует ответить что вероятней всего наблюдается своего рода совпадение кодировок (вновь поступаемой и раннее существовавшей) информации, т.е. новая информация вступает в коррелят с более ранней информацией схожего содержания и направленности, которая к моменту поступления новой информации уже находилась в бессознательном психики (сформировавшись в паттернах поведения после предварительного доминантного закрепления в установках).

При воздействии информации на мозг следует говорить, что любого рода такое воздействие становится возможным благодаря внушаемости психики. Внушение в этом случае это сознательное изменение существующих у человека психологических установок посредством активации архетипов бессознательного психики. Архетипы в свою очередь задействуют раннее сформированные паттерны поведения. Если рассматривать подобное с позиции нейрофизиологии, то в мозге человека активируется соответствующая доминанта (очаговое возбуждение коры головного мозга), а значит замедляет свою работу та часть мозга, которая отвечает за сознание. В этом случае цензура психики (как структурная единица психики) временно оказывается заблокированной или полу заблокированной, а значит информация из внешнего мира беспрепятственно поступает в предсознание, а то и сразу в сознание. Иной раз минуя сознание оно проходит в подсознание. Личное бессознательное психики (подсознание) также формируется в процессе вытеснения информации цензурой психики. При этом не вся информация, поступающая с внешнего мира, вытесняется бессознательно в подсознание. Часть переходит в подсознание намеренно. Например, для подпитки уже имеющейся в бессознательном информации и доформировывания архетипов, или же специально с целью формирования новых архетипов, паттернов будущего поведения индивида. И это на наш взгляд необходимо правильно понимать и различать.

Если же говорить о том, каким образом та или иная информация вытесняется цензурой психики, отправляясь в подсознание, то следует говорить что такая информация не прошла верификацию, т.е. не получила должный «отклик» в душе человека, психика которого оценивает такую информацию. Как обращал внимание проф. З.Фрейд (2003), вытесняются какие-либо болезненные для психики индивида ситуации, обстоятельства жизни, т.е. все то, что он бессознательно не желает пропускать в сознание. В этом случае нежелательные моменты жизни забываются, то есть намеренно вытесняются. Причем напомним, что и сопротивление и вытеснение является возможностью психики избавиться от невроза. При этом новая информация, находя «отклик в душе» усилит и раннее существовавшую в мозге (бессознательное психики, правое полушарие головного мозга) информацию схожего содержания. В результате вполне возможно что на какое-то время возникнет своеобразный информационный вакуум, во время которого мозг будет усваивать любую поступаемую из внешнего мира информацию. Подобное возникает и в случае если специальными методиками удается сломить волю человека к восприятию информации посредством преодоления сопротивления. Тогда любая поступаемая информация прямиком откладывается в подсознание, и в последствие оказывает влияние на сознание. На этом принципе построены психотехнологии гипнотического воздействия в бодрственном состоянии сознания человека (объекта воздействия). Иными словами, если нам удастся сломить сопротивление другого человека на пути получения им новой информации, то эта новая информация не только отложится в его подсознании, но и человек получит возможность воспринимать ее когнитивным (сознательным) образом. Причем по силе собственного воздействия, подобная информация может иметь несравненно большее воздействие в сравнении с модальностью существовавшей раннее информации в психике. Если модальность совпадает, то в этом случае легче наступает состояние раппорта, т.е. устанавливается надежная связь, посредством чего человек становится восприимчив к принятию информации от другого человека.

Следует обратить внимание на тот факт, что психика почти всегда выказывает протест всему новому, неизведанному. И происходит так потому, что как бы изначально (при поступлении новой информации), как мы уже заметили, отдельные компоненты такой информации ищут «некие родственные связи» с информацией, существовавшей в подсознании раньше («совпадение кодировки», как мы это определяем). Т. е. когда новая информация начинает оцениваться мозгом, мозг ищет в этой информации что-то знакомое, посредством чего или закрепит такую информацию в сознании, или вытеснит в подсознание. В случае если когда коды новой и раннее существовавшей информации совпадают, возникает ассоциативная связь между новой и существующей информации, а значит налаживается определенный контакт, в результате чего новая информация как бы ложится на благодатную почву, и имея под собой какую-то основу — служит возможности адаптации информации новой, обогащения ее при этом знаковыми, эмоциональными и прочими составляющими уже существующей информацией, а далее путем трансформации (без этого никак, память человека не может не обновляться) рождается некая новая информация, которая уже и проходит в сознание, а значит посредством возникших в бессознательном психики мыслей — проецируется на поступки, которые хоть и являются в большинстве случаев (в случае отсутствия измененных состояний сознания) следствием деятельности сознания, беря свою основу в бессознательном психики, формируясь там. При этом мы должны говорить, что сопротивление позволяет выявлять бессознательные импульсы человека, его бессознательные желания, установки, которые были раннее заложены (обществом, средой или другим человеком) в психике данного индивида, и уже тем или иным образом стали оказывать влияние на его настоящую или будущую деятельность. В этом случае следует говорить, что подчинение психики другого человека происходит путем программирования его психики посредством внедрения в его подсознание различных установок, которые позже могут быть востребованы манипулятором (и тогда он их активирует с помощью кодовых сигналов аудиально-визуально-кинестического характера); причем роль такого манипулятора могут играть как конкретные индивиды, так и общество, социальная среда, какие-либо природные факторы, и т.п. Таким образом мы должны говорить о том, что любого рода информация, которая задействуется любой репрезентативной или сигнальной системой человека — или сразу откладывается в бессознательном психики или находит подтверждение у существующей раннее информации, тем самым обогащаясь за счет этого, и усиливаясь — оказывается способной влиять на сознание, т.е. на процесс жизнедеятельности человека.

Следует заметить, что преодолевая сопротивление человек открывает психику для восприятия новой информации. Причем высока вероятность получения вообще кардинально новой информации. Ведь если ранее, как мы говорили, какая-то информация уже присутствовал в памяти, то при получении новой информации цензура психики бессознательно ищет подтверждение вновь поступаемой информации в запасниках памяти. Вероятно психика в этом случае должна определенным образом отреагировать, и она реагирует. Визуально это заметно по внешним изменениям, происходящими с человеком в параллели «здесь и сейчас» (покраснением или побледнением кожи лица, расширенными зрачками, вариантами каталепсии (одеревенения тела), и т.п.). При этом такие изменения могут происходить и не обязательно столь заметно, но все равно улавливаться взглядом опытного наблюдателя. Подобные изменения свидетельствуют о наступлении, о возможности, раппорта (информационного контакта) с объектом манипулирования. А вероятность того, что в таком состоянии объект будет принимать подаваемую ему информацию без купюр — доходит до ста процентов. Другой вопрос, что возможны индивиды, которых невозможно ввести в состояние раппорта в транскрипции «здесь и сейчас», но подобное, например, возможно сделать позже. Все равно у каждого бывают состояния, когда он максимально подвержен к информационно-психологическому воздействию, к манипулированию над его психикой, вторжением в его психику и управлением психикой данного лица. Причем до конца проследить выбор подходящего момента также возможно, но для этого необходимо обладать опытом, знаниями, и предрасположенностью к подобного рода реализации возможностей. Т.е. хоть относительными, но способностями, а еще лучше — талантом. В этом случае вероятность достижения результата программирования значительно повышается.

В результате того что сломлен барьер критичности, психика начинает с небывалой силой воспринимать новую информацию. Такая информация откладывается в подсознание, и находит свое отражении в предсознании и сознании. То есть в данном случае мы можем говорить о том, что атака ведется как бы сразу на нескольких «фронтах». В результате чего наблюдается необычайно сильное программирование психики, появление мощных по силе устойчивых механизмов (паттернов поведения) в бессознательном. Кроме того, после создания подобного наблюдается инициирование появления все новых и новых механизмов схожей направленности в бессознательном психики. Однако теперь они находят постоянное подкрепление и в сознании и в предсознании. А значит возможен не только процесс закрепления полученной когда-то информации в подсознании (не всякой информации, а именно той, которая вызвала подобный процесс, информации, которая, в результате поступления которой начали сформировываться паттерны в бессознательном), но и уже такая информация начинает активизироваться, подчиняя в скором времени мысли и желания индивида в ключе, обозначенном смысловой нагрузкой подобного рода информации. При этом весьма важным фактором в обработке подобной информации являются особенности психики отдельного человека. Известно, что одна и та же информация на одного индивида может не возыметь никакого воздействия, а другого заставить чуть ли не кардинальным образом изменить жизнь.

Правый мозг, как мы уже заметили, простирается в спектре деятельности бессознательного психики. Тогда как левый — формирует сознательную личность. Правое полушарие мыслит образами, чувствами, схватывая картинку, левое — анализирует информацию, полученную с внешнего мира, прерогатива логического мышления — левое полушарие. Правое полушарие реализует эмоции, левое — мысли и знаки (речь, письмо, проч.) Встречаются индивиды, у которых в совершенно новой обстановке создается впечатление «уже увиденного». Это характерный пример деятельности правого полушария. В итоге мы можем говорить, что деятельность мозга обеспечивается двумя полушариями, правым (чувственным) и левым (знаковым, т.е. интегрирует объекты внешнего мира с помощью знаков: слов, речи, и т.п.). Взаимодополняемость деятельности двух полушарий проявляется часто одновременным присутствием в психике индивида рационального и интуитивного, разумного и чувственного. Отсюда и высокая эффективность директивных указаний мозгу в виде таких механизмов суггестивного воздействия как приказ, самовнушение, проч. Связано это со спецификой деятельности психики, когда, произнося или слыша речь — у человека включается также и воображение, что в данном случае заметно усиливает подобного рода воздействие.

При этом следует еще раз обратить внимание на необходимость слома сопротивления. Известно, что сопротивление включается тогда, когда в мозг (в психику) поступает новая информация, информация, которая изначально не находит отклика в душе человека, не находит чего-то схожего, с уже имеющейся в памяти информации. Такая информация не проходит барьер критичности и вытесняется в подсознание. Однако если усилием воли (т.е. задействуя сознание; воля — прерогатива деятельности сознания) сможем воспрепятствовать вытеснению, и заставим мозг анализировать поступающую информацию (необходимую нам часть такой информации), то тем самым нам удастся преодолеть сопротивление, а значит еще через какое-то время станет возможным испытать то состояние, которое мы именовали раннее сатори, или озарение. Причем эффект от подобного окажется несравненно выше, нежели чем информация методичным и длительным путем проникала в подсознание, позже оказывая влияние на сознание. В нашем случае, в случае слома барьера критичности, а значит и сопротивления, мы добьемся несравненно большего, ибо в этом случае какое-то время будет наблюдаться состояние т.н. «зеленого коридора», когда поступаемая информация практически целиком и полностью проходит, минуя барьер критичности. Причем также быстро в этом случае происходит и переход в сознание как их предсознания, так и из бессознательного. А значит нам уже не надо будет ждать долго, как в случае естественного перехода информации из подсознания в сознание, когда такая информация начинает свой переход только когда находит «отклик в душе», т.е. только тогда, когда цепляясь за схожую информацию имеющуюся в данный момент в сознании (информацию временную, потому что любая информация в сознании держится недолго, и через время, из оперативной памяти поступает в память долговременную) поступает туда. В случае преодоления сопротивления такая информация поступает сразу, изменяя при этом мировоззрение человека, потому что в данном случае активно задействуется сознание, а если что-то осознается человеком, то принимается как руководство к действию.

Также необходимо говорить о том, что любого рода информация, проходящая мимо сознания и подсознания индивида, т.е. подпадающая под спектр действия его репрезентативной системы (аудиальная, визуальная, и кинестетическая) и двух сигнальных систем (чувства и речь) неизменно откладывается в подсознании.

Сопротивление может быть сознательным, предсознательным, подсознательным, может выражаться в виде эмоций, мыслей, идей, установок, фантазий и проч. Одной из форм сопротивления является молчание. К сопротивлению также относится избегание болезненных для психики человека тем; рассказ общими фразами о том, что в действительности вызвало в свое время бурю эмоций; длительный рассказ о чем-то второстепенном, бессознательно избегая того, что может являться для человека действительно важным.  Сопротивлением является любое бессознательное нежелание менять какой-либо устоявшийся порядок в проведении бесед, встреч, форм общения и проч. К проявлению сопротивления относятся опоздания, пропуски, забывание, скука, отыгрывание (проявляется в том, что о важных для него фактах человек рассказывает разным людям), нарочитая веселость или грусть, огромный энтузиазм или длительное приподнятое настроение. При этом сопротивление может проявляться по-разному, т.е. быть явным или не явным. Например, при получении какой-либо информации человек может внешне не выказывать каких-либо эмоций, но как раз это является свидетельством сопротивление, потому как, по словам профессора Р.Гринсона (психоаналитика Мэрилин Монро), отсутствие аффекта наблюдается как раз когда рассматриваются действия, которые «должны быть чрезвычайно нагруженными эмоциями». Но при этом замечания человека «сухи, скучны, монотонны и невыразительны». (Р.Гринсон, 2003). Тем самым перед нами ошибочное представление, что самому человеку не интересно, и получаемая информация его не трогает. Как раз нет, он активно переживает, но стремится не показывать своего истинного отношения к той или иной ситуации как раз путем бессознательного включения сопротивления.

Итак, мы рассмотрели далеко не полный список существующих механизмов защиты, но перечисление основных защит на наш взгляд способны приблизить нас к пониманию возможных особенностей межличностных взаимодействий. При этом сам факт существования защитных механизмов в психике приближает нас к пониманию механизмов воздействия одного человека на другого.

Рассматривая вопросы включения невротических защит (а любая защита психика есть защита против развивающегося невроза) мы должны обратить внимание на то, что, по мнению профессора О.Фенихеля (1945, 2005), тревога и гнев являются следствием не получения выхода психической энергии в результате травмирующих психику обстоятельств, и представляют собой разрядку психического возбуждения. При этом следует обращать внимание, что защитные механизмы психики сдерживают переизбыток психической энергии, но при этом в случае преобладания или повторения травмирующей психику человека ситуации возможен выброс энергии, следствием чего являеся развитие невро-психической симптоматики. При этом, тот, кто предрасположен к неврозу вследствие конституции и инфантильной фиксации — отреагирует развитием невроза даже в ответ на минимальную активацию инфантильных конфликтов. А у кого-то подобное станет возможным лишь в результате тяжелых жизненных обстоятельств. По большому счету мы имеем дело с психоневрозами, т.е. с реакцией психики на какой-либо конфликт с участием сознания, подсознания и окружающего мира. Основу психоневрозов представляет невротический конфликт. Невротический конфликт является следствием конфликта между тенденцией к разрядке и тенденцией к предотвращению оной. (О.Фенихель, 2005). Выраженность стремления к разрядке зависит как от природы стимулов, так и большей частью от физико-химических реакций организма. Прослеживая по психоаналитической структуре психики, следует заметить, что невротический конфликт есть конфликт между Я (Ид) и Оно (Эго). При этом уже становится понятно, что мотивом защиты психики является тревога. Именно с помощью защитных механизмов психика индивида бессознательно спасается от опасности внешнего воздействия, т.е. от воздействия информация из внешнего мира на внутренний мир индивида. Причем у ряда лиц в этом случае действительно наблюдается конфликт, ибо поступающая информация оказывает негативное воздействие, подменяя личность индивида, и заставляя его совершать не свойственные ему раннее поступки. Спасается от подобного воздействия человек как раз включением механизмов психической защиты, кратко рассмотренными нами выше.

В ряде случаев тревога замещается чувством вины. Чувство вины в данном случае выступает в роли одной из защит психики. Само по себе чувство вины служит верным признаком невроза, характеризуется длительным состоянием устойчивого беспокойства, и фактически подменяет истинное «Я» — ложным образом, с которым личность данного человека вынуждена считаться. Такому невротику попросту ничего не остается как фактически подстраивать свою жизнь под существующее в его психике чувство вины. И ситуация в большинстве случаев имеет достаточно серьезные последствия, т.к. вынуждает индивида-невротика совершать действия если и контролируемые сознанием, то в лучшем случае частично; потому что вверх берут бессознательные желания, способствующие «заглушению» чувства вины, вызывающие сильнейшие провокации невроза в психике человека, который вынужденно совершает действия, направленные на выполнение чужой воли и исчезновению тем самым тревожности. Чувство вины это совесть человека. И в данном случае наблюдается весьма существенный конфликт, уходящий корнями в понимание вопроса, ибо постоянное удовлетворение позывов совести у невротика в конечном итоге приводит к негативным последствиям, следствием которых является затруднительная адаптация в социуме, т.е. у такого индивида-невротика нарушены контакты с внешним миром, ибо его внутренний мир вынужден все время вступать в противоречие между тем что необходимо делать, чтобы выживать в этом мире, и велениям внутреннего состояния души. При этом негативные аспекты существования чувства вины для личности невротика могут проявляться во внутренних деструктивных побуждениях садистко-мазохисткого характера, заключающегося в намеренном (бессознательном, большей частью) причинению неявного вреда своему здоровью (курению, употреблению алкоголя, опасной езде на автомобиле, прыжкам с парашюта и прочим занятиям экстремальным спортом).

Испытывая внутренние страдания от чувства вины, невротики иной раз применяют некоторые специфические варианты защиты от чувства вины, проявляющиеся в следующем: чувство вины может вытесняться, проецироваться (когда в совершении нежелательного поступка обвиняется кто-то другой), или, например, имеет место быть порицание, укор другим за то, что могли бы совершить сами; достаточно характерен пример с излишней навязчивостью, общительностью, внезапной словоохотливостью. В этом случае следует говорить о некой невротической реакции, проявлявшейся в стремлении невротика заглушить собственное чувство вины посредством получения одобрения за то, что внутренне переживается как запретное. Изоляция чувства вины встречается, когда, например, невротик совершает какой-либо проступок с достаточно заметным эмоциональным равнодушием, тогда как за совсем безобидный поступок — вполне искренне раскаивается.

Следует помнить, что защитные механизмы психики для самой психики являются способом избежать невроз. Для установления контакта и дальнейшего воздействия на человека становится возможным первоначально выявлять защитные механизмы его психики (т.е. правильно интерпретировать те или иные реакции организма), чтобы в последующем становилось возможным установить с подобным индивидом раппорт, а значит и после введения его в трансовое или полутрансовое состояние (в зависимости от индивидуальных особенностей той или иной психики) управлять таким человеком. Также необходимо помнить, что редко кто способен честно и искреннее выражать собственные чувства, мысли, эмоции, фантазии, желания и проч. Современный человек, являющейся дитем социума, научился скрывать чувства в процессе воспитания, необходимого для адаптации в окружающем мире. Поэтому задача воздействия на человека, на его психику, выявлять подобные механизмы сокрытия, и к людям относиться как к пациентам. И это действительно так, стоит только обратить внимание и понаблюдать за спецификой поведения людей. Природа человека уже сама по себе заставляет его быть скрытным. Причем подобное происходит на бессознательном уровне и от самого человека не зависит. Правда те из индивидов, у которых в силу географии проживания (сильно удаленные от мест цивилизации деревни и проч.) и собственных нравственных предпочтений ограничен контакт со СМИ и СМК, еще могут быть по возможности честными, хотя и на них оказывает свое давление цивилизация и культура, и со временем для выживания они должны сделать выбор: или быть как все, т.е. лгать, обманывать, изворачиваться, и в этом случае выжить, стать полноправным членом общества, или оставаться до конца честным и открытым, а значит стать изгоем общества, и последователем маргинальных позиций, и как следствие подобного — быть лишенных благ цивилизации. Выбор поистине тяжелый, притом что большинством попросту неосознается, так как с самого рождения их психику программируют средства массовой коммуникации и информации, а значит такие люди сразу же начинают «играть по правилам» и законам общества.

Рассматривая психику человека, глубины его сознания, мы обязательно должны остановиться на симптоматике невротической зависимости, потому как подобное, на наш взгляд, служит существенным фактором возможности управления человека человеком. Действительно, манипулятивное воздействие зачастую осуществляется с помощью всевозможных приемов, направленных на провокацию невротической зависимости у объекта манипуляций. Причем сама форма существования любого рода невротической зависимости (тревожность, страх, чувство вины и т.п.) вызывает в психике человека определенный дискомфорт, выражающийся в необходимости подстраивать собственную жизнь под симптоматику существующего в его психике заболевания, а значит, характеризуется невозможностью человека жить той жизнью, которой он, быть может, и хотел бы жить. При этом мы должны говорить, что у каждого человека в той или иной степени возможно вызвать невротическую зависимость. В зависимости от состояния нервной системы и профессиональный навыков такого индивида — просто будет различаться продолжительность действия невроза, в который окажется погружена его психика. Поэтому одной из форм манипулирования психическим сознанием является провокация невротической зависимости у индивида или масс.

Рассмотрим данный вопрос подробней. Все люди разделяются на тех, у кого невроз представлен в значительной степени (в этом случае он заметен для окружающих), на тех, кто живет с симптоматикой невроза, но при этом невроз не мешает ему выполнять свои профессиональные или социальные обязанности, лишь затрудняя в иных случаях их выполнение, на тех, кто думает что у него невроза нет, но если провести анализ жизнедеятельности такого человека — можно проследить наличие у него не явно выраженных форм невротической зависимости, и тех, которые не в состоянии понять себя сами, но при анализе их поведения все становится понятным. Известно, что психика человека представлена как минимум тремя составляющими некоего структурного единства (сознание, бессознательное, и цензура, или Сверх-Я). В обычном состоянии, т.е. состоянии не удрученном какими-либо невзгодами, трудностями, волнениями, опьянением, чрезмерной усталостью и проч., человек находится в сознании. В таком состоянии (состоянии сознания, или обычном состоянии сознания, далее ОСС) важную роль играет цензура психики, которая стоит на пути между информацией, поступаемой как из внешнего мира (в мозг или в психику), так и на пути информации из мира внутреннего (бессознательного, подсознания). Цензура психики представляет собой своеобразный барьер критичности, с основной ролью — перераспределять поступающую информацию между сознанием и подсознанием (бессознательным). Известно также, что при определенном влиянии разных факторов цензура психики может ослабевать, и в такое время информация, которая раннее могла не преодолеть барьер критичности (а значит наблюдалось препятствие на пути ее осознания, и как следствие — происходил перевод в бессознательное) все же оказывается в сознании, а значит может сразу влиять на поведение человека в контексте «здесь и сейчас». Ранее в случае не преодоления барьера критичности такая информация сначала откладывалась в подсознании, и только при создании определенных условий, активирующих паттерны поведения в результате совпадения кодировки старой и вновь поступившей информации, начинала оказывать влияние на сознание, а значит на мысли и последующие поступки человека. При ослабления цензуры психики мы должны говорить о нахождении человека в измененных состояниях сознания (далее — в ИСС). При этом следует понимать, что сами ИСС являются результатом каких-либо предварительных воздействий на психику, в результате которых психика на время теряет привычное ей свойство выставлять барьер на пути любой информации, получаемой из внешнего мира, информации как посредством межличностной коммуникации, так и информации, получаемой при помощи средств массовой коммуникации (далее — СМК). Кроме того, следует обратить внимание, что в ИСС психика индивида может погружаться как самостоятельно (в результате, например, алкогольного опьянения, депрессии, страха, всплеска эмоций и т.п.), так и намеренно, в результате целенаправленных действий со стороны манипулятора. В этом случае манипулятор какими-либо своими действиями (словами, поступками, проч.) провоцирует психику объекта манипуляций (жертвы), чем вызывает в психике последнего явный временный дисбаланс (психологический дискомфорт, результатом которого является ослабление цензуры психики), проявляющийся в погружение на какое-то время такого человека в ИСС, в результате, например, ярости, вспышки агрессии, печали, и проч. симптоматики проявления невротической зависимости или деструктивного поведения, когда у человека на какое-то время исчезает способность контролировать себя посредством сознания, и какое-то время он пребывает в т.н. состоянии аффекта. При этом, повторим, опытные манипуляторы (специалисты, прошедшие специальную школу подготовки в спецслужбах, врачи-психиатры, некоторые психотерапевты и психологи, иные лица, в т.ч. имеющие врожденные или интуитивно приобретенные в течении жизни способности) могут намеренно погружать другого человека в ИСС, провоцируя, например, у него сначала невротическое состояние, а после программируя такого человека посредством вводимых в его подсознание психологических установок, направленных на дальнейшее подчинение такого человека и выполнения им воли манипулятора. Другими словами, человека можно сначала «вывести из себя» (нарушить эмоциональное состояние словом, жестом, поступком, проч.), а после ввести ему код на выполнения определенного задания или жизненного поведения. И закодированный таким образом человек будет выполнять тайные команды манипулятора, бессознательно считая что совершает поступки по своей воле. Также когда возникает необходимость чтобы кто-либо выполнил ваши условия, но находясь в ОСС (обычное состояние сознания) он не выполняет, психику такого человека путем целенаправленного воздействия следует сначала перевести в ИСС (измененное состояние сознания), а после провести кодирование на выполнение необходимых вам установок. При этом необходимо избирательно подходить к работе с каждым конкретным индивидом в силу ряда особенностей (т.е. учитывать его образование, жизненный опыт, семейное воспитание, географию проживания, интеллект и проч.) Манипулирование в этом случае осуществляется путем воздействия на подсознание, с активацией архетипов коллективного бессознательного.

Известно, что в бессознательном психики (в подсознании) хранится практически неограниченный объем информации. Формируется подобная информация в процессе социализации человека (в результате задействования репрезентативных и сигнальных систем, т.е. это информация, попадающая в бессознательное в процессе жизни человека),  генетическим путем (через ДНК родителей), а также филогенетическим способом (опыт предшествующих поколений, т.н. коллективное бессознательное). При этом следует обратить внимание на роль каждого из перечисленных способов пополнения бессознательного психики. Невозможно предсказать каким образом в тот или иной момент произойдет активность соответствующих нейронов головного мозга, вызвавших впоследствии ту или иную реакцию человека. Подобное зависит от разных факторов, и трудно поддается какой-либо разгадке в масштабах психики человечества, но в какой-то мере, как мы уже замечали, прогнозируется (с определенной долей условности, конечно) в отношении какого-либо конкретного индивида в частности, и масс в целом. Один из способов подобного следующий. Как мы уже говорили, информацию из внешнего мира мозг считывает с помощью репрезентативных (визуальная, аудиальная, кинестетическая…) и двух сигнальных систем (чувства, речь). Далее подобная информация неизменно откладывается в подсознании, независимо от того, было ли это воспринято сознанием, или оказалось сразу вытеснено цензурой психики (цензура — барьер критичности между сознанием и бессознательным). Оказавшись в подсознании, подобная информация откладывается в глубинах памяти, и при ряде случаев рано или поздно переходит в сознание, или же хранится в подсознании, и уже оттуда оказывает влияние на сознание. Новая информация, при поступлении в мозг, может вступать во взаимодействие с уже существующей информацией, если совпадают, как заметил исследователь С.А.Зелинский, кодировки сигнала новой и старой информаций. В этом случае формируются паттерны поведения (как новые, так и могут усиливаться раннее существующие); кроме того вновь поступившая информация в случае совпадения кодировок сигнала не только закрепляет в памяти информацию ранее существующую (на этом частично основан процесс запоминания), но и, например, если ее восприятие мозгом проходит на фоне определенного эмоционального напряжения или, скажем, в ИСС, или же подобная информация активирует какой-либо из архетипов коллективного бессознательного, то в любом из этих случаев такая информация способна образовать новые паттерны поведения, вытекающие из психологических установок в подсознании, образующихся вследствие первоначального образования доминанты (т.е. очагового возбуждения в коре головного мозга). Кроме того следует говорить, что если информация из внешнего мира оказывается благотворно воспринята сознанием (т.е. ее пропускает цензура психики, ослабляя барьер критичности), то по нашему мнению подобная информация еще прочнее закрепляется в глубинах сознания, и в дальнейшем считывание сигнала на определение «свой-чужой» происходит быстрее, а значит далее при восприятии новой информации из внешнего мира процессы отбора-деления на нужную или не нужную информацию для сознания (т.е. деятельность барьера критичности, цензура психики) будет происходить значительно быстрее; что вполне объяснимо, так как прежняя информация уже проложила связи-пути, а значит если какая-то вновь и вновь поступаемая информация будет совпадать по кодированному сигналу (буквенно-знаковому, например), то она тотчас же после определения схожести с уже существующей ранее — отложится в соответствующей ячейке памяти, дополнив раннее существующий паттерн поведения и укрепив существующую психологическую установку.

Известно, что психика индивида зачастую весьма благоприятно относится к информации, которая не противоречит информации, полученной раннее и нашедший отклик «в душе» вследствие многократного эмпирического подтверждения в результате как собственной жизнедеятельности, так и наблюдения за жизнью других. На подобной особенности человеческой психики играют манипуляторы, которые изначально подают выбранному ими объекту манипуляций ту информацию, которую этот человек хочет услышать, тем самым усыпляя его бдительность (т.е. нейтрализуя цензуру психики), вызывая предрасположенность к себе, а значит и получая возможность управлять психикой подобного индивида. Каким образом может происходить эмпатия (взимовлюбленность)? Изначально рекомендуется собрать какую-либо информацию о конкретном человеке, причем подобную информацию возможно получить в процессе наблюдения за лицом, выбранном в качестве объекта манипуляций а значит и для  последующего программирования психики данного лица и моделирования его поступков посредством возникновения у него мыслей, простирающихся в русле последующих манипуляций со стороны манипулятора. Весьма эффективным методом манипулятивного воздействия на человека является выведение его из психоэмоционального равновесия. Простирается этот метод в спектре воздействия на сознание и закладывание устойчивых механизмов (паттернов) в то время, когда психика индивида находится в ИСС (измененных состояниях сознания), что в свою очередь достигается путем сознательного погружения индивида в некие трансовые состояния, провокацию, например, невротической зависимости (страха, тревожности, чувства вины и т.п.), в результате чего цензура психики такого человека (объекта манипулятивного воздействия) на какое-то время ослабевает вследствие снижения барьера критичности, а значит становится возможным навязать такому человеку установки, которые в последствие он будет неукоснительно выполнять (провести своеобразное кодирование). Мы также должны обратить внимание, что большинство людей на самом деле бессознательно желают подчиняться. Происходит так потому, что с помощью подчинения (выполнения воли другого) такие люди на время снимают с себя психологический груз ответственности (любой человек находится в состоянии легкого невроза от необходимости следовать правилам общества, и главным образом от опасения нарушать их). Подчиняясь другому, большинство индивидов бессознательно освобождаются от невротической зависимости. Причем подчинению способствует их сознательная попытка оправдать себя необходимостью оказания помощи другому человеку. Действительно, в ряде случаев приказ можно интерпретировать как просьбу другого человека выполнить что-либо. Особенно если такая просьба выглядит как просьба, т.е. подается не в директивной форме, а усиливается соответствующими интонациями голоса и проч. То есть перед нами еще и искренняя заинтересованность объекта манипуляций в выполнении каких-либо действий, к которым его сподвигает манипулятор, и которые бессознательно человек мог бы совершить и сам. Манипулятор в этом случае как бы подключается к объекту манипуляций (с помощью раппорта например), чувствует его внутреннее состояние, и выбирает методы воздействия, простирающиеся в русле бессознательных интересов человека, выбранного им в качестве объекта манипулирования.

Кроме того, в результате выполнения воли другого, человек подсознательно понимает, что и ответственность за необходимость совершения действий, о которых его просят, несет другое лицо (т.е. манипулятор, навязавший ему свою волю). А значит с такого индивида-ведомого не только автоматически снимается любая ответственность, но он начинает испытывать чувство комфорта вследствие удовлетворения желания другого человека, помощи ему. На наш взгляд, необходимость оказания помощи является достаточно мощным архетипом коллективного бессознательного человека. Причем подобный архетип (его насыщаемость) подпитывается воспитанием, образованием и т.п., т.е. все время обогащается в результате жизни в социуме любого человека. И когда манипулятор начинает воздействовать на психику другого человека, выбранного им в качестве объекта манипуляций, манипулятор в данном случае, как полагает ученый-исследователь С.А.Зелинский, активирует данный архетип, и в результате подобного воздействия на архетипическую составляющую коллективного бессознательного значительно усиливается раппорт между манипулятором и объектом манипуляций, объект при этом попадает в своего рода трансовые состояния, что значительно усиливает манипулятивное воздействие на него со стороны манипулятора, а значит объект манипуляций испытывает непреодолимое желание подчиниться воле другого человека, т.е. подчиниться воле манипулятора.

Рассматривая невротическую составляющую психики следует обратить внимание на такую особенность развития невроза, как возникновение его вследствие необходимости следовать культурным правилам общества. Действительно, цивилизация накладывает свой отпечаток на поведение человека в обществе. Современный индивид вынужден подавлять архаичные (низменные, первобытные) инстинкты, которые с развитием цивилизации вовсе не исчезли из коллективного бессознательного психики человека, а сознательно подавляются в процессе воспитания. Отсюда рост тревожности и проч. симптоматики невротических зависимостей. Профессор З.Фрейд обращал внимание, что именно культура встала на пути индивида, воздействуя на его психику в русле развития симптоматики невроза, вызванного необходимостью сдерживать свои архаичные желания и подавлять первичные позывы. (З.Фрейд, 2003). З.Фрейд отмечал, что в психике любого человека присутствуют деструктивные тенденции, а у некоторых людей они настолько сильны, что определяют его социальное поведение. Культура оказывает постоянное психологическое воздействие на человека с целью подавления первобытных инстинктов. А подавление по мнению Фрейда приводит к неврозу. Т.е. Фрейд видел возникновение невроза в необходимости сдерживать свои бессознательные порывы. (З.Фрейд, 2003). Как известно, бессознательное психики базируется в правом полушарии головного мозга (сознание в левом полушарии). Воспитание и прочие факторы процесса социализации индивида способствуют подавлению (вытеснению) деструктивных бессознательных инстинктов. При ослаблении цензуры психики, подобные желания переходят в сознание, а значит реализуются человеком в его поступках. Например футбольные фанаты. Каждый в отдельности способен сдерживать себя, контролируя разум. Но когда отдельные индивиды объединяются в толпу, их психика переходит в бессознательный режим (трансовый, полугипнотический, режим измененного состояния сознания, т.е. в преобладании контроля заметно активируется правое полушарие мозга), а значит толпа способна на различные бесчинства. Кроме того следует признать, что люди с примитивным мышлением менее подвержены симптоматике невроза (депрессии, тревожность, беспокойство, чувство вины, проч.). Таким образом, на любого человека общество оказывает свое воздействие, выражающееся в необходимости придерживаться определенных правил и устоев. Говоря об инстинктах бессознательного, следует отметить что действительно в полной мере сохранились в психике человека. Причем психика первобытного и современного человека имеет главное отличие: сознательное подавление инстинктов современного человека в результате влияния принятых норм цивилизации. И тогда, реализация любого из трех основных инстинкта-желания первобытного человека (убить, съесть, изнасиловать) возможна в современном обществе лишь в случае погружения психики современного человека в трансовые (измененные) состояния сознания.

Профессор З.Фрейд исходил из того, что всякий душевный процесс изначально находится в бессознательном, и только после переходит в сознание. При этом некоторые психические акты в сознание не переходят, оставаясь в бессознательном. А значит именно бессознательные процессы в итоге определяют поведение человека. Кроме того Фрейд предполагал двойственность бессознательного, считая что существует т.н. латентное бессознательное (предсознание) и вытесненное бессознательное (собственно бессознательное в нашем понимании). При этом если латентное бессознательное еще могло стать сознательным, то собственно бессознательное — в сознание перейти не может по принципу. Фрейд также признавал, что сознание (Я) включает в себя определенную часть бессознательного. Таким образом речь идет о Сверх-Я, причем подобное определение, как известно, появилось позже первоначальных топических и динамических моделей понимания психики, когда именно Я, Сверх-Я, и Оно — стали определять структурную теорию психики. (В.М. Лейбин, 2001).

В процессе жизнедеятельности большинству индивидов удается сдерживать порывы собственного бессознательного вернуться к реализации низменных инстинктов, таящихся в глубинах психики. Сдерживать первобытные инстинкты (сохранившиеся в психике в латентной форме) получается с помощью Сверх-Я, которая, как известно, стоит на пути не только информации, поступаемой из внешнего мира, но и на пути того содержания бессознательного, которое делает периодические попытки пробиться в сознание, а значит, таким образом, легализоваться. И вот как раз подобное становится осуществимым в том числе и когда цензура психики ослаблена и не выполняет какое-то время свои функции, что в свою очередь становится возможным во время пребывания индивида в т.н. измененных состояниях сознания (ИСС). (С.А.Зелинский, 2008). Когда становится возможным пребывать в ИСС? Например, когда индивид пребывает в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, в минуту усталости, в стрессовых состояниях, во время внутреннего расстройства, вызванного, например, переключением внимания на какой-либо посторонний объект, и т.п. То есть в силу всех тех причин, причину возникновения которых можно охарактеризовать как ослабление контроля Сверх-Я, ослабления качества пропускной способности цензуры психики. Необходимо обратить внимание, что форма измененных или трансовых состояний сознания позволяет человеку (как объекту манипуляций) находиться в состоянии бодрствования. Т.е. его для этого не нужно погружать в сон. Объект даже может считать, что отдает полный отчет реальности (т.е. контролирует сознанием происходящие в его психике процессы), но при этом, пока он пребывает в измененных состояниях сознания, в его подсознание вводится необходимая манипулятору установка, т.е. человек (объект манипуляций) кодируется. И после введения кода (код может быть аудиально-визуально-кинестетического характера в зависимости от модальности психики того или иного человека), такой человек выполнит заложенную в его психику установку. Кроме того, таким образом становится возможным кодировать объект на совершение действий через любой период времени (он нескольких минут до нескольких лет).

Одним из отличий психики современного и архаичного человека является необходимость первого скрывать свои внутренние бессознательные позывы (желания) под действием запретов, накладываемых обществом. Страх наказания в этом случае прочно сдерживает желания реализации деструктивных желаний. Но необходимость сдерживать низменные позывы бессознательного в ряде случаев приводят к повышению общей нервозности психики, т.е. к развитию различного рода симптоматики невротических заболеваний. Причем иной раз человек может не погружаться полностью в болезнь, а находится, например, в пограничной стадии заболевания, т.е. балансировать между симптоматикой невроза и ОСС (обычными состояниями сознания) относительно психически здорового человека. Сдерживанию деструктивных желаний бессознательного человек научается в процессе воспитания, т.е. еще с детства. Причем, как обращал внимание Фрейд (2003) — даже при самом мягком воспитании у ребенка может развиваться суровая совесть. Совесть — это одна из структур «Сверх-Я», и действует как цензор, отсеивая поступающую в сознание информацию. Чувство вины, «Сверх-Я», это контроль за взаимоотношениями стремлений «Я» и требований «Сверх-Я». Лежащий в основе этого отношения страх перед критической инстанцией, потребность в наказании — это проявление инстинкта «Я», сделавшегося мазохистским под влиянием садистического «Сверх-Я». Иначе говоря, «Я» употребляет часть имеющегося у него внутреннего деструктивного влечения для установления связи со «Сверх-Я». При этом в ОСС чувство вины оказывается ощутимо (осознано) сознанием. Тогда как в неврозе навязчивых состояний чувство вины уже навязывается сознанию, а в проявлении иных неврозов можно говорить и о бессознательном чувстве вины. Так же Фрейд полагал, что определенный процент людей навсегда останется асоциальным. Культура основывается на принуждении к труду и на отказе от влечений, что вызывает сопротивление со стороны психики индивидов. (З.Фрейд, 2003).

 «Когда культура выставила требование не убивать соседа, которого ты ненавидишь, который стоит на твоем пути и имуществу которого ты завидуешь, то это было сделано явно в интересах человеческого общежития, на иных условиях невозможного,— замечает Фрейд[17].—В самом деле, убийца навлек бы на себя месть близких убитого и глухую зависть остальных, ощущающих не менее сильную внутреннюю наклонность к подобному насильственному деянию. Он поэтому недолго бы наслаждался своей местью или награбленным добром, имея все шансы самому быть убитым. Даже если бы незаурядная сила и осторожность оградили его от одиночных противников, он неизбежно потерпел бы поражение от союза слабейших. Если бы такой союз не сформировался, убийство продолжалось бы без конца, и в конце концов люди взаимно истребили бы друг друга… Одинаковая для всех небезопасность жизни сплачивает людей в общество, которое запрещает убийство отдельному индивиду и удерживает за собой право совместного убийства всякого, кто переступит через запрет. Так со временем возникают юстиция и система наказаний».

Профессор К.Хорни считала, что причины образования невроза у разных индивидов одинаковы, независимо от различия в содержании личного бессознательного.

Говоря о культуре и неврозе, Хорни отмечала, что культура основывается на принципе индивидуального соперничества. Отдельному человеку приходится бороться с другими представителями той же группы, приходится брать верх над ними и нередко «отталкивать» в сторону. Превосходство одного означает неудачу для другого. Психологическим результатом такой ситуации является враждебная напряженность между людьми. Каждый представляет собой реального или потенциального соперника для другого. Эта ситуация распространена и среди участников одной профессиональной группы, независимо от попыток замаскировать соперничество вежливым обращением. Соперничеством и сопутствовавшей ей враждебностью проникнуты все человеческие отношения. Враждебное напряжение между людьми приводит к возникновению страха — страха потенциальной враждебности со стороны других, усиленного страхом мести за собственную враждебность. Другим важным источником страха у человека является перспектива неудачи. Страх неудачи вполне реален потому, что шансы потерпеть неудачу выше шансов достигнуть успеха; кроме того неудачи в обществе, основанном на соперничестве, влекут за собой реальную фрустрацию потребностей. Они означают потерю престижа и все виды эмоциональных переживаний неудачи. (К.Хорни, 1993).

Рассмотрим противоречия между основными невротическими конфликтами: (по К.Хорни, 1993).

1) Противоречие между соперничеством и успехом, с одной стороны, и человечностью — с другой.

В этом случае наблюдается явный парадокс, так как для того чтобы чего-то достигнуть в жизни необходимо быть уверенным и напористым (а значит сметать других со своего пути, т.е. быть агрессивным), а с другой стороны, следование христианским позициям предполагает смирения и уступчивость. Для разрешения такого противоречия есть лишь два варианта: всерьез следовать одному из этих стремлений и отказаться от другого или серьезно воспринимать оба этих стремления и в результате испытывать серьезные внутренние запреты в отношении того и другого.

2) Противоречие между стимуляцией потребностей индивида и фактическими препятствиями на пути их удовлетворения.

Потребности в этом случае постоянно стимулируются (например рекламой). Однако для огромного большинства реальное осуществление этих потребностей жестко ограничено. Психологическое следствие для человека состоит в постоянном разрыве между желаниями и их осуществлением.

3) Противоречие между утверждаемой свободой человека и всеми его фактическими ограничениями.

Общество говорит индивиду, что он свободен, независим, может строить свою жизнь в соответствии со своей свободной волей. В действительности для большинства все эти возможности ограничены. В итоге человек колеблется между ощущением безграничной власти в определении собственной судьбы и ощущением полнейшей беспомощности. Эти противоречия, заложенные в культуре, представляют собой те же конфликты, которые невротик отчаянно пытается примирить: склонность к агрессивности и тенденцию уступать; чрезмерные притязания и страх никогда ничего не получить; стремление к самовозвеличиванию и ощущение личной беспомощности. Отличие от нормы имеет чисто количественный характер. В то время как нормальный человек способен преодолевать трудности без ущерба для своей личности, у невротика все конфликты усиливаются до такой степени, что делают какое-либо удовлетворительное решение невозможным. При этом невротиком может стать такой человек, который пережил обусловленные культурой трудности в обостренной форме, преломив их главным образом через сферу детских переживаний, и вследствие этого оказался неспособен их разрешить или разрешил их ценой большого ущерба для своей личности. (К.Хорни, 1993).

По мнению К.Хорни, наличие в душе человека тревоги может объясняться сложившейся конфликтной ситуацией, корни которой тянутся к детству данного человека, когда он был лишен подлинной теплоты вследствие невротизма одного из родителей. В этом случае родители маскируют реальное отсутствие теплоты заявлениям что делают все ради ребенка, и якобы учитывают интересы только его. При этом наблюдаются несправедливые упреки, колебания между чрезмерной снисходительностью и презрительным отвержением, от временной невнимательности до постоянного вмешательства и ущемления самых насущных и законных желаний. Например, попытки расстроить дружбу ребенка с кем-либо, высмеять проявление независимого мышления, игнорирование его интересов — будь то художественные, спортивные или технические увлечения. В целом такое отношение родителей если и не умышленно, то все равно означает ломку воли ребенка. (К.Хорни, 1993).

Хорни (1993) обращала внимание на те психические реакции, которые ребенок испытывает при невротичных родителях. В таком случае имеют место различные опасности, возникающие вследствие вытеснения критики, протеста или обвинений, и одна из них заключается в том, что ребенок вполне может взять всю вину на себя и ощутить себя недостойным любви. Опасность, которая заключается в этом, означает, что вытесненная враждебность может породить тревожность. Имеется несколько причин, почему ребенок, растущий в такой атмосфере, будет вытеснять враждебность: беспомощность, страх, любовь или чувство вины. Ребенок в течение многих лет проявляет свою беспомощность, находясь в зависимости от окружающих его людей в удовлетворении всех своих потребностей. После первых двух или трех лет жизни происходит переход от биологической зависимости к той форме зависимости, которая затрагивает психическую, интеллектуальную и душевную жизнь ребенка. Это продолжается до тех пор, пока ребенок не созреет для начала взрослой жизни и не станет способен взять жизнь в свои руки. Однако имеются весьма значительные индивидуальные различия в той степени, в которой ребенок остается зависимым от своих родителей. Все это связано с тем, чего хотят достичь родители в воспитании своего ребенка: или это стремление сделать ребенка сильным, храбрым, независимым, способным справляться со всевозможными ситуациями, или их главным стремлением является дать ребенку уют, сделать послушным, продлить его инфантильное неведение окружающего мира, т.е. — искусственно продлить инфантильность психики повзрослевшего ребенка до  взрослого возраста. При этом у детей, растущих в неблагоприятных условиях, беспомощность обычно искусственно закреплена вследствие запуганности, сюсюканья или вследствие того, что ребенка воспитывают и держат в состоянии эмоциональной зависимости. Чем более беспомощным делается ребенок, тем в меньшей степени он может осмелиться на сопротивление в своих чувствах или действиях. Страх может вызываться угрозами, запретами и наказаниями, и путем наблюдаемых ребенком эмоциональных взрывов несдержанности и сцен насилия; он может возбуждаться также таким косвенным запугиванием, как внушение ему мысли об огромных жизненных опасностях, связанных с микробами, уличным движением, незнакомыми людьми, невоспитанными детьми, лазанием по деревьям и др. Чем сильнее ребенок переполняется страхами, тем меньше будет он осмеливаться показывать или даже ощущать враждебность. Любовь может быть причиной для вытеснения враждебности. Когда отсутствует искренняя привязанность, часто имеют место обильные словесные заверения в том, сколь сильно родители любят ребенка и как они готовы всем пожертвовать для него. Ребенок, в особенности если он запуган, может цепляться за этот суррогат любви и бояться нашалить, дабы не потерять эту награду за свое послушание. Другими словами, ребенок вытесняет свою враждебность по отношению к родителям, потому что опасается, что любое ее проявление ухудшит его отношения с родителями. Им движет страх, что они бросят его или будут настроены против него. Кроме того ребенку внушают вину за любые проявления враждебности или сопротивления; то есть ему внушают, что он является недостойным или презренным в собственных глазах, если он либо выражает, либо чувствует негодование и обиду на своих родителей или если он нарушает установленные ими правила. Эти две причины, заставляющие испытывать чувство вины. Чем сильнее ребенка заставляют ощущать свою вину, тем меньше он будет осмеливаться ощущать недоброжелательность или выступать с обвинениями в адрес родителей. Все перечисленные факторы вытеснения враждебности порождают тревожность. Существует разница, будет ли тревожность ограничена теми обстоятельствами, которые вызвали у ребенка такую реакцию, или она разовьется во враждебную установку и тревожность по отношению к людям вообще. Если ребенку повезет иметь любящую бабушку, понимающего учителя, нескольких хороших друзей, его опыт общения с ними может предохранить его от убеждения, что от других людей можно ожидать только плохого. Но чем более травмирующими являются его переживания в семье, тем более вероятно что у ребенка разовьется реакция ненависти и недоверия по отношению к ко всем людям. Чем больше ребенка изолируют, препятствуя приобретению им собственного опыта, тем с большей вероятностью развитие будет идти в этом направлении. Чем больше ребенок скрывает недовольство своей семьей, например путем подчинения установкам родителей, тем в большей степени он проецирует свою тревожность на внешний мир и, таким образом, приобретает убеждение, что мир в целом опасен и страшен. В таком случае он станет ранимым, обидчивым, и менее способным к самозащите, что может привести к одиночеству во взрослой жизни, потому что отдельные острые реакции на частные провоцирующие ситуации кристаллизуются в склад характера. А значит у такого индивида может развиться невроз или глубинная тревожность. (К.Хорни, 1993).

Глубинная тревожность лежит в основе отношения к людям. В то время как отдельные состояния тревоги могут быть вызваны действующей в данный момент причиной, глубинная тревожность продолжает существовать, даже если конкретная причина отсутствует. Глубинная тревожность проявляется как чувство собственной незначительности, беспомощности, покинутости, подверженности опасности нахождения в мире, который открыт обидам, обману, нападкам, оскорблениям, предательству, зависти. Подспудное недоверие к каждому человеку может скрываться за поверхностным убеждением в том, что люди в целом являются вполне симпатичными; существующее глубинное презрение к каждому может быть замаскировано готовностью восхищаться. При этом глубинная тревожность может быть полностью лишена личностного характера и трансформирована в ощущение опасности, исходящей от грозы, политических событий, несчастных случаев, пищи, или в чувство того, что таких индивидов-невротиков преследует судьба. Глубинная тревожность означает, что из-за внутренней слабости человек ощущает желание переложить ответственность на других, получить от них защиту и заботу. В то же время вследствие глубинной враждебности он испытывает слишком глубокое недоверие, чтобы осуществить это желание. (К.Хорни, 1993).

Профессор К.Хорни предлагает четыре основных способа защиты от глубинной тревожности: любовь, подчинение, власть и реакция ухода (отстранения).

Первое средство, любовь, происходит по формуле: если вы меня любите, то не причините мне зла.

Второе средство, подчинение. Это может быть подчинение общепринятым взглядам, религиозным ритуалам или требованиям какого-то человека. Следование правилам или повиновение будет служить определяющим мотивом для всего поведения. Такое отношение может принимать форму необходимости быть «хорошим», хотя дополнительная смысловая нагрузка понятия «хороший» видоизменяется вместе с теми требованиями или правилами, которым подчиняются. В некоторых случаях отношение подчинения принимает обобщенную форму подчинения потенциальным желаниям всех людей и избегания всего, что может вызвать возмущение или обиду. В таких случаях человек вытесняет любые собственные требования, критику в адрес других лиц, позволяет плохое обращение с собой и готов оказывать услуги всем. Далеко не всегда люди осознают тот факт, что в основе их действий лежит тревожность, и твердо верят, что действуют таким образом, руководствуясь идеалами бескорыстия или самопожертвования, вплоть до отказа от собственных желаний.

Отношение подчинения также может служить цели обретения успокоения через любовь, привязанность, расположение. Если любовь настолько важна для человека, что его чувство безопасности зависит от этого, тогда он готов заплатить за него любую цену, и в основном это означает подчинение желаниям другого человека. Если человек оказывается неспособен верить в любовь, тогда его отношение подчинения направлено не на завоевание любви, а на поиски защиты. Есть люди, которые могут чувствовать свою безопасность лишь при полном повиновении. У них столь велики тревожность и неверие в любовь, что полюбить и поверить в ответное чувство для них почти невозможно.

Третье средство защиты от глубинной тревожности связано с использованием власти — это стремление достичь безопасности путем обретения реальной власти или успеха.

Четвертым средством защиты является уход. Если предыдущие три средства рассматривали борьбу, противостояние, желание справляться с трудностями, то этот способ направлен на спасение путем бегства от мира. Подобное может достигаться различными способами, например накоплением определенного количества богатства для достижения независимости от других в удовлетворении своих потребностей, или же сведением своих потребностей до минимума. (К.Хорни, 1993).

К.Хорни (1993) обращает внимание, что любой из четырех способов может быть эффективным в обретении желаемого успокоения. При этом отмечается удивительная параллель: вследствие того, что зачастую невозможно следовать только одному способу из-за чрезмерных требований, предъявляемых к себе, то случается так, что невротик может одновременно испытывать настоятельную потребность повелевать другими и желать чтобы его любили, и в то же время стремиться к подчинению, при этом навязывая другим свою волю, а также избегать людей, не отказываясь от желания быть ими любимым. Именно такие абсолютно неразрешимые конфликты обычно являются динамическим центром неврозов. Наиболее часто сталкиваются стремление к любви и стремление к власти. При этом, для избавления от глубинной тревожности люди различаются на тех, для кого главным стремлением является желание любви или одобрения, ради которых они способны идти на все, на тех, чье поведение характеризуется тенденцией к подчинению, к покорности и отсутствием каких-либо попыток самоутверждения, на тех, для кого доминирующим стремлением является успех или власть, и на тех, кто склонен к уединению и обретению таким образом независимости. Рассматривая жажду любви и власти, Хорни отмечает, что в неврозах часто встречается жажда любви и привязанности. При этом невротик оказывается неспособен судить о том, какое впечатление он производит на других, поэтому он не в состоянии понять, почему его попытки установить дружеские, брачные, любовные, или профессиональные отношения часто приносят неудовлетворенность. Такой человек-невротик склонен обвинять других в невнимательности, вероломстве и проч., не замечая причину в себе.

Рассматривая природу любви, профессор Карен Хорни (1993) обращает внимание, что намного легче определить, что не является любовью, чем то, что такое любовь. Можно очень глубоко любить человека и в то же время иногда на него сердиться, в чем-то ему отказывать или испытывать желание побыть одному. Есть разница между такими реакциями гнева и отношением невротика, который считает, что любой интерес, который любимые им люди проявляют к третьим лицам, означает пренебрежение к нему. Невротик интерпретирует подобное как предательство, а любую критику — как унижение. Это не любовь. Поэтому не следует думать, что любовь несовместима с деловой критикой тех или иных качеств или отношений, которая подразумевает помощь в их исправлении. Но к любви нельзя относить, как это часто делает невротик, невыносимое требование совершенства. Не является любовью использование другого человека в качестве средства достижения некоторой цели. Такая ситуация встречается когда другой человек необходим лишь для сексуального удовлетворения или для престижа в браке. Человек может обманывать себя, считая, что любит кого-то, но это не любовь, а благодарность за то что другой человек им восхищается. При этом как только такой любимый человек перестает восхищаться, то наступает разрыв отношений. Потому что была не любовь а благодарность за восхищение.

Искаженное проявление любви у невротика проявляется также в его стремлении

к любого рода привязанности в целях успокоения, т.е. он нуждается в любви и привязанности другого ради избавления от собственной тревожности. Подобное стремление у него оказывается неосознанным. Невротик лишь чувствует, что перед ним тот человек, который ему нравится, или которому он доверяет, или к которому испытывает страсть. Но это может быть и не любовью, а лишь реакцией благодарности за некоторую проявленную по отношению к нему доброту, ответным чувством надежды или расположения, вызванным человеком или ситуацией. Тот человек, который явно или подспудно возбуждает в нем ожидания такого типа, станет автоматически наделяться важным значением, и его чувство будет проявлять себя в иллюзии любви. Такие отношения осуществляются под маской любви, то есть при субъективном убеждении человека в своей преданности, между тем как в действительности данная любовь является лишь способом зацепиться за других людей чтобы удовлетворить собственных потребностей. То, что это не искреннее чувство подлинной любви, обнаруживается в готовности разрушить отношения, когда не оправдываются какие-то ожидания. Один из факторов, важных для понимания любви, — надежность и верность чувства — отсутствует в этих случаях. Т.е., если один человек игнорирует личность другого, его особенностей, недостатков, потребностей, желаний, развития, то это скорее всего не любовь, а результат тревожности. (К.Хорни, 1993).

Таким образом у невротика любовь является средством защиты, и в действительности он не осознает свою неспособность любить. Большинство таких людей принимают собственную потребность в других людях за предрасположенность к любви. Кроме того, даже если любовь может дать невротику внешнее спокойствие или ощущение счастья, на самом деле это будет не так, потому что в глубине души невротик любовь к себе  воспринимает с недоверием, подозрительностью, и страхом. Он не верит в само чувство любви, потому что уверен, что никто его полюбить не сможет. Невротик может начинать искать в любви скрытые смыслы (которых там нет). Подозрительность — весьма характерная черта людей с глубиной тревожностью. Поэтому, если привлекательная девушка начнет проявлять любовь к невротику, или красивый юноша признается в любви неуверенной в себе девушке, эти невротики не поверят. Такая любовь вызывает в невротике тревогу и страх зависимости. Поэтому он всяческим образом старается избежать ее. (К.Хорни, 1993).

Основной ошибкой невротика является стремление к тому, чтобы его все любили, тогда как вполне достаточно (если уж так хочется) добиться любви только ряда конкретных лиц. Например, встречаются женщины, которые чувствуют себя несчастными и полны тревоги, если рядом с ними нет мужчины; они будут заводить любовную связь, вскоре разрывать ее, опять чувствовать себя несчастными и полными тревоги, начинать другую любовную связь, и так далее. То, что это не является подлинным стремлением к связи с мужчинами, видно по тому, что данные связи являются конфликтными и не приносят удовлетворения. Обычно эти женщины останавливаются на первом попавшемся мужчине, для них важно само его присутствие, а не любовная связь. Как правило, они даже не получают физического удовлетворения. Существует схожее поведение и у мужчин-невротиков, которые всяческими путями стремятся добиться расположения многих женщин (чем больше, тем лучше), ни на ком конкретно не останавливаясь и чувствуя неловкость и беспокойство в компании мужчин. При этом мы должны говорить о том, что невротик будет платить любую цену за любовь, большей частью не осознавая этого. Наиболее частой платой за любовь является позиция покорности и эмоциональной зависимости. Покорность может выражаться в том, что невротик не будет осмеливаться высказывать несогласие со взглядами и действиями другого человека или критиковать его, демонстрируя только полнейшую преданность, восхищение и послушание. Когда люди такого типа все же позволяют себе высказать критические или пренебрежительные замечания, они ощущают тревогу, даже если их замечания безвредны. Подчинение может доходить до того, что невротик будет вытеснять не только агрессивные побуждения, но также все тенденции к самоутверждению, будет позволять издеваться над собой и приносить любую жертву, какой бы пагубной она ни была. Карен Хорни (1993) находит подобное родственным позиции подчинения. И в том и в другом случае явно проявляется эмоционально-невротическая зависимость, которая возникает в результате невротической потребности человека уцепиться хоть за кого-то. Такая зависимость может причинять бесконечные страдания. Один человек становится зависимым от другого, и при этом он может осознавать что подобные отношения не правильны. Но он не может самостоятельно прекратить их. У него будет развиваться тревожность, пока он не заметит доброе слово или улыбку от объекта любви. Т.е. такой невротик полностью подчинен к тому человеку, которого он любит. Однако следует понимать, что в отношениях, в которых один человек становится зависимым от другого, присутствует сильное чувство обиды. Человек, попавший в зависимость от другого, бессознательно негодует по поводу этого факта, но продолжает делать все что от него хотят из страха потерять любовь. При этом такой человек может придти к выводу, что подчинение было ему навязано другим человеком, упуская мысль о том, что он сам спровоцировал подобное поведение своей излишней тревожностью. В любом случае он должен приложить серьезное усилие, чтобы избавиться от зависимости. Потому что любая попытка сделать это приводит к появлению чувства вины, беспокойству, в ряде случаев к страху. И уже как защита от страха, бессознательное желание некоторых невротиков игнорировать любовь. Они не обращают внимание на проявление любви со стороны другого человека, так как опасаются что развитие отношений приведет к их зависимости от другого человека. Также возможно, что в процессе ряда любовных неудач, подобные лица могут вырабатывать противоядие. Например, девушка, прошедшая через несколько любовных историй, каждая из которых заканчивалась ее зависимостью от очередного партнера, может выработать  независимое отношение ко всем мужчинам, стремясь лишь к удержанию своей власти над ними, и не испытывая никаких чувств. В этом случае она действительно оказывается способна управлять мужчинами, но бессознательно ощущает собственную неуверенность, умело скрывая ее, поэтому если правильно подобрать ключик к такой девушке, то становится возможным спровоцировать в ней невротическую зависимость, а значит и заставлять ее делать все что необходимо вам, в ответ, например, на бессознательное ощущение избавления от внутренних страданий и душевного равновесия когда вы находитесь рядом. В этом случае другой человек будет подчиняться вам из-за страха вас потерять. При этом подобный манипулятивный прием используется не только в любовных отношениях, но и просто в жизни, когда одни люди подчиняют себе других сначала провоцируя в их психике невроз (страх, тревогу, чувство вины, беспокойство, тревожность и проч.), а позже умелыми действиями высвобождая партнера от симптоматики невротической зависимости в ответ на подчинение вам.

Особенностью невротической потребности в любви является ее ненасытность. Невротическая ненасытность может проявляться в жадности как общей черте характера, обнаруживаясь в еде, покупках, нетерпении. Большую часть времени жадность может вытесняться, прорываясь внезапно, например, когда человек в состоянии бессознательной тревоги (своего рода трансовом состояние) покупает много не нужных (модных) вещей. Также невротическая ненасытность может проявляться в стремлении жить за чужой счет. Жадность может проявляться в сексуальной ненасытности, или, например, в приобретении одежды, в осуществлении честолюбивых или престижных целей. При этом любая форма жадности связана с тревожностью, и может проявляться в усиление сексуального желания или чрезмерной еде. Связь между сексуальным удовлетворением и едой, как обращает внимание проф. Карен Хорни (1993), показана тем фактом, что жадность может уменьшаться или исчезнуть, как только человек находит некую уверенность и покой: почувствовав любовь к себе, завоевав успех, выполнив творческую работу. Например, чувство, что тебя любят, может внезапно ослабить силу навязчивого желания делать покупки. С другой стороны, жадность может возникать или усиливаться, как только возрастает враждебность или тревожность; человек может чувствовать непреодолимую потребность делать те или иные покупки перед событиями, в связи с которым он очень волнуется. Невротики, которые ненасытны в своей потребности в любви, обычно проявляют жадность в отношении материальных благ, получении подарков, информации или сексуального удовлетворения, ради которых часто жертвуют своим временем или деньгами.

К.Хорни, рассматривая вопрос о роли любви и привязанности, выделяет три типа невротиков. К первой группе она относит лиц, которые стремятся к любви, в какой бы форме она ни проявлялась и какие бы методы ни применялись ради ее достижения. Ко второй группе относятся невротики, которые тоже стремятся к любви, но, если терпят неудачу в каких-либо взаимоотношениях — отстраняются от людей и не идут на сближение с другим человеком. Вместо попыток установить привязанность к какому-либо человеку они испытывают навязчивую потребность в вещах, еде, покупках, чтении или, вообще говоря, в получении чего-либо. К третьей группе относятся невротики, психика которых была травмирована в раннем возрасте, и у них развилась позиция глубокого неверия в какую-либо любовь и привязанность. Их тревожность столь глубока, что они довольствуются малым — лишь бы им не причиняли какого-либо вреда. У таких людей развивается циничное отношение к любви; а потребность в любви такие невротики будут заменять потребностью в материальной помощи, совете, сексе. (К.Хорни, 1993).

У невротиков сильно проявляется невротическая ревность. Если ревность  здорового человека проявляется как адекватная реакция на опасность потерять любовь другого человека, то у невротиков сила ревности непропорциональна опасности. Болезненная ревность диктуется постоянным страхом утратить обладание данным человеком. Невротическое желание абсолютной любви является намного более требовательным, чем нормальное желание. Это требование любви, не допускающей никаких условий или оговорок. Оно предполагает, во-первых, желание, чтобы тебя любили, несмотря на любое самое вызывающее поведение. Любая критика воспринимается как отказ от любви. Во-вторых, невротическое требование абсолютной любви означает желание быть любимым, не давая ничего взамен. В-третьих, невротик (часто это женщина) хочет чтобы ее любили, не получая от этого никакой выгоды. Сама же она охотно будет пользоваться вашим богатством и влиянием, крайне неохотно соглашаясь чем-то платить взамен, и периодически закатывая скандалы. Поэтому следует помнить, что невротики крайне подвержены внушению, поэтому с ними необходимо разговаривать директивным тоном, не оставляя им шансов к сопротивлению, и получать от них все, что вам необходимо (в т.ч. и секс, если женщина под различными предлогами избегает его; в этом случае, как вариант, можно вызвать в женщине-невротике чувство вины, которое бессознательно начнется у ней, если она вдруг откажет вам в удовлетворении вашего желания; в психику человека, в т.ч. и женщины, можно ввести установки, закодировав ее таким образом, а также поставить «якорь», запрограммировав на определенный сигнал, при котором такой человек или женщина будет впадать в полутрансовое или трансовое состояние, во время которого можно делать с таким человеком все что вам необходимо; но позже необходимо грамотно вывести такого человека из транса, сформировав у него ощущение радости, а также амнезию на произошедшее). При этом можно обратить внимание и на любопытную особенность. Чем строже вы будете обходиться с человеком-невротиком, тем большее уважение вызовете в его глазах. Люди бессознательно желают подчиняться другому. А у невротиков подобное желание развито в значительной степени.

Формой снятия тревожности может являться и обретение власти. Стремление к власти в этом случае означает получение успокоения через ослабление зависимости от другого человека и укрепление собственного положения. Кроме того, с помощью реализации  невротического стремления к власти, престижу и обладанию вытесняется враждебность. Стремление к власти служит защитой от беспомощности, которая является одним из основных элементов тревожности. Невротик начинает испытывать тревожность там, где обычный человек воспринял бы ситуацию как должное. Невротическое стремление к власти является защитой от опасности выглядеть ничтожным. Невротик вырабатывает жесткий и иррациональный идеал силы, который заставляет его верить, что он способен справиться с любой ситуацией, какой бы сложной она ни была, и может справиться с ней немедленно. Поэтому невротик, ориентированный на власть, будет стремиться управлять другими и держать все под своим контролем. Он хочет, чтобы не происходило ничего, что не одобрялось бы им, или не возникало бы по его инициативе. При этом невротик может давать себе обратную установку, т.е. сознательно предоставлять другим возможность иметь полную свободу, за малым исключением: он должен знать все, что делает человек, получивший от него свободу на деятельность. Тенденции все контролировать могут вытесняться до такой степени, что не только сам невротик, но и окружающие могут быть уверены в его великодушии. Но если человек слишком сильно вытесняет свое желание все контролировать, у него может возникнуть психосоматическая симптоматика (например, головная боль и проч.). Кроме того такие невротики всегда считают себя правыми, и сильно раздражаются, если кто-то попытается доказывают им их неправоту. Часто невротик не осознает существования управляющей им установки. Такое отсутствие осознания имеет последствия для любовных отношений. Если партнер не оправдывает ожиданий невротичной женщины, если он не звонит, уезжает из города, и т.п., она считает что он ее не любит. Вместо того чтобы признать, что ее чувства — обычная реакция гнева на неподчинение ее желаниям. (К.Хорни, 1993).

У ряда невротиков, для которых стремление к власти стоит на первом месте, проявляется желание унижать других людей. Особенно явно это проявляется у тех, кого унижали в детстве. Например, низкое социальное положение родителей, принадлежность к национальному меньшинству, бедность; или они испытывали к себе предвзятое отношение со стороны других, их дружбу отвергали, они постоянно являлись объектом постоянных нравоучений родителей и проч. Часто переживания такого рода забываются из-за их болезненного характера, но они вновь возникают в сознании, если проблемы, связанные с унижением, обостряются. Хорни (1993) считает, что тенденция унижать других обычно вытесняется потому, что невротик, зная по собственной обостренной чувствительности, сколь оскорбленным и мстительным он становится, когда подвергается унижению, инстинктивно боится сходных реакций других. Тем не менее, некоторые из этих тенденций могут проявляться без их осознания: в беспечном пренебрежении к другим людям, например, заставляя их ждать, ненамеренно ставя других в неловкие ситуации, заставляя других ощущать свою зависимость. Даже если невротик абсолютно не осознает своего желания унижать других или того, что сделал это, его отношения с этими людьми будут пропитаны смутной тревожностью, которая обнаруживается в постоянном ожидании упрека или оскорбления в свой адрес. Внутренние запреты, возникающие в результате обостренной чувствительности к унижению, часто проявляются в форме потребности избегать всего, что может казаться оскорбительным для других; так, например, невротик может быть неспособен высказаться критически, отклонить предложение, уволить сотрудника, в результате он часто выглядит в высшей степени тактичным или чрезмерно вежливым. Также тенденция к унижению других может скрываться за тенденцией к восхищению. Так как унижение и проявление восхищения диаметрально противоположны, последнее дает возможность скрыть тенденцию к унижению. Поэтому обе эти крайности часто встречаются у одного и того же человека. Имеются различные варианты распределения этих двух видов отношений, причем мотивы для такого распределения индивидуальны. Они могут проявляться отдельно друг от друга в различные периоды жизни, когда за периодом презрения ко всем людям следует период чрезмерных восторгов и поклонения героям и знаменитостям; может иметь место восхищение мужчинами и презрение к женщинам, и наоборот; или слепое восхищение кем-то одним и такое же слепое презрение ко всем остальным людям.

Тенденция ущемлять или эксплуатировать окружающих ведет к дальнейшему ухудшению личных взаимоотношений, обращает внимание К.Хорни (1993). Если эта тенденция бессознательная, она делает человека застенчивым в отношениях с другими людьми. Невротик может чувствовать себя свободно и естественно в отношениях с людьми, от которых он ничего не ждет, но будет испытывать смущение, как только появится какая-либо возможность получить от кого-либо любую выгоду. Такая выгода может касаться таких осязаемых вещей, как информация или рекомендация, или она может иметь отношение к намного менее осязаемым вещам, таким, как возможность получения благ в будущем. Это справедливо для любовных отношений точно так же, как и для любых других. Женщина-невротик этого типа может быть откровенной и естественной с мужчинами, которые ей безразличны, но чувствует себя смущенной и скованной по отношению к мужчине, которому хотела бы нравиться, потому что для нее достижение любви отождествляется с получением от него чего-либо. Причем часть таких невротиков может хорошо зарабатывать, а часть может оставаться бедными вследствие стеснения спросить об оплате за проделанную работу, или выполнить большой объем работы за низкое вознаграждения. При этом такой невротик может испытывать недовольство своим низким заработком, а может вести паразитический образ жизни, считая что другие должны заботиться о нем. Причем иной раз такой невротик находит человека, кто начинает заботиться о нем, в обмен, например, если это невротик-женщина — на секс (секс в данном случае в представлении такой девушки будет являться ее платой за пользование благами, которые дает ей мужчина, т.е. платой мужчины за паразитизм и неприспособленность к жизни своей партнерши).

Одной из форм управления другим человеком является провоцирование в нем чувства вины. Чувство вины это особая форма невротической зависимости, которая может иметь серьезные последствия в адаптации человека в обществе. По мнению Карен Хорни (1993), в картине проявлений неврозов чувство вины играет первостепенную роль. Специфика психики такова, что человек, страдающий неврозом, часто склонен объяснять свои страдания как заслуженные. При этом такой человек часто чувствует себя во всем виновным. Если кто-то хочет увидеться с ним, его первая реакция — ожидание услышать упрек за что-либо им когда-то совершенное. Если друзья не заходят или не пишут какое-то время, невротик задается вопросом, не обидел ли он их чем-то? Невротик берет на себя вину, даже если не виноват. Виновников своих обид он оправдывает, обвиняя во всем случившемся только себя. Он всегда признает авторитет и мнение других, не позволяя себе иметь собственное мнение или по крайней мере высказывать его. Чувство вины оказывает серьезное влияние на изменение личности невротика. При этом сам невротик бессознательно не стремиться избавиться от наличия у себя чувства вины. В этом проявляется его латентная форма т.н. морального мазохизма. Он как бы наслаждается собственными страданиями. Многие мужчины, которые говорят о сохранении верности своим женам на основе велений совести, в действительности просто боятся своих жен, замечает К.Хорни (1993). У невротика также заметно проявление страха. Такой страх может проявляться в опасении вызвать у людей раздражение. Например, невротик может бояться отказаться от приглашения, опасаться высказать несогласие с чьим-либо мнением, выразить свои желания, которые могут по его мнению противоречить желаниям других, и т.п. Такой страх может препятствовать общению невротика с другими людьми из-за опасения что они что-то о нем узнают (при этом другие люди могут проявлять к этому человеку исключительно добрые намерения и симпатии).

При этом следует говорить, что невротическая зависимость вводит человека-невротика в измененные (трансовые) состояния психика. Находясь в таких состояниях человек предрасположен к внушению. Поэтому если сначала ввергнуть объект в состояние транса (например, спровоцировав у него тревожность, беспокойство, чувство вины и т.п. провокацию невроза), а после внушить объекту установку, можно быть уверенным что такая установка отложится в подсознании, а значит вскоре начнет оказывать влияние на сознание невротика. (С.А.Зелинский, 2008).

Профессор О.Фенихель (2004) различал следующие симптомы травматических неврозов: 1) Блокирование или снижение функций эго. 2) Приступы неконтролируемых эмоций, особенно тревоги и гнева. 3) Бессонница или нарушения сна со сновидениями, в которых снова и снова переживается травма, полное или частичное проигрывание травмирующей ситуации в дневное время в форме фантазий, мыслей, чувств. 4) Осложнения в виде психоневротических симптомов.

Разберем симптомы травматических неврозов подробней.

1) Блокирование или снижение функций эго.

В данном случае характерно обращение психики человека вследствие регрессии к детским периодам развития. Среди ярко выраженных форм блокирования, следует обратить внимание на снижение сексуального интереса в результате развития невроза.

2) Приступы неконтролируемых эмоций, особенно тревоги и гнева.

В данном случае человек характеризуется вспышками немотивированной злобы и агрессии. Для него также характерно общее состояние возбуждения. Например, находясь в подобном состоянии, невротикам практически невозможно сосредоточиться на выполнении какой-либо монотонной работы, требующей сосредоточенности. Скажем, чтения, или письма. Приступы тревоги в этом случае представляют собой повторение раннее травматических состояний. Как замечает академик В.М.Кандыба (1999), тревога является таким состоянием, когда наиболее ярко проявляется ощущение неопределенной угрозы, чувство неясной опасности. Характерный признак тревоги — невозможность определить характер угрозы и предсказать время ее возникновения. Неосознаваемость причин, вызвавших тревогу, может быть связана с отсутствием информации, позволяющей в необходимой мере анализировать ситуацию, с неадекватностью ее логической переработки или неосознаванием факторов, вызывающих тревогу в результате включения психологических защит. Неосознаваемость причин тревоги, отсутствие связи ее с определенным объектом, невозможность конкретизировать ощущаемую угрозу делают невозможным и какую-либо деятельность, направленную на предотвращение или устранение угрозы. Психологическая неприемлемость такой ситуации вызывает смещение тревоги к тем или иным объектам. В результате неопределенная угроза конкретизируется. Опасность связывается с вероятностью наступления конкретных обязательств, с ожиданием соприкосновения с объектами, которые расцениваются как угрожающие. Такая конкретизированная тревога представляет собой страх. Страх чаще всего возникает при угрожающей опасности, при виде некоторых людей, перед предстоящим важным делом, перед важной встречей, во время конфликтов, при неудачах в учебе  и работе, при выступлении перед большой аудиторией, при неожиданных пугающих ситуациях, при знакомстве с субъектами противоположного пола (у некоторых) и др. Страх очень сильно влияет на течение психических процессов. Наблюдается резкое ухудшение или обострение чувствительности, непонимание сути объясняемого, плохая осознанность восприятии. Страх влияет на мыслительные процессы: у одних людей под влиянием страха повышается сообразительность, они концентрируются на поиске выхода, у других же наоборот — наблюдается ухудшение продуктивности мышления, что проявляется в растерянности, в отсутствии какой-либо логики в словах и поступках. Очень часто снижается волевая деятельность, человек просто не способен что-либо предпринять, ему трудно заставить себя преодолеть это состояние. Речь в этом состоянии часто путаная, голос дрожит. Страх и тревожность оказывают огромное влияние на внимание. Как правило, внимание рассеяно, очень сложно сосредоточиться или, наоборот, наблюдается сужение сознания и, соответственно, концентрация внимания на одном объекте. Страх очень часто сопровождается интенсивными проявлениями со стороны показателей физиологической реактивности, такими как дрожь, учащенное дыхание, сильное сердцебиение. Многие ощущают постоянное чувство голода или же, наоборот, резкое снижение аппетита. Появляется «холодный пот». (В.М.Кандыба, 1999).

3) Бессонница или нарушения сна со сновидениями, в которых снова и снова переживается травма, полное или частичное проигрывание травмирующей ситуации в дневное время в форме фантазий, мыслей, чувств. Как известно, сон основной способ релаксации. И в данном случае вполне закономерно, что травматический невроз нарушает сон, и как следствие — способствует сохранению возбуждения в ЦНС.

В случаях же, когда сон все же становится возможен, — в сновидениях невротиков травма так или иначе отыгрывается вновь. Причем, повторение травмы возможно и в состоянии бодрствования.

4) Осложнения в виде психоневротических симптомов.

Психоневротические осложнения возможны в случаях, когда Я индивида не справляется с находящимися в постоянном желании «прорваться» атаками бессознательного. И в случаях, когда подобное все-таки случается можно говорить что прежний баланс между вытесненными побуждениями и вытесняющими силами нарушает тяжелая травма. В таком случае, травма может вызвать страхи или депрессии. (О.Фенихель, 2004).

Возвращаясь от бессознательного к сознанию, заметим, что сознание, как обратил внимание академик В.М.Кандыба (1999), это свойство мозга; поэтому его так же, как процессы ощущений, движений, адаптации, эмоций, научения и другие, можно объяснять исходя из типовой структуры и функций обычного типового мозга человека. Но, изменив и значительно развив структурно-функциональное устройство обычного мозга, мы получаем новые качества мозга, ранее ему не свойственные. Количество активно задействованных нейронов насчитывает несколько миллиардов, и это количество переходит в новое качество. Обычный мозг становится Сверхмозгом, а обычное Сознание становится СК-Сверхсознанием. Сверхсознание (сверхчеловеческий разум) — это «СК», открытое академиком доктором психологических наук В.М.Кандыбой и его сыном, доктором медицинских и психологических наук профессором Д.В.Кандыбой в 1984 году. В Сверхсознании выделяются три уровня: 1) СК-1 -Сверхсознание. 2) СК-2-Сверхсознание.3) СК-3 -СК-9-Сверхсознание.

СК-1-Сверхсознание — это особое трансовое состояние, которое чаще всего самостоятельно, без специальной психотехники, возникает у людей в состояниях творческого вдохновения. Сознание просветляется и расширяется включением глубинных структур интуитивного восприятия, за счет повышения активности как словесно-логического левого полушария мозга, так и резервов чувственно-образного правого полушария мозга. В этот момент резко возрастают интеллектуальные способности, мышление, синхронизируется работа полушарий, развивается и гармонизируется психика, повышаемся волевая управляемость собственной психикой, энергетикой и физиологией. Возрастает естественный фон биологической саморегуляции, организм сам себя начинает подправлять и подлечивать. Во всем теле чувствуется удивительная легкость, обостряются все чувства, реальность воспринимается ярче и богаче, возникает оптимистический, радостный взгляд на жизнь. Все кажется возможным и доступным. В основе психофизиологии СК-1 лежат элементы медитации, гипноза и идеомоторного движения. Акцент сделан на психофизиологии  идеомоторного акта. Идеомоторные движения — это самый древний язык бессознательного психики, т.к. жизнь — это движение от простых форм к сложным. Овладев психотехнологией идеомоторных движений, обучающийся легче, быстрее и качественнее развивает в более сложное, животное сознание бессознательного (язык чувств и образов). «СК-1» — это новый вид транса, который в качестве «рабочего фона» позволяет сохранять произвольный контроль закодированного по специальной программе сознания. СК-состояние может быть преобразовано в любое другое, возможно также его углубление (СК-2, СК-3... СК-9) или выход на более легкие уровни, вплоть до полного бодрствования. В СК-1 всегда сохраняется возможность по ходу рабочего фона резко менять программу кода, возможна полная отмена или замена кода. СК-1 — это качественно новый уровень саморегуляции, резко повышающий возможности человека.

Кратко характеризуя СК-1, академик В.М.Кандыба (1999) обращал внимание, что:

1) Качественное СК-1 достигается лишь при сильном внутреннем желании достичь цели.

2) Навыки самовоздействия приобретаются по ходу тренировок и сохраняются длительное время при условии их систематической практики.

3) Главный технический компонент метода — это преобразование желания, веры и понимания в сверхсознательный уровень с обратным выходом уже в форме: «Я знаю, что я это, несомненно, могу». По мере тренировок мозг выстраивает новые связи и уровни саморегуляции и тренирующийся «знает, что он это может».

4) СК-1 как специфическое кодированное сверхсостояние характеризуется высокой избирательной психофизиологической управляемостью с элементами автоматизма.

5) СК-1 — это универсальное психофизиологическое состоящие, которое соединило в себе возможности всех трансов, представив их в едином процессе и единой психотехнологии, поэтому позволяет получить любой самый сложный из известных современной науке психофизиологический феномен.

6) СК-1 может возникать спонтанно, может образовываться по специальной психотехнике самостоятельно или с помощью преподавателя.

7) В СК-1 увеличиваются межцентральные функциональные связи, устанавливается автоматическая регуляция фазовых отношений ритмики всех основных мозговых образований. Повышаются вегетативный тонус и активность сердечно-сосудистой, дыхательной, пищеварительной и выделительной систем. По своей психофизиологии СК-1 несколько сходно с психофизиологией естественного сна в его активной быстрой фазе с сверх возбужденной доминантой в коре головного мозга (зоной раппорта или зоной самоуправления) и разлитым вокруг возбуждением всех основных структур мозга.

8) В СК-1 правый мозг ориентирован в основном на чувственно— образную сферу человека, а левый — на двигательную. Лица со значительным доминированием левополушарных функций вначале СК-тренировок более склонны к теории, имеют большой словарный запас и активно им пользуются; им присуща двигательная активность, целеустремленность и способность прогнозировать события (мыслительный тип). А лица с доминированием правополушарных функций вначале СК-тренировок проявляют склонность к созерцательности и чувственным переживаниям СК; у них развита интуиция и способность воспринимать информацию без анализа (художественный тип).

Таким образом, СК-1 — это доминантно измененное состояние психофизиологии организма, работающего в активном сверхрежиме кодированной управляемости и чувствительности. СК-1 — это особое специфическое управляемое состояние организма, отличающееся повышенной восприимчивостью к любому внешнему или внутреннему сигналу-раздражителю. СК-1 — это управляемый активный транс, с помощью которого удается качественно подготовить психику и физиологию человека к любому виду сверхактивности. СК-1 — это резервное сверхсостояние не только психофизиологии, но и энергетической и информационно-полевой систем организма, работающего в доминантном режиме кодированной управляемости и чувствительности. Психотехнически и нейрофизиологически СК-1-Сверхсознание является состоянием, которое тождественно психофизиологии «идеомоторного нуля», состоянию нейрофизиологии общего (нелокального) идеомоторного акта. Поэтому начальная психотехника получения СК-1-Сверхсознания выполняется на психотехнической базе идеомоторного процесса, как это в VI веке открыл Бодхидхарма, а затем развили Павлов, Бехтерев и Хинд. Академик И.П.Павлов объяснял идеомоторный акт как проявление нервных импульсов, обеспечивающих какое-либо движение при образном представлении об этом движении. Таким образом, СК-1 — это особое активное состояние сознания и всей психофизиологии организма, которое возникает автоматически при устойчивой концентрации активного сознания на внутреннем образе какого-либо внешнего или внутреннего движения (процесса). Принципиальное отличие СК-1 от медитативного транса — это расширение активности мозговых «зон сознания», сопровождаемое сверхактивностью левого полушария мозга и активной синхронизированной работой правого полушария головного мозга. Тогда как в  медитативном трансе наоборот, — происходит сужение и снижение (торможение) общей психической активности до «состояния безмыслия», т.е. отключения активности левого полушария и незначительной активации правого на неглубоких степенях медитативного транса. Состояние медитации у йогов называется «дхьяна», а состояние СК-1 называется «Самадхи-1». Отличаются СК-1 и адекватное ему Самадхи-1 от простой медитации не сужением, а «расширением» сознания и вовлечением «в нулевой режим безмыслия» активного левого полушария мозга и активного правого полушария мозга, а также основных подкорковых структур всего мозга. Поэтому из известных психотехнологий именно Самадхи-1 более всего соответствует тому, что мы получаем по особой управляемой идеомоторно-медитативной психотехнике как СК-1-Сверхсознание. При этом психотехника СК-1 значительно сократила сроки достижения Сверхсознания с десятков лет как у йогов — до нескольких секунд, причем у любого желающего. На Востоке Самадхи (Сверхсознание) получали по психотехнологии через медитацию, как управляемую медитацию, т.е. на определенном уровне освоения медитативного транса тренирующиеся начинали осваивать технику включения сознания (психики левого мозга) и ставить медитативное состояние под контроль активного разума (активного «Я». Таким образом они получали активно управляемую медитацию или, как они это назвали, Самадхи. Академик В.М.Кандыба заменил медитативный транс, как неудобный и долгий «Путь», на комплексный идеомоторный гипно-медитативный транс, который можно получить сразу и легко любому желающему. А «Путь» он построил на том, что именно идеомоторный гипно-медитативный транс сделал управляемым, т.е. создал новую психотехнологию, которая позволила мгновенно включить левомозговое сознание на право-мозговой психофизиологии идеомоторного движения. В результате получилось Сверхсознание в форме, доступной каждому человеку. Таким образом мы можем заключить, что СК-1-Сверхсознание — это управляемый идеомоторный транс, построенный на способности каждого человека создавать мысленно воображаемые образы, которые автоматически вызывают необходимые реакции организма, автоматически реализующие эти образы. Именно поэтому развитие воображения, развитие способностей к визуализации и новому зрительному мышлению и легли в основу ускоренной психотехнологии конструирования Сверхсознания.

СК-2-Сверхсознание. В СК-2-Сверхсознании у человека включаются в активную работу все 100% его резервной психофизиологии. Восприятие реальности идет по всем каналам автоматически и с преобладанием зрительного мышления. Большую часть мышления составляют картины прямого слияния и отождествления с реальностью. Понимание часто носит характер «инсайта», т.е. человек все понимает сразу и целиком в момент соприкосновения с чем-либо. При необходимости мозг может выдавать инсайтно схваченную информацию на мысленный экран в виде кодового цветоязыка, картин, кодовых символов, звучащих или написанных слов, запахов и т. д. В СК-2-Сверхсознании словесно-логическое мышление изменяется, и человек понимает что он все заранее знает и понимает (феномен «всезнания»), многое может предсказать, угадать, почувствовать и даже увидеть, причем специально развитием сверхспособностей не занимаясь. Сверхспособности ко многим приходят автоматически, а при специальной тренировки способности достигают сверх-уровня.

СК-3...СК-9-Сверхсознание — это состояния сознания, когда мышление человека осуществляется игрой света и цвета, а словесно-логическое и эйдетическое мышление возникает лишь при необходимости. Это высшее состояние сознание, которое развивается особыми тренировками и позволяет человеку демонстрировать поистине уникальные способности и реализовать сверхвозможности организма.

Главный секрет СК-метода заключается в том, что ключ ко всему внешнему, к успехам вне человека, лежит, в основном, внутри человека, внутри его психики. И единственно истинным научным методом развития человека и формирования собственной судьбы самостоятельно, а не по воле обстоятельств внешней и внутренней природы, является метод трансового целенаправленного СК-развития собственной психики.

В основе создания метода академика В.М.Кандыбы — СК, научные знания о специфике функционирования полушарий головного мозга. У человека два мозга, а не один, как думают многие, обращает внимание академик В.М.Кандыба (1999, 2001). Левый мозг (левое полушарие) и правый мозг (правое полушарие). Левый мозг общается с внешней средой словесно-логически, понимает и запоминает только слова и мыслит также словами, поэтому его называют «разумом или сознанием человека». Правый мозг общается с внешней средой только ощущениями (чувствами) и образами (картинами), понимает и запоминает только ощущения и образы, поэтому его называют «бессознательной природой человека» («бессознательным»). Психику левого мозга называют словесно-логической, а психику правого мозга называют чувственно-образной. Психика левого мозга (сознание) контролирует и управляет психикой правого мозга (бессознательным). Одновременная и постоянная активность обоих полушарий мозга и составляет единую психику человека. Днем доминирует активность левого мозга (сознание), а ночью доминирует активность правого мозга (бессознательное). Левому мозгу подчиняется напрямую правая сторона человеческого тела, а правому мозгу подчиняется левая сторона тела. Активностью левого мозга (сознанием) управляют воспитание, образование, идеалы, убеждения, принципы, установки, социальные и профессиональные стереотипы мышления и др., а также содержание памяти левого мозга и поступающая извне и из правого мозга информация. Левый мозг и его разумную сознательную психику называют «духовной (идеальной) природой человека», а бессознательную психику правого мозга — «животной (чувственной) природой человека», которой управляют инстинкты. В обычном бодрственном состоянии левый мозг более активен у многих мужчин, особенно юристов, математиков, военных, а правый мозг обычно более активен у женщин и детей, часто правый мозг хорошо развит и активен у музыкантов, актеров, художников и у лиц творческих профессий с развитой чувствительностью и воображением. Для развития левого мозга необходимо нравственное воспитание, хорошее образование, регулярное чтение и развитие речи. Для развития правого мозга необходимо развивать чувственную сферу человека и его воображение, т. е. способности ощущать и визуализировать (способность видеть на мысленном экране картины). При методе Кандыбы СК — уже через 5-10 дней тренировок как минимум в 2-3 раза возрастают возможности мозга, а в режиме экстремальных ситуаций тренирующийся по СК-2-методу способен мгновенно задействовать 100% сверхвозможностей своей психофизиологии и психоэнергетики, поэтому по своим показателям СК-метод на несколько порядков превысил все лучшие мировые школы в области аутотренинга и саморегуляции. Качественное СК-2 достигается перестройкой структуры левого мозга и значительным развитием чувственно-образных механизмов правого мозга с последующими тренировками по синхронизации одновременной активной работы обоих полушарий мозга в новом, произвольно вызываемом зрительном режиме мышления нового СК-2-Сверхсознания. Следующий этап в тренировках по СК-методу заключается в отработке практических навыков по развитию качественного произвольного контакта с Сверхсознанием и эффективной работе в СК-2 в самых разных ситуациях и областях современной культуры. Умение работать с Сверхсознанием в режиме СК-2 развивается новейшими психотехниками овладения новыми сверхвозможностями: цветомышление, видение с закрытыми глазами, биолокация, иностранные языки, мгновенное чтение и запоминание, боевые искусства, дистанционный гипноз, исцеление болезней, омоложение и долголетие. Как отмечает академик В.М.Кандыба (1999), структурно личность каждого человека в обычном состоянии состоит из трех основных психофизиологических блоков: Бессознательного, Сознания, Сверхсознания. Это значит, что психика человека может работать в режимах «Бессознательного», «Сознания» и «Сверхсознания». Обычно, если человек не спит и не находится в трансе или болезненном состоянии, его единой психикой управляет Сознание (в других случаях — Бессознательное). В особых трансовых сверхмобилизационных состояниях единой психикой человека начинает управлять Сверхсознание. В режиме Сверхсознания любой человек имеет способность оказаться в любой момент своей жизни до глубокой старости. С помощью метода Кандыбы СК можно научиться в любой момент самостоятельно пользоваться собственным Сверхсознанием и тем самым уметь при необходимости пользоваться скрытыми резервными сверхвозможностями психики. В исследованиях 1985 года было установлено (Д.В.Кандыба, 1985), что развитие сверхспособностей человека методом СК значительно превышает лучшие мировые методики в следующем соотношении, за 1 месяц на 100 человек испытуемых:

развитие сверхспособностей

Высшая цель метода СК — освобождение сознания человека от своей телесной привязанности, его разотождествление, преобразование в СК-Сверхсознание и обретение бессмертия, вобрав в себя высшие качества Космического Разума. Установлено, что мозг человека обладает сверхспособностями иного восприятия, чем то, которое выполняют общеизвестные органы чувств. Академик В.М.Кандыба и его сын, доктор медицинских и психологических наук Д.В.Кандыба установили (1985), что все люди могут развить способности видеть и познавать без помощи внешних чувств и стать независимыми от той деятельности, которую выполняют органы чувств; могут воспринять иной, более обширный мир несоизмеримо превосходящий тот, который видят и чувствуют обычными органами чувств, которые ограничены порогом восприятия.

----------------

[16] «Сопротивление» подробно нами рассмотрено в книге «Управление психикой посредством манипулятивного воздействия» (С.А.Зелинский, 2008), глава «Сопротивление — как шаг к совершенству», а также в ряде других работ (см. другие книги автора: «Анализ манипуляций в России», «Манипуляции массами и психоанализ», «Манипулирование личностью и массами», «Информационно-психологическое воздействие на массовое сознание»).

[17] Фрейд З. Недовольство культурой. Библиотека всероссийской ассоциации прикладного психоанализа. www.vapp.ru

К началу

© , 2009 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов