.
 

«Синдром пещеры»: выход из самоизоляции может сопровождаться стрессом

После карантина, проведенного вдали от друзей и коллег, люди с трудом возвращаются к своим обычным делам, работе или учебе.

синдром пещеры

Многие боятся возвращаться в свой докарантинный образ жизни после окончания локдаунов и самоизоляции — даже если их полностью вакцинировали. Психологи придумали название для этого явления — «синдром пещеры».

Жаклин Голлан (Jacqueline Gollan), профессор психиатрии и поведенческих наук Северо-Западного университета, говорит, что для того, чтобы приспособиться к новой норме, какой бы она ни была, потребуется время.

«Изменения, связанные с пандемией, вызвали много страха и беспокойства из-за риска болезни и смерти, а также их последствий во многих сферах жизни».

«Даже несмотря на то, что человек может быть вакцинирован, ему все равно может быть трудно избавиться от этого страха, потому что он переоценивает риск и вероятность заражения», — говорит она.

Исследование Американской психологической ассоциации показало, что 49 процентов опрошенных взрослых ожидают, что им будет неудобно вернуться к личному общению после окончания пандемии. А 48 процентов тех, кто получил вакцину от COVID, заявили, что чувствуют то же самое.

Эти долгосрочные психологические эффекты не стали неожиданностью. Еще в мае 2020 года ученые из Университета Британской Колумбии опубликовали исследование в журнале Anxiety с прогнозом, согласно которому примерно у 10 процентов людей в разгар пандемии разовьется стрессовый синдром COVID после того, как они справятся с серьезными психологическими проблемами, такими как посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), расстройства настроения или тревожные расстройства.

Алан Тео (Alan Teo), доцент психиатрии Орегонского университета здоровья и науки, объясняет «пещерный синдром» тремя факторами:

  • привычкой,
  • восприятием риска,
  • социальными связями.

«Нам пришлось выучить привычку носить маски, физически и социально дистанцироваться, не приглашать людей», — говорит он. — «Очень трудно избавиться от привычки, если она уже сформировалась. Существует разрыв между реальным уровнем риска и тем, что люди воспринимают как риск». Он добавляет, что основное внимание уделяется «риску заражения и смерти, а не риску умереть из-за одиночества и разобщенности».

Люди не спешат возобновлять свою прошлую жизнь до COVID по разным причинам. Некоторые по-прежнему испытывают страх перед болезнью, в то время как другие не хотят отказываться от преимуществ, которые они получили от принудительной изоляции и одиночества.

Многие обнаружили, что работать или учиться из дома им намного удобнее, чем ежедневно посещать офисы и университетские аудитории. Они не хотят отказываться от этого и  выходить из зоны комфорта.

Так, студент Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Генезис Гутьеррес (Genesis Gutierrez) обнаружил, что на самом деле он предпочитает свой пандемический образ жизни, особенно деньги, которые он сэкономил, виртуально посещая колледж. «Жизнь после пандемии означает, что мне придется снова переехать в Лос-Анджелес и платить за дорогую квартиру, чтобы посещать занятия, которые я мог посещать у себя дома», — говорит он. «Я мог работать из дома, заниматься чем-то помимо учебы и больше уделять времени себе».

По словам Алана Тео, достижения в области технологий подвергли людей большему риску развития «синдрома хикикомори» — крайней версии социальной изоляции, длящейся шесть месяцев или дольше. (Хикикомори или хикки — японское название затворников и отшельников, молодых людей, которые отказываются покидать свой дом, ограничивая социальную жизнь интернетом, видеоиграми и виртуальным общением). Внешне она напоминает последствия агорафобии, страха перед открытыми или людными местами. «Вопрос на миллион долларов заключается в том, увеличиться ли распространенность этого типа экстремального состояния в результате COVID?», — говорит Тео, — «Особенно среди молодых людей или подростков, где риск выше, потому что в этом возрасте часто возникает социальная изоляция».

Так что же делать, если кто-то боится выходить на улицу? Нужно ли людям, страдающим синдромом пещеры, профессиональное лечение или просто немного больше времени на адаптацию?

Жаклин Голлан говорит, что все зависит от степени тяжести. Если у человека наблюдаются симптомы истощения, депрессии или беспокойства, она советует меры, дающие ощущение цели в жизни: медитация, работа с верой, молитва, игра или прослушивание музыки.

Для коррекции более экстремальных уровней тревожности потребуется эффективная психотерапия с участием специалиста по психическому здоровью. Это может быть когнитивная терапия или другие методы, которые постепенно приучают человека к стрессовой для него ситуации, чтобы избавить его от страхов. Иногда также потребуются лекарства.

Тео считает неоправданным оптимизм, что пандемия вскоре закончится и мир вернется к доковидному образу жизни. «Основываясь на том, что мы знаем об иммунитете и новых штаммах вируса, которые постоянно появляются, все обстоит как раз наоборот», — добавляет ученый.

Источник:

"Cave Syndrome" Keeps the Vaccinated in Social Isolation

См. также:

Предложить интересную новость, объявление, пресс-релиз для публикации »»»

 
.
   

Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов
Политика публикации | Пользовательское соглашение

© 2001–2021 Psyfactor.org. 16+
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org.
 Посещая сайт, вы даете согласие на использование файлов cookie на вашем устройстве.
 Размещенная на сайте информация не заменяет консультации специалистов.