.
 

© Рамиль Гарифуллин

Психоаналитические рассказы, истории, миниэтюды, портреты.
Психология дедовщины

««« К началу

Дед

Непредсказуемая агрессивность Амира настораживала его друзей, хотя возможно таковых у него и не было. Он как ласковый кот мог приблизиться к человеку, «облизать» его словами, расположить его настолько, чтобы тот потерял бдительность и молниеносно без причины нанести ему сокрушительный удар. Амир с детства был таким. Когда ему было четыре года он порой ласково садился на колени своего деда, прижимался к нему настолько, что тот от удовольствия выполнял все любые его желания. А внук просил всего-то ничего — закрыть глаза. Потом была длительная пауза, в течении которой Амир копил слюни и лишь затем происходил резкий плевок в лицо деда. Дед, прошедший всю Великую Отечественную то ли плакал, то ли смеялся от таких диких выходок своего любимого и единственного внука. Он глубоко понимал, что это плевок от его родной дочери — проститутки, бросившей своего сына. Что-то подобное внучок осуществлял и в детском саду. Просил мальчика или девочку по группе сесть на корточки и мочился прямо на них. Благодаря своим экзотическим поступкам ему пришлось поменять четыре детских сада. Позднее, когда дед почувствовал со стороны внука опасность для собственной жизни, он обратился за помощью в школу. Амиру в то время исполнилось двенадцать лет. Когда Амир уходил в армию, то деда в живых уже не было. Знал бы его дед каким страшным и агрессивным дедом Российской армии станет Амир? Пожалуй, не удивился бы...

В то время как все солдаты проходили по служебной лестнице побывав сначала духами, шнурками, черпаками, Амир уже после месяца службы стал дедом досрочно, вёл и позволял себе всё, что позволяет себе дед — солдат, который готовится к демобилизации. Так например, известно, что деды отбирают у новичков, тобиш духов, форму и обмундирование, выданные для несения службы. Эту участь в нашем взводе не миновал никто. Попытка одного деда снять с Амира сапоги не увенчалась успехом. Более того дед, утром обнаружил, что его сапоги гвоздями прибиты к полу. Амир не просто прибил их к полу молотком, но и нассал в них. 

Известны классические приёмы издевательства дедов над духами, черпаками и шнурками. Если их перечислять то получилось бы целое пособие. Незаслуженные наряды — это только цветочки. Но и они изнурили как — то одного солдата настолько, что он упал без сознания прямо на кухне. Если спросить солдата от чего он больше страдает: от физического или от морального ничтожения? То он вероятнее скажет, что от морального. Представьте себе завтрак, голодные солдаты накидываются с аппетитом на кашу, но один капризный дед вдруг захотел узнать сколько ему до дембеля... и вот уже какой-нибудь шнурок, вместо того, чтобы кушать вместе со всеми, считает эту цифру, затем берёт кусок хлеба деда намазывает на него масло и выводит на нём ложкой количество этих не кому не нужных дней. После такого унижения у шнурка пропадает аппетит, да и покушать порой бывает уже нечего, так как черпаки всё лучшее из общей кастрюле вычерпали, недаром же их назвали черпаками. Яйца в армии праздник, но в первую очередь они достаются дедам и те сразу отдаёт их какому-нибудь шнурку, чтобы тот почистил, размельчил и посыпал на бутерброд с маслом. Такой деликатес позволяют себе есть только деды, шнуркам и духам остаётся только завидовать и есть свою пустую кашу.

Раздача каши это один из самых спортивных и волнительных в армии процессов. Представьте себе на длинном столе со скамейками по бокам стоит большая кастрюля с кашей, наверху которой плавают куски варёной говядины. «Боевая задача» солдата поспешить и занять наиболее выгодную к кастрюле позицию. Сразу скажу — это места ближе к кастрюле. Почему выгодные? Потому, что там наилучший обзор того, что попадает в миску. Накладывающий, как фокусник, мешает кашу по определённым, выгодным для него законам, а взвод тем временем, как за дирижёром, следит за всеми его движениями и даже за выражением лица. Миски с кашей путешествуют по столу. Так например, миска в которой нет ни одного кусочка мяса, может прогуляться от одного конца стола до другого и в конце концов остановиться у какого-нибудь шнурка, который с досадным вздохом принимает то, что «отпущено ему Богом». Очевидно, что наиболее жирные миски попадают дедам и черпакам, остальные по остаточному принципу. Самый зрелищный момент, когда накладывающий накладывает себе. В эти секунды обычно все разговоры прекращаются и «зрители», после длительных манипуляций черпака видят то, что появляется у него в миске. Весь взвод вздыхает, слышится протяжный «у-у-у» и все вновь приступают к еде. Накладывающий может оказаться жмотом и наложить себе одно мясо, а может справедливым — всё зависит от аппетита.

Амир, несмотря на свою худобу и низкий рост, был агрессивным проглотом — изобретателем различного рода приёмов издевательства так, что шнурки, которые были у него под колпаком всегда страдали по особенному. Они были голодны, всегда не выспавшимися, получали и получали нелепые наряды: на корячках, со словами «служу отечеству», они ходили вокруг кровати Амира, по пластунски ползали под кроватями, получая «боевое задание» поставить кому-нибудь «велосипед» или «балалайку» и т.д. (Поставить «велосипед или балалайку» означало незаметно подкрасться к спящему солдату, приоткрыть одеяло, вставить между пальцами рук или ног спичку, поджечь её и быстро лечь в свою постель. От ожёга пострадавший двигал ногами как на велосипеде или тряс рукой как балалаечник. Некоторым не везло вдвойне — они получали комплексное испытание «играя на балалайке, ехали на велосипеде», такой приём на жаргоне Амира назывался цирком). Таким образом, многие солдаты ходили с ожёгами различной степени тяжести и к тому же не выспавшиеся. Некоторым, не крепко спящим, удавалось застраховаться от ожёгов, но для этого им приходилось надевать носки и варежки, присланные родителями.

Почему Амир был таким? То ли от того, что мать когда-то бросила его и пошла в проститутки, но родилась бы она в другой стране не пошла бы на это. То ли от того, что он со своей агрессией хорошо вписался в дедовщину, а государство как бы его только и ждало в армии и подбадривало на «ратные подвиги». В любом случае он оказался жертвой государственной системы. 

Единственное оправдание, которое часто звучало из уст дедов заключалось в том, что шнуркам и духам предстоит продолжать дело дедов и не надо переживать, мол сами будете издеваться похлеще. И действительно, эстафетная палочка и вместе с ней человеческое зло передавалась от одного призыва к другому и как будто не было виноватых, а были лишь страдающие. Как-то один дембель мне сказал, что компенсировал потери, нанесённые дедами в начале службы тем, что вдоволь поиздевался над шнурками. Не хочется верить, что это так. Скорее всего солдат, покидая военную часть получает замаскированную душевную травму, суть которой можно выразить в четырёх словах: «Служу унижающему меня отечеству!» И действительно, человек, проходя эти унижения в армии, был уже готов проходить их и на гражданке, являясь послушным винтиком государства. Лишь некоторые солдаты могли по настоящему противостоять этой государственной машине, называемой дедовщиной, сопротивляясь дедам и не становясь ими. Это приводило их или к самоубийствам, или к госпитализации в психиатрическую больницу, или к уничтожению дедов.

День как обычно близился к концу. Солдаты все как один произносили армейскую «вечернюю молитву», которая приблизительно звучала так: «Вот и ещё один день прошёл!» — произносил громко кто-нибудь и все его разом подхватывали: «Ну и х... с ним!» Амир всё это много-много раз слышал, но никогда не поддерживал этой «молитвы», не обращая на неё никакого внимания. Но на этот раз его удивили слова одного солдата о том, что конец света, который должен был состояться, согласно каким-то предсказаниям, именно сегодня, не наступил. Лишь один солдат точно знал, что для Амира конец света приближается. Он в это время находился в госпитале военной части и долечивал свои сильные ожоги. И действительно, всё произошло мгновенно. В эту ночь Амира кто-то привязал к кровати, заткнул ему рот, облил бензином и поджёг.

  К началу  

© , 1999 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

 
.
   

Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов
Политика публикации | Пользовательское соглашение

© 2001–2021 Psyfactor.org. 16+
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org.
 Посещая сайт, вы даете согласие на использование файлов cookie на вашем устройстве.
 Размещенная на сайте информация не заменяет консультации специалистов.