.
  

© Б.И. Белый

Глава 12. Показатели теста Роршаха у больных с алкогольным делирием

Обращаясь к этой группе больных, мы не ставили перед собой каких-либо практических задач. Симптоматика алкогольного делирия известна настолько хорошо, что она не требует для своего подтверждения или уточнения привлечения роршаховских таблиц. Но больные с алкогольным делирием служили для нас моделью экзогенного психического расстройства, протекающего с нарушением восприятия. Мы предположили, что изучение особенностей толкования пятен Роршаха у этой группы испытуемых позволит понять, как проявляются дели-риозные нарушения восприятия в интерпретации пятен. Особое внимание уделялось при этом патологическим феноменам. Иными словами, больные с алкогольным делирием использовались как своеобразная контрольная группа для больных с эндогенно обусловленными расстройствами восприятия, т. е. для больных с аффективно-бредовыми психозами. Цель такого сравнения — выделение феноменов, общих для любых форм расстройств восприятия, и феноменов, специфичных только для острых шизофренических аффективно-бредовых состояний.

Изучая особенности толкования пятен Роршаха у больных с алкогольным делирием, Вебер [250] отметил низкий процент ответов с четкой формой (ниже 60%), небольшое увеличение как кинестетических, так и цветовых ответов, значительный рост целостных интерпретаций (W) и ответов на необычные детали (Dd), повышение удельного веса ответов по животным и склонность к персеверациям, а в содержании — ответы с алкогольной и сексуальной тематикой.

Мы изучили толкование пятен Роршаха у больных с алкогольным делирием: у 42 мужчин и 3 женщин. Все эти больные длительное время злоупотребляли алкоголем. Делирий развивался у них спустя 2-3 сут. после прекращения пьянства обычно к вечеру. Ему предшествовали бессонница, тревожный аффект, неустойчивость внимания, зрительные иллюзии и парейдолии. Затем появлялись зрительные и слуховые галлюцинации. Больные видели вокруг себя насекомых или мелких животных (мух, бабочек, тараканов, мышей, кошек, черепах, змей, ящериц), замечали в своей комнате преследовавших их грабителей и бандитов, слышали их угрозы в свой адрес, чувствовали себя опутанными «проволокой» и «магнитофонными лентами». Они все время находились в движении: стряхивали с себя «нитки» и насекомых, оборонялись от крыс и собак, отвечали на вопросы мнимых собеседников, спасались бегством и прятались от преследователей. Такие состояния сопровождались обычно выраженной потливостью и тремором. В связи с психомоторным возбуждением родственники или сотрудники милиции вызывали к ним бригаду скорой психиатрической помощи. Больные обследовались на дому или в отделении милиции, как правило в ночное время, а в дальнейшем госпитализировались в одну из московских психиатрических больниц.

При интерпретации пятен Роршаха большинство больных давали ответы быстро, не задумываясь. Оба временных показателя были низкими: среднее время реакции равнялось (8,7 +0,5) с; среднее время ответа — (0,55+0,03) мин. Количество ответов было достаточно большим (Rgp = 28,3+1,9). В типе восприятия по сравнению с условной «нормой» отмечалось резкое увеличение числа ответов на необычные детали и фрагменты белого фона (W%cp: D% ср: DdS ср = 27,4: 57,8 : 4.8). Резко падал процент ответов с четкой формой (F+% ср = 47,4±2,4). Количество кинестетических и цветовых ответов было небольшим (Мер).

Значительно нарастал удельный вес ответов по животным (А% ср = 60,3 ± 2,2) и персевераций (в среднем 25,6 ± 2,2), снижался удельный вес популярных ответов (Р% ср = 19,1 ± 1,6).

Из патологических феноменов самыми частыми были конфабуляторные ответы (27 раз), текучесть перцепций (19 раз), фабулизации (16 раз), невозможные комбинации (14 раз) и смешение фигуры и фона (15 раз). Вот примеры конфабуляторных ответов. «Ноги», увиденные в боковых отростках табл. V, достраивались до «акробатов», «усы» на табл. VI — до «командира», «рога» на той же таблице — до «быка». Текучесть перцепции выражалась в том, что воспринимаемые образы часто были неустойчивыми, переходили друг в друга. Люди превращались в медведей, девушка — в бабочку, козел — в рыбу, клювй у птенцов виделись то справа, то слева. Обычно у таких испытуемых определялись одновременно кинестетические ответы с плохой формой и ответы di на внутренние части пятен, не имеющие отчетливых границ.

Примеры фабулизации. В табл. I усматривались «Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович», в темном верхнем центре табл. X — «башня в районе проспекта Мира».

Алкогольная тематика встречалась в ответах 19 раз: в пятнах усматривались пьющие мужчины, «дьявол с бутылкой», графины, стаканы, пивные кружки, «огурец на закуску» и даже «гусеницы, дующие в графин» (одновременно феномен неадекватной активности).

Остальные патологические феномены встречались реже: неадекватная активность — 7 раз, диссоциация симметрии — 10 раз; по нескольку раз отмечались фабулизированные комбинации, объемное видение, абсурдные ответы. Во всей группе обследованных больных с алкогольным делирием выявилось только два ответа с тревогой и две деструктивных интерпретации.

О чем говорят полученные данные? Резкое снижение процента ответов с четкой формой, уменьшение количества популярных ответов, более частое, чем у здоровых, выделение редких (dr) и внутренних (di) деталей может свидетельствовать о том, что в своем восприятии больные с алкогольным делирием меньше, чем здоровые испытуемые, пользуются упроченными «гештальтами». Увеличение количества ответов по животным и персевераций можно рассматривать как признаки органического поражения мозга вследствие алкогольной интоксикации.

Тот факт, что и при алкогольном делирии, и при аффективно-бредовых приступах наблюдаются неустойчивость зрительных образов, смешение фигуры и фона, диссоциация симметрии, конфабуляторные ответы и фабулизации, позволяет предположить, что указанные феномены (большинство из них относится к выделенной нами первой группе патологических феноменов) вызываются острым психическим расстройством с нарушением восприятия. Напротив, фабулизированные комбинации, феномен «прозрачности», символику, абстракции, интерпретации с аутистической логикой, абсурдные и неопределенные ответы, ответы по положению, амбивалентность, указания на необычные части людей и животных, редко определяемые у больных с алкогольным делирием, следует, по-видимому, рассматривать как специфически шизофренические феномены. Интересны различия между больными двух рассматриваемых групп и в содержательной стороне ответов, и прежде всего отсутствие указаний на тревогу, агрессию и деструкцию при делириозных расстройствах.

««« Назад Оглавление 

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов