.
 

© Б.И. Белый

Глава 12. Показатели теста Роршаха у больных с алкогольным делирием

Обращаясь к этой группе больных, мы не ставили перед собой каких-либо практических задач. Симптоматика алкогольного делирия известна настолько хорошо, что она не требует для своего подтверждения или уточнения привлечения роршаховских таблиц. Но больные с алкогольным делирием служили для нас моделью экзогенного психического расстройства, протекающего с нарушением восприятия. Мы предположили, что изучение особенностей толкования пятен Роршаха у этой группы испытуемых позволит понять, как проявляются дели-риозные нарушения восприятия в интерпретации пятен. Особое внимание уделялось при этом патологическим феноменам. Иными словами, больные с алкогольным делирием использовались как своеобразная контрольная группа для больных с эндогенно обусловленными расстройствами восприятия, т. е. для больных с аффективно-бредовыми психозами. Цель такого сравнения — выделение феноменов, общих для любых форм расстройств восприятия, и феноменов, специфичных только для острых шизофренических аффективно-бредовых состояний.

Изучая особенности толкования пятен Роршаха у больных с алкогольным делирием, Вебер [250] отметил низкий процент ответов с четкой формой (ниже 60%), небольшое увеличение как кинестетических, так и цветовых ответов, значительный рост целостных интерпретаций (W) и ответов на необычные детали (Dd), повышение удельного веса ответов по животным и склонность к персеверациям, а в содержании — ответы с алкогольной и сексуальной тематикой.

Мы изучили толкование пятен Роршаха у больных с алкогольным делирием: у 42 мужчин и 3 женщин. Все эти больные длительное время злоупотребляли алкоголем. Делирий развивался у них спустя 2-3 сут. после прекращения пьянства обычно к вечеру. Ему предшествовали бессонница, тревожный аффект, неустойчивость внимания, зрительные иллюзии и парейдолии. Затем появлялись зрительные и слуховые галлюцинации. Больные видели вокруг себя насекомых или мелких животных (мух, бабочек, тараканов, мышей, кошек, черепах, змей, ящериц), замечали в своей комнате преследовавших их грабителей и бандитов, слышали их угрозы в свой адрес, чувствовали себя опутанными «проволокой» и «магнитофонными лентами». Они все время находились в движении: стряхивали с себя «нитки» и насекомых, оборонялись от крыс и собак, отвечали на вопросы мнимых собеседников, спасались бегством и прятались от преследователей. Такие состояния сопровождались обычно выраженной потливостью и тремором. В связи с психомоторным возбуждением родственники или сотрудники милиции вызывали к ним бригаду скорой психиатрической помощи. Больные обследовались на дому или в отделении милиции, как правило в ночное время, а в дальнейшем госпитализировались в одну из московских психиатрических больниц.

При интерпретации пятен Роршаха большинство больных давали ответы быстро, не задумываясь. Оба временных показателя были низкими: среднее время реакции равнялось (8,7 +0,5) с; среднее время ответа — (0,55+0,03) мин. Количество ответов было достаточно большим (Rgp = 28,3+1,9). В типе восприятия по сравнению с условной «нормой» отмечалось резкое увеличение числа ответов на необычные детали и фрагменты белого фона (W%cp: D% ср: DdS ср = 27,4: 57,8 : 4.8). Резко падал процент ответов с четкой формой (F+% ср = 47,4±2,4). Количество кинестетических и цветовых ответов было небольшим (Мер).

Значительно нарастал удельный вес ответов по животным (А% ср = 60,3 ± 2,2) и персевераций (в среднем 25,6 ± 2,2), снижался удельный вес популярных ответов (Р% ср = 19,1 ± 1,6).

Из патологических феноменов самыми частыми были конфабуляторные ответы (27 раз), текучесть перцепций (19 раз), фабулизации (16 раз), невозможные комбинации (14 раз) и смешение фигуры и фона (15 раз). Вот примеры конфабуляторных ответов. «Ноги», увиденные в боковых отростках табл. V, достраивались до «акробатов», «усы» на табл. VI — до «командира», «рога» на той же таблице — до «быка». Текучесть перцепции выражалась в том, что воспринимаемые образы часто были неустойчивыми, переходили друг в друга. Люди превращались в медведей, девушка — в бабочку, козел — в рыбу, клювй у птенцов виделись то справа, то слева. Обычно у таких испытуемых определялись одновременно кинестетические ответы с плохой формой и ответы di на внутренние части пятен, не имеющие отчетливых границ.

Примеры фабулизации. В табл. I усматривались «Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович», в темном верхнем центре табл. X — «башня в районе проспекта Мира».

Алкогольная тематика встречалась в ответах 19 раз: в пятнах усматривались пьющие мужчины, «дьявол с бутылкой», графины, стаканы, пивные кружки, «огурец на закуску» и даже «гусеницы, дующие в графин» (одновременно феномен неадекватной активности).

Остальные патологические феномены встречались реже: неадекватная активность — 7 раз, диссоциация симметрии — 10 раз; по нескольку раз отмечались фабулизированные комбинации, объемное видение, абсурдные ответы. Во всей группе обследованных больных с алкогольным делирием выявилось только два ответа с тревогой и две деструктивных интерпретации.

О чем говорят полученные данные? Резкое снижение процента ответов с четкой формой, уменьшение количества популярных ответов, более частое, чем у здоровых, выделение редких (dr) и внутренних (di) деталей может свидетельствовать о том, что в своем восприятии больные с алкогольным делирием меньше, чем здоровые испытуемые, пользуются упроченными «гештальтами». Увеличение количества ответов по животным и персевераций можно рассматривать как признаки органического поражения мозга вследствие алкогольной интоксикации.

Тот факт, что и при алкогольном делирии, и при аффективно-бредовых приступах наблюдаются неустойчивость зрительных образов, смешение фигуры и фона, диссоциация симметрии, конфабуляторные ответы и фабулизации, позволяет предположить, что указанные феномены (большинство из них относится к выделенной нами первой группе патологических феноменов) вызываются острым психическим расстройством с нарушением восприятия. Напротив, фабулизированные комбинации, феномен «прозрачности», символику, абстракции, интерпретации с аутистической логикой, абсурдные и неопределенные ответы, ответы по положению, амбивалентность, указания на необычные части людей и животных, редко определяемые у больных с алкогольным делирием, следует, по-видимому, рассматривать как специфически шизофренические феномены. Интересны различия между больными двух рассматриваемых групп и в содержательной стороне ответов, и прежде всего отсутствие указаний на тревогу, агрессию и деструкцию при делириозных расстройствах.

««« Назад Оглавление 

 
.
   

Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов
Политика публикации | Пользовательское соглашение

© 2001–2021 Psyfactor.org. 16+
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org.
 Посещая сайт, вы даете согласие на использование файлов cookie на вашем устройстве.
 Размещенная на сайте информация не заменяет консультации специалистов.