.
  

© Б.И. Белый

Глава 7. Динамика зрительной перцепции, определяемая по методу Роршаха у детей от 3 до 12 лет

После того как нами были изучены особенности интерпретации пятен Роршаха больными с односторонними полушарными опухолями, мы обратили внимание на то, что ответы дошкольников на пятна, согласно литературным данным, очень напоминают таковые у больных с опухолями правого полушария. Стремление объяснить причины такого совпадения побудило нас изучить способы восприятия и интерпретации пятен у детей различных возрастных групп.

Все авторы, описывавшие интерпретацию пятен дошкольниками, отмечали у последних тенденцию к даче большого количества целостных ответов, как правило, с плохой формой. 2-3-летний ребенок не способен на выделение в пятне каких-либо деталей. Он может отвечать только на все пятно целиком и часто стереотипно повторяет один и тот же ответ при предъявлении разных таблиц [22, 129,130, 144, 179, 194].

В возрасте 4-6 лет дети дают много конфабуляторных интерпретаций, меньше становится персевераций. К 7-летнему возрасту число целостных и конфабуляторных ответов уменьшается, чаще выделяются мелкие и обычные детали, появляются указания на движения и оттенки [175, 179, 194].

Общая тенденция развития заключается в дифференциации, нарастании сложности и пластичности восприятия [129, 194]. В дошкольном возрасте по мере взросления ребенка увеличиваются общее количество ответов, среднее время реакции, удельный вес ответов с четкой формой и популярных ответов, количество ответов по движению и формоцветовых, ответов с использованием белого фона, указаний на человеческие образы, уменьшается удельный вес целостных интерпретаций, количество конфабуляторных ответов и персевераций [22,129,144,186,194].

Менее однозначны данные, касающиеся цветовых ответов. Форд [129] утверждает, что удельный вес первичных ответов по цвету с возрастом увеличивается; Мейли-Дворецки [194] полагает, что процент таких ответов уменьшается; И. Г. Беспалько и М. Н. Раева [22] считают, что в дошкольном возрасте количество с-ответов удерживается на одном уровне. Клопфер и Келли [173] заметили, что девочки раньше, чем мальчики, используют все виды цветовых ответов; Форд [129], напротив, не обнаружила у дошкольников никаких половых различий в даче цветовых ответов.

Гебхарт [144] отметила, что у детей с возрастом увеличивается не только среднее время реакции, но и среднее время ответа. По данным И. Г. Беспалько и М. Н. Раевой [22], у дошкольников часто определяются ответы с учетом черного цвета.

Несмотря на большое количество работ, посвященных интерпретации пятен Роршаха дошкольниками, до сих пор не установлены нормативные показатели, с которыми можно было бы сравнивать все последующие результаты. Исследования Форд [129] были проведены на группе детей, отличающихся высокими умственными способностями и происходящих из обеспеченных семей. Работы Гебхарт [144] и И. Г. Беспалько и М. Н. Раевой [22] охватывают большой экспериментальный материал, но авторы, к сожалению, приводят свои данные не в процентном отношении к общему количеству ответов, а в абсолютных цифрах. Это затрудняет использование полученных ими результатов для сравнения с другими работами.

Во многом неоднородны и данные, касающиеся особенностей интерпретации пятен Роршаха детьми школьного возраста. Большинство авторов указывают на увеличение с возрастом общего числа ответов, целостных ответов с хорошей формой, формоцветовых ответов, указаний на белый фон и независимость от возраста удельного веса ответов по животным [88, 144, 168, 179, 186, 194]. Остальные выводы во многом противоречивы.

Ряд авторов [144, 168, 179, 186, 194] отмечает повышение с возрастом процента ответов с четкой формой, количества кинестетических интерпретаций и указаний на человеческие образы. Эймз и соавторы [88] считают, что указанные показатели увеличиваются только в возрасте до 10 лет, а потом остаются на одном уровне или колеблются от года к году. Керр [ 168] и Эймз с соавторами [88] полагают, что у детей школьного возраста цветоформовые ответы преобладают над формо-цветовыми; напротив, по мнению Хертц и Бейкер [156], у 12-летних детей чаще встречаются формоцветовые ответы. В отличие от других авторов Ледвит [179] утверждает, что с возрастом не увеличивается количество формоцветовых ответов, что среднее время реакции у школьников независимо от возраста равно 10 с и что к 12 годам количество ответов с четкой формой достигает 50% (поданным других авторов [88, 189], этот показатель в 12 лет равняется 80-90%).

Что касается половых различий, то девочки дают больше кинестетических и цветовых ответов, чем мальчики [88, 156]. Кроме того, в возрасте 10-16 лет девочки дают больше ответов на обычные и мелкие детали, больше ответов с четкой формой, популярных ответов и указаний на оттенки, а у мальчиков чаще встречаются целостные и конфабуляторные ответы; все эти данные предполагают более быстрое интеллектуальное развитие девочек [88].

Вопрос о связи между школьной успеваемостью и показателями теста Роршаха также неясен. Лепфе [190] отметил, что примерно в трети случаев заключения о психических особенностях детей, сделанные на основе толкования ими пятен Роршаха, не согласовывались с мнением учителей и со школьными оценками. Поданным Шнайдер [228], у хорошо успевавших школьников больше общее количество ответов, целостных ответов с хорошей формой, кинестетических и формоцветовых интерпретаций; у неуспевающих определялись конфабуляторные интерпретации и «олигофренические» ответы (Do). Достоверность полученных результатов не определялась. В исследованиях Теран [240] не было найдено достоверных различий в показателях теста Роршаха в зависимости от успеваемости школьников, что, возможно, объясняется малочисленностью выборки (27 наблюдений).

С целью установления нормативных показателей, уточнения динамики зрительной перцепции и влияния пола на зрительное восприятие было изучено 500 детей от 3 до 12 лет включительно. Каждая из возрастных групп состояла из 25 мальчиков и 25 девочек. Возраст исследуемых усреднялся. Так, например, в группу 5-летних вошли дети от 4 лет 6 мес. до 5 лет 6 мес. Дошкольники исследовались в детских садах № 732 и 2018, школьники — в школах № 710 и 57 г. Москвы.

При исследовании детей от 3 до 6 лет использовалась модификация инструкции, предложенная И. Г. Беспалько и М. Н. Раевой [22], согласно которой детям предлагалось угадать, на что похожи пятна. Начиная с 6-летнего возраста, процедура проведения теста не отличалась от стандартной. Протоколы детей, дававших на все таблицы менее 6 ответов, из дальнейшей обработки исключались. Полученные результаты представлены в табл. 7.1 и 7.2.

Рассмотрим результаты сначала по возрастным категориям, т. е. по вертикали, а затем по отдельным показателям, т. е. по горизонтали.

У 3-летних детей более половины всех ответов занимают целостные ответы с плохой формой, в которых мало учитываются особенности пятна. В среднем 40% всех интерпретаций являются персевераторными повторениями предыдущих ответов. Этот феномен настолько характерен для раннего детского возраста, что Клопфер и соавторы [175] выделили в развитии детей этап «магического повторения». Первоначально ребенок персеверирует свой ответ, данный на первую таблицу, например «уточка», на все остальные; в дальнейшем начинает давать не одну, а две-три цепи персевераций. При этом интерпретация определяется не столько характеристиками соответствующих пятен, сколько предыдущими ответами.

Таблица 7.1. Возрастная динамика показателей метода Роршаха у дошкольников

Возрастная динамика показателей метода Роршаха у школьников 8-12 лет

Нередко на одну и туже таблицу даются разные ответы в зависимости от порядка показа таблиц. На каждую таблицу дается обычно не более одного ответа. Как правило, дети этого возраста не могут воспринимать в таблице одновременно и все пятно, и отдельно какую-либо часть его; один из видов ответов при этом исключается. Ответы даются быстро, временные показатели здесь наименьшие среди всех возрастных детских групп. Приведем пример.

Среднее время реакции 5 с, среднее время ответа 0,44 мин. F = 100%, F+ = 22%, Р = 11 %, RI = О, М: С = 0:0, тип восприятия W= ((0)), средний уровень формы равен —1,0, персевераций — 67%.

Заключение. У ребенка 3 лет преобладают целостные ответы с плохой формой, большинство из них — персеверации. Временные показатели укорочены.

Основным признаком, характеризующим выполнение теста Роршаха детьми 4-5 лет, является наличие конфабуляторных ответов. Например, в табл. I верхняя половина боковой области определялась как «голова лошадки» и все пятно оценивалось как «лошадка». В табл. III темные участки распознавались как «лошади» из-за «длинных ног», табл. V воспринималась как «крокодил» на основании боковой «морды»; табл. VI — как «киска», «волк» или «жук» благодаря «усикам»; в табл. IX средняя линия принималась как «ствол» и отсюда все пятно называлось «деревом»; в табл. VIII две расходящиеся голубые полоски в центральной части пятна оценивались как «веревки, за которые держатся и летят на небо» (очевидно, имелись в виду стропы парашюта) и на основании этого все пятно определялось как «парашют». Или на той же таблице верхняя серо-зеленая коническая часть выделялась как «шапка» и на основании этого все пятно оценивалось как «рыцарь».

По мере взросления детей эти простые конфабуляторные ответы сменялись конфабуляторными комбинациями, в которых целостные ответы с плохой формой давались с учетом более чем одного элемента пятна. Например, табл. I определялась как «дом» на основании «окон» (белых промежутков); табл. III — как «лошадь» благодаря «копытам»; табл. II — как «бык» из-за «ног» сверху и «рогов» снизу (перевернутый образ).

Реже встречались конфабуляторные ответы, относящиеся не ко всему пятну, а к обычной детали D. Например, весь боковой раздел табл. I определялся как «крокодил» на основании «головы крокодила» в его верхней части; верхнебоковые красные пятна табл. III — как «ботинки» из-за длинных узеньких полосок этих пятен, воспринятых как «шнурки»; самый верхний темный центральный «столб» табл. X (D14) — как «человечек» из-за крошечных «глазок» на нем. Конфабуляторные ответы, относящиеся к обычным деталям, отмечались чаще у детей 5-6 лет.

В целом конфабуляторные ответы у детей близки к таковым, возникающим при очагах поражения правого полушария. В обоих случаях они носят сравнительно элементарный характер, «привязаны» к пятну, никогда не выходя за его пределы, представляют собой завершенный конкретный образ и выражаются кратко, 1—2 словами.

Близки к конфабуляторным интерпретациям ответы типа «pars pro toto», когда ребенок видит в пятне только часть предмета или животного, например ствол дерева или морду волка, а определяет пятно как целый образ «дерево» или «волк» соответственно. Реже встречаются близкие к конфабуляторным толкованиям ответы по положению. Например, верхние боковые синие пятна табл. X определяются как «паук», а вся остальная часть пятна как «паутина».

Другой характерной особенностью этого возраста является частота перевернутых образов: указываются «дерево» стволом вверх, «человечек» вниз головой, «ножки», у которых стопа с пальцами располагаются вверху. У 4—5-летних детей указания на перевернутые образы мы наблюдали почти у каждого второго ребенка; к 7 годам количество таких ответов уменьшается.

В возрасте 4—5 лет заметно нарастает число ответов с четкой формой. Первые ответы с четкой формой, появляющиеся у детей, как правило, относятся к популярным. Чаще всего первой интерпретацией с хорошей формой был ответ «бабочка» на табл. V (ответ «летучая мышь» на эту таблицу появляется несколько позже). Следующими по частоте встречаемости у детей идут ответы: «животные» на боковые розовые области табл. VIII; «дерево» или «елка» на верхнюю серо-зеленую коническую часть и центральную темную полосу табл. VIII; «люди» на темные участки табл. III.

Удельный вес целостных ответов у детей 4—5 лет уменьшается до 40-45%; соответственно увеличивается количество ответов на обычные детали. У некоторых детей появляются указания на мелкие детали и фрагменты белого фона. Увеличивается число цветоформовых и формоцветовых ответов, уменьшается количество персевераций. Приведем пример.

Мальчик Р., 4 года 1 мес.

Оценка

Заключение. Данный протокол типичен для 4-летнего ребенка. Из 10 ответов три являются конфабуляторными (два из них представляют собой конфабуляторные комбинации, один — конфабуляторный

ответ, относящийся к обычной детали D). Отмечаются два ответа «pars pro toto», перевернутый образ один, популярный ответ один. По сравнению с протоколами 3-летних детей удельный вес целостных ответов уменьшился до 40%, появились два формоцветовых ответа, стала разностороннее содержательная сторона интерпретаций.

К 7-летнему возрасту восприятие пятен Роршаха претерпевает качественный сдвиг. Мейли-Дворецки [194] считает, что этот сдвиг заключается в переходе от глобальной перцепции к аналитической. Эймз и соавторы [88] полагают, что в этом возрасте начинают проявляться индивидуальные черты.

В наших наблюдениях у детей 7 лет удельный вес целостных ответов уменьшался в среднем до 30%. Удельный вес ответов с четкой формой достигал 60-70%, популярных ответов — более 25%. Значительно уменьшалось количество конфабуляторных интерпретаций и персевераций. Заметно увеличивалось количество человеческих образов, появлялись ответы по движению.

Индивидуальные особенности проявлялись в том, что примерно у четверти детей отмечалось большое количество указаний на необычные детали и было очень мало целостных ответов. У другой четверти количество целостных ответов достигало 35-40%, и среди них отмечались комбинаторные, т. е. структурированные, в которых интерпретировалось как пятно в целом, так и отдельные его детали. У основной же массы детей не выявлялось ни указаний на необычные детали, ни комбинаторных ответов, а преобладали относительно элементарные по структуре W— и D-ответы. Приведем примеры.

Заключение. У девочки 6 лет 8 мес. при единственном целостном ответе отмечается большое количество ответов на необычные детали и белый фон (31%). Многие из ответов носят формальный характер («усики», «столб», «ступеньки»). Части фигур людей и животных преобладают над их целыми образами. Отмечается* высокий процент ответов с четкой формой, но только одна кинестетическая интерпретация. Комбинаторные и конфабуляторные ответы отсутствуют.

Девочка С, 7 лет 2 мес.

Заключение. У девочки 7 лет 2 мес. в отличие от предыдущего наблюдения отсутствуют ответы на необычные детали. Отмечается преобладание целостных интерпретаций, пять из которых — комбинаторные. В содержании много сказочных образов.

К 10-12 годам значительно увеличивается общее количество ответов, улучшается восприятие формы пятен (увеличивается F+% и количество FC, уменьшается W-%), более разнообразными становятся способы их выделения (увеличение dd, S). Восприятие становится более активным (увеличение М) и более пластичным (рост комбинаторных ответов, способность интерпретировать по-разному одни и те же участки пятен). В содержании увеличивается удельный вес человеческих образов. Перечисленные особенности отражают лишь общие тенденции развития. Индивидуальные различия, как и у взрослых, весьма значительны.

Рассмотрим теперь таблицы 7.1 и 7.2 по отдельным показателям. Среднее время реакции у дошкольников увеличивается, у школьников остается примерно на одном уровне. Среднее время ответа несколько увеличивается к 4 годам, а потом колеблется около 0,50 мин.

Общее количество ответов с возрастом увеличивается; почти во всех возрастных группах мальчики дают больше ответов, чем девочки.

Удельный вес целостных ответов (W%) у дошкольников уменьшается, у школьников колеблется около 35%. Удельный вес целостных ответов с плохой формой (W-%) с возрастом уменьшается. У 4-5-летних детей значительную часть целостных ответов составляют конфабуляторные интерпретации. По мнению Клопфера и соавторов [175], 5-летний ребенок использует конфабуляции и конфабуляторные комбинации по крайней мере в половине ответов. В наших наблюдениях количество конфабуляторных ответов ни в одной из исследованных групп не достигало 15%. Однако, если учесть трудности опроса и уточнения локализации у детей, можно предположить, что конфабуляторных ответов должно быть значительно больше, чем нам удалось определить. В большинстве возрастных групп конфабуляторные ответы преобладали у мальчиков. После 8 лет эти ответы практически исчезают.

У 5-летних детей впервые появляются комбинаторные ответы; с возрастом количество их постепенно увеличивается.

Удельный вес ответов на обычные детали (D%) у дошкольников нарастает, у школьников остается на одном уровне. Количество ответов на мелкие детали и на фрагменты белого фона до 10 лет нарастает, в дальнейшем колеблется. У 3-4-летних детей ответы на фрагменты белого фона мало дифференцированы и в основном представляют собой «дырки» и «окошки». В дальнейшем белый фон начинает восприниматься как поверхность «снег» и как предмет или животное «люстра», «бабочка».

Удельный вес ответов с четкой формой (F+%) с возрастом увеличивается; в большинстве групп он выше у девочек.

Показатель «суммы цвета» (LC) до 10 лет нарастает, потом уменьшается; в большинстве групп он выше у девочек. Первичные ответы по цвету (С) и цветоформовые ответы (CF) изменяются параллельно показателю «суммы цвета». Количество формоцветовых ответов (FC) до 10 лет увеличивается, потом колеблется. Во всех школьных группах формоцветовых ответов было больше, чем цветоформовых.

Заметно увеличивалось с возрастом количество ответов с указанием на движения животных (FM), человека (М) и интерпретаций с указанием человеческих образов (Н%); отчетливых половых различий при этом не определялось.

Удельный вес ответов по животным (А%) начиная с 4 лет колеблется от 45 до 55% и с возрастом не меняется; в большинстве групп он выше у девочек.

Удельный вес популярных ответов (Р%) до 6 лет нарастает до 27— 29%, а в школьном возрасте устойчиво держится на 20-24%; в большинстве групп этот показатель выше у девочек. Индекс реалистичности (RJ) в дошкольном возрасте растет, в школьном — остается примерно на одном уровне. Количество персевераций у дошкольников постепенно уменьшается с возрастом, у школьников равно 9-10% во всех возрастных группах.

В целом половые различия в нашем исследовании заключались в том, что у мальчиков было больше общее количество ответов, больше конфабуляторных интерпретаций, а у девочек — больше ответов с четкой формой, больше недифференцированных цветовых ответов С и CF, больше указаний на животных и популярных ответов. Эти данные не подтверждают вывода Эймз и соавторов [88] о более быстром интеллектуальном развитии девочек.

Не наблюдали мы у детей и значительного количества ответов с учетом черного цвета, как это отмечали И. Г. Беспалько и М. Н. Раева [22].

В дошкольном возрасте наибольшие изменения наблюдаются в динамике следующих показателей: общего количества ответов (R), удельного веса целостных ответов с плохой формой (W-%), удельного веса ответов с четкой формой (F+%), индекса реалистичности (RI) и удельного веса персевераций. Основные черты, характеризующие динамику зрительной перцепции дошкольника, — это прогрессирующее улучшение восприятия формы и переход от недифференцированного целостного восприятия к выделению отдельных деталей.

Мейли-Дворецки [194] выделила в развитии зрительной перцепции у детей четыре стадии. Первую стадию она назвала этапом примитивных целостных ответов (3-5 лет). Между 5 и 8 годами наступает этап примитивного анализа, когда ребенок дает много формальных ответов («палочек», «голов животных») преимущественно на мелкие детали и фрагменты белого фона. Согласно трактовке автора, на этом этапе часто сочетаются ответы на обычные детали. На третьей стадии в возрасте около 9 лет ребенок проходит этап высшего анализа, на котором он даст многочисленные ответы на обычные детали и воспринимает их так же хорошо, как и взрослый. В дальнейшем наступает этап высшей глобализации, характеризующийся появлением комбинаторных целостных ответов. Последние представляют собой высший уровень восприятия, включающий анализ, синтез форм и логическую интеграцию последовательных впечатлений в хорошо интегрированное единство. Согласно автору, эти стадии отражают следующие этапы перцепции (по Клапареду): 1) общее и спутанное восприятие целого; 2) отчетливая и аналитическая перцепция частей; 3) синтетическая рекомпозиция целого с осознанием частей.

Предложенная автором классификация этапов развития зрительной перцепции ребенка соответствует истинному положению дел лишь в самых общих чертах. Эта классификация включает в себя не существующий на самом деле второй этап «примитивного анализа» с внезапным появлением ответов на мелкие детали и фрагменты белого фона. Такая трактовка разрывает связь между первым и вторым этапами и ставит вопрос о том, откуда же берется эта внезапная способность к выделению мелких деталей. Указанная трактовка неправильно относит «этап высшего анализа» к 9-летнему возрасту. На самом деле типичные ответы на обычные детали формируются уже в 3—4 года. Первые комбинаторные целостные ответы даются не после 9 лет, а в 6-7-летнем возрасте, но они отмечаются далеко не у всех детей.

Мы предлагаем несколько видоизменить эту классификацию, оставив в ней три этапа. Первый из них — этап примитивных целостных ответов — относится к возрасту 3-4 года и полностью соответствует первому этапу в схеме Мейли-Дворецки [194].

Второй этап — формирования высокочастотных обычных D-деталей — можно отнести к возрасту 5-6 лет. К концу этого периода D достигает примерно 60%. Но говорить о втором этапе можно лишь условно, поскольку D-ответы постепенно вычленяются из целостных. Переходной формой между ними служат конфабуляторные интерпретации, в которых диалектически смешиваются оба способа восприятия — целостный и фрагментарный. Будучи неспособным отчетливо воспринять все пятно со сложной конфигурацией, ребенок выделяет в нем отдельные доступные ему «простые» детали «руки», «ноги», «рожки», «усы». Сначала в пятне выделяется одна такая деталь, потом две или более, но во всех случаях они достраиваются до целостного образа, обусловливая конфабуляторные ответы и конфабуляторные комбинации. И лишь в дальнейшем те детали, которые служили основой для дачи конфабуляторных интерпретаций, вычленяются из пятна и начинают восприниматься самостоятельно.

Чем же характеризуются первые интерпретации с четкой формой, предлагаемые ребенком при рассмотрении пятен Роршаха? Вовсе не малой величиной, как считает Мейли-Дворецки [194]. Величина их может быть различной, поскольку они могут относиться как ко всему пятну, так и к отдельным его деталям. Они отличаются двумя основными признаками: относительно элементарной информационной структурой и высокой частотой встречаемости. Первый признак выражается в том, что в этих ответах используется не более 2—3 характеристик формы, например, «бабочка» — на любое пятно с центральным узким «телом» и симметричными «крыльями» по бокам, «паук» — на любое круглое пятно с отростками, «рыба» — на узкое продолговатое пятно. Второй признак заключается в том, что эти ответы, как правило, являются популярными, т. е. наиболее часто встречающимися у взрослых. Из недифференцированного целостного зрительного поля развивающийся мозг в первую очередь начинает выделять не дискретные раздражители, а наиболее часто встречающиеся комплексы — «гештальты». Способность к выделению мелких деталей и фрагментов фона с четкой формой формируется на дальнейших этапах развития перцепции.

Третий этап — индивидуальных способов восприятия — начинается с 7—8 лет. В этом возрасте одни испытуемые начинают ориентироваться преимущественно на обычные детали, другие — на необычные и лишь некоторые обнаруживают тенденцию к даче комбинаторных целостных ответов. У нормально развивающихся детей конфабуляторные ответы к этому времени исчезают; обнаружение их у 7-8-летнего ребенка может свидетельствовать о задержке развития.

У школьников 8-12 лет темпы развития зрительной перцепции значительно замедляются. Целый ряд показателей остается практически на одном уровне. В этом возрастном периоде наибольшие изменения претерпевают следующие показатели: общее количество ответов (R), удельный вес ответов с указанием человеческих образов (Н%), количество интерпретаций на фрагменты белого фона (S), а также кинестетических и комбинаторных ответов. Рост этих показателей, согласно трактовке Мейли-Дворецки [194], указывает на усиление ассоциативных процессов, активности и пластичности восприятия.

В 11-12-летнем возрасте ряд показателей ухудшается: уменьшается общее количество ответов и процент ответов с четкой формой; у девочек увеличивается количество целостных ответов с плохой формой. Это коррелирует с регрессивными изменениями в ЭЭГ, отмеченными у детей этого возраста Д. А. Фарбер и В. В. Алферовой [74], и, возможно, обусловлено эндокринными сдвигами в пубертатном возрасте.

Для оценки зависимости между школьной успеваемостью и показателями теста Роршаха из всего контингента обследованных школьников было выделено 87 детей 10-11 лет (53 мальчика и 34 девочки). По годовым оценкам в классных журналах и характеристикам преподавателей они были разделены на две группы. 38 школьников составили группу посредственных учеников, имеющих среди годовых оценок тройки по основным предметам; 49 школьников составили группу хороших учеников, успевающих только на «4» и «5». В каждой из групп определялись средние величины и средние отклонения от них по всем перечисленным выше показателям. Достоверные различия были установлены только по трем показателям (табл. 7.3).

Таблица 7.3. Зависимость между школьной успеваемостью и отдельными показателями теста Роршаха у детей

Показатель тестаХорошо успе вающие (49 наблюдений) Посред ственно успе вающие (38 наблюдений)Досто верность различий
Количество ответов по движению (М) Процент человеческих образов (Н%) Количество комбинатор- ных ответов2,38±0,23 17,79+1,22 1,53+0,261,5510,20 12,89+1,10 0,65±Q,16р< 0,01 р < 0,01 р < 0,01

Интересно отметить, что все три показателя относятся к тем категориям ответов на таблицы Роршаха, которые у школьников начальных классов характеризуются наибольшим ростом.

Кроме того, в группе хороших учеников было больше общее количество ответов (R), выше процент ответов с четкой формой (F+%), ниже удельный вес целостных ответов с плохой формой (W—%) и показатель «суммы цвета» (ЕС), отмечалось больше ответов на редкие детали (dr) и фрагменты белого фона (S) и меньше персевераций, однако различия между группами не были достоверными.

Какие механизмы обеспечивают характерные особенности детского восприятия? Дети 4—5 лет во многом воспринимают пятна Роршаха также, как больные с опухолями правого полушария. У обоих контингентов испытуемых отмечается низкий процент ответов с четкой формой, много целостных ответов с плохой формой, конфабуляторные и недифференцированные цветовые ответы. Все эти симптомы объединяет общая черта — плохое восприятие формы пятен Роршаха. Можно предположить, что это расстройство обусловлено недостаточным функционированием тех корковых отделов правого полушария, которые принимают участие в оценке формы пятен. Если при опухолях правого полушария нарушение восприятия формы пятен можно связать с распадом «гештальтов», то у детей аналогичная симптоматика определяется, по-видимому, незрелостью последних.

В наблюдениях над больными с односторонними полушарными опухолями мозга мы установили, что самые простые зрительные «гештальты», обеспечивающие указания на популярные ответы, локализуются в задневисочно-затылочных отделах правого полушария. Следовательно, можно предположить, что узнавание первых простых зрительных изображений (иными словами, способность к даче популярных ответов на пятна Роршаха) у детей 3—4 лет определяется созреванием задних отделов правого полушария.

В период формирования «гештальтов» ведущую роль в распознавании предметов и изображений играет их общая конфигурация, очертания, а не расположение в пространстве. В этом периоде для ребенка часто не имеет значения, в каком положении находится узнаваемый им образ, обычном или перевернутом. Этим, возможно, объясняется высокая частота перевернутых образов в ответах на пятна Роршаха у дошкольников.

По мере созревания правополушарных корковых структур воспринимаемые образы становятся более сложными и структурированными. Но, прежде чем разовьется способность к четкому восприятию сложных образов, дети проходят период конфабуляторного восприятия. Если у взрослых появление конфабуляторных ответов всегда является грубым патологическим признаком, то у детей подобные интерпретации отражают закономерный и обязательный этап становления зрительной перцепции. Само появление таких ответов возможно лишь на том этапе развития ребенка, когда «гештальты» более низких уровней зрительного восприятия уже сформировались, а структуры мозга, обеспечивающие четкое восприятие более сложных изображений, еще не созрели. «Гештальты» более низких уровней зрительного восприятия обеспечивают четкое видение лишь небольших деталей пятен. Согласно голографическому принципу функционирования правого полушария, имеется тенденция к восприятию всего пятна как целостного образа. Однако из-за незрелости субстрата, обеспечивающего четкое видение сложных изображений, последние воспринимаются неотчетливо, что и способствует формированию конфабуляторных ответов. Аналогичная картина имеет место при опухолях правого полушария, где конфабуляторные ответы возникают при поражении высших и сохранности низших зрительных зон.

В 7-8 лет конфабуляторные ответы исчезают, что, по-видимому, обусловлено созреванием передних отделов правого полушария. В совместном исследовании с Г. М. Фрид, проведенном на 25 детях от 6 до 8 лет, нами было обнаружено, что у детей, дававших при интерпретации пятен Роршаха конфабуляторные ответы, данные ЭЭГ указывали на функциональную незрелость лобных долей в виде отсутствия когерентных связей по а-ритму в лобных отделах полушарий мозга [17].

В целом количественное нарастание и качественное улучшение ответов с четкой формой у дошкольников можно рассматривать как результат постепенного созревания сначала задних, а потом передних корковых отделов правого полушария. Подобная точка зрения соответствует представлениям физиологов, изучавших формирование нейрофизиологических механизмов зрительного восприятия ребенка [23, 75, 76]. Согласно данным Д. А. Фарбер [76], у 3-4-летних детей, т. е. в том возрасте, когда пятна Роршаха воспринимаются преимущественно целостно, имеет место генерализованное вовлечение мозговых структур, однотипно реагирующих на смену стимула. В дальнейшем в прием и переработку зрительной информации включаются избирательно сначала заднеассоциативные, а потом переднеассоциативные отделы коры. При этом у дошкольников и младших школьников отмечается преобладание корреляционных связей в правом полушарии; созревание структур левого полушария наступает в более поздние сроки. По мнению П. В. Тараканова [73], у детей 5-7 лет именно правое полушарие играет ведущую роль в осуществлении всех психических функций.

Обязательное появление и столь же закономерное исчезновение конфабуляторных ответов у детей позволяет подтвердить нашу гипотезу о ведущей роли дисфункции или незрелости правого полушария в их формировании. Собственно говоря, механизм формирования конфабуляторных ответов при опухолях правого полушария можно было бы представить двумя возможными способами. В главе об интерпретации пятен Роршаха больными с опухолями мозга мы говорили только об одном из них: поражение правого полушария благодаря распределенному характеру зрительной памяти в этом полушарии обусловливает целостное, но нечеткое восприятие представленных образов. Другой возможный способ возникновения конфабуляторных ответов предложил Гешвинд [145]. Он объяснил их появление нарушениями называния вследствие прерывания связей корковых зрительных полей правого полушария с речевыми зонами левого, т. е. компенсаторным усилением функций левого полушария. Подобная трактовка совершенно неприменима по отношению к дошкольникам, у которых созревание левого полушария наступает в более поздние сроки, чем правого. Более того, к моменту созревания корковых отделов левого полушария тенденция к даче конфабуляторных ответов не только не усиливается, а, наоборот, полностью исчезает.

Что касается роли левого полушария в зрительной перцепции ребенка, то можно предположить, что это полушарие обеспечивает восприятие кинестетических образов и дачу ответов на фрагменты белого фона и мелкие детали с хорошей формой. Все перечисленные категории ответов объединяет то, что указания на них требуют определенной произвольной активности и пластичности перцепции, необходимых для преодоления восприятия посредством «гештальтных» стандартов.

««« Назад Оглавление 

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов