.
  

© Б.И. Белый

Глава 9. Оценка интеллекта по Роршаху

Все руководства по тесту Роршаха отмечают, что эта методика направлена не на количественное определение интеллекта, но позволяет оценивать интеллект и в известном отношении превосходит психометрические тесты.

Первым указал на это сам Роршах [220], отметив, что его метод представляет собой «проверку интеллекта, почти не зависящую от знаний, памяти, практики и образования» [220, с. 180]. Клопфер и Келли [173] оценили методику Роршаха как «необычайно эффективную при оценке индивидуального развития». Бек [94] усматривал достоинства этого теста как инструмента для определения интеллекта в следующем: 1) результаты не зависят от образования, 2) материал методики объективен и прост для предъявления, 3) методика пригоднадля оценки всех уровней интеллекта.

Важнейшим преимуществом теста Роршаха в оценке интеллекта Бом [98] считал то, что интеллект здесь оценивается не изолированно, а в рамках всей личности, т. е. результаты одновременно зависят и от интеллекта, и от эффективности, как это имеет место в реальной действительности. Поэтому методика Роршаха лучше других тестов позволяет проверить способности испытуемых и установить разницу между недостаточностью интеллекта и его торможением.

Роршах [220] считал, что хороший интеллект характеризуется следующими семью признаками.

1. Количество ответов с четкой формой (F+%) оптимально должно равняться 80-95%. Роршах полагал, что этот показатель говорит об устойчивости внимания и способности к концентрации.

2. Последовательность должна быть упорядоченной, т. е. на каждую таблицу должен даваться сначала целостный ответ, потом ответы на крупные и, наконец, на мелкие детали; при этом допускается не более одной-двух нерегулярностей. Роршах полагал, что этот фактор свидетельствует о дисциплине логического мышления.

3. Количество целостных ответов должно быть не менее 7—10, при этом большинство из них должны иметь хорошую форму (W+). Роршах рассматривал такие ответы как индикатор предрасположенности к абстрактной деятельности и одновременно считал их показателем аффективного напряжения, поскольку наблюдал их у честолюбивых людей.

4. Тип восприятия должен быть «богатым», т. е. содержать оптимум распределения целостных интерпретаций, ответов на обычные и необычные детали; при этом удельный вес целостных ответов должен быть достаточно велик. По мнению Роршаха, «богатый» тип восприятия отражает способность к наилучшему соотношению аффективных и ассоциативных компонентов интеллекта.

5. Удельный вес ответов по животным (А%) не должен превышать 50%. Автор теста считал этот показатель признаком стереотипии мышления. Согласно его наблюдениям, художники, фантазеры и люди, далекие от реальности, видят 20-35% образов животных; у людей практической деятельности этот показатель более высокий, а лица старше 50 лет редко видят меньше 60% образов животных.

6. Удельный вес оригинальных ответов (0%) должен быть не слишком высоким (не выше 50%), но и не слишком низким. Этот показатель говорит о богатстве ассоциаций.

7. В протоколе должно быть несколько ответов по движению (М). По мнению Роршаха, такие ответы характерны для лиц, чья активность больше направлена на духовную деятельность, чем на окружающий мир. Число М прямо пропорционально числу W и количеству оригинальных ответов с хорошей формой и обратно пропорционально А%. Все эти компоненты характеризуют способность к созданию продуктивно нового и собственного, т. е. способность к творчеству.

Эти высказывания Роршаха легли в основу всех последующих попыток оценки интеллекта по особенностям интерпретации пятен. Рассмотрим их по тем же отдельным признакам.

1. При сопоставлении процента ответов с четкой формой (F+%) с оценкой интеллекта по психометрическим тестам большинство исследователей получили положительные корреляции: Херц (цит. по: [129]) — +0,460, Бек [94] — +0,640, Форд [129] — +0,612, Абраме [82] — +0,354. Высоки [253] — +0,193 для невербальных и +0,209 для вербальных тестов; Лодерер [186] и Висс-Эхингер [254] не привели конкретных цифр, но отметили, что корреляция между F+ и IQ очень отчетливая.

Согласно наблюдениям Бека [94], чем выше интеллекту индивида, тем выше его F+%. Этот показатель увеличивается при депрессии и уменьшается при эмоциональном возбуждении. Самые низкие цифры F+% он находил при маниакальном возбуждении, при слабоумии и у некоторых больных шизофренией. Среднее в его контрольной группе — 83,91%, а критический минимум для здоровых — 60%.

2. В отношении связи последовательности с интеллектом мнения отдельных авторов не совпадают. Так, интерпретация Клопфера соответствует взглядам Роршаха: строгая последовательность предполагает более высокие интеллектуальные способности. Бек [94] указывал, что у большинства здоровых испытуемых последовательность является свободной. По мнению Висс-Эхингер [254], никакой связи между последовательностью и уровнем интеллекта не существует.

3. Данные о связи между количеством целостных ответов и интеллектом также неоднородны. Коэффициенты корреляции между этим показателем и оценкой интеллекта по психометрическим тестам следующие: Герц (цат. по: [129]) — +0,241, Бек [94] — +0,474, Керр [ 168] -+0,57, Абраме [82] — +0,358, Высоки [253] — +0,273 для невербальных и +0,290 для вербальных тестов. Форд [129] не обнаружила связи между количеством целостных ответов и IQ у детей. Она объяснила это тенденцией детей давать целостные ответы с плохой формой. Такая точка зрения подтверждается и другими исследователями. По данным Висс-Эхингер [254], W% не связано с интеллектом, а между W+% и интеллектом существует значительная позитивная связь. Аллисон и Блатт (цит. по: [235]) нашли, что корреляция между количеством W и IQ равна 0,08, а между количеством W и IQ — +0,57.

Ряд авторов большее значение придает не формальным количественным взаимоотношениям между целостными ответами и интеллектом, а качественным особенностям целостных ответов. Бом [98] полагает, что оригинальные и комбинаторные целостные ответы больше свидетельствуют о хорошем интеллекте, чем простые и банальные. Эйнсуорс и Клопфер [84] отмечают, что высокий интеллектуальный уровень предполагает большое количество W-ответов высокого качества. Большое число простых W-ответов может быть даже признаком патологии. С другой стороны, даже отсутствие значительного числа W-ответов не может само по себе служить основой для оценки интеллекта как низкого, так как оно наблюдается у педантичных и осторожных людей.

Бек [94] определял среднее количество W равным 5,86. Он полагал, что чем выше потенциальный интеллект индивида, тем больше W он может продуцировать. Наибольшую трудность для дачи W-ответов представляют табл. Ill, IX и X, несколько меньшую — II и VIII. На этих таблицах только 5% людей с наиболее высокими интеллектуальными показателями дают целостные ответы. Напротив, табл. I, IV, V и VI легко воспринимаются целиком, их трудно разбить на части и затем эти части осмысленно рекомбинировать. Подобный аналитико-синтетический процесс особенно труден при восприятии табл. IV и V и доступен лишь для лиц с высоким интеллектом.

4. Что касается «богатства» типа восприятия, то большинство исследователей этот фактор в оценке интеллекта не рассматривало. По мнению Бека [94], тип восприятия, включающий разные способы восприятия пятен, характеризует интеллект как эластичный и гибкий инструмент.

5. Корреляции между удельным весом ответов по животным (А%) и оценкой интеллекта по психометрическим тестам оказались практически незначительными или отрицательными: Херц (цит. по: [129]) — -0,108, Керр [168] — -0,14, Бек [94] — +0,156, Форд [129] — +0,070,

Виснер [252] — +0,128. Ряд авторов [129,186,254] пришли к выводу, что А% совершенно независим от интеллекта. Этот вывод косвенно подтверждается и относительно постоянными числами А%, характерными для детей различных возрастных групп старше шести лет: разные авторы [ 129, 168, 190] указывают от 53 до 56%. Согласно нашим наблюдениям (см. табл. 7.1 и 7.2), удельный вес ответов по животным начиная с четырех лет колеблется от 45 до 55% и с возрастом не меняется.

Гебхарт [144] указала, что А% у здоровых и слабоумных детей и у взрослых примерно одинаков. Напротив, по данным Бека [94 ], средний А% в контрольной группе здоровых равнялся 46.87%, в то время как у некоторых слабоумных больных он достигал 100%. Эйнсуорс и Клопфер [84] отметили, что субъекты с низким или средним интеллектом обычно дают больший процент ответов по животным. Но в то же время высокий А% не всегда является показателем низких интеллектуальных способностей.

6. Упоминаний о связи между количеством оригинальных ответов и интеллектом в литературе сравнительно немного, поскольку оценка оригинальных ответов крайне субъективна и зависит от опыта исследователя. По мнению Бека [94 ], 20-30% оригинальных ответов говорят о высоком интеллекте, а 30-50% — об очень высоком. Однако у дебилов и имбецилов количество оригинальных ответов также довольно высокое и достигает 40-70%. Поэтому коэффициент корреляции между 0% и интеллектом в целом составляет -0,391. Эйнсуорс и Клопфер [84] указали, что в оценке интеллекта важны только оригинальные ответы с хорошим уровнем формы. Поданным Херц (цит. по: [129]), корреляция между 0% и IQ у взрослых была равна +0,398, а у детей — +0,580.

7. Большинство исследователей отмечали положительную корреляцию между ответами по движению (М) и оценкой интеллекта по психометрическим тестам: Херц (цит. по: [129]) — +0,259, Форд [129] — +0,581, Бек [94] — +0,256, Абраме [82] — +0,360, Айзенк [122] — +0,191, Высоки [253] — +0,203 для невербальных и 0,179 для вербальных тестов, Соммер [234] — +0,371 для вербальных тестов.

Бек [94] отмечал, что взрослые с высоким интеллектом дают М-ответы с хорошими формами на целостные или на обычные детали. Чем ниже интеллект, тем меньше в протоколе М-ответов. Рапапорт и соавторы [216] рассматривали такие ответы как показатель уровня одаренности и интенсивности идеаторной активности.

Эйнсуорс и Клопфер [84] отметили, что на табл. II и III М-ответы даются легко, а на табл. V, VI и X такие ответы представляют особые трудности. Чем больше М-ответов дает испытуемый и чем дальше они отстоят от очевидных, тем более они являются показателями блестящего ума. Но в то же время отсутствие их у взрослых может быть признаком не низких интеллектуальных способностей, а эмоциональных расстройств.

Некоторые авторы изучали корреляцию между оценкой интеллекта по методу Роршаха и по психометрическим тестам не по одному, а сразу по нескольким из перечисленных признаков. Коэффициенты корреляции при этом значительно повышались: у Верной [245] они были равны 0,78, у Мишел [196] — 0,89.

Кроме перечисленных показателей отдельные авторы связывали с интеллектом ряд других признаков. По мнению Бома [98 ], испытуемые с хорошим интеллектом должны давать в среднем 20—25% популярных ответов, что говорит об «интеллектуальном приспособлении к обществу и окружению». Однако эта точка зрения не получила поддержки в литературе, и никто из других авторов не соотносил упомянутый показатель с интеллектом.

Стаудер [236] первым отметил, что ответы на фрагменты белого фона (S) симптоматичны для высокого интеллекта. Он считал такие интерпретации признаком свободы от стереотипизирующих влияний. Гебхарт [144] установила, что количество ответов на фрагменты белого фона пропорционально IQ. По мнению Мейли-Дворецки [194], S-ответы в сочетании с хорошими формами есть проявление гибкости и пластичности перцепции.

Бек [94] отнес к факторам интеллекта «организационную активность» (Z). Этим понятием он обозначил способность испытуемых видеть две или более части пятна в связи друг с другом. К Z-ответам он относил не только все целостные интерпретации, но и любые два или более элемента пятен, определенных хотя бы отчасти формой и организованных во взаимосвязь. Высокую организационную активность он всегда обнаруживал у лиц, чья работа требовала наиболее трудных и комплексных интеллектуальных усилий. Поэтому он расценил Z как «индекс интеллектуальной энергии». Однако сам автор этого термина наблюдал «высокую организационную активность» у некоторых слабоумных испытуемых.

Данные Бека получили подтверждение в последующих исследованиях. Была отмечена высокая корреляция между оценкой организационной активности и оценкой интеллекта по психометрическим тестам: Форд [129] определила ее равной +0,684, Вишнер [252] — +0,536. Но большинство ученых критиковали Бека за то, что организационная активность в ответах с плохой формой расценивалась им так же высоко, как и в ответах с хорошей формой, а также за то, что он отнес к Z-ответам все без исключения целостные интерпретации.

Этих недостатков удалось избежать Клопферу и соавторам [174]. Вместо F+% и «организационной активности» они предложили комплексный показатель «оценка уровня формы», который учитывает и четкость видения пятен, и их организацию в едином ответе, и использование детерминант (движения, цвета, оттенков) в разработке ответов (см. раздел 2.7). Авторы считали данный комплексный показатель хорошим индикатором интеллекта. Согласно нашим наблюдениям, такое заключение во многих случаях представляется спорным.

Если попытаться подвести итоги приведенным литературным данным, то можно отметить, что из выделенных Роршахом семи признаков определенно связать с уровнем интеллекта можно лишь три: процент ответов с четкой формой, количество целостных ответов с хорошей формой и количество ответов по движению. Другие показатели: последовательность, тип восприятия, процент ответов по животным — отчетливых связей с интеллектуальными способностями не обнаруживают. Что касается удельного веса оригинальных ответов, то в этом случае одни только цифры еще ни о чем не говорят: во-первых, среди всех оценок теста отнесение тех или иных ответов к оригинальным является самым субъективным, во-вторых, большое количество оригинальных ответов с плохой формой встречается при слабоумии, как врожденном, так и приобретенном. Значительно важнее качественная сторона этих ответов, сочетание оригинальности восприятия или толкования с отчетливо увиденными формами. То же самое можно сказать и о трех показателях, которые обнаружили связи с интеллектом: важно не столько количество этих ответов само по себе, сколько их качественные особенности. Удельный вес ответов с четкой формой, равный 100%, и большое количество простых целостных ответов вовсе не являются проявлениями высокого интеллекта.

Такими проявлениями можно, по-видимому, считать два основных признака. Первый— это способность к даче комбинаторных ответов, в которых интерпретируется как пятно в целом, так и отдельные его детали, и оба этих компонента видны отчетливо. Эту особенность видения пятен трудно оценить количественно; по-видимому, наиболее удачно представляет ее «оценка уровня формы».

Второй качественной особенностью хорошего интеллекта является способность давать оригинальные целостные и кинестетические интерпретации на «трудные» для данной категории ответов таблицы. Эта особенность еще сложнее поддается количественной оценке; она лишь косвенно отражается в 0+% — проценте оригинальных ответов с хорошими формами. Обе эти особенности, как и выделяемая рядом авторов способность к видению хороших форм в белых промежутках, — проявления активности и большой пластичности зрительной перцепции, ее свободы от восприятия обычных зрительных стандартов.

При всем обилии работ, посвященных проверке описанных положений Роршаха, мы почти не обнаружили в литературе исследований, вскрывающих причины связей между отдельными показателями теста и интеллектом. Наибольший интерес в этом плане представляют приведенные выше замечания самого Роршаха о связи F+% с сохранностью зрительных энграмм, работы Гебхарт [144], отметившей, что у детей по мере развития более всего изменяются именно те признаки, которые, как показывает приведенный выше обзор, наиболее тесно связаны с интеллектом (F+%, W, М, S), и Мейли-Дворецки [194], указавшей на роль активности и пластичности восприятия в становлении М, S и комбинаторных ответов. Однако причины зависимости некоторых особенностей интерпретации пятен Роршаха от уровня интеллекта остаются загадочными. О чем говорят эти показатели и что они измеряют, если они не связаны ни с образованием, ни с памятью, ни с количеством накопленных знаний?

Мы полагаем, что необходимым (но не достаточным!) условием дачи «хороших» ответов в тесте Роршаха является анатомо-физиологическая зрелость и сохранность определенных мозговых структур. Наши исследования у больных с односторонними доброкачественными опухолями полушарий показали, что четкое видение пятен обеспечивается в первую очередь правым полушарием. По-видимому, именно в этом полушарии формируются зрительные «гештальты», обеспечивающие быстрое и надежное узнавание воспринимавшихся прежде объектов и изображений. У взрослых «нормальный» F+% свидетельствует о сохранности зрительных следов прошлого опыта. При органических очагах поражения правого полушария низкий F+% может указывать на распад «гештальтов».

У дошкольников цифры F+% быстро увеличиваются по мере взросления ребенка: от 20% в 3-летнем возрасте до 60—70% у 7-летних детей. При этом ответы приобретают более сложную информационную структуру, в них выделяется все больше характеристик формы и отдельных деталей. Именно прогрессирующее улучшение восприятия формы является основным признаком, характеризующим развитие зрительной перцепции детей до семи лет.

Начиная с 7-8 лет у детей появляются кинестетические (М) и комбинаторные ответы. Первые из них связаны, по-видимому, с созреванием левополушарных структур, обеспечивающих активность восприятия. Не исключено, что эта активность восприятия играет определенную роль и в даче ответов на фрагменты белого фона (S) с хорошей формой.

В настоящее время мы еще не располагаем данными, позволяющими связать формирование комбинаторных ответов с функционированием определенных мозговых структур. Однако большой объем охватываемой такими ответами зрительной информации и появление их на сравнительно поздних этапах формирования зрительной перцепции позволяют предположить, что способность к даче таких ответов определяется созреванием лобных отделов мозга.

Как уже было показано нами в гл. 7, именно количество ответов по движению и неотделимых от них указаний на человеческие образы, а также количество комбинаторных ответов оказались достоверными индикаторами хорошей успеваемости у школьников.

Следует отметить, что сама по себе анатомо-физиологическая зрелость определенных мозговых структур является лишь предпосылкой для дачи «хороших» ответов на таблицы. И сам Роршах, и все последующие исследователи неоднократно указывали, что качество ответов может ухудшаться в условиях утомления, аффективных колебаний, ситуационных и межперсональных влияний и ряда других факторов.

Подводя итоги обсуждению связи между показателями теста Роршаха и интеллектом, мы приходим к выводу, что из семи признаков хорошего интеллекта, описанных Роршахом, достоверными можно считать лишь три: процент ответов с четкой формой (F+%), количество целостных ответов с хорошей формой (W+) и количество ответов по движению (М). К этим показателям можно присоединить способность к даче комбинаторных ответов, к видению хороших форм во фрагментах белого фона (S) и к любым оригинальным ответам с хорошей формой. Дача всех этих ответов возможна лишь при условии зрелости и функциональной сохранности право- и левополушарных структур и, вероятно, лобных долей.

««« Назад Оглавление 

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов