.
  

© С. А. Зелинский

Управление психикой посредством манипулятивного воздействия.

««« К началу

5. Общение — как пример информационного воздействия

Необходимо обращать особое внимание на возможность осуществления актов информационной агрессии в направлении психики того или иного индивида. Становится возможным подобное благодаря специфике человеческой психики, и продиктовано, в свою очередь, необходимостью достижения запланированного результата в общении одного индивида (манипулятора) с другим (объектом манипуляций).

Известно, что в процессе жизни в социуме, тот или иной индивид не может избежать необходимости соблюдения определенных требований, установленных обществом, в котором проживает индивид (обществом, или если шире — государством), и заключающихся как, например, в выполнении обязательных правил (законов), при нарушении которых может последовать наказание (правил и законов, регламентирующихся уголовным законодательством, трудовым кодексом, правила техники безопасности, правила дорожного движения, и т.п.), так и соблюдении правил т.н. негласных, действие которых распространяется на всех членов общества, а в случае нарушения несет в основном негласное порицание; такие правила постигаются индивидом главным образом в процессе обучения и воспитания в школьном и учебно-трудовом коллективе, в семье, в общении со сверстниками, в наблюдениями за поведением других людей, то есть уже так или иначе мы можем говорить о воспитании посредством наблюдения за окружающей средой, посредством проживания в социуме. В этом случае, при нарушении собственным проступком тех или иных устоев общества, подобный индивид будет заслуживать общественного порицания, что, впрочем, может привести и к изгнанию индивида, совершившего проступок, из определенного социального круга, вынудив, в частности, сменить работу, место жительства, и проч. Но при этом — не привести к аресту и последующему заключению под стражу. Последнее осуществляется только в случае нарушения индивидом уголовно-процессуального, и в исключительных случаях административного, законодательства.

Ключевыми словами в любом информационно-психологическом воздействии является «слово», посредством которого уже в свою очередь и передается та или иная информация, а с помощью слова и информации — осуществляется воздействие на психику индивида (причем, как того, на кого направлено подобного рода воздействие, так и самого говорившего). При этом информационно-психологическое воздействие как на говорившего (коммуникатора), так и на объект получения информации (коммуниканта) по силе своего воздействия иной раз сопоставимо, и, по сути, весьма опасно, так как приводит в результате осуществления подобного действия к определенному программированию, закладыванию соответствующих установок в психике (в подсознании), что в свою очередь способно привести к последующему выполнению таким индивидом подобных установок манипулятора. И не надо в данном случае слишком критически относиться к слову «манипуляции». Практически любое общение, как на межличностном уровне в общении одного индивида с другим, так и при общении в группах любой формы (собрание, коллектив, малая группа, масса, толпа, проч.), несет в себе стремление (в лучшем случае бессознательное) продемонстрировать собственное превосходство путем подчинения психики другого индивида установкам, инициированными коммуникантом (манипулятором), т.е. нам следует говорить о бессознательном или сознательном стремлении одного — одержать вверх в общении над другим. Иного не только не дано, но и невозможно, если мы ведем речь об отношениях внутри социума, общества, с установленным обществом законами, нормами, системами ценностей, и выполнением прочих обязательств, которые накладывает проживание индивидов в любой социальной среде. Причем подобное характерно для любой форм общества, будь-то первобытнообщинный строй или социализм[88].

Рассматривая общение как форму коммуникации, мы должны говорить о том, что в большинстве случаев общение представляет собой информационно-психологическое воздействие одного индивида на другого (или на массу), и уже строится подобное воздействие на базовых законах человеческой психики. Вот какую модель психики давал ведущий специалист в мире по управлению психикой индивида посредством внушения, доктор психологических наук, профессор, академик В.М. Кандыба. «Я всегда считал и считаю, что у человека не один мозг, как это считают многие ученые, а два: левый мозг и правый мозг,— писал академик В.М. Кандыба[89]. — Левый мозг и правый мозг являются двумя совершенно само­стоятельными анатомо-морфологическими и психофизиологиче­скими структурами одной единой природы человека. Оба мозга тесно взаимодействуют друг с другом, часто во мно­гом предопределяя реакции, психофизиологию и активность друг друга».

Психика человека содер­жит в себе два противоположных психофизических начала — по­люса, левомозговой положительный «духовный» и правомозговой отрицательный, или «животный». Правый мозг мыслит чувствами и образами, поэтому языком и памятью правого мозга являются чувства и обра­зы, так же как и у животных. Правый мозг мы называем «животной, чувственно-образной бессознательной природой чело­века»[90].

Управляют реакциями «животного» правого мозга инстинк­тивные чувства, ощущения и образы, которые называются «жизненными потребностями», и к каковым относятся: инстинкт сохранения жизни, половой инстинкт, инстинкты голода, жаж­ды, жилья, территории и др. Поэтому ключами к «животной» правомозговой природе чело­века являются чувства, образы и ощущения, удовлетворяющие его основные очеловеченные инстинкты-потребности. «Мыслительная» деятельность правого мозга очень проста — при удовлетворении инстинктивных потребностей человека он ге­нерирует положительные чувства, эмоции и образы, а при их не­удовлетворении — отрицательные. Поэтому, зная бессознательное устройство правого (чувственно-образного) мозга, криминальные гипнотизеры и придумывают различные «сценарии» для воздействия на глубинную бессознательную правомозговую природу человека, которую большинство людей совершенно не контролирует, а поэтому и защититься от криминальных гипно-трюков не может.

Левый мозг человека является его «словесно-духовной» природой. Мыслит и запоминает левый мозг только слова. Языком левого мозга являются также только слова, офор­мленные в человеческую речь, которая и создает идеальную ду­ховную природу человека — его идеалы, принципы, убеждения, общие и профессиональные знания, его воспитание и нравствен­ность, его совестливость и мораль, его общественные и социальные установки и т. д. Рассматривая вопросы воздействия на психику, академик В.М. Кандыба приводит слова другого исследователя, А. Е. Тараса[91]: «психические функции распределены между левым и правым по­лушариями мозга. Функцией левого является оперирование сло­весно-знаковой информацией, а также чтение и счет. Функцией правого — оперирование образами, ориентация в пространстве, ко­ординация движений, распознавание сложных объектов (например, лиц, фигур, цвета) и др. При этом различия между полушариями определяются не тем, какой материал они получают от органов чувств, а тем, как они его перерабатывают и используют. Левое полушарие заведует абстрактно-логическими способами переработки, а правое — наглядно-образными и нагляд­но-действенными. Левое работает прерывисто (дискретно) и пос­ледовательно (поэтапно). Правое перерабатывает информацию од­новременно (симультанно) и синтетически, мгновенно схватывая многочисленные свойства объектов восприятия в их целостности, нерасчлененности.

Функциональная асимметрия полушарий головного мозга за­ложена в человеке только как предпосылка, а окончательно фор­мируется и корректируется конкретными условиями жизни, обу­чения и воспитания. Для некоторых видов человеческой деятельности повышенная активность правого полушария предпочтительна. Например, для «успешного ведения рукопашного боя человеку надо активизиро­вать (усилить) функции правого полушария и ослабить, притор­мозить деятельность левого, так как именно правое полушарие от­вечает за положение тела в пространстве и ориентацию в нем, за координированность и скорость движений. Переживание любой ситуации в развертке ее пространственно-временных характери­стик тоже осуществляется правым полушарием, работа которого позволяет человеку ощущать себя «здесь» и «сейчас», в конкрет­ной данности происходящего и в текущий момент времени. По­этому усиление активности правого полушария, его доминирова­ние над левым, как бы раздвигает рамки ощущения времени и продлевает субъективное течение времени. Внешне это выража­ется в ускорении ответных реакций тела. Дело в том, что на сло­весном (абстрактно-логическом) уровне мышление человека ус­певает переработать не более 100 единиц информации в секунду, тогда как на образном и сенсомоторном (двигательном) уровнях — до 10 миллионов единиц! Благодаря этому «ум тела», освобожден­ный от «цепей разума», практически мгновенно запускает нуж­ную в ситуации двигательную реакцию. Вот почему мастера ру­копашного боя действительно отражают нападение и контратаку­ют раньше, чем сами успевают об этом подумать. Однако выбор тех или иных движений (связок приемов) наш биокомпьютер может осуществить лишь из числа тех, которые уже закодированы в виде стереотипов в собственной психике, а чтобы «загнать» их туда, требуется многократное повторение (не менее 5000 раз на каждый прием) и длительное упражнение, т. е. отра­ботка в похожих, но все же различающихся деталями ситуациях. Иными словами, автоматизм действий в бою требует предваритель­ной наработки определенных «клише» (матриц) движений. Впо­следствии такие клише тренированный человек может «выдавать» практически мгновенно после общего опознания характера ситу­ации. Установлено, что на опознание ситуации, осуществляемое правым полушарием, требуется всего лишь 60 миллисекунд, тог­да как ее поэлементный анализ (работа левого полушария) зани­мает 320 миллисекунд. Но если, например, два удара идут один за другим с интервалом меньше этой величины, то человек физически не способен адекватно прореагировать на второй из них. Поэтому всякий раз, когда боец пытается понять си­туацию в деталях, опоздание с ответом неизбежно. И наоборот, воспринимая ситуацию в целом (не думая), на основе ранее отра­ботанных и «закодированных» в подсознании схем (клише, мат­риц), боец успевает выдать ответную реакцию в кратчайший про­межуток времени. Это и есть беспонятийное, автоматическое, ин­туитивное мышление мастера рукопашного боя. Доминирование правого полушария снижает чувствитель­ность к боли, ослабляет критичность в оценке окружающей дей­ствительности. Соответственно, снижается выраженность реакций на реальную опасность, вплоть до полного пренебрежения ею. Если подобное состояние накладывается на готовность сражаться до конца и безразличие к смерти, то у бойца рождается удивитель­ное бесстрашие. Человек перестает тогда обращать внимание на что бы то ни было, кроме того, что имеет прямое, самое непосред­ственное отношение к действиям противника. Зато все, что идет от врага, даже самые слабые сигналы (выражение глаз, мимика, микродвижения конечностей и тела, интонации голоса и др.), вос­принимается необыкновенно остро[92]».

Заметим, что в психике обычного человека левое полушарие мозга стремится все время контролировать правое. Однако в случае недостатка воспитания и образования, контроль психики ослабевает, а значит начинает доминировать правое полушарие, с его животными инстинктами. Такие люди бессознательно стремятся к удовлетворению инстинктов и низменных потребностей. И в какой-то мере становятся в значительно большей степени подвержены манипулятивному влиянию из вне, со стороны манипуляторов, в роли которых, заметим, могут выступать абсолютно кто угодно, кто знает механизмы воздействия на психику. И психика «простого» человека в данном случае оказывается более предрасположена к внушению. Это отмечал также академик А.А.Зиновьев, когда писал что «массы образуются в основном из представителей низших и части средних слоев населения, близких к низшим. Представители высших и близких к ним средних слоев предпочитают быть вне масс»[93].

Как известно, для того чтобы информационное воздействие оказалось более успешным, необходимо снизить барьер критичности психики, что можно например достигнуть — переведя хотя бы на непродолжительное время психику индивида в измененные состояния сознания (ИСС). В обычном состоянии (ОСС) психика воспринимает какую-либо информацию посредством того критического барьера, который стоит на пути подобной информации. Это состояние обычной жизнедеятельности индивида. Состояние, с которой связана рефлексивная способность индивида, т.е. готовность его сознания к восприятию окружающего мира и себя[94].

Согласно академику Р.С. Немову[95] (1999) сознание делится на несколько характеристик. Первой психологической характеристикой сознания является ощущение себя познающим субъектом, способность представлять действительность (реальную и воображаемую), контролировать и управлять собственными психическими и поведенческими состояниями, способность восприятия в форме образов окружающей действительности. Второй характеристикой сознания является мысленное представление и воображение действительности. При этом, исходя из того, что воображение и представление не всегда связаны с волевым контролем сознания, вести в данном случае речь о предсознании (предсознание — промежуточная единица между сознанием и бессознательным). Однако волевое управление психическими процессами и состояниями всегда, как отмечает Р.С.Немов[96],  считались прерогативой сознания, ибо человек в такой момент сознательно отвлекается от восприятия окружающего мира и «сосредоточивает все свое внимание на какой-либо идее, образе, воспоминании и т.п., рисуя и развивая в своем воображении то, что в данный момент он непосредственно не видит или вообще не в состоянии увидеть». Кроме того, сознание тесным образом связано с речью. В сознании (или при помощи сознания) становится возможным осмысление представляемого или осознаваемого, наделенность его определенным смыслом в градациях человеческой культуры. Также в сознании отображается не все характеристики предметов, событий, явлений, а только основные и главные.

Третьей характеристикой сознания Р.С.Немов предлагает считать способность сознания к коммуникации, к человеческому общению. С помощью языка человек передает другим не только сообщения о своих внутренних ощущениях, но и о том что знает, видит и т.п., то есть передает объективную информацию об окружающем мире. «Еще одной особенностью человеческого сознания является наличие в нем интеллектуальных схем,— пишет академик Р.С. Немов[97]. — Схемой называется определенная умственная структура, в соответствии с которой человеком воспринимается, перерабатывается и хранится информация об окружающем мире и о самом себе. Схемы включают правила, понятия, логические операции, используемые людьми для приведения имеющейся у них информации в определенный порядок, включая отбор, классификацию информации, отнесение ее к той или иной категории. …Обмениваясь друг с другом разнообразной информацией, люди выделяют в сообщаемом главное. Так происходит абстрагирование, т.е. отвлечение от всего второстепенного, и сосредоточение сознания на самом существенном. Откладываясь в лексике, семантике в понятийной форме, это главное затем становится достоянием индивидуального сознания человека по мере того, как он усваивает язык и научается пользоваться им как средством общения и мышления. Обобщенное отражение действительности и составляет содержание индивидуального сознания. Вот почему мы говорим о том, что без языка и речи сознание человека немыслимо».

Р.С. Немов отмечает, что и язык и речь образуют два пласта сознания: систему значений и систему смыслов слов. Значения слов — это то содержание, которое вкладывают в слово носители языка, когда принимаются во внимание всевозможные оттенки в употреблении слов в полной мере отображенные в  «толковых общеупотребительных и специальных словарях. Система словесных значений составляет пласт общественного сознания, которое в знаковых системах языка существует независимо от сознания каждого отдельно взятого человека»[98].

Р.С. Немов также обращает внимание, что сознание существует также и в образной форме. «В таком случае оно связано с использованием второй сигнальной системы, вызывающей и преобразующей соответствующие образы. Наиболее ярким примером образного человеческого сознания является искусство, литература, музыка. Они также выступают как формы отражения действительности, но не в абстрактной, как это свойственно науке, а в образной форме»[99].

Как известно, помимо сознания существует и бессознательное психики. Именно в бессознательном отображаются скрытые желания индивида, закладываются основы мыслей, желаний, поступков, и проч. Именно в бессознательном берет основу все то, что в последствие находит отражение в сознании. Можно даже сказать, что именно бессознательному необходимо определить главенствующую роль в психике, ибо именно то, что заложено в бессознательном оказывает в последствие влияние на сознание, то есть на те реальные поступки индивида, которые открываются перед нами, и согласно реализации которым мы можем судить о непосредственных деяниях данного индивида.

Вопросы формирования бессознательного были подробно нами рассмотрены в ряде предыдущих книг[100], поэтому сейчас мы лишь вскользь обозначим имеющуюся информацию.

Бессознательное психики индивида формируется различными способами. Можно говорить о том, что все эти способы в процессе жизни индивида дополняют друг друга. Перечислим их. Наиболее выделяется два. Это т. н. коллективное бессознательное, то, что уже находится в психике от рождения, и является некой концентрацией опыта предков, опыта предшествующих поколений. И вторым механизмом наполнения (формирования) бессознательного является информация, поступаемся при жизни индивида посредством трех репрезентативных систем: визуальной (зрительной), аудиальной (звуковой),  кинестетической (мышечные ощущения, вкус, запах), а также двух сигнальных систем.

Рассматривая вопрос формируемости бессознательного мы должны говорить о том, что частично это зависит от филогенетических схем (коллективного бессознательного), а частично индивид сам участвует в подобном процессе. В случае последнего мы должны обратить внимание на то, что тот или иной индивид сам участвует в процессе пополняемости информации, базирующейся в бессознательном, поэтому необходимо обратить особое внимание на подобное обстоятельство, так как в бессознательном не только найдет отражение прочитанный, прослушанный, или увиденный вами материал (а также информация полученная органами вкуса, запаха и проч.), но и позже этот материал, уже в переработанном виде (смешавшись с информацией имеющейся в бессознательном) поступит в сознание, а значит ваши мысли и поступки уже так или иначе будут зависеть в т.ч. и от недавно или давно услышанного, прочувствованного, и проч. Это одно из правил законов программирования психики индивида (точнее — законы управления сознанием базируются отчасти на этом правиле, являющемся одним из правил в длинном ряду требований, соблюдение которых позволяет сделать психику другого человека подконтрольным вам.)

«Рассматривая вопрос содержания психики индивида и отталкиваясь от подхода Юнга, профессор В.В.Зеленский писал: «Бессознательная психика как целое представлена двумя частями: одна из них — личное бессознательное… другая — коллективное бессознательное. Личное бессознательное — поверхностный слой психики — содержит личные содержания индивида, принадлежащие непосредствен­но самому индивиду, который может делать (и часто делает) их осознанными, а значит, интегрированными в сознание, в Эго. Сюда относятся бывшие содержания сознания, слабо-энергизированные восприятия, не доходящие до порога сознания, или подпороговые впечатления, различные комбинации слабых и неясных представлений, не соприка­сающихся с сознательной установкой. Вообще для этого уровня бессознательного характерно, что его содержания, реализованные в сознании, переживаются как принад­лежащие Эго, собственному Я.

Коллективное бессознательное складывается из меж­личностных, универсальных содержаний, которые не могут быть ассимилированы индивидуальным Эго. Здесь психи­ческие содержания переживаются как нечто внешнее и чуж­дое по отношению к Эго. В этом смысле коллективное бессознательное выступает как объективная психика в про­тивоположность психике субъективной, реализуемой в лич­ностном бессознательном. Содержания объективной психики принадлежат не од­ной личности, а всему человечеству, этносу, народу, группе. Индивидуальное существование не производит эти содер­жания, последние оказываются врожденными психически­ми формами или архетипическими образами…»[101].

Таким образом Юнг, по мнению В.В.Зеленского, дополнял понятие своего учителя Фрейда о бессознательном, вводя помимо личного бессознательного, понятие коллективного бессознательного. «…Юнг расширил и углубил фрейдовское понятие бессознательного,— отмечал В.В.Зеленский.— Вместо того чтобы быть про­сто репозиторием вытесненных личных воспоминаний или забытых переживаний, бессознательное, согласно Юнгу, состоит из двух компонентов, или уровней. Первый уровень, который он назвал личным бессознательным, в сущ­ности, идентичен фрейдовскому понятию бессознательно­го. На этом уровне бессознательного залегают воспомина­ния обо всем, что пережито, прочувствовано, продумано индивидом или узнано им, но что больше не удерживается в активном осознании по причине защитного вытеснения или простой забывчивости.

Однако, используя свою теорию архетипов для объяс­нения сходства в психической деятельности и в представ­лениях на протяжении всех эпох и в любых сколь угодно различающихся культурах, Юнг обнаружил второй уро­вень бессознательного, который он обозначил как коллек­тивное бессознательное. Этот уровень бессознательного содержал общие для всего человечества паттерны психи­ческого восприятия — архетипы. В силу того, что коллек­тивное бессознательное является сферой архетипического опыта, Юнг рассматривает уровень коллективного бессознательного как более глубокий и более значимый, чем личное бессознательное; как уровень, содержащий в себе принципиально иной психический источник энергии, целостности и внутреннего преобразования».[102]

Действительно, сам Юнг объяснял наличие коллективного бессознательного исключительно наследуемым опытом человечества, к которому сам индивид если имел отношение, то только фактом самого рождения. Так же Юнг полагал, что коллективное бессознательное состоит из архетипов.

«Архетипов существует столь же много, как и типичных ситуаций в жизни,— писал К.Г.Юнг[103].— Бесконечное повторение запечатлело эти опыты в нашей психической системе не в форме образов, наполненных содержанием, а вначале лишь в формах без содержания, представляющих просто возможность определенного типа восприятия и действия. При возникновении ситуации, соответствующей данному архетипу, он активизируется и появляется побуждение, которое, как и инстинктивное влечение, прокладывает себе путь вопреки всем доводам и воле, либо приводит к конфликту патологических размеров, то есть к неврозу».

В работе «Об архетипах коллективного бессознательного» Юнг обращает внимание, что «поверхностный слой бессознательного является в известной степени личностным. Мы называем его личностным бессознательным. Однако этот слой покоится на другом, более глубоком, ведущем свое происхождение и приобретаемом уже не из личного опыта. Этот врожденный более глубокий слой и является так называемым коллективным бессознательным»[104].

Юнг отмечает, что выбрал термин «коллективное» потому что, по его мнению, именно это название наиболее полно отражает природу психики, потому как, помимо личностной души включает и образы поведения, идентичными другим индивидам. «Другими словами,— пишет Юнг, — коллективное бессознательное идентично у всех людей и образует тем самым всеобщее основание душевной жизни каждого, будучи по природе сверхличным»[105].

Рассматривая вопрос архетипов, как главных составляющих коллективного бессознательного, Юнг уточняет, что «архетип представляет то бессознательное содержание, которое изменяется, становясь осознанным и воспринятым»[106]. В таком случае архетипами являются некие коллективные модели (паттерны) поведения, исходящие из коллективного бессознательного и являющиеся основным содержанием сказок, мифологий, легенд, и проч.

Вернувшись к вопросу о сознании и подсознании, вспомним слова Юнга[107] о роли в жизни индивида бессознательного, или подсознание. «Рассмотрим… подробнее,— писал Юнг, — как связаны между собой сознательный и подсознательный аспекты мышления. Возьмем знакомый каждому случай, когда мы теряем мысль, забываем, что хотели сказать, хотя секунду назад слово «вертелось» на языке. Например, вы собираетесь представить друга, но его имя улетучивается из памяти в тот момент, когда вы хотели его произнести. Вы говорите: «забыл»; на самом же деле мысль стала подсознательной или по меньшей мере моментально отделившейся от сознания. То же случается и с нашими органами восприятия. Если вслушиваться в какой-нибудь еле слышный, но долго тянущийся звук, то будет казаться, что он периодически пропадает и вновь появляется. В действительности, периодически прерывается не звук, а наше внимание. Когда идея выскальзывает из нашего сознания, она не перестает существовать — так же, как машина, скрывшаяся за углом, вовсе не растворяется в воздухе. Просто она оказалась вне поля зрения. Позже мы опять можем встретить эту машину, как можем и натолкнуться на ранее утерянные мысли. Таким образом, наше подсознание бывает занято множеством временно угасших образов, впечатлений, мыслей, которые продолжают влиять на наше сознательное мышление, хотя и являются потерянными. Отвлекшийся или рассеянный человек пересекает комнату, чтобы что-то взять. На полпути он останавливается в смущении — он забыл, за чем шел. Он механически, как лунатик, перебирает вещи на столе — хотя первоначальное намерение забыто, оно подсознательно движет им. Наконец он вспоминает, что хотел. Подсознание подсказало ему.

Наблюдая за поведением невротика, кажется, что он действует осознанно и намеренно. Однако, если спросить его, окажется, что он либо не осознавал своих действий, либо имел в виду совсем не то. Он слушает, но не слышит, смотрит, но не видит, знает, но не ведает. Подобные ситуации настолько хрестоматийны, что для специалиста очень скоро становится ясным, что подсознательная часть мышления проявляет себя подобно сознательной; тем самым становится невозможным точно определить, осознанны или нет мысли, речь и действия пациента в такой ситуации»[108].

«…забывание — нормальный процесс, при котором отдельные осознаваемые идеи теряют свою специфическую энергию из-за отвлечения внимания,— отмечал Юнг далее, рассматривая в работе «К вопросу о подсознании» влияние на жизнь индивида бессознательного психики.— Когда мы переключаем интерес на что-то, мы тем самым оставляем в тени те вещи, о которых думали ранее. Так луч прожектора, осветив одно место, оставляет другое в темноте. Этого нельзя избежать, поскольку сознание может удержать одновременно ясными лишь несколько образов, причем эта ясность подвержена колебаниям.

Забытые идеи, вместе с тем, не прекращают своего существования. Хотя их нельзя воспроизвести по собственному желанию, они пребывают под порогом сознания, как раз ниже порога памяти, — откуда могут всплыть в любой момент, иногда после многих лет, казалось бы, полного забвения. В данном случае я говорю о ситуации,— уточняет проф. Юнг, — когда мы видим и слышим что-то вполне осознанно, а впоследствии забываем. Наряду с этим мы видим, слышим, чувствуем запах и вкус множества вещей, не замечая этого либо потому, что наше внимание отвлечено, либо потому, что раздражитель, воздействующий на наши органы чувств, слишком слаб для осознанного восприятия. Тем не менее, эту информацию впитывает подсознание, и подобное подпороговое восприятие играет значительную роль в нашей повседневной жизни. Хотя мы не осознаем этого, оно влияет на наше восприятие событий и людей»[109].

Юнг также отмечал, что как настоящее может оказаться в подсознании, так и какие-либо идеи из прошлого, которые раннее никогда в сознании не были, также могут появиться из подсознания. «…кроме воспоминаний из далекого прошлого,— замечал он, — из подсознания могут появляться совершенно новые мысли и творческие идеи, которые ранее никогда не посещали сознание. Они поднимаются… из темных глубин разума и образуют наиболее важную часть подсознательного в психике. Мы находим подтверждение этому в повседневной жизни, когда сталкиваемся с неординарно смелыми решениями запутанных проблем: многие люди искусства, философы, даже ученые почерпнули свои самые вдохновенные идеи в подсознании, внезапно вытолкнувшем их на божий свет. Одной из отличительных черт гениев как раз и является способность найти такой источник вдохновения и направить его поток в русло философских, художественных и музыкальных работ или научных открытий. В истории науки много свидетельств подобного рода. Например, во Франции математик Пуанкаре и химик Кекуле сделали важные открытия (по их собственному признанию) благодаря неожиданно увиденным во сне «подсказкам» в виде графических изображений. Пресловутое «мистическое» переживание французского философа Декарта заключалось в аналогичном «откровении» подсознания, когда он в один миг узрел «порядок всех наук». Английский писатель Роберт Льюис Стивенсон долгие годы вынашивал замысел истории, которая отразила бы его «сильное ощущение людской раздвоенности», и вдруг во сне увидел сюжет о докторе Джекиле и мистере Хайде»[110].

Таким образом, рассматривая вопрос влияние подсознания на манипуляции, можно говорить о том, что манипулятор в данном случае также воздействует на тот или иной архетип в психике индивида, и уже через него добивается появления в подсознании той установки, которая при корреляте с сознанием вынуждает такого индивида «слушаться» воле манипулятора. То есть можно опять же, говорить, что манипуляторы — это весьма искусные люди, пользующиеся механизмами психики другого индивида для подавления оной с целью исполнения собственного желания»[111].

Возвращаясь к вопросу общения как информационно-психологического воздействия, обратим внимание, что по В.М.Кандыбе[112], обычное состояние сознание (ОСС) проявляется в результате одновременной работы левого и правого полушарий мозга. При этом в целях манипулятивного воздействия необходимо ввести человека в измененные состояния сознания (ИСС), в котором замедляется, а в иных случаях и исключается цензура психики (работа левого — логического — полушария, и активируется правое полушарие, с его животными инстинктами и циничными потребностями. Для достижения подобного необходимо ввести человека в трансовые состояния, состояния ИСС. При этом уже это достигается с помощью воздействия на подсознание, бессознательное психики.

«…у человека общение с внешним миром происходит не только словами, как все считают, а в основном чув­ствами, образами, инстинктами и потребностями,— пишет академик В.М.Кандыба[113]. — Поэтому явно на человека можно действовать словами, а скрытно на любого че­ловека можно воздействовать через его представления, чувства, воображение, физиологические инстинкты и потребности… поэтому все техники криминального гипноза и основаны на переводе сознания человека из режима разума в ре­жим представлений, чувств, потребностей и воображения, и имен­но на это измененное состояние сознания, и воздействуют. То есть воздействуют криминальные гипнотизеры в основном на чувства, инстинкты, воображение и страсти людские... Исследуя человеческие реакции и поведение, криминальные гипнотизеры, зная вышеприведенные законы функционирования мозга, установили, что поведение и даже судьба большинства лю­дей во многом зависят от того, какое полушарие мозга явно доми­нирует в их внешней результирующей психике».

Приводя пример семи основных психофизиологических типов человека: преобладание обычных состояний сознания, доминирование трансовых состояний, доминирование левомозгового полушария, доминирование правомозгового полушария, люди с расширенным состоянием сознания, психопатологические личности и люди, с преобладанием в поведении эмоции  (подробнее о каждом из психотипов см. главу «Информация, методы постижения»), академик В.М.Кандыба подробно останавливался на преобладании эмоций, считая последние предпосылкой к гипногенным (способствующих гипнозу) ситуациям. Страх в данном случае (страх — как аффективное переживание) являясь одной из форм провокации психики, всегда возникает у че­ловека при угрозе его физическому, социальному или иному бла­гополучию. Испытывая страх, человек сразу же попадает в суженное, из­мененное состояние сознания. Тормозится деятельность левого мозга (а особенность левого полушария мозга — разумное, критико-аналитическое, словесно-ло­гическое восприятие происходящего), и наоборот, активизируется правый мозг — с его эмоциями, воображением и инстинктами. При этом у большинства людей страх чаще всего вызывает по нарастающей сле­дующие переживания: неуверенность, опасение, тревогу, испуг, панику, отчаяние, ужас, аффект. Кроме того, страх резко сужает вариативность мышления и способность к разумным действиям, страх сковывает человека, ограничивает его умственные и физические возможности. Действия напуганных людей, как правило, не­рациональны,  иногда безумны и чаще всего приводят к печальным послед­ствиям. А.Е.Тарас (1998) пишет: «Поведение и внутренние ощущения напуганных людей разнообразны. Страх заставляет дрожать, визжать, кричать, плакать, смеяться. От него «сосет» под ложечкой, трясутся руки, становятся «ватными» ноги, зве­нит в ушах, застревает ком в горле, бледнеет лицо, колотится сер­дце, перехватывает дыхание, встают дыбом волосы, расширяют­ся зрачки, по спине бегут мурашки. Страх вынуждает одних мчаться сломя голову неизвестно куда, а других — стоять без дви­жения и тупо смотреть в одну точку.

У людей, переживающих страх, возможны следующие стерео­типы состояний.

1. Ажитация—наиболее распространенное состояние, кото­рое выражается в стремлении убежать, спрятаться, не видеть и не слышать того, что пугает. Человек совершает автоматические дей­ствия защитного характера (закрывает глаза, втягивает голову в
плечи, прикрывает лицо или тело руками, пригибается к земле, от­талкивается от источника опасности, бежит прочь). В организме в это время происходят серьезные изменения. Под воздействием гор­мона адреналина кровь в большом объеме устремляется к органам, обеспечивающим движение, преимущественно в ноги. От других органов кровь в это время отливает, особенно от головного мозга. Именно поэтому его работа ухудшается и напу­ганный человек часто не знает толком, куда ему бежать.

2. Ступор. На людей со слабой нервной системой повышение уровня адреналина в крови оказывает обратное воздействие: оно парализует их мышцы. Это тоже часто встречающийся вариант реакции, выработанный в процессе эволюции: чтобы тебя не тро­нули, притвориться мертвым. Ступор проявляется в том, что че­ловек застывает на одном месте либо становится крайне медли­тельным и неловким, а то и просто падает без сознания. Все это потому, что мышцы судорожно сжались, их кровоснабжение рез­ко ухудшилось, координация движений нарушилась.

3. Сумеречное сознание с неуправляемой агрессией. Это ред­кое состояние проявляется в эмоциональном перевозбуждении, алогичности мышления и провале памяти (человек не помнит того, что он только что делал). Внешне сумеречное сознание выглядит как приступ безумия с непоследовательными и бессмысленными агрессивными воздействиями в отношении источника страха. Пол­номасштабная агрессия в качестве формы проявления страха встречается довольно редко: это злобное выражение лица, угро­жающие жесты и поза, крик или визг. В их основе кроется бессоз­нательное (животное) стремление испугать противника, что иног­да удается, а иногда — нет».

Следует заметить, что в современной криминальной психоло­гии выделяют 4 пары основных противоположных друг другу ба­зисных эмоций, которые в основном и составляют чувственную жизнь большинства обычных людей. Учитывая, что реакциями и поведением чувственно-образного, животного правого мозга лю­дей управляют животные чувства и инстинкты, в криминальной психологии принято считать, что правым мозгом, т. е. глубинной бессознательной природой человека, управляют следующие чув­ства, расположенные по своей убывающей значимости:

1. Уверенность — страх.

2. Удовольствие — отвращение.

3. Радость — горе.

4. Торжество — гнев.

Принято считать, что среди эмоциональных людей седьмого типа процесс мышления, т. е. процесс переработки информации, поступающей в мозг через органы чувств (зрение, слух, кинесте­тические ощущения, обоняние и др.) и изнутри организма, выпол­няется тремя способами:

1. Наглядно-действенным. Основан на интенсивном и разно­образном манипулировании собственным телом, а также предме­тами окружающего пространства.

2. Наглядно-образным. Основан на эмоционально-чувствен­ном восприятии предметов и явлений вне и внутри организма.

3. Абстрактно-логический, понятийный (знаковое мышле­ние). Основан на отображении причинно-следственных связей, тесно связан с памятью о прошлом, с предвидением будущего и с осознанием самого себя.

У людей эмоционального седьмого типа ведущими вида­ми мышления являются правополушарные, животные: наглядно-действенное и наглядно-образное. Абстрактно-логическое мышление левого мозга у людей данного типа развито плохо; бо­лее того, как только эти взрывные, эмоциональные люди зажига­ются какой-либо эмоцией, то сразу же теряют и все остатки ра­зумного, критико-аналитического словесного мышления».

Академик В.М.Кандыба уточняет[114], что в действительности могут наблюдаться некие расхождения в поведении, вызванные индивидуальными особенностями отдельного человека. Притом что большинство людей относятся к первому типу, таких людей до 60-80%. Кроме того, информация, которую человек получает с внешнего мира оценивается им по разному, в зависимости от каналов восприятия. Наиболее эффективным оказывается показ с объяснением. То есть мы должны не только говорить (обычно посредством аудиального канала воспринимается только 20% информации) или показывать (визуальная репрезентативная система уже обеспечивает до 70% запоминания), но и совмещать демонстрацию (показ) и пояснение. В этом случае до 80-90% получаемой информации будет не только воспринято мозгом, но и отложится в памяти. При этом следует обратить внимание, что автор данной работы[115] активно использует подобный метод в своей практике обучения различным системам боя (бокс, кикбоксинг, рукопашный бой), и на протяжении последних десятилетий были полученные хорошие показатели как среди воспитанников, становившихся чемпионами и призерами крупнейших российских и международных соревнований, так и среди тех, кто в силу возраста и общественного статуса ставит перед собой задачу не участие в соревнованиях, а овладение в кратчайший срок необходимых навыков бокса и рукопашного боя и последующего закрепления подобных навыков.

В.М.Кандыба обращает внимание, что в зависимости от целей строится та или иная форма воздействия на человека. Например, если необходимо чтобы человек что-то плохо понял — ему говорят быстро, без повторов, максимально длинными фразами. Если же необходимо чтобы что-то он обязательно запомнил, необходимо употреблять короткие, простые и понятные фразы, использовать обязательную демонстрацию, объяснять и повторять[116]. Кроме того, известно, что средний человек реально способен выразить словами только 80-85% задуманного. Из которого другой человек способен понять только 60-70% получаемой информации, а запомнить всего 10-20%. Именно поэтому, для повышения запоминаемости, необходимо активно вовлекать в процесс получения (адаптации) информации другим индивидом все его репрезентативные функции и сенсорные каналы (зрение, слух, чувства, эмоции, обоняние и тактильные ощущения). Кроме того необходимо учитывать такую особенность, как активное восприятие информации в течении первых 15-20 секунд, после чего наблюдается смена приоритетов внимания индивида: он начинает искать чтобы добавить к услышанному, а значит переключается на замедленность восприятия получаемой информации (потому что начинает слышать зачастую только себя). Именно потому, для предотвращения подобного рекомендуется помещать такого индивида в какую-либо ситуационную действительность, потому как именно ситуации большей частью управляют человеком[117].

Рассматривая эффективность информационного воздействия в общении, академик В.М.Кандыба приводит слова академиков И.П.Павлова и В.М.Бехтерева (учение и Павлова и Бехтерева, заметим, не противоречит трудам их современника, профессора З.Фрейда), отмечая что И.П.Павлов, исследуя физиологические механизмы внушения, утверждал, что «внушение есть наиболее упрощенный типичнейший условный рефлекс человека»[118].

Исследуя роль человеческого слова, И.П.Павлов обращал внимание на то, что слово для человека является таким же условным раздражителем, как и все остальные раздражители, общие у человека с животными. Но вместе с тем слово человека как раздражитель не идет ни в какое количественное и качественное сравнение с условными раздражителями живот­ных. «Слово, благодаря всей предшествующей жизни взрослого че­ловека, связано со всеми внешними и внутренними раздражения­ми, приходящими в большие полушария, все их сигнализирует, все их заменяет и поэтому может вызвать все те действия и реак­ции организма, которые обусловливают те раздражения».

В.М.Бехтерев отмечал, что вну­шение входит в сознание человека не с «парадного хода, а как бы с заднего крыльца», минуя «сторожа» — способ­ность критически мыслить, анализировать и верифицировать. В.М.Бехтерев писал: «Внушать — значит более или менее непо­средственно прививать к психической сфере другого лица идеи, чувства, эмоции и другие физиологические состояния, иначе го­воря, воздействовать так, чтобы по возможности не было места критике и суждению; под внушением же следует понимать непо­средственное прививание большей частью путем слова и жестов к психической сфере данного лица идеи, чувства, эмоции и других физиологических состояний, помимо его активного внимания, т. е. в обход его критикующей личности»[119].

Гипнолог Ю.В.Каннабих, как обращает внимание В.М.Кандыба, еще в 1928 г. утверждал, что о настоящем внушении можно говорить лишь в том случае, когда осуществление его при обычных условиях встретило бы сопротивление, будучи подверг­нуто критике, в то время как при реализации внушения оно «осу­ществляется слепо», благодаря тому что в психофизиологическом аппарате человека наступила задержка всех противоположных тенденций. «Вызвать в человеке такую задержку, заставить его действовать, не рассуждая, и означает сделать настоящее внуше­ние». «Криминальные гипнотизеры знают,— отмечает академик В.М.Кандыба[120], — что физиологическая сущ­ность таинственного для непосвященных механизма неотразимого внушенного воздействия основана на быстром и легком переходе корковых клеток в тормозное состояние. Отсюда главный секрет криминального гипноза — основной психофизиологический меха­низм неотразимого внушения есть разорванность нормальной, бо­лее или менее объединенной работы всей коры, когда в результате преступного профессионального внушения происходит сжигание тонуса коры больших полушарий головного мозга и неотразимо бы­стро, легко и автоматически возникает функциональная нервно-психическая разобщенность всей корковой деятельности, что ус­тановил еще в 1957 г. великий русский гипнолог К.И.Платонов. О секрете неотразимого внушающего воздействия на челове­ка И.П.Павлов писал: «Неотразимое внушение есть концентри­рованное раздражение определенного пункта или района больших полушарий в форме определенного раздражения. Ощущения. Или следа его представления. То вызванное эмоцией, т. е. раздраже­нием из подкорки, то произведенное посредством внутренних свя­зей, ассоциацией — раздражение, получившее преобладающее не­законное и неодолимое значение. Оно существует и действует, т. е. переходит в движение, в тот или иной двигательный акт не потому, что оно поддерживается всяческими ассоциациями, т.е. связями со многими настоящими и давними раздражениями, ощущениями и представлениями, — тогда это твердый и разумный акт, как и полагается нормальной и сильной коре, а потому, что при слабой коре, при слабом, низком тонусе оно как концентрированное сопровождается сильной отрицательной ин­дукцией, оторвавшей его, изолировавшей его от всех посторонних необходимых влияний. Это и есть тайный механизм настоящего гипнотического и постгипнотического неотразимого внушения... Когда на такую кору в определенный пункт как раздражитель направляется слово, приказ гипнотизера, то этот раздражитель концентрирует раздражительный процесс в соответственном пун­кте и сейчас же сопровождается отрицательной индукцией, кото­рая, благодаря малому сопротивлению, распространяется на всю кору, почему слово, приказ является совершенно изолированным от всех влияний и делается абсолютным, неодолимым, роковым образом действующим раздражителем, даже и потом при возвра­щении человека в обычное бодрое состояние».

В.М.Кандыба обращал внимание, что слово криминального гипнотизера может оказывать неотразимое воздей­ствие на психофизиологию жертвы даже тогда, когда оно вообще не произносится, как это бывает при самовнушении или в случа­ях опосредованного внушения. При этом следует помнить, что первая сигнальная система че­ловека находится в неразрывной связи и неразрывном взаимодей­ствии со второй сигнальной системой, лежащей в основе речи и мышления, что первой сигнальной системы в чистом виде у лю­дей не существует[121].

Великий русский гипнотизер А.М.Свядощ в 1964 г. писал, что воздействие гипнотическим внушением можно рассматривать как метод неотразимого воздействия информацией. Внушение по А.М.Свядощу — это введение информации, принимаемой челове­ком без критической оценки и оказывающей влияние на нейропсихические процессы; оно невозможно при отсутствии смыслового со­держания вводимой информации: «Далеко не всякая информация оказывает неотразимое внушающее воздействие. В зависимости от форм подачи, источника поступления и индивидуальных особен­ностей личности одна и та же информация может оказывать или не оказывать на личность суггестивное влияние». «Исследования А.М.Свядоща и др. показали,— пишет В.М.Кандыба[122], — что в мозге че­ловека и животных протекают процессы вероятностного прогно­зирования, сопровождающиеся процессами верификации всей по­ступающей информации, т. е. происходит неосознаваемое опреде­ление ее достоверности и значимости. Благодаря этому организм, не загружая сознание, ограждается от неадекватного реагирова­ния на сигналы, которые к нему не имеют отношения или несут ложную или незначащую информацию. Поэтому особенность нео­тразимого внушения в том, что «помимо основной информации, определяющей содержание внушения, вводится еще и добавоч­ная — верификационная информация, придающая неотразимую достоверность основной информации. Так, например, гипнотизер говорит, что 30-минутные прогулки на свежем воздухе будут очень полезны для здоровья. Но человек может на эти слова никак не среагировать. А вот если гипнотизер скажет коман­дным, не допускающим сомнений и возражений, голосом: «Вам обя­зательно, начиная с сегодняшнего вечера, необходимо ежедневно совершать 30-минутные прогулки на свежем воздухе!», то во вто­ром случае добавочную информацию несет голос, интонация, ми­мика, обстановка и авторитет гипнотизера. И если этой добавочной информации, как показали исследования А.М.Свядоща, не будет или окажется недостаточно, то феномен неотразимого внушения не наступает. Оказалось, чем более уверенным тоном говорит гип­нотизер, тем большим верифицирующим действием обладает его речь. Так, например, исследование явлений конформизма (т. е. на­вязывание явно ложного мнения, высказанного группой лиц одно­му из членов этой группы) исчезали, если хотя бы один или два члена группы высказывали это мнение неуверенным тоном».

И.П.Павлов, в зависимости от преобладания в че­ловеке той или иной сигнальной системы, выделял три типа высшей нервной деятельности человека:

1. Первый — художественный тип. Имеет преобладание пер­вой сигнальной системы. Первая сигнальная система означает доминирование в психике активности правого полушария мозга. Правое полушарие мозга характеризуется чувственно-об­разной системой мышления, развитой интуицией, подчиненностью жизненным потребностям (инстинктам): инстинкту сохранения жизни, половому инстинкту и др., а также бессознательным стрем­лением к чувственным удовольствиям. К такому типу принадлежат эмоцио­нальные люди, мыслящие живыми, яркими, конкретными обра­зами. Они склонны к фантазии, подвержены воображению, мечтательны, мнительны, сентиментальны. Среди таких людей часто встречают­ся художники, музыканты, артисты, скульпторы, архитекторы, фотографы, танцоры, поэты, писатели, политики, спортсмены, ку­линары и т. п.

2. Второй — мыслительный тип. Имеет преобладание второй сигнальной системы, т. е. доминирование активности левого полушария мозга с его рациональным сло­весно-логическим мышлением и склонностью к абстрактному, от­влеченному мышлению. Это, как правило, неэмоциональные люди, склонные к расчету и иногда мешающему им чрезмерному мышлению. Распространен подобный тип (за редким исключением, конечно же) среди инженеров, бухгалтеров, экономистов, администраторов, чиновников, жуликов и мошенников и т.п.

3. Третий — средний тип. У таких людей одинаково развиты обе сигнальные системы. В психофизиологии нет ярко выраженного доминирования одного из полушарий мозга[123].

Для того чтобы криминальный гипнотизер мог правильно и безошибочно выстраивать различные сценарии обмана людей, ему необходимо хотя бы на самом элементарном уровне уметь прогно­зировать все стандартные варианты их реакций и поведенческих стереотипов. При этом, как отмечает В.М.Кандыба, ожидаемые реакции и поведение большинства обычных людей считаются предопределенными их психофизиологией и наследственностью на 90% и лишь на 10% — внешней средой и обстоятельствами. Это означает, что ключ ко всем реакциям, поступкам и поведению людей лежит внутри че­ловека, а не в обстоятельствах, которые его окружают. То есть внешние обстоятельства судьбы человека являются, по своей глу­бинной сути, лишь производными и вторичными по отношению к внутренней природе человека, где и лежат в основном уже гото­вые реакции и поведение данного человека, способные «сработать» и выйти наружу в определенных ситуациях, причем, чем ниже уровень интеллекта данного человека, тем бессознательнее внут­ренняя природа данного человека «срабатывает», проявляет себя какими-то реакциями, словами, поступками, поведением и, на­конец, судьбой.

Как сознательная, так и бессознательная жизнь человека про­являются в дневном поведении и деятельности, а ночью — в ноч­ном сне. Если пассивный, ночной сон полностью определяется бес­сознательной частью психофизиологии человека, то дневная актив­ная часть жизни определяется бессознательной, подсознательной и сознательной частями человеческой психофизиологии. Обычное сознание человека (ОСС) есть результат одновремен­ной работы словесно-логического левого мозга (подсознания) и чувственно-образного правого мозга (бессознательного). Но созна­ние человека в течение суток может находиться в следующих ре­жимах работы: режиме ночного сна (с его быстрой и медленной фазами, т. е. со сновидениями и без), режиме обычного результи­рующего состояния сознания (ОСС), режиме измененного состояния сознания (ИСС). В свою очередь измененные состояния сознания делятся на: 1) просоночные (перед засыпанием и при пробуждении); 2) трансовые левомозговые (с резким домини­рованием активности левого словесно-логического полушария мозга); 3) трансовые правомозговые (с резким доминированием ак­тивности правого чувственно-образного полушария мозга и тор­можением, до выключения, активности левого мозга); 4) трансо­вые с расширенным сознанием (резкой активизацией обоих полу­шарий и глубинных структур мозга с волевым контролем ранее произвольно неуправляемых функций); 5) трансовые патологиче­ские естественные и искусственные состояния (измененные состо­яния, вызванные болезнью, отравлением, алкоголем, наркотиком, психотропным препаратом и т. д.).

Реакции и поведение любого человека следует прогно­зировать в основном по состоянию психофизиологии, в котором он находится. В обычном состоянии сознания (ОСС) любому человеку при­суща способность осмысленного рассудочного поведения. Как пи­шет Л.П.Гримак (1987), «это значит, что его поступки, состав­ляющие характер поведения, определяются осознанным интел­лектуальным «высвечиванием» существующих между объектами реальности связей и отношений»[124]. Поэтому в ОСС на реакции и поведение человека оказывают влияние как интеллект и психо­логические установки левого мозга, так и чувства и животные ин­стинкты правого мозга (инстинкт сохранения жизни, половой инстинкт, инстинкт голода, жажды, жилища, территории и др.). В ОСС большинство поступков и особенностей поведения че­ловека определяются его привычными автоматическими действи­ями (привычками). Привычки — это «устойчивые мозговые свя­зи, отличающиеся повышенной готовностью к функционирова­нию, и система этих устойчивых нервных связей служит основой более сложных форм поведенческих актов, которые И. П. Павлов назвал динамическими стереотипами. В комплекс первых струк­тур, обеспечивающих привычный образ действий, как правило, включаются и механизмы эмоционального реагирования. Они вы­зывают эмоционально положительные состояния в период реали­зации привычки и, напротив, рождают отрицательные реакции и переживания в обстоятельствах, мешающих ее осуществлению» (Л.П.Гримак, 1987).

Таким образом оказывается (и подобные знания активно используют криминальные гипнотизеры), что реакциями и поведением большинства лю­дей в ОСС управляют их привычки. И как раз для этого криминальные гип­нотизеры стараются как можно больше предва­рительно понаблюдать за своей будущей жертвой, чтобы как можно больше узнать о ее привычках, привычном поведении и привычном образе жизни. Располагая информацией о привычках объекта, криминальный гипнотизер получает инструмент для успешного прогнозирования будущего поведения данной жертвы в той ситуации и в том обманном криминальном сценарии, который он выстраивает, окружая свою жертву разно­го рода искусственно им созданными обстоятельствами. Жертва действует в этих искусно созданных обстоятельствах привычным для себя образом, и именно на это и рассчитано в преступном сценарии. Практика правонарушений, например квартирных краж, по­казывает, что, как правило, за жертвой предварительно наблю­дают, узнают ее привычный образ жизни, род занятий, местопре­бывание и т. д. и только потом совершают кражу. В некоторых преступлениях криминальные гипнотизеры спе­циально формируют у своих будущих жертв специальные привыч­ки, а потом, при совершении преступления, именно на действии этой привычки и строят сценарий преступления. Например, наи­более распространенным преступлением такого рода являются пре­ступления с наркотиками или на сексуальной почве, когда буду­щую жертву вначале приучают к привычке, а затем делают с ней что хотят или добиваются от нее того, что нужно преступникам. Поэтому всем гражданам следует знать, что человек в значитель­ной степени сам предопределяет свою судьбу, так как реализует свое повседневное поведение через хорошие или дурные привычки, вы­зывающие и соответствующие последствия, и соответствующую судьбу, и соответствующий жизненный финал. Поэтому каждому из нас было бы полезно серьезно подумать о своих привычках и о том, куда они нас ведут.

Многое в поведении современного человека в ОСС определя­ется и теми жизненными целями и проблемами, которые он в дан­ный момент решает. Учитывая эту закономерность в поведении и реакции людей, криминальные гипнотизеры стараются навязать своим будущим жертвам искусственные ложные жизненные цели и задачи, чтобы затем использовать это в своих преступных за­мыслах и преступных действиях. В ОСС большинством так называемых примитивных или «про­стых» людей руководят их обычные правомозговые физиологи­ческие полуживотные потребности — чувство безопасности (ин­стинкт сохранения жизни), чувство полового влечения (половой инстинкт), чувство голода, жажды и т. д., поэтому и поведенче­скими целями таких людей является поиск средств и способов удов­летворения своих вышеперечисленных полуживотных физиоло­гических потребностей. Так возникает общество, в котором глав­ной целью провозглашается удовлетворение потребностей, т. е. возникает общество «потребителей», где вся реальность представ­ляется рынком всякого рода услуг, направленных на удовлетво­рение этих самых примитивных полуживотных в основном физи­ологических потребностей — секс, вкусная еда и питье, безопас­ность и права «человека» и т. д.»[125].

Обращая свое внимание к роли бессознательного в общении (в информационно-психологическом воздействии), академик В.М.Кандыба замечает, что весьма ошибочно излишне возвеличивать роль сознания. «…существую­щая ныне лженаука «психология», которой официально занима­ются абсолютное большинство заинтересованных исследователей в официальных «научных» и «учебных» заведениях, никакого от­ношения к реальной научной психофизиологии не имеет, так как построена современная официальная психология на полном игно­рировании устройства и законов работы человеческого мозга и че­ловеческой психофизиологии,— пишет доктор психологических наук, профессор, академик В.М.Кандыба[126]. — Да к тому же изучают «психологи»… только то, что связано с обычными состояни­ями сознания, а в реальной жизни каждый человек более 99% су­точного времени находится не в ОСС, а в менее или более изменен­ных состояниях сознания, которые в официальной «психологии» совершенно не изучаются, а частично изучаются лишь в медицин­ских научных и учебных заведениях, особенно в психиатрии, пси­хоневрологии, нейрофизиологии и др. А вот… рядо­вые преступники, в отличие от вышеуказанных лжеученых— «пси­хологов», уже давно разобрались в психике и поведении людей и уже тысячи лет как знают и понимают, что любой человек в абсо­лютном большинстве своего времени находится в измененных пси­хофизиологических состояниях (ИСС)».

Академик В.М.Кандыба обращает внимание, что зависимости от доминирования в ИСС активности левого или правого мозга человек  подсознательно или бессознательно мыслит и осознает все проис­ходящее во внешней или внутренней реальности по одной из трех основных внутренних психофизиологических систем:

1. В основном воспринимает реальность через слова и мыслит вслух или про себя в основном словами (левомозговое словесно-логическое мышление).

2. В основном воспринимает реальность через визуальные об­разы, окрашивая их положительными или отрицательными эмо­циями, и мыслит образами, картинами и чувством удовольствия или неудовольствия (правомозговое чувственно-образное или эй­детическое мышление).

3. В основном воспринимает реальность чувствами, определяю­щими из которых являются кинестетические ощущения.

Эти три основные пси­хофизиологические системы взаимодействия человека и реально­сти называются репрезентативными системами. Как правило, каждый чело­век как в ОСС, так и в ИСС познает и переживает реальность или через свои органы чувств (зрение, слух, кинестетика, обоняние и вкус) в ОСС, или через раппорт суггестора (голос, интонацию, жесты и т. д.) в ИСС. Основные репрезентативные системы функционируют непре­рывно, но «поскольку большая часть этого постоянного потока сен­сорного опыта по множеству причин являются чрезмерной или не­нужной», то мы обращаем внимание не на все его элементы, а пред­почитаем фокусироваться на той его системе (или системах), которая доставляет информацию, наиболее соответствующую тому опыту, что у нас имеется» (О.Кзендзюк, 1995). Таким образом, каждый че­ловек имеет одну из трех основных репрезентативных систем в ка­честве ведущей и именно ее он чаще всего, подсознательно или бес­сознательно, использует при своем взаимодействии с реальностью. А так как у человека весьма развиты и сигнальные системы, то становится возможным представлять свой жизненный опыт  основываясь на тот или иной сенсорный канал. Манипуляторы, в случае когда еще не сформировался раппорт (т. е. управляющая связь), ста­раются общаться с объектом (жертвой) «на ее языке», т. е. устанавли­вают и развивают контакт с этим человеком на языке его основной репрезентативной системы, установить которую можно по словам данного человека, когда он произносит слова, обозначающие внут­ренние процессы (глаголы, наречия и прилагательные), например:

1. Визуальный канал: видеть, смотреть, глядеть, чертить, ри­совать, светлый, яркий, ясный, смутный, мрачный, вспышка, оза­рение, свет, тусклый, бледный, прозрачный и др.

2. Аудиальный канал: слышать, звучать, тихий, громкий, шумный, мелодичный, звонкий, оглушительный, визжащий, не­слышный и др.

3. Кинестетический канал: чувствовать, ощущать, трогать, дер­жать, брать, схватить, терять, нащупать, притронуться, прикос­нуться, теплый, холодный, сухой, влажный, мягкий, жесткий, гладкий, колючий, удобный, неудобный, тяжелый, легкий, пустота, зажатость, давление, распирание и т.п.

4. Канал запаха, вкуса: нюхать, вдыхать, ароматный, кислый, сладкий, горький, пресный, безвкусный, вкусный и др.

Таким образом, используя ведущий сенсорный канал, привычки и сте­реотипы поведения, систему жизненных ценностей и целей своей будущей жертвы, манипулятор устанавливает кон­такт с объектом, а затем развивает этот контакт в управляющий раппорт, добиваясь как можно более глубокого транса, а следовательно, и более эффективного управления над по­павшим в гипнотическую ловушку человеком, объектом манипуляций.

Для того чтобы общение с объектом манипуляций было результативным, необходимо не только уметь замечать изменения в психосостоянии собеседника, но и использовать следующие правила[127]: перед общением необходимо провести этап предварительной подготовки, заключающийся в следующем: получением первоначальной информации об объекте, прояснением того, что нужно достичь в результате разговора (максимум и минимум), обдумыванием тактики контакта (сообразно с психологией объекта и другими факторами), прогнозированием подходящего момента, места, обстановки и обстоятельств контакта с объектом. Также следует по возможности четко обозначать следующие цели: изучение психологии и диагностика объекта, установление более тесных контактов, обеспечение сотрудничества, обсуждение конкретной проблемы, получение нужной информации, передача при необходимости дезинформации, убеждение или принуждение в чем-то.

Если контакт состоялся, обычно выделяют следующие фазы общения (взаимодействия с объектом): предварительная подготовка, начало разговора с обеспечением подходящего психоэмоционального настроя собеседника, проведение своей темы и направление беседы в предусмотренном направлении, завершение диалога с закреплением достигнутого результата. Необходимо четко улавливать любые изменения в психофизиологическом состоянии объекта. В случае появления негативных реакций (их можно заметить по резкости фраз, зажатости поз, узости зрачков и т.п.) необходимо снять подобный негатив различными психологическими приемами (мимикой, жестами, т.н. подстройкой — копированием поз, нужными словами, произносимыми с необходимой соответствующему моменту интонацией, и т.п.) Особенно важно снять негатив в начале разговора. Также следует обратить внимание на окончание разговора (чтобы оставить хорошее мнение о себе, и добиться закрепления в подсознании объекта введенных вами установок).

При установлении контакта с объектом следует помнить, что закрепление знакомства становится возможным при создании благоприятных ситуаций, часто возникающих сами по себе, поэтому иной раз становится попросту важно «не пропустить момент». Оптимальные варианты знакомства часто зависят от профессии, пола, возраста, национальности, социального положения, культурного уровня, характера, привычек и прочих индивидуальных особенностей человека, а кроме того от его настроения, места действия, окружающей обстановки и иных в различной степени влияющих факторов. При необходимости контакта с объектом обычно сразу же выбирается программа общения: симметричная или дополнительная, которая в последствии сохраняется зачастую в неизменном виде. Симметричная модель подразумевает равенство (возрастное, интеллектуальное, социальное, и т.п.) общающихся сторон. Дополнительная программа утверждает неравенство и фиксирует дистанцию общения. Исходя из специфики психики, следует помнить, что большинство людей сразу же, с первых минут контакта (по первому впечатлению), составляет мнение о новых знакомых. На 55% подобное зависит от визуальных впечатлений, на 38% от манеры говорить, и только на 7% — от того, что говорит другой человек. Поэтому для достижения необходимого результата необходимо изначально продумать свой внешний вид и манеру поведения исходя из предпочтений объекта. Если нет возможности заранее узнать о таких предпочтениях, необходимо интуитивно выявить их в процессе общения, при необходимости используя «подстройки» (мимика, жесты, поза, проч.) к нужному объекту.

В осуществлении этого также поможет следующая информация[128]:

— благодаря такой специфики психики, как окрашивания одним качеством всех остальных, общее благоприятное впечатление о человеке обеспечивает позитивные оценки его пока еще неизвестных (в частности моральных) качеств; и — наоборот;

— явная физическая привлекательность улучшает положительную оценку как черт личности, так и отдельного поступка;

— если мужчину сопровождает хорошо одетая женщина с симпатичной внешностью, он оценивается выше, чем в сопровождении некрасивой и неаккуратно одетой женщины;

— мужчины ниже, чем полагают женщины, оценивают их деловые и интеллектуальные качества, а женщины ниже, чем полагают мужчины, оценивают их физическую привлекательность;

— когда встречаются мужчина и женщина, бессознательно они оценивают друг друга с эротических позиций, хотя и внешне в основном стараются не обнаружить подобного:

—застенчивость бессознательно воспринимается как привлекательность;

— приветливая доброжелательная улыбка способствует возникновению доверительности, сметая недоверие и недопонимание;

— честное, твердое, мужественное рукопожатие в сочетании с прямым взглядом в глаза нравится почти всем;

— энергичная выразительная жестикуляция отражает положительные эмоции и воспринимается поэтому как признак заинтересованности и дружелюбия;

— собеседник, который смотрит в глаза, симпатичен, однако пристальный или неуместный взгляд в глаза создает неблагоприятное впечатление, ибо воспринимается как признак враждебности;

— люди, отклоняющие при разговоре корпус назад или развалившиеся в кресле, нравятся заметно менее, чем те, кто наклоняет корпус к собеседнику (последнее воспринимается как заинтересованность);

— женщина обычно нравится сильнее, когда она сидит в спокойной позе с непересекающимися руками и ногами;

— скрещивание рук на груди часто разрушает уже образовавшийся контакт и отталкивает собеседника;

— выраженные крайности в одежде (очень модный или слишком устарелый костюм) часто могут сыграть отрицательную роль в установлении контакта;

— женщины оценивают мужчину за 45-60 секунд, обращая при этом особое внимание на его речь, глаза, прическу, руки, обувь, одежду (именно в такой последовательности);

— внешний вид часто располагает к последующему доверию;

— дружеская обстановка, вкусная пища, приятная музыка, неожиданное везение и все прочие моменты приводящие субъекта в благодушное настроение всегда способствуют благоприятному восприятию им нового знакомого;

— важную роль иногда оказывает вовремя сказанный комплимент;

При контакте с объектом, необходимо исключить (особенно в первых фразах) извинения и выказывания признаков неуверенности (кроме специальных приемов), любого проявления неуважения и пренебрежения к собеседнику, а также психологического давления на объект, вынуждающего его занимать оборонительную позицию. Исходя их тех или иных особенностей психики объекта, необходимо пользоваться следующими правилами для установления и закрепления контакта:

— с особо чувствительными и болезненно ранимыми — избегать всего, что неприятно им; при этом помнить, что если таким людям-невротикам все время потакать — они станут тиранами;

— с недоверчивыми и подозрительными — быть предельно осторожным и терпеливым;

— со сварливыми — быть твердым и решительным, а если нужно — дать отпор;

— с теми, кто капризен — разговаривать спокойным тоном и не обращать внимание на их капризы;

— с излишне хвастливыми и самоуверенными — прибегать к иронии;

— с лицами застенчивыми или без чувства юмора — избегать какой-либо иронии.

Также следует помнить, что человеку обычно нравится, если вы:

— начинаете разговор на интересующую его тему или задаете вопросы, на которые приятно отвечать;

— помните его имя;

— искренне даете объекту почувствовать его значительность и превосходство в какой-нибудь области;

— проявляете внимание к объекту, и предоставляете ему возможность что-нибудь рассказать о себе;

— излагаете свое мнение — которое полностью совпадает с мнением объекта (это ему понравится и расположит вас к нему, а значит через время можете смело начинать программировать его психику, потому что вследствие «доверия» барьер критичности его психики заметно ослабнет, и исходящая от вас информация будет беспрепятственно проникать в его мозг, откладываясь в памяти и в последующем влияя на сознание, а значит и на деяния такого индивида, ставшего объектом манипуляций).

Очень важно помнить, что для того чтобы установился раппорт, необходимо общаться даже с незнакомым раннее объектом как со своим старым знакомым. При этом, если вы не знакомы с объектом, следует по его внешнему виду и повадкам максимально близко выявить его сущность (психоэмоциальный уклад), и далее уже в соответствии с этим строить свое общение с этим субъектом, исходя из необходимости сразу, с первых минут разговора, расположить его к себе. Тогда, позже, станет легче воздействовать на его психику в русле программирования мыслей, поступков, и различных реакций организма.

В случае когда только предполагается контакт с объектом, можно инициировать следующие способы установления подобного контакта[129]:

1. Провоцирование объекта на оказание вам помощи:

— симулирование падения на улице, внезапной слабости и иных симптомов, связанных со здоровьем;

— имитация неловкости, выронив в удобный момент что-либо из рук;

— «забывание» своей вещи рядом с объектом;

— обращение с просьбой дать закурить или подсказать несложную (улицу, магазин, время...) информацию;

— провоцирование сочувствия к вашей беспомощности (сломанная машина, тяжелые вещи и т.п.); наиболее подходит для женщин.

2. Прибегание к помощи, которую оказываете объекту вы:

— четкое использование случайной или организованной неловкости объекта в связи с недостатком информации о чем-либо (показать определенное место, объяснить как что-то сделать, и т.п.);

— ловкое задействование случайной, предусмотренной или созданной потребности для объекта в какой-либо услуге (пособить в наладке машины, предложить лишний билетик, подвезти куда-либо и т.п.);

— ненавязчивое предложение себя объекту в качестве человека, необходимого ему в данный момент времени (для «изливания души», для распития алкогольных напитков, для игры в карты или шахматы и т.п.);

— имитация нападения на объект преступного элемента и «спасение» его в минуты «угрозы для жизни».

3. Знакомство через общих знакомых:

— якобы случайная встреча у определенных лиц, у которых вы получили информацию что будет объект;

— непосредственная просьба к общему знакомому познакомить вас;

— подведение общего знакомого к мысли свести вас как людей с общим увлечением (хобби) или способных быть полезными друг другу (прямой просьбы при этом нет);

— заинтересовывание общего знакомого его личной выгодой в вашем знакомстве с объектом.

4. Знакомство на различных культурных или спортивных мероприятиях (в кино, театре, на концерте, лекции, стадионе и т.п.) путем предварительного обеспечения себя якобы случайным соседством с объектом (билетами от общего знакомого и т.п.):

— подключение к эмоциональному реагированию объекта на зрелище;

— инсценирование роли «новичка», интересующегося мнением «специалиста»;

— выдача безадресных замечаний, могущих заинтересовать объект;

— кратковременное оставление своего места с просьбой присмотреть за ним.

5. Знакомство в очередях (в магазине, в ОВИРе, в кассе ж/д вокзала, проч.), учитывая, что общность ситуации сближает людей:

— организация общего разговора на какую-либо актуальную тему (путем подачи безадресных реплик или реагирования на таковые);

— кратковременное покидание очереди с просьбой присмотреть за оставляемой вещью и местом.

6. Знакомство на основе хобби:

— занятие одним делом с объектом (тренировка в одной секции или спортклубе, игра в мини-футбол, бег по утрам, и т.п.);

— обращение к нужному человеку по чьей-то рекомендации (предложение о покупке или обмене, просьба о консультации и т.п.).

7. Знакомство через детей (в поездах, парках, детских садах и т.п.):

— дружба детей, которые в итоге и сводят вас с объектом;

— оказание помощи ребенку объекта на глазах у объекта (поднять упавшего, отогнать собаку и т.п.);

— инсценирование пропажи ребенка и разыгрывание роли его спасителя.

8. Вызов интереса к себе (инициатива знакомства здесь должна исходить от объекта):

— зная слабости объекта, привлечение его внимания игрой на этих слабостях (для женщин, если объект мужчина, имитация сексуальной заинтересованности, и т.п.; для всех категорий — привлечение внимания с помощью одежды, шуток, анекдотов, оригинальных суждений, интересной информации, притягательных намеков о своих возможностях что-то достать, нечто узнать, куда-то устроить и т.п.);

9. Ряд других способов в зависимости от информации, имеющейся на объект. При этом необходимо иметь в запасе несколько различных вариантов подобного рода установления отношений с объектом. Желательно не проявлять слишком явный интерес к объекту, тем более слишком явно договариваться на последующие встречи, но и совсем упускать контакт нельзя, помня о том, что если вы не будете напоминать о себе — о вас попросту забудут. Поэтому желательно чтобы инициатива о следующей встрече исходила от объекта.

Основными побуждениями к более частому общению могут служить:

— потребность в доминировании;

— потребность во внутреннем комфорте;

— потребность в самоутверждении;

— потребность в сочувствии и понимании;

— давление со стороны других;

— деловое сотрудничество.

При этом завязавшееся знакомство необходимо развивать дальше. Для этого могут служить такие психологические приемы, как случайные встречи (театр, кино, конференция, проч.), игра на слабостях и проблемах (дать деньги в долг, достать дефицитный товар, например билеты на футбольный матч, и т.п.), инсценирование неприятностей и неожиданное предложение в минуты отчаяния нового знакомого «помочь их устранить», и т.п. Если контакт устоялся, и объект оказался «на крючке», желательно слегка снизить вашу активность. Объекту необходимо показать кто вы а кто он, для этого желательно применить особые психологические приемы, которые бессознательно укажут объекту что ему необходимо почитать вас за хозяина или вождя, а вождь не должен быть таким как другие, как в т.ч. и объект, поэтому необходимо сознательно создать дистанцию между собой и объектом, но так, что если бы вы поманили его — он тут же, бросив все, прибежал бы к вам, в искренней готовности выполнить любую вашу команду.

В случае если контакт по каким-то причинам срывается, или только предстоит контакт с неизвестным лицом, необходимо внимательно следить за следующими компонентами объекта: мимикой, жестами, тембром голоса, пауз в речи, походкой, движениями глаз, оговорками, повторениями в словах, возникающими ассоциациями у объекта, выбор им тем для разговора; необходимо выявить объект на предмет правды и лжи, для этого, помимо прочего, следует вынудить его рассказывать о себе, причем периодически, через определенный промежуток времени задавать как бы невзначай уточняющие вопросы по теме предмета его недавнего рассказа, и тем самым сопоставлять озвученные раннее объектом факты. При этом ваша мимика и тембр речи должен быть максимально нейтральными, чтобы в случае если заметите у объекта тень недоверия, успеть вовремя подыграть ему, искусственно приняв его точку зрения (а самому тут же сделать надлежащие выводы).

Так же необходимо помнить, что[130]:

— декларируемые установки людей мало связаны с их невербальным поведением (говорят одно, а делают другое);

— эмоции, вызванные заочной оценкой ситуации, нередко бывают сильнее, чем возникающие при реальном контакте с такой ситуацией;

— человек быстрый, смелый и реактивный в беседе может оказаться совершенно иным в критической ситуации;

— человек вольно или невольно раскрывается говоря о себе;

— собеседник познается в споре;

— ни в чем так не проявляется характер людей как в том, что они находят смешным;

— манера смеяться является самым хорошим показателем характера человека;

— разговоры на отвлеченную тему позволяют определить интеллект, сметливость, ловкость, реакцию собеседника;

— чтобы понять симпатии и антипатии объекта, области приемлемого для него и определяющие мотивации, не мешает прояснить его отношение к различным известным вам (историческим, литературным) личностям;

— чем жестче стереотип, тем большую эмоцию вызывает любая попытка подвергнуть его сомнению;

— ответная реакция на утверждение всегда содержит больше информации, чем ответ на точно сформулированный вопрос;

— перемена (ухудшение) погоды часто вызывает апатию и замедление реакции;

— не следует принимать молчание за внимание (это может быть лишь погруженность в собственные мысли);

— когда объект во всем вас понимает и соглашается — следует с опаской доверять такому пониманию;

— человеку свойственно преувеличивать ценность событий подтверждающих его гипотезу и недооценивать информацию, заключающуюся в противоречащих ей фактах;

— тревожный человек охотнее обсуждает свои слабости и недостатки, чем нетревожный;

— следует помнить, что объект слышит и понимает намного меньше, чем хочет показать;

— стоит индивиду в чем-то проявить себя лидером, как на него и в других ситуациях будут смотреть как на лидера;

— поведение человека чаще всего меняется на публике по сравнению с поведением в одиночестве;

Также следует обращать внимание, что в общении с другими человек часто руководствуется следующими категориями, исходящими из психологического понимания личности[131]:

— слишком жаркая погода часто действует удручающе на человека, поэтому рекомендуется важные встречи производить в прохладное время; тогда как если необходимо проводить в общении какое-то свое воздействие, то следует помнить, что в жаркое время человек уже немного находится в полу-суггестивном, измененном, состоянии сознания;

— доверительный контакт, для лучшего восприятия индивида, рекомендуется поводить в спокойной обстановке, без громкой музыки и лишнего шума, отвлекающего объект от восприятия вашей информации;

— объект более восприимчив в состоянии сильных эмоций;

— если вы можете оказаться чем-то полезным объекту, он будет с большим вниманием слушать вас, а значит и становится он более подвержен манипуляциям, вашему воздействию на его психику;

— ваша уверенность и искренняя убежденность в то, о чем вы излагаете, всегда подкупает объект;

— начиная разговор, необходимо говорить с объектом на привычном ему языке (если это простой человек — говорите проще; если ученым — вставляйте научные термины, и т.п.);

— помните что люди любят рассказывать о себе;

— начав беседу, попытайтесь организовать благожелательную атмосферу такими вопросами, на которые человек ответит «да» с заметным удовольствием; тем самым завоевывается доверие партнера;

— приятно беседовать с людьми, имеющими оживленное лицо и экспрессивные жесты, а также с теми, кто спонтанно принимает непринужденную позу;

— общаясь с объектом желательно «отзеркаливать» его позу, а также подстраиваться под его эмоциональное состояние;

— устойчивый контакт глазами с объектом выказывает вашу заинтересованность и вдохновляет объект на продолжение монолога;

— ваше искреннее сопереживание объекту способствует его большей откровенности;

— любому человеку нравится, когда ему сообщают приятные вещи;

— грамотно (ненавязчиво; по ситуации) используйте комплименты;

— не следует слишком много задавать объекту вопросов, чтобы это не походило на допрос, и бессознательно не вызвало зажатость объекта;

— следует меньше говорить о себе;

— необходимо улыбаться во время общения с объектом;

— нельзя льстить, казаться высокомерным, быть грубым, угрюмым, болтливым, давать непрошеные советы.

Заканчивая диалог с объектом, помните, что: необходимо уметь вовремя остановиться, иначе эффективность проведенного контакта значительно понизится; при этом нечеткий и невыразительный конец беседы способен развеять благоприятное впечатление от всех ваших высказываний, последние фразы разговора запоминаются лучше всего.

В общении с объектом необходимо обращать внимание на жесты его тела. Обычно они выдают истинные взгляды объекта, так как мимика и жесты (как и оговорки, описки, и т.п.) являются бессознательным проявлением истинного взгляда человека на тот или иной вопрос.

Возможны следующие непроизвольные (бессознательные) реакции тела[132]:

— покраснение лица (иной раз пятнами) — стыд, гнев;

— побеление лица — страх, признак виновности;

— расширение зрачков — интерес, удовольствие, согласие, сильная боль;

— сужение зрачков — неудовольствие, отвергание;

— усиленные биения пульса на венах рук или артериях шеи (подергивание галстука на шее из-за активного сердцебиения...) — тревога, страх, стыд, обман;

— снижение частоты пульса — повышенное внимание;

— быстрое или поверхностное дыхание — внутреннее напряжение;

— короткое дыхание через нос — злость;

— нарушенность дыхания, спазматические движения горла и рефлекторные сглатывания слюны — тревога, стыд, обман;

— пересыхание рта (сглатывания, облизывание губ, жажда) — страх, обман;

— внезапное обнажение зубов — признак ярости, агрессивность;

— испарина, пот — гнев, смущение, нервозность, обман;

— дрожь (в пальцах рук и ног, мышцах лица) — внутреннее напряжение, страх, обман;

— скрип зубами — сильнейшая нервозность, стресс, отсутствие возможности осуществить задуманное.

По позам объекта также становится возможным выяснить его истинные намерения:

— Уверенность в себе.

Приподнятый подбородок. Руки могут сцепляться за спиной, упираться в бока, засовываться в карманы при оставлении больших пальцев снаружи и др. если в таком состоянии объект садится на стул, но он словно «оседлывает» его. Или садится, и забрасывает ноги на стол или подоконник. Руки при этом могут закладываться за голову, либо соединяются концами пальцев при разведении ладоней. Глаза почти прикрыты веками, так что смотреть приходится при запрокинутой назад голове. Улыбка с приспущенными бровями. Решительность и лаконичность речи. Скупость в передаче деловой информации. Повышенная заинтересованность проблемами, целями и обязанностями других. Спокойствие.

— Осознание своей слабости.

Убирание рук за спину с захватыванием одной рукой запястья другой. Стремление опереться на что-либо или прислониться к чему-либо. Вымученная улыбка. Сомнения в подборе слов и прерываемая речь. Поспешность и готовность в выдаче информации. Суетливость.

— Воля к сопротивлению.

Средняя громкость голоса, твердый холодный тон, четкая артикуляция, медленный темп и ритмичное течение речи, точная дикция...

— Внутреннее напряжение.

Зажатость в позах и движениях, стремление опереться или прислониться к чему-либо, скрещенные лодыжки у сидящего. Предельно сцепленные между собой руки, излишне частое сбивание пепла с горящей сигареты. Изменение тембра голоса, внезапные спазмы гортани, скрип зубами, заикание, несоответствующий моменту хохот, увеличение числа шаблонных фраз, пренебрежение речевыми паузами, использование в речи слов с ласкательными и уменьшительными суффиксами.

— Усталость или угнетенность.

 Тусклый и остекленелый взгляд, замедленная речь, мягкий и приглушенный голос, с падением интонации к концу отдельной фразы.

— Враждебность.

Отодвигание от партнера, сжимание кулаков при скрещенных руках, отклон головы назад и обрывание чужой речи. Пристальный или настойчивый взгляд в глаза с резко уменьшенными зрачками.

— Нервозность и неуверенность.

 Суетливость, частая перемена позы, чрезмерная жестикуляция, движения руки поперек тела (взять или поправить что-то), покусывание ногтей, отбрасывание «мешающих» волос со лба, усиленная мимика рта, закусывание губ, высокий и пронзительный голос, быстрая речь, испарина, пот.

— Хорошее настроение.

Улыбка на лице, активная жестикуляция, расширенные зрачки, расстегнутый пиджак, бодрое насвистывание какой-либо мелодии, пускание дыма от сигареты вверх, общительность...

— Плохое настроение.

 Походка с волочением ног, заметно суженные зрачки, взгляд устремленный к земле, пускание дыма от сигареты вниз, замедленная речь, угрюмое молчание, раздраженный голос, придирки к совершенно безобидным словам и провоцирование на ссору, враждебность.

В ответ на внешний раздражитель (слово, фразу, действия) объект может реагировать следующим образом, позволяющим раскрыть его внутреннее мнение о происходящем:

— удовольствие — значительное расширение зрачков, активно расплывающаяся по лицу улыбка и мелодичный голос;

— неудовольствие — сужение зрачков, резкие удары ногой по земле или воздуху;

— заинтересованность — склонение головы набок, взгляд искоса, сопровождаемый при этом улыбкой или слегка приподнятыми бровями, вытаскивание сигареты изо рта;

— скука — смещение взгляда на соседствующие предметы и в потолок, сугубо механическое рисование чего-то на бумаге;

— смущение, стыд — закрытие, а также опускание и отведение глаз, покраснение (иной раз пятнами) лица, усиленный пульс крови, отслеживаемый в венах рук или артериях шеи, затруднения дыхания, испарина, пот;

— недоверие — складывание рук на груди, почесывание пальцем спинки носа, отвод и возвращение взгляда назад;

— неодобрение и несогласие — покачивание головой из стороны в сторону, сбивание «ворсинок» с одежды, скрещивание рук на груди, растягивание речевых пауз;

— ложь — отводы взгляда в сторону и книзу, почесывание века пальцем и растирание ладонью затылка, прикрывание рта рукой в моменты речи, «бегающие глаза», частое моргание, пересыхание рта (сглатывание слюны, облизывание губ, жажда), судорожные движения горла, проблемы с дыханием, усиленные пульсации крови, отмеченные в венах рук или артериях шеи, испарина и пот, дрожь в мышцах тела (пальцах конечностей, фрагментах лица), возникновение в диалоге речевых недостатков вроде повтора слов или обрыва фраз на полуслове (перед обманом), форсирование громкости речи, а также заикание и покашливание;

— страх — заметно выраженное побледнение лица, пересыхание рта (сглатывание слюны, облизывание губ, жажда...), проявленное биение пульса в венах рук или артериях шеи, дрожь в пальцах рук и мышцах лица, высокий голос, «бегающие глаза»;

— виновность — некие изменения в цвете лица (побледнение);

— злость (гнев) — сжатие кулаков, пощипывание ладони, «свирепое» раздавливание сигареты в пепельнице, пинание или грубое отбрасывание чего-либо, испарина и пот, значительное покраснение (иной раз пятнами) лица, короткое и шумное дыхание через нос;

— вероятность нападения — резкое побеление лица, внезапное сужение зрачков, оскаливание зубов.

Поэтому, общаясь с объектом, необходимо обращать внимание на:

— величину зрачков (сужение или расширение);

— цвет лица (побеление или покраснение);

— биение пульса (на шее, на висках и на запястьях рук);

— дыхание (по колебаниям грудной клетки, а также по ямочке у основания шеи);

— сухость рта (по сглатыванию слюны или облизыванию губ);

— потливость кожи (на ладонях рук и лице);

— тремор мышц (дрожь в руках, в пальцах конечностей и в некоторых частях лица).

А вот способы налаживания контакта с объектом в изложении Дейла Карнеги[133].

Шесть способов располагать к себе людей:

1. Проявляйте искренний интерес к другим людям.

2. Улыбайтесь.

3. Помните, что для человека звук его имени является самым сладким и самым важным звуком человеческой речи.

4. Будьте хорошим слушателем. Поощряйте других рассказывать вам о себе.

5. Ведите разговор в кругу интересов вашего собеседника.

6. Давайте людям почувствовать их значительность — и делайте это искренне.

Двенадцать способов убеждать в своей точке зрения:

1. Единственный способ добиться наилучшего результата в споре — это уклониться от спора.

2. Проявляйте уважение к мнению другого, никогда не говорите человеку, что он не прав.

3. Если вы не правы, признайте это честно и чистосердечно.

4. Вначале покажите свое дружеское расположение.

5. Пусть ваш собеседник с самого начала будет отвечать вам «да, да».

6. Дайте собеседнику выговориться.

7. Пусть ваш собеседник почувствует, что идея принадлежит ему.

8. Честно попытайтесь увидеть вещи с точки зрения другого.

9. Проявляйте сочувствие к мыслям и желаниям других людей.

10. Взывайте к благородным побуждениям.

11. Придавайте своим идеям наглядность, инсценируйте их.

12. Бросайте вызов.

Девять способов, как изменить человека, не нанося ему обиды и не вызывая негодования:

1. Начинайте с похвалы и искреннего признания достоинства человека.

2. Обращайте внимание людей на их ошибки, делая это в косвенной форме.

3. Прежде, чем критиковать другого, скажите о своих собственных ошибках.

4. Задавайте вопросы вместо того, чтобы отдавать приказы.

5. Дайте возможность человеку спасти свое лицо.

6. Хвалите человека за каждый даже самый скромный успех и будьте при этом искренни в своем признании и щедры на похвалы.

7. Создайте человеку доброе имя, чтобы он стал жить в соответствии с ним.

8. Пользуйтесь поощрением. Сделайте так, чтобы недостаток, который вы хотите в человеке исправить, выглядел легко исправимым, а дело, которым вы хотите его увлечь, легко выполнимым.

9. Делайте так, чтобы людям было приятно исполнить то, что вы хотите.

--------------------------------------------

[88] Коммунизм, как переходное звено от т.н. развитого социализма, не берем во внимания в силу нереальности подобного для осуществления, так как это противоречит психики масс (массовой психологии), и для осуществления подобного требовалось бы на протяжении многих десятков поколений менять психологию личности.

[89] Кандыба В.М. Криминальный гипноз: Что такое криминальный гипноз. СПб. Лань, Университет МВД, Академия права, экономики и безопасности. 2001. С. 11-35

[90] Там же.

[91] Там же.

[92] Там же.

[94] Немов Р.С. Психология: Учеб. для студ.высш.пед.учеб.заведений: в 3 кн. Кн.1. Общие основы психологии. М. 1999. С. 133.

[95] Немов Роберт Семенович, доктор психологических наук, профессор, действительный член АПСН, специалист по проблемам социальной психологии и психологии личности.

[96] Немов Р.С. Психология: Учеб.для студ.высш.пед.учеб.заведений: в 3 кн. Кн.1. Общие основы психологии. М. 1999, 2003. С. 134.

[97] Там же. С. 135.

[98] Там же.

[99] Там же.

[100] См. Зелинский С. А. Анализ массовых манипуляций в России. Анализ задействования манипулятивных методик управления массами в исследовании деструктивности современной эпохи на примере России. Психоаналитический подход. СПб. Скифия. 2008., Зелинский С. А. Манипулирование личностью и массами. Манипулятивные технологии власти при атаке на подсознание индивида и масс. С.А.Зелинский. Манипуляции массами и психоанализ. Манипулирование массовыми психическими процессами посредством психоаналитических методик. — СПб. Скифия, 2008.,  Зелинский С. А. Информационно-психологическое воздействие на массовое сознание. Информационно-психологическое воздействие на массовое психическое сознание. Средства массовой коммуникации, информации и пропаганды — как проводник манипулятивных методик воздействия на подсознание и моделирования поступков индивида и масс. psyfactor.org и др.

[101] Зеленский В.В. Базовый курс аналитической психологии. М. 2004. С. 97

[102] Там же. С. 102.

[103] Юнг К.Г. Концепция коллективного бессознательного. jungland.ru

[104] Юнг К.Г. Об архетипах коллективного бессознательного. jungland.ru

[105] Там же.

[106] Там же.

[107] Карл Густав Юнг в свое время был любимым учеником Фрейда, позже порвавшим со своим учителем и основавшим собственное направление учения о бессознательном, аналитическую психологию. Тем не менее, до конца жизнь Юнг весьма уважительно относился и к профессору Фрейду, и к психоанализу, из всего его учения не принимая всерьез только чрезмерное увлечение своим учителем теории либидо и сексуальности, точнее, критично относился к стремлению Фрейда все объяснять с позиции желания сексуальности, замечая, что стремление к власти или голод являются столь же сильными возбудителями психического аппарата индивида, направляющими его поступки.

[108] Юнг К. Г. К вопросу о подсознании. jungland.ru

[109] Юнг К. Г. К вопросу о подсознании. jungland.ru

[110] Юнг К. Г. К вопросу о подсознании. jungland.ru

[112] Кандыба В.М. Криминальный гипноз: Что такое криминальный гипноз. СПб. Лань, Университет МВД, Академия права, экономики и безопасности. 2001. С. 11-35

[113] Там же.

[114] Там же.

[115] С.А. Зелинский, преподаватель психологии вуза, преподаватель бокса и рукопашного боя в военной академии, тренер бойцовского клуба по боксу и кикбоксингу, мастер спорта международного класса, чемпион мира.

[116] Кандыба В.М. Криминальный гипноз: Что такое криминальный гипноз. СПб. Лань, Университет МВД, Академия права, экономики и безопасности. 2001. С. 11-35

[117] Там же.

[118] Там же.

[119] Там же.

[120] Там же.

[121] Там же.

[122] Там же.

[123] Там же.

[124] Там же.

[125] Там же.

[126] Там же.

[127] В т.ч. и по Р.Ронину (1998). (Ронин.Р. Своя разведка. Харвест. 1998)

[128] В т.ч. и по Ронину (Ронин Р.П. Своя разведка. Харвест. 1998)

[129] Там же.

[130] По Р.П. Ронину.

[131] В т.ч. и по Р.Ронину.

[132] Ронин Р.П. Своя разведка. Харвест. 1998.

[133] Карнеги Д. Как завоевывать друзей и оказывать влияние на людей. М. 1993.

««« НазадК началу

© , 2008 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов