.
  

© С. А. Зелинский

Анализ задействования манипулятивных методик управления массами в исследовании деструктивности современной эпохи на примере России. Психоаналитический подход.

««« К началу

4. Способы и методы подавления психики трудящихся, масс.

Все обстоит так, что современная власть в стране с каждым годом все больше и больше вынуждена затрачивать огромные усилия на поддержание в народе умиротворенных настроений.

Получается так с трудом. Со стороны власти в настоящее время задействованы два варианта. Причем удивительно, что пока они тоже используются практически одновременно. Причем иной раз создается впечатление, что со стороны власти происходит так на интуитивном, бессознательном, уровне. По первому варианту, идет нарастание способов и средств возможного подавления трудящихся (резкое увеличение численного состава и техники внутренних войск и милиции, армии), по второму — искусственное заблуждение народа посредством манипулирования массами (рост числа развлекательных передач, реклама алкогольных напитков, переориентация народа на западный образ жизни, с чем, в свою очередь взаимосвязано увеличение с каждым годом покупательного ажиотажа, когда продукция, которой в советские времена пользовались годами, в настоящее время меняется через год-два). Если несколько задержаться на манипулирование с целью переориентации масс на западный образ жизни, то следует говорить так же о подмене исконно русского образа жизни и мышления западным. Притом что в ход идет не настоящий западный образ жизни, а некий искаженный вариант за счет того, что основная часть населения России по прежнему не может позволить себе выехать за рубеж. А если кто-то и позволяет — то почти исключительно на мусульманские курорты, а значит и о том, какая жизнь на западе они попросту не в курсе.

А потому и становится неизвестно, что основная категория людей на западе также как и в советское время использует технику устаревшего образца. Подходя к использованию ее с неких крестьянских позиций, мол, работает и работает.

Тогда как современные российские капиталисты в погоне за сверхприбылями заинтересованы, чтобы в России народ гнался за новым товаром. Совсем не обращая внимание, что зачастую этот товар кроме года выпуска не имеет существенных (а зачастую и никаких) отличий от того, который уже имеется у них.

В итоге одураченный народ в своей большей части гонится за новомодными веяниями. Что заметно увеличивает рост прибыли нынешним российским нуворишам. И на самом деле очень и очень печально. Так как, помимо прочего, народ еще и загоняет себя в кабалу, потому как, не имея значительных финансовых возможностей (основная часть народонаселения страны живет если не впроголодь, то может позволить тратить зарплату только на еду и дешевую китайскую одежду, и это в крупных городах, в регионах зачастую происходит голод и массовое вымирание народа за счет употребления низкосортной — и дешевой — алкоголесодержащей продукции и роста наркомании) вынужден набирать потребительских кредитов, и отдавать их в ущерб питанию и прочим нуждам первой необходимости.

Мы тут сказали о повышении роли армии в современной Росси. На самом деле ситуация с вооруженными силами двоякая. С одной стороны, со стороны власти идет вроде как забота о собственных вооруженных силах. С другой, выражается она зачастую весьма условна. Например, большинство офицеров ряда крупных вузов Санкт-Петербурга (схожая ситуация почти во всех регионах) вынуждена подрабатывать, а зачастую и зарабатывать исключительно на стороне. В первом случае это делается в ущерб учебному процессу, когда офицер всеми правдами и неправдами стремится вырваться из военного учебного заведения чтобы заработать денег на пропитание семьи. Во втором — офицер современной российской армии исключительно работает на гражданке. Но продолжает числиться на службе, отдавая военную зарплату вышестоящему начальству. Тому, кто его прикрывает. Что до низшего армейского звена, то здесь ситуация схожая. Определенная часть курсантов (зачастую почти всех, кто из малообеспеченных семей, а таких в военных заведениях большинство) — работает на гражданке. Причем не только в ущерб сна, то есть ночью, но иной раз и днем. Отдавая часть зарплаты прикрывающим их старшинам и офицерам. А иной раз и сами офицеры обеспечивают курсантов работой. Забираю львиную долю заработанного.

И это распространенная практика! И какой после этого разговор о боеспособности армии и будущего командного состава (это все равно как в спорте: не тренироваться — а потом сразу выступить на соревновании. Причем армию надо сравнивать с боксом. При выступлении на ринге такому спортсмену грозит поражение потерей сознания (нокаутом), а в армии, при вооруженном конфликте — гибелью необученного военнослужащего. Что уж тут говорить о повышении боеспособности вооруженных сил. Причем подобное становится возможно лишь по одной причине — недостаточности финансирования вооруженных сил, и не обеспечение контроля со стороны проверяющих органов. Ведь проверки в армии — со стороны таких же военных. Когда все заканчивается совместным распитием спиртных напитков, сауной, и проч. А надо бы, быть может, как вариант делать внезапные проверки независимой прокуратуры (лучше гражданской). И не когда о такой проверке известно и к ней уже готовы, а проверки неожиданной.

Кстати, в армейских столовых высших учебных заведений вполне распространено традиционное массовое воровство со стороны поваров. Хотя и ситуация это для России не нова. Где, в государственных предприятиях, сейчас не ворует только ленивый.

В итоге, по анализу этих и многих других причин, вполне разумно вновь и вновь придти к одному и тому же напрашивающему выводу: в России необходима жесткая власть. Потому что народ ничего не остановит, кроме как страха (в глобальном масштабе желательно изменение идеологической составляющей, путем воздействии на подсознание масс. Но это способ рассчитанный на поколения. В первую же очередь сейчас важно спасти страну. А значит и применять более решительные меры.)

5. Знание законов коллективного бессознательного (воздействие на архетипы) — на службе манипуляторов.

Манипулирование посредством провоцирования страха на самом деле оказывает порой результирующее влияние на управление массами. Это в свою очередь сказывается и на власти. Даже, можно сказать, — на качестве власти.

Потому как мы находим удивительную параллель между способами манипулирования, и образующимся в результате этого реакциями на толпу (массу). Ведь так получается, что механизмы подавления массового сознания (и управление посредством этого толпой, массой, людьми) могут иметь различные последствия; проецированные, в свою очередь, от применяемых властью методик. Методики, в свою очередь, зависят от самой власти (режима управления). Существует две основные категории моделей власти (моделей политических систем). Это либерально-демократическая модель (основа — классический либерализм и свобода отдельного, каждого, индивида как основная ценность, плюс правовое государство, плюрализм, парламентаризм и проч.) и тоталитарная или авторитарно-тоталитарная модель (единый вождь, господствующая идеология, разделение на сторонников и противников правящего режима, методы жесткого подавления инакомыслящих и т. п.).

На наш взгляд, наиболее предпочтительный в условиях построения современного общества в нашей стране — тоталитарная модель (сначала, на период укрепления страны после развала в период псевдо-демократии — методы И. В. Сталина. После — период процветания времен Л. И. Брежнева, с учетом современных особенностей развития глобализации и т. п., включая опыт прошлого и настоящего, когда необходимо взять только оптимально лучшее).

Кстати, нам не следует так-то уж бояться слова тоталитаризм. Ведь во многом негативизм названия был сформирован во времена разрушителей режима (начало было положено троцкистом Хрущевым на XX съезде партии).

«ХХ съезд нанес по советскому строю удар, от которого он уже и не оправился, — пишет проф. Кара-Мурза. — Это был первый принципиальный шаг к разрушению легитимности советского государства. Был начат тот же процесс, что привел к краху Российской империи в феврале 1917 г… Не важно, что было причиной такой направленности ХХ съезда — злой умысел, тупость или халатность команды Хрущёва, но объективно это было государственным преступлением. Да и не только на Хрущёве вина, свою лепту вложили все последующие генсеки КПСС. Хрущёв повредил несущую опору государства, Брежнев ее не отремонтировал, а лишь замазал трещину краской, Горбачев и Ельцин расковыряли трещину и обрушили здание… Для урока надо сначала зафиксировать очевидный факт. Передохнув во время НЭПа, СССР на 25 лет перешел в чрезвычайный период жизни. В нем было три этапа: форсированная индустриализация (и сопряженная с нею коллективизация), Отечественная война, форсированная программа восстановления. Это — единое целое, особый тип жизни и организации общества. На научном языке . мобилизационный социализм, на языке демократов казарменный социализм или сталинизм. Был у нас такой исторический период, и никуда от этого не деться. Жить в казарме мало радости, это все понимают. Поэтому всегда есть дезертиры. Но про себя даже и дезертиры знали, что без той сталинской казармы мы бы войну не вытянули. Представьте, вместо Сталина у руля стоял бы Горбачев, вместо Молотова Гайдар с Козыревым, а вместо Жукова войсками командовал бы Павел Грачёв. И тогда все понимали, зачем нужен сталинизм, потому и собрались люди в тоталитарное общество, как в военный отряд. Потому и возник культ Сталина — как командира. Такого культа сверху не создашь ни кнутом, ни пряником. Хрущёв и Брежнев это попытались сделать по причине полного непонимания. Тут спорить не о чем…

…к середине 50-х годов чрезвычайный период закончился… Из казармы надо было выходить, проводить демобилизацию. Но это очень трудное дело. Надо остановить маховик и демонтировать машину тоталитаризма, а сознание у всех по инерции тоталитарно. Привычки, которые были так необходимы целых двадцать лет, сменить непросто.

Так вот, эту операцию Хрущёв и его команда провалили. Они перенаправили энергию маховика на разрушение государства. Выход из «мобилизационного социализма» решили провести посредством слома сначала его идеологической базы, а затем и организационной…».

В результате чего, страна и получила ту идеологическую пробоину, от которой уже не могла оправится, и через тридцать лет, в результате ошибок государственных лидеров  — Великая Империя, которой боялся и уважал весь мир (а запад тратил миллиарды на ее разрушение) перестала существовать и теперь вынуждена выживать исключительно на продаже своих природных богатств.

Вернувшись к сравнению тоталитаризма и демократии, нам хотелось бы заметить что на самом деле как такового тоталитаризма нечего бояться. Да и боимся мы, большей частью, только названия. И исходя из того, что психика индивида по-особому реагирует на образы (мы мыслим образами), и получается что в наше подсознание заложены совсем неверная интерпретация тоталитаризма.

«Власть, навязанная силой, именуется диктатурой, тиранией и прочее, — пишут авторы «Проекта Россия». — Эти слова несут в себе отрицательную смысловую нагрузку и потому неизбежно влияют на сознание. Раз мы это понимаем, значит, должны учитывать и делать на это поправку. Тем более, слов, определяющих такую форму власти с положительным оттенком, в современном лексиконе нет (демократия, понимающая толк в информационной войне, постаралась).

Итак, диктатура. Рассмотрим естественные устремления ее природы. К чему она тяготеет? Как это ни удивительно, диктатор обязан прививать народу понятия патриотизма, чести и долга. Если он не будет формировать иерархию ценностей, где человеческие качества выше прибыли, стимулом будут материальные блага. Понимание прибыли как высшей ценности сделает из людей потребителей. Экономика станет единственной основой государства, активизируя людей потреблять все больше и больше, обосновывая это желание различными правами и свободами. Далее появляются лозунги в духе «вся власть народу». Неизбежен рост протестных энергий, как естественный, так и накачиваемый врагами. В определенный момент они превысят силу государства, и в час «Х» буквально разорвут страну на части. Диктатура рухнет, на ее обломках расцветает демагогическая риторика демократии, и власть перейдет к капиталу. В общем, мы повторяем то, о чем говорили ранее. Парадокс в том, что чем успешнее тирания прививает народу идею совести и долга, тем меньше народ способен терпеть осознанную несправедливость. Власть на силе означает власть насильника над жертвой, власть террориста над заложниками, — несправедливости не избежать. Честные граждане, движимые понятием о чести и подстрекаемые внешними врагами, вступают в борьбу с тиранией. Враги всячески подпитывают эту атмосферу, и при первой же возможности такая власть свергается. Когда монархия стала пониматься как тирания, у нее не было шансов выжить. Никакие штыки не могли защитить ее от развала.

Выходит, чем больше тоталитарная система создает людей чести, тем ближе она к гибели. Природа СССР создала диссидентов. Они же его и разорвали, при этом сами толком не понимали, что творят. Их просто использовали. Диссиденты были инструментами, которыми манипулировали западные специалисты. Но эффективными эти инструменты стали благодаря тому, что в советских школах объясняли, что такое совесть. Когда воспитанный в таких традициях человек видел в реальной жизни явления, противоречащие его принципиальным установкам, но не понимал ситуации в должном масштабе, он не мог сделать верных выводов и становился идеальным материалом для вражеских манипуляций.

Чтобы понимать свою страну как «Империю Зла», нужно иметь базовые понятия о Добре и Зле. Современный кризис демократии, напротив, в том, что жители не имеют таких понятий. Их все меньше и меньше можно подвигнуть на духовные подвиги и поступки. Потому что человеческие понятия заменены математическими. Прибыль и Убыток сегодня координируют жизнь демократического общества. Особенно ярко опасные последствия такого мироощущения видны на примере демократических армий, где солдаты и офицеры уже не служат Родине, а работают, то есть получают прибыль. Готовность умирать за прибыль противна человеческой природе. Запад обречен слабеть в человеческом понимании, усиливаясь лишь экономически. В итоге Рынок душит такое общество в смертельных объятиях».

Почему же для России наиболее предпочтителен будет именно тоталитарный режим? На наш взгляд, необходимость введения тоталитарного режима в нашей стране связанна со спецификой психики русского человека (также как и психики таджика, узбека, киргиза, туркмена, и проч. бывш. советских азиатских республик), который, видимо, уже на уровне ментальности испытывает тревогу в случае необходимости принятия самостоятельных решений. То есть он, разумеется, может (и в иных случаях даже хочет) принимать такие решения; но вот это желание, неожиданно возникающее в его сознании, порой идет в полное противоречие с тем, что скрывается (заложено, архетипически, филогенетически заложено) в его подсознании. А ведь, как известно, именно от того, что находится в бессознательном (подсознании) индивида зависит его поведение, возникновение мыслей, появление желаний.

То есть другими словами, в бессознательном индивида заложены те механизмы, которые в последующем оказывают результирующее влияние на появление и мыслей, и поступков, и желаний. И здесь уже ничего не подделаешь. В основе анализа поведения индивида таится именно то, что скрывается в его подсознании. Именно там находится тот клубок знаний, влияющий на мыслеобразы, и мы не зря упомянули в контексте формирования бессознательного филогенетические схемы. Ведь опыт предков поистине уникален. Он позволяет каждому последующему поколению пользоваться благами (информацией) доставшейся от предшествующих поколений, уже имеющихся в подсознании индивида.

И опыт этот дорогого стоит. Даже в результате необходимости обучения, само это обучению проходит намного быстрее (на порядок, на несколько порядком быстрее — современному русскому, немцу или французу потребуется меньше времени на овладение каких-либо наук, чем турку или чукче), потому как нашими предками уже пройден некий этап развития; это они своего рода начинали жизнь с чистого листа, в период развития наук и совершенствования передачи информации; и формировали собственное бессознательное, которое позже, смешиваясь в некую единую составляющую — практически в полной мере слилось с бессознательным современного человека.

А значит уже нам, современным высокоразвитым нациям, потребуется гораздо меньшее время, чем это потребовалось бы, не пройдя наши великие народы такой путь развития.

Так называемое коллективное бессознательное или архетипы (у Фрейда это филогенетические схемы) открыл Карл Г. Юнг. «В каждом отдельном человеке, — писал Юнг в работе «Личное и сверхличное, или коллективное бессознательное», — помимо личных воспоминаний есть великие «изначальные» образы… т. е. унаследованные возможности человеческого представления в том его виде, каким оно было издавна. Факт этого наследования объясняет тот по сути дела странный феномен, что известные сказочные образы и мотивы повторяются на всей Земле в одинаковых формах… когда воспроизводятся фантазии, уже не основывающиеся на личных воспоминаниях, речь идет о манифестациях более глубокого слоя бессознательного, где дремлют общечеловеческие, изначальные образы. Эти образы и мотивы я назвал архетипами… Это открытие означает дальнейший шаг вперед в развитии нашей концепции, а именно признание наличия двух слоев в бессознательном. Дело в том, что мы должны различать личное бессознательное и не- или сверхличное бессознательное. Последнее мы обозначаем также как коллективное бессознательное (Коллективное бессознательное представляет собой объективно-психологическое, а личное бессознательное — субъективно-психическое.) — именно потому, что оно отделено от личного и является абсолютно всеобщим, и потому, что его содержания могут быть найдены повсюду, чего как раз нельзя сказать о личностных содержаниях. Личное бессознательное содержит утраченные воспоминания, вытесненные (намеренно забытые) тягостные представления, так называемые подпороговые (сублиминальные) восприятия, т. е. — чувственные перцепции, которые были недостаточно — сильны для того, чтобы достичь сознания, и, наконец, содержания, которые еще не созрели для сознания. Оно соответствует часто встречающемуся в сновидениях образу Тени (Под Тенью я понимаю «негативную» часть личности, а именно сумму скрытых, невыгодных свойств, недостаточно развитых функций и содержаний личного бессознательного». На различных примерах Юнг рассматривает некоторые открытия, и достаточно обоснованно доказывает свою теорию о том, что психика индивида уже как бы изначально находится в неком взаимодействии с коллективным бессознательным (с мировым разумом, если хотите). А потому, любая новая «идея, таким образом, испокон веков запечатлена в человеческом мозгу. Поэтому она в готовом виде заложена в бессознательном каждого. Требуются лишь определенные условия для того, чтобы снова заставить ее выступить на поверхность… Величайшие и наилучшие мысли человечества формируются поверх изначальных образов, представляющих собой как бы первичный рисунок. Меня уже часто спрашивали о том, каково же происхождение этих архетипов, или первообразов. Мне кажется, что дело обстоит так, как если бы их возникновение нельзя было объяснить никак иначе, как только предположив, что они представляют собой отражение постоянно повторяющегося опыта человечества, — заключает Юнг. — …Архетипы — это не только отпечатки постоянно повторяющихся типичных опытов, но и вместе с тем они эмпирически выступают как силы или тенденции к повторению тех же самых опытов. Дело в том, что всегда, когда некоторый архетип являет себя в сновидении, в фантазии или в жизни, он всегда несет в себе некоторое особое «влияние» или силу, благодаря которой воздействие его носит нуминозный, т. е. зачаровывающий либо побуждающий к действиям характер».

«Бессознательные процессы, компенсирующие сознательное Я, — продолжает Юнг, — содержат в себе все те элементы, которые потребны для саморегулирования целокупной психики. На личностной ступени это не признанные сознанием личностные мотивы, появляющиеся в сновидениях; или значения дневных ситуаций, не замеченные нами; или выводы, не сделанные нами; или аффекты, которые мы себе не позволили; или критика, которую мы оставили при себе. Но чем больше путем самопознания и соответствующего ему поведения мы осознаем сами себя, тем интенсивнее исчезает слой личного бессознательного, залегающий поверх коллективного бессознательного. Благодаря этому возникает сознание, не втиснутое больше в мелочный и личностно чувствительный мир Я, а сопричастное более широкому миру, объекту. Это более широкое сознание — уже не тот чувствительный, эгоистический клубок личностных желаний, опасений, надежд и амбиций, который должен быть компенсирован или хотя бы корригирован противоположной бессознательно-личностной тенденцией, а та функция отношений, связанная с объектом, миром, которая перемещает индивидуума в безусловное, обязывающее и нерушимое сообщество с миром. Возникающие на этой ступени коллизии — это уже не конфликты, вызванные эгоистическими желаниями, а трудности, касающиеся как меня, так и другого. На этой ступени речь идет в конечном счете о коллективных проблемах, приводящих в движение коллективное бессознательное, так как они требуют коллективной, а не индивидуальной компенсации. Здесь мы можем наконец спокойно признать, что бессознательное продуцирует содержания, значимые не просто для того, к кому они относятся, а и для других, даже для многих и, может быть, для всех… Процессы, происходящие в коллективном бессознательном, касаются, однако, не только более или менее личностных отношений индивидуума к его семье или более широкой социальной группе, но и отношений к обществу — человеческому обществу вообще. Чем более всеобщим и неличностным является условие, запускающее бессознательную реакцию, тем более значительной, чужеродной и подавляющей будет компенсирующая манифестация. Она побуждает не просто к частному сообщению, а к откровению, к исповеданию, она даже вынуждает к представительской роли».

Другими словами, Юнг находит своеобразное применение опыта предшествующих поколений в современных открытиях. Причем уже можно предположить, что коллективное бессознательное оказывает свое влияние на все поведение индивидов. Причем в манипулятивных методиках, в данном случае, вполне используются те схемы управления массами, которые позволяют достигать власти требований, направленных на обеспечение управления. Задействования масс — в достижении целей и задач поставленных властью. А одними из задач стоящих перед любой властью, это, собственно, эту власть сохранить. А уже при сохранении власти возможно достижение поставленных этой властью целей и задач.

««« Назад  К началу  

© , 2007 г.
© Публикуется с любезного разрешения автора

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2017.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов