.
  

© Арлин Одергон

5. Тактики террора. Операция «Феникс»

««« К началу

Мишень — инфраструктура: вьетнамская операция «Феникс»

В 1967 году, в том же году, когда проходила китайская «культурная революция», во время войны во Вьетнаме ЦРУ (Центральное разведывательное управление США) начало проводить операцию под названием «Феникс». Она была направлена на «нейтрализацию» гражданской инфраструктуры, которая помогала Вьетконгу[7], — посредством убийств, похищений и систематического применения пыток. В качестве мишени выбрали вьетконговских лидеров, чтобы в первую очередь «нейтрализовать» ключевых игроков (15).

[7] Вьетконг (Национальный фронт освобождения Южного Вьетнама) — военно-политическая организация в Южном Вьетнаме в 1960—1967 гг., являвшаяся одной из воюющих сторон во вьетнамской войне. — Примеч. пер.

19 июля 1971 года Уильям Колби (16), офицер ЦРУ, ответственный за проведение операции, дал показания в подкомитете Комитета по правительственным операциям Сената, из которых следовало, что в период с 1968 по май 1971 года были уничтожены 20587 человек, заподозренных в поддержке Вьетконга. Правительство же Южного Вьетнама считало, что на счету «Феникса» 40994 смерти. Перед казнью попавших в плен вьетнамцев часто пытали (17). Офицеров и чиновников из Сайгона переводили в провинции.

Операция «Феникс» (Фынг Хоанг) была задумана для «нейтрализации», то есть уничтожения или заключения под стражу чиновников и военных кадров Национального освободительного фронта (НОФ). Поэтому перед исполнителями операции была поставлена задача: 1) проверить существующую информацию о состоянии инфраструктуры Вьетконга; 2) допрашивать мирных жителей, которых наобум ловили военные отряды; 3) «нейтрализовать» активистов Национального освободительного фронта. Последнюю задачу часто выполняли состоявшие из вьетнамцев Провинциальные разведывательные отряды под руководством ЦРУ (18).

«Что написано в письме?»

«Дорогой мистер Ба! Вы помогли правительству, предоставив необходимую информацию для того, чтобы разрушить местную коммунистическую ячейку. За это мы хотим Вас наградить. Мы приглашаем Вас на собрание Комитета операции "Феникс" для получения награды.

С уважением»

«Милый, что говорится в этих листовках?»

«То же самое, что на плакатах по всей деревне и о чем говорили вчера по радио. Два коммуниста, Ба Луонг и Хаи Гун, прячутся в нашем селе и хотят собрать налоги. Я планирую доложить в Комитет операции "Феникс", ведь я знаю, где они прячутся»


«Смотри, сколько листовок!»

Рисунки из книжки комиксов, выпущенной в рамках американской операции «Феникс» и программы «Психологические операции» во Вьетнаме: «Семья мистера Ба и операция "Феникс"». Рассекреченный документ правительства США


Представители органов власти США во главе с Колби устанавливали нормативы на количество «нейтрализованных» вьетнамцев в месяц. Введение этих нормативов вкупе со скудной информацией о состоянии инфраструктуры Национального освободительного фронта и невозможностью точно определить принадлежность чиновников и военных к НОФу приводило к тому, что количество убитых и отправленных на пытки возрастало. Бывали месяцы, когда квота составляла 1800 человек. Из-за большого количества заключенных «комитет по безопасности» был наделен спецполномочиями, в том числе правом заключать под стражу любого гражданина Южного Вьетнама на срок до двух лет с возможностью продления срока, причем обвиняемый не имел права на суд. Допросы вели с применением жестоких пыток. В своих показаниях перед Конгрессом США в июле-августе 1971 года агент операции «Феникс» Осборн сказал: «Я не знаю ни одного случая, чтобы арестованный по подозрению в причастности к Вьетконгу остался жив после нашего допроса» (19).

По словам Дугласа Валентайна — человека, который собирал и изучал материалы по программе «Феникс», — копии большинства документов сохранились у ответственного за создание «Феникса» Нельсона Брикхэма. Если бы не это, никаких документальных доказательств вообще не осталось бы. Во время эвакуации из Сайгона в 1975 году ЦРУ уничтожило большую часть документов смертоносной программы.

Убеждая «Мистера Ба», американских солдат и американское население

Интересным элементом операции «Феникс» стало проведение широкомасштабной пропаганды. Использовали все, начиная от установленных на фургонах громкоговорителей и заканчивая разбрасыванием листовок. Называлась эта работа «Психологические операции» (PSYOP). В нее входило и распространение комиксов. Главный герой комикса «Семья мистера Ба и операция „Феникс"» поддался убеждениям американских военных и сообщил, где в его деревне скрываются вьетконговцы, за что получил награду (20).

Колби — разработчик операции «Феникс», позже возглавивший ЦРУ, — был уверен: будь у них чуть больше терпения, Соединенные Штаты могли бы добиться продолжительного перемирия на своих условиях. Он открыто оправдывал операцию. По его мнению, ее потенциальный успех был бы более значим, чем нанесенный ущерб (21).

Согласно международному законодательству, противозаконные военные действия, такие как пытки и уничтожение гражданских лиц, расцениваются как военные преступления. В мирное время подобные нарушения, в том числе против собственного народа, называют преступлениями против человечества. И хотя многие призывают убийц к ответственности и требуют обнародовать правду, встречаются и такие, кто оправдывает подобные действия и считает их приемлемыми в суровых условиях войны или смены режима.

В статье «Вьетнамский синдром» Ричард Фолк (22) вспоминает экс-сенатора Боба Керри, который возглавлял небольшое подразделение «морских львов». В задачи подразделения входило уничтожение людей в рамках операции «Феникс», и Керри одним из первых рассказал миру о том, что солдат, воевавших во Вьетнаме, не обучали военному законодательству. О запрете убийства мирных жителей, который прописан в Боевом уставе армии США, он услышал спустя много лет после окончания войны.

Логика преследования мирных жителей

Если даже солдаты не обладают необходимой информацией, что говорить о простых людях? Операции типа «Феникса» всегда бывают частично засекречены. Поэтому когда всплывает правда, жестокое обращение с мирными жителями воспринимается как некий единичный случай, ошибка, трагедия. Фолк отмечает: «Должное обучение солдат военным законам вступило бы в противоречие с приемами ведения боевых действий, применяемыми для подавления восстаний и преступными по своей сути. Солдатам, воевавшим в тех частях страны, где народ поддерживал революцию, говорили, что все мирное население, включая женщин, детей, стариков и раненых, надо считать врагами» (23).

По сути, такая тактика предполагает игнорирование интересов каждого члена общества. При искоренении инфраструктуры движения сопротивления мишенью становятся не только лидеры. Целые группы или движения, а то и целые поддерживающие их народы начинают рассматриваться как объект для допросов, пыток и казней. Именно такая логика и стала причиной массовых жертв во Вьетнаме, которые до сих пор по большей части не признаны. Этот аспект вьетнамской войны очевидно перекликается с деталями расследования пыток и военных тактик в Ираке.

В исследовании Массачусетского университета, посвященном отношению людей к кризису в Персидском заливе (1980-х годов), один из вопросов звучал следующим образом: «Как вы считаете, сколько вьетнамцев погибло во вьетнамской войне?» В среднем американцы отвечали, что примерно 100 тысяч. В официальных же данных значились 2 миллиона. Реальность могла быть еще страшнее. Исследователи задались вопросом: как оценить немецкую политическую культуру, если на вопрос, сколько евреев умерло при холокосте, люди называли число 300 тысяч (24).

Дискуссия об ответственности за события во Вьетнаме до сих пор не ведется в полной мере — еще актуальны долгосрочные последствия психологической травмы ветеранов Вьетнама, ведь они были и жертвами, и преступниками. На сегодняшний день издано много книг о Вьетнаме, и писать эту историю еще не закончили. Комплекс вопросов об ответственности на индивидуальном и общественном уровнях пока только вырабатывается в американском обществе.

Мы уже убедились в том, что аресты, пытки и убийства лидеров сопротивления с целью подавить движение, которое они возглавляли, — это тактика террора, часто называемая «контртеррористической». Когда политического диссидента криминализируют (зачастую выдвигая ложные или сфабрикованные обвинения), это тоже способствует узакониванию его ареста. Если существует угроза насилия, многие оправдывают применение тактики террора, ведь главное — это предотвратить появление жертв. (Именно этим США оправдывают свои действия в отношении политических преступников во время войны с террором.)

Развитие этой логики приводит к арестам, пыткам и уничтожению большого числа мирных жителей, так как они поддерживают или могут поддержать действия врага и жизнеспособность его инфраструктуры. Преследуют лидеров движений, преследуют целые группы внутри этих движений, преследуют даже целые слои общества, которые поддерживают эти движения. Любого случайно убитого человека могут представить как «косвенный ущерб».

В 1999 году агентство Ассошиэйтед Пресс сообщило: бывшие солдаты подтвердили заявления жителей деревень Южной Кореи о том, что более 400 гражданских беженцев были убиты американцами во время событий в Но-Ган-Ри в июле 1950 года. Военные документы показали — командиры действительно отдавали приказы расстреливать мирных жителей, чтобы избежать риска проникновения лазутчиков со стороны противника. После опубликования этого репортажа события почти пятидесятилетней давности стали достоянием общественности, дав ход расследованию.

В 2001 году в армии США признали верность этих фактов, но ответственность на себя не взяли, заявив: события, подобные тем, что произошли в 1950 году в Но-Ган-Ри являются «трагической и прискорбной принадлежностью войны». Однако журналисты Чарльз Хэнли, Санг-Хун Чое и Марта Мендоза провели детальное расследование и написали книгу об этом событии (25).

В апреле 2004 года несколько сотен мирных жителей были убиты в городе Фалуджа в Ираке. По данным главврача местного госпиталя, в основном это были женщины, дети и пожилые люди (26). Затем по всему миру газеты опубликовали вызывающие отвращение фотографии, запечатлевшие американских военных, пытавших пленников-иракцев в тюрьме Абу-Грэйб неподалеку от Багдада. И хотя поначалу многие думали, что виновны лишь несколько членов персонала, которые повели себя неподобающим образом, позже стало понятно, что такие злоупотребления происходят систематически. Международный Красный Крест опубликовал доклад, подтвердивший: жестокое обращение и пытки в подконтрольных США тюрьмах — систематическое явление (27). Помимо пыток в тюрьмах, известно о десятках тысяч иракцев, отправленных в тюрьмы и лагеря военнопленных без предъявления им обвинений (28).

К началу

Канал в Telegram: @PsyfactorOrg
 
.
   

© Copyright by Psyfactor 2001-2018.
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org. Использование материалов в off-line изданиях возможно только с разрешения администрации.
Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов