.
 

© Арлин Одергон

6. Тактики террора: пытки, разрушение тела и духа

««« К началу

Людей истязают, чтобы, измучив тело жертвы и сломив ее дух, добыть информацию или признание, наказать, обвинить третью сторону или установить в обществе власть террора. Пытки являются основной тактикой осуществления систематического насилия над выбранными в качестве мишени людьми, этническими, религиозными и политическими группами, тактикой проведения этнических чисток, геноцида и подавления потенциальных восстаний. Когда лидеров движений, членов этнических, религиозных или политических групп арестовывают, то целью истязаний становится уничтожение духа сопротивления в человеке, его сообществе или движении.

Мы часто думаем, что пытки применяют только как крайнее средство для получения информации или осуществления наказания. И мало кто знает, что они — тактика устрашения, имеющая целью уничтожить отдельных людей или целые сообщества, исключить возможность появления общественных или политических движений против подавления. Пытки сопровождают все этапы «закручивания гаек» — начиная от тактик эксплуатирования нестабильности и заканчивая призывами ужесточить режим, изданием особых указов, ограничивающих гражданские свободы, использованием тактик демонизации, дегуманизации, узаконивания, притупления чувствительности и преследования лидеров. Многие думают, что пытки применяются редко и где-то далеко, и поэтому их не касаются. В действительности они — обычная вещь в практике подавления и, возможно, даже в их родном городе (1).

До 1980 года проблемой пыток почти не занимались. Инге Генефке из Центра реабилитации и исследования жертв пыток в Копенгагене рассказывает о том, что пытки считались локальным и случайным феноменом. Однако сейчас с точностью можно сказать: «Пытки — феномен не локальный и не случайный, поскольку систематические пытки могут осуществляться только с согласия и при поддержке государства. Пытки — это инструмент власти, который правительства используют для того, чтобы эту власть не потерять» (2). Систематическое нарушение прав человека и методы террора и пыток применяются во всем мире для уничтожения отдельных людей и сообществ с целью захватить и удержать доминирующие позиции. В 1997 году Генефке сказала, что треть мировых правительств пребывает у власти исключительно потому, что применяет пытки для поддержания влияния на собственный народ (3,4).

Пытки применяются не по инициативе пары-тройки «плохих парней». Они систематически практикуются и являются частью спланированных тактик по захвату господства и уничтожению духа потенциального сопротивления. Человека пытают, чтобы уничтожить его личность, лишить его возможности действовать. Пытки созданы для того, чтобы разорвать нити, из которых соткана наша человеческая природа и которые связывают наши сообщества, чтобы унизить, сломить дух и пресечь любую возможность сопротивления власть имущим. Существуют даже учебники, где приведены инструкции по использованию самых эффективных методов пыток (5). Пытки применяют по всему миру в тюрьмах и в ходе силовых акций. «Специалисты» обмениваются методами и оборудованием. Орудия пыток продаются по всему миру (6).

Сломить физическое и психическое сопротивление

Во время пыток человека истязают психически и физически, задача — проломить барьеры чувствительности и эмоциональности, перешагнуть болевой рубеж. Цель пыток — уничтожить личность. Эту тактику террора определяют как попытку убить человека, не доводя его до физической смерти (7). Методы включают в себя причинение жесточайших физических мук — постоянное нанесение одних и тех же телесных травм, прижигание, электрошок, удушение, экстремальные физические условия, такие как жара или холод, удержание туловища в какой-либо позе в течение долгого времени, лишение отдыха и сна, сексуальные издевательства, унижение и изнасилование, психические истязания, такие как сенсорная депривация[8], угрозы расправы, ареста или совершения сексуального насилия над членами семьи, принуждение наблюдать за пытками другого человека или самостоятельно осуществлять их.

[8] Сенсорная депривация (от лат. «sensus» — «чувство, ощущение» и «deprivatio» — «лишение») — продолжительное, более или менее полное лишение человека сенсорных впечатлений. — Примеч. пер.

Техники пыток создаются с учетом психических и физических возможностей людей. Задача этих техник — вытравить все, что мы называем человеческим, уничтожить личность, искоренить то, что помогло бы объекту пыток восстановиться. Если жертву отпускают на свободу, этот человек зачастую не может вернуться к повседневной жизни. А если он и возвращается в семью, его дети не могут поверить, что это их отец.

Невыразимое: чтобы никогда не вернуться

Чтобы жертва не смогла «вернуться домой», то есть восстановиться, техники пыток предполагают использование привычных вещей и действий, сопровождающих обыденную жизнь истязаемого. Орудиями пыток становятся телефоны, кресла, пластиковые пакеты, вареные яйца, вода и электрические провода. Прогулка шагом, бег и другие повторяющиеся движения превращаются в мучения. Невыносимой становится мысль о любом обыденном действии или предмете обихода (8). Пытки могут проводиться в «медицинской» обстановке, допросы — в «бюрократической». В итоге объект пыток получает сильнейшую психическую травму и не сможет пойти к врачу или чиновнику без того, чтобы ее симптомы не дали о себе знать. В этом и заключается смысл пыток — подавить дух, лишить человека возможности найти убежище. Жертвы пыток часто не рассказывают о происшедшем, не желая, чтобы их близкие страдали. Все человеческое в них осквернено. Они замыкаются в себе, их истории остаются нерассказанными, а если они и решаются поведать кому-то о своей беде, то их слушают с каменными лицами — им не верят, люди не хотят об этом знать.

Когда кого-то незаконно арестовывают и бросают в тюрьму, то могут применять и пытки, давая другим понять, что любое сопротивление будет подавлено. После «Хрустальной ночи» в Германии в 1938 году около 25 тысяч мужчин-евреев были арестованы и отправлены на кратковременное пребывание в концентрационные лагеря — это было до начала массовой отправки в концлагеря и лагеря смерти. О том, что произошло в те дни, почти не говорят, но известно, что многих пытали, а некоторых забили до смерти.

Во всем мире во время конфликтов пытки используют для подавления недовольства и любого, даже ненасильственного, сопротивления. Конвенция ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания была принята в 1984 году и вступила в силу в июне 1987 года. Исследования показывают, что из примерно 20 миллионов человек, которые сегодня во всем мире являются беженцами, переселенцами или перемещенными лицами внутри своей страны, 20-30 процентов подвергались пыткам со стороны своих собственных правительств (9). В поисках защиты эти жертвы пыток получают новую серьезную психическую травму, которая накладывается на огромные личные потери, — люди вынуждены бежать в другое государство, окунаясь в чужую культуру, незнакомую языковую среду, их часто встречают с подозрениями и расистскими предрассудками, а иногда даже закрывают перед ним двери.

Все мы становимся невольными соучастниками этого преступления, когда отказываемся осознать, насколько широко распространено применение пыток и как страдают беженцы, их перенесшие. Жертвы пыток молчат, и общество не задается лишними вопросами. Осознать, что такое пытки, очень трудно именно потому, что это разрушает наши представления о «человечности». Но еще сложнее понять, как происходит узаконивание этих техник в социальных структурах, созданных для защиты населения и цивилизации. Ужасный и одновременно интересный факт: инфраструктура, используемая для проведения пыток в тюрьмах и полицейских участках, часто является самым постоянным, что есть в обществе. Может измениться режим, а вместе с ним и главенствующие политические, общественные и культурные установки, но система пыток остается неизменной (10).

Фотографии из Ирака, впервые появившиеся в апреле-мае 2004 года, демонстрируют, как американские солдаты пытали иракцев в тех же самых тюрьмах, которые использовались для пыток при режиме Саддама Хусейна.

Людей пытают в тюрьмах, полицейских участках и центрах временного содержания заключенных по всему миру, в том числе и во многих демократических государствах Европы и в Америке. Пытки применяют и к «обычным» преступникам, и к политзаключенным. И, хотя в последние годы международное сообщество продвинулось вперед по пути признания этой проблемы и был сделан ряд шагов по выявлению и запрету пыток и других жестоких и унизительных наказаний, тем не менее пытки часто продолжают воспринимать как единичные происшествия, а не как проблему в системе власти, явно или тайно санкционированную (11).

Любой ценой, невзирая на все преграды

Жестокие пытки часто считают крайним проявлением агрессии и насилия, выходящим за рамки закона и судебной системы в целом. Но если посмотреть на историю и современное положение вещей, то можно увидеть, что пытки зачастую формируют эту самую судебную систему. Многие правительства поддерживают «порядок», подавляя оппозицию запугиванием и применением силы, включая пытки. Хотя пытки находятся вне норм международного права и военных конвенций, их все же продолжают использовать в качестве военной стратегии.

И я задаюсь вопросом: отражает ли эта тактика лишь нашу жестокость, склонность к доминированию и стремление получать желаемое любой ценой или она есть также и отражение силы человеческого духа? Ведь если бы люди были более слабыми, то к ним не пришлось бы применять такие ужасные меры. Невозможно доминировать, не прибегнув к средствам террора. Но даже если к ним прибегнуть, в конечном итоге они не дают желаемого результата. Люди, не сломленные пытками, иногда подтверждают эту мою мысль о нерушимой силе духа.

Те, кто выживает после попыток мучителя унизить, уничтожить их личность, физические и эмоциональные составляющие индивидуальности, лишить возможности сопротивляться, часто до конца своих дней ощущают последствия этой психической травмы. Вместе с тем некоторые из жертв пыток рассказывают: их дух превозмог все жестокости, и они почувствовали связь с чем-то священным, находящимся за пределами их личной истории, за пределами власти, силы и устрашения: они освободились от этих тисков, они — больше не жертвы. Они словно бы вдруг перестали придавать значение власти в ее нелепых и отвратительных проявлениях.

К началу

 
.
   

Контакты | Реклама на сайте | Статистика | Вход для авторов
Политика публикации | Пользовательское соглашение

© 2001–2021 Psyfactor.org. 16+
© Полное или частичное использование материалов сайта допускается при наличии активной ссылки на Psyfactor.org.
 Посещая сайт, вы даете согласие на использование файлов cookie на вашем устройстве.
 Размещенная на сайте информация не заменяет консультации специалистов.